Проблемы признания письменных документов и аудиовизуальных записей доказательствами в гражданском процессе | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №52 (342) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 25.12.2020

Статья просмотрена: 12 раз

Библиографическое описание:

Свирский, М. Д. Проблемы признания письменных документов и аудиовизуальных записей доказательствами в гражданском процессе / М. Д. Свирский. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 52 (342). — С. 244-246. — URL: https://moluch.ru/archive/342/77063/ (дата обращения: 07.03.2021).



В данной статье рассмотрены проблемы соотношения аудио и видеозаписей с письменными доказательствами в гражданском процессе. Дифференцированно проанализированы существенные признаки этих средств доказывания. Обосновывается необходимость определения аудио- и видеозаписей в качестве самостоятельных средств доказывания.

Ключевые слова: гражданский процесс, судебные доказательства, письменные доказательства, аудио- видеозаписи.

Исходя из критерия содержания доказательства, аудио- и видеозаписи отличаются от письменных доказательств. Они в гораздо меньшей степени подвержены субъективной оценке и трансформации, а значит обладают большей достоверностью. Кроме того, они почти сводят на нет фактор заинтересованности лица в исходе дела.

Фиксация информации с помощью технического средства происходит автоматически и объективно, вне зависимости от целей лица, осуществляющего эту запись (а иногда и при его отсутствии). Техническое средство не подвергает действительность трансформации, если не считать ограниченность фиксируемой информации, т. е. будут записаны все в действительности происходившие события, попавшие в объектив камеры или в диапазон действия микрофона. При этом то, что происходило за пределами возможностей технических средств, конечно же, не будет им закреплено, каким бы важным не было. Это говорит об объективности и беспристрастности аудио- и видеозаписей, как средств доказывания. Человек лишен возможности влиять на их содержание, отбирать существенную, по своему мнению, информацию и отсеивать ту, что кажется незначительной.

В то же время законодатель включил оба способа фиксации не для видимого разнообразия, и не из фактического существования различных технических средств, а исходя из того, что аудиозаписи и видеозаписи могут включать в себя различное содержание.

Любые звуковые сигналы, невидимые зрительно, возможно зафиксировать с помощью аудиозаписей [3]. Некоторые виды видеоустройств не способны передать звуковую информацию и в некоторых случаях будут бесполезны, например, когда необходимо в точности воспроизвести разговор. Видеозапись позволяет получить достоверное представление о месте произошедшего события, об окружающей обстановке, о действиях, не сопровождаемых звуками.

Кроме того, с помощью письменных доказательств невозможно достоверно зафиксировать юридические факты. Юридический факт, как известно, это действие (бездействие) или событие, с наступлением которого законодатель связывает движение гражданских процессуальных правоотношений, т. е. их возникновение, изменение или прекращение. В письменных доказательствах невозможно заключить динамичные действия, а только их субъективное описание или последствия. Однако, описать действие на бумаге возможно и без фактического совершения этого действия. Или, наоборот, не все совершенные в реальности действия описываются субъектами гражданских правоотношений в документальной форме. Наиболее сильно этот статичный эффект письменных доказательств проявляется в договорном праве. К нему можно отнести совершение сделки, предполагающей письменную форму в устной форме. Даже при отсутствии документального подтверждения событий, суд может признать действия совершенными. Существование мнимых и притворных сделок, безденежных договоров займа обусловлены именно этим эффектом, когда в документах отражается то, чего не происходило в действительности. При этом, в некоторых случаях законодатель связывает наступление определенных правовых последствий именно с длящимися состояниями или же с окружающей обстановкой, событиями и действиями, предшествующими совершению сделки. Так, в гражданском праве учитывается добровольность вступления в правоотношения. Предоставлена возможность оспорить сделку, совершенную под влиянием угрозы, насилия и прочего воздействия, которое не будет отражено в документе. Помочь в их фиксации могут именно аудио- и видеозаписи [4]. Использование аудио- и видеозаписей позволяет сохранить смысловое содержание, интонационные характеристики и нюансы устного изложения мыслей, фразеологические обороты, мимику, жесты, тон разговора, эмоциональное состояние человека, выразительность его речи, отношение говорящего к произносимым словам, фразам, действиям, реакция на присутствие иных лиц и их поведение и т. п. При воспроизведении аудио- и видеозаписей создается так называемый «эффект присутствия». Об этом же пишет и А. Т. Боннер, указывая, что, просмотрев видеозапись, особенно если она сделана на высоком техническом уровне, можно как бы стать очевидцем запечатленных на ней событий [2]. При оценке их в качестве доказательств у суда имеется возможность восстановления реальности именно в том виде, в каком она существовала в прошлом, с учетом возможностей технического средства.

Переходя к сравнению средств доказывания по следующему критерию — процессуальная форма, — необходимо сразу же указать, что законом не установлен исчерпывающий перечень носителей информации ни для письменных доказательств, ни для аудио- и видеозаписей. Между тем, очень важно в практике правоприменения определить, что может выступать носителем информации, а что нет, и как следствие, что может исследоваться в качестве доказательства и влиять на принятие решения, а что будет отброшено без принятия во внимание.

Согласно с ч. 1 ст. 71 ГПК РФ письменными доказательствами являются документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом [1].

Именно в сравнении по критерию процессуальной формы заключается коренное различие письменных доказательств и аудио- и видеозаписей.

Процессуальный порядок исследования аудио- и видеозаписей отличается от порядка исследования письменных доказательств. Эти отличия вызваны как спецификой самих сведений, содержащихся в аудио- и видеозаписях, так и спецификой процесса закрепления сведений об обстоятельствах дела, невозможного без использования специальных технических средств.

При таких обстоятельствах, представляется, что аудио- и видеозаписи не следует рассматривать в качестве разновидности письменных доказательств.

Отсутствие законодательно закрепленного и научно верного понятия, детализированной и четкой регламентации порядка представления, оценки и исследования аудио- и видеозаписей, принимая во внимание их особенности, представляется значительным пробелом в гражданско-процессуальном законодательстве.

Целесообразным представляется совершенствование действующего гражданского процессуального законодательства, позволяющее суду и лицам, участвующим в деле, более гибко подходить к возможности использования различных видов аудио- и видеозаписей в качестве доказательств.

Так статью 77 ГПК стоит дополнить пунктами, содержащими:

– Обязанность лица, представлющего ауди и видео доказательства, указать какие именно обстоятельства и факты могут буть подтверждены этими доказательсвами.

– Право лица, представляющего ауди и видео доказательства, указать когда, кем и при каких обстоятельсвах были получены данные доказательсва, озвучить свое отношение к воспроизведению, исследованию или оценке данных доказательств.

Часть 2 статьи 185 ГПК РФ дополнить предложением:

– Аудио- и видеозаписи могут быть повторно воспроизведены с разрешения стороны их представивших, либо по решению суда при наличии просьбы эксперта, переводчика или специалиста, если это необходимо для выполнения ими своих процессуальных обязанностей и при этом не нарушаются права и законные интересы других лиц.

Статью 185 ГПК РФ предлагается дополнить частью 4:

– Аудио- и видеозаписи, которые невозможно или затруднительно исследовать в зале судебного заседания, могут быть исследованы в специальном помещении в здании суда или ином месте, указанном в определении суда о проведении отдельного процессуального действия.

– При воспроизведении и исследовании аудио- и видеозаписей в специальном помещении вне здания суда ведется протокол воспроизведения аудио- или видеозаписи, который приобщается к материалам дела.

Из изложенного представляется возможным сделать вывод, что аудио- и видеозаписи как отдельное средство доказывания в гражданском судопроизводстве приобретают все большее значение ввиду стремительного развития технологий настоящего информационного общества.

Литература:

  1. Стрелов И. М. Обязанности по доказыванию при рассмотрении и разрешении гражданских дел: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. к.ю.н. СПб, 2005.
  2. Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 2005.
  3. Боннер А. Т. Аудио- и видеозаписи как доказательство в гражданском и арбитражном процессе // Законодательство. М., 2008. № 3. С. 80.
  4. Галяшина Е. И., Галяшин В. Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1. С. 46.
Основные термины (генерируются автоматически): видеозапись, доказательство, аудио, действие, РФ, техническое средство, гражданский процесс, здание суда, процессуальная форма, специальное помещение.


Ключевые слова

гражданский процесс, судебные доказательства, письменные доказательства, аудио- видеозаписи
Задать вопрос