К вопросу о значении правового эксперимента в правотворчестве | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №44 (334) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 30.10.2020

Статья просмотрена: 141 раз

Библиографическое описание:

Зяблова, Т. Е. К вопросу о значении правового эксперимента в правотворчестве / Т. Е. Зяблова, Д. В. Парфенова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 44 (334). — С. 210-212. — URL: https://moluch.ru/archive/334/74598/ (дата обращения: 06.03.2021).



В Российской Федерации имеется опыт осуществления правотворческих экспериментов. Вместе с тем вопрос их применения в силу своей актуальности нуждается в дополнительном теоретико-правовом исследовании. В статье затрагивается проблема актуальности применения правовых экспериментов, а также обосновывается их роль в системе права.

Ключевые слова: правотворческий эксперимент, правовой эксперимент, нормативный правовой акт, правотворчество, инструмент, эффективность, норма права.

Важнейшей задачей юридической науки является поиск путей эффективного регулирования общественных отношений. В связи с этим представляется необходимым использовать весь арсенал выработанных наукой инструментов, направленных на совершенствование и повышение эффективности нормотворческой деятельности.

Одним из таких инструментов является правовой эксперимент, все чаще выступающий в качестве одного из компонентов правотворческого процесса. Использование эксперимента позволяет избежать ошибок, способных вызвать негативные социально–экономические последствия, а также помогает правильно определиться с выбором самого перспективного варианта правотворческого решения.

В последние годы отмечается рост количества публикаций, посвященных как правовому эксперименту в целом, так и правотворческому, как его разновидности. Но сама проблема правового эксперимента была поставлена еще в 60–е гг. прошлого столетия. Одним из первых к исследованию правового эксперимента обратился Р. А. Сафаров. Он трактовал правовой эксперимент как метод социологических исследований, применяемый в праве и представляющий собой предварительную практическую проверку важного общественно-политического мероприятия для выяснения его целесообразности, эффективности и возможности широкого применения в последующем на практике [1, с. 14]. Р. А. Сафаров отмечал роль эксперимента как способа познания и изменения общественных отношений, а также как основу формирования общественного мнения [там же].

В. В. Лазарев с целью выявления специфики правового эксперимента, уточнил, что, будучи разновидностью социального, правовой эксперимент представляет собой научно обоснованный опыт в сфере государственно–правовых отношений с целью определения активной роли государства и права в развитии данных общественных отношений [2, с. 15]. Конечной целью проведения правового эксперимента, по мнению В. В. Лазарева, является изучение влияния различных форм правоотношений, различных способов правового регулирования на общественные отношения.

Анализ работы В. В. Лазарева и другой научной литературы позволяет утверждать, что специфические свойства правового эксперимента проявляются, во–первых, в необходимости определенных (особых) условий для его проведения. Так, правовой эксперимент должен быть поставлен тогда, когда он в полной мере обоснован, то есть в случае, когда определено, что на основе существующей общественной практики нельзя утверждать или отрицать правильность и актуальность применения нормативного акта. Вторым условием проведения правового эксперимента необходимо назвать его тесную связь с общественным мнением, что обусловлено объектом правового эксперимента — проблемами, представляющими общественный интерес. Следует отметить, что не все результаты законотворческой деятельности привлекают пристальное внимание общественности. Решение некоторых вопросов «технического характера», осуществляемых путем принятия нормативных правовых актов, остаются без внимания. Однако законы, касающиеся, например, охраны природы, социального обеспечения, изменений в сфере образования, ЖКХ и др. нередко становятся резонансными.

В подобных случаях, как отмечает Р. А. Сафаров, сам правовой эксперимент становится основой для формирования и выражения общественного мнения по тому или иному вопросу, так как положительные результаты проводимого эксперимента сами по себе могут убедить граждан в необходимости изменения законодательства по предлагаемой законодателем модели [1, с. 14].

Рассматривая эксперимент в правотворчестве не только как вид правового эксперимента, но как относительно самостоятельный правовой феномен, мы можем выделить также ряд его видовых особенностей.

Говоря о значении правотворческого эксперимента, Р. А. Сафаров утверждает, что он помогает преодолеть разрыв между теорией и практикой законотворчества. Автор полагает, что, обеспечивая единство теории и практики, эксперимент выступает, во–первых, как способ познания общественных отношений, во–вторых, как способ их изменения и, в–третьих, как основа формирования общественного мнения [1, с. 14]. В. В. Лазарев поддерживает данное положение, при этом добавляя, что одновременно с тем эксперимент выступает как один из специфических методов научного познания [2, с. 13]. Автор также указывает на возможность рассмотрения теории правотворческого эксперимента в качестве составной части теории государства и права.

В этой связи ученые наделяют правовой эксперимент в нормотворчестве рядом важнейших функций.

Кроме предварительной оценки влияния действия нормативного акта на конкретные общественные отношения Р. А. Сафаров выделяет также возможность своевременного издания того или иного нормативного правового акта, а также поиск правильного решения проблемной ситуации. При этом данное положение означает, что эксперимент полезен не только тогда, когда перед законодателем существует выбор из нескольких решений. На практике, при единственном исходном варианте, в ходе и в результате эксперимента могут возникнуть различные пути достижения цели.

Еще одной функцией правотворческого эксперимента следует считать обеспечение стабильности нормативно–правовых актов, то есть создание возможностей для принятия таких решений, которые будут действовать длительное время и не подвергаться частным изменениям [1, с. 17]. Кроме того, В. В. Лазарев отмечает, что правотворческий эксперимент, являясь важнейшим средством проверки гипотезы, выступает критерием установления объективной истины в области правовых явлений.

В рамках исследования проблемы значения правотворческого эксперимента возникает вопрос о том, в каких случаях в процессе законотворчества целесообразно применение правотворческого эксперимента. Р. А. Сафаров утверждает, что такой эксперимент должен быть поставлен в целом ряде случаев, например, тогда, когда эффективность и в целом необходимость применения нормативного правового акта нельзя обосновать с помощью логического умозаключения или при невозможности с достоверностью определить экономические, социальные и другие последствия его проведения. Еще одним обстоятельством, обосновывающем использование правотворческого эксперимента, является наличие трудностей в предсказании направления общественного мнения в отношении проводимых в жизнь нормативных актов.

Таким образом, не каждый нормативный правовой акт должен быть подвергнут экспериментальной проверке, хотя некоторые ученые выражают мнение о необходимости законодательно закрепить правовой эксперимент как метод правотворчества для того, чтобы предусмотреть порядок применения правовых актов в экспериментальном порядке [5, с. 132].

Помимо указанных, имеется еще одно веское обстоятельство, которое заключается в трудоемкости и дороговизне процесса эксперимента.

Специалисты в области экспериментов в праве также подчеркивают высокую степень ответственности при организации правотворческого эксперимента, так как он затрагивает личные и материальные интересы людей, а также их положение в обществе и коллективе.

Учитывая изложенное, становится очевидным, что вопрос применения правотворческого эксперимента в силу своей актуальности нуждается в дополнительном теоретико–правовом исследовании с целью выяснения целого ряда проблем как более общего характера (например, значение правотворческого эксперимента, оценка его результатов), так, и связанных непосредственно с его проведением (целесообразностью его проведения, с учетом различных обстоятельств в каждом конкретном случае) и др.

Литература:

  1. Сафаров, Р. А. Социальный эксперимент и проблемы государства и права / Р. А. Сафаров. — Текст: непосредственный // Советское государство и право. — 1964. — № 10. — С. 14–22.
  2. Лазарев, В. В. К вопросу о понятии и пределах эксперимента в области государства и права / В. В. Лазарев. — Текст: непосредственный // Избранные труды. [В 3 т.]. Т. II: Пробелы в законодательстве: установление, преодоление, устранение. — Москва: Новая юстиция, 2010. — С. 5–15.
  3. Ельцов, В. Н. Правовой эксперимент в современной России: Проблемы эффективности: специальность 12.00.01 «Теория и история права и государства, история правовых учений»: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Ельцов Владимир Николаевич; Государственное образовательное учреждение высшего учебного образования «Тамбовский Государственный университет имени Г. Р. Державина». — Тамбов, 2009. — 163 c. — Текст: непосредственный.
  4. Макаров, И. И. Правовой эксперимент как метод совершенствования местного самоуправления / И. И. Макаров. — Текст: непосредственный // Журнал российского права.. — 2013. — № 10. — С. 69–75.
  5. Панченко, В. Ю. Правовой эксперимент как средство недопущения юридических препятствий в реализации прав и законных интересов / В. Ю. Панченко, В. А. Краснова. — Текст: непосредственный // Евразийский юридический журнал. — 2015. — № 8. — С. 131–135.
Основные термины (генерируются автоматически): правовой эксперимент, правотворческий эксперимент, общественное мнение, нормативный правовой акт, отношение, нормативный акт, основа формирования, способ познания, эксперимент.


Задать вопрос