Эволюция взглядов на понятие доказательства в отечественной доктрине уголовного процесса | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 14 декабря, печатный экземпляр отправим 18 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (233) ноябрь 2018 г.

Дата публикации: 24.11.2018

Статья просмотрена: 827 раз

Библиографическое описание:

Николаев В. В. Эволюция взглядов на понятие доказательства в отечественной доктрине уголовного процесса // Молодой ученый. — 2018. — №47. — С. 116-120. — URL https://moluch.ru/archive/233/54050/ (дата обращения: 06.12.2019).



Ведущие отечественные ученые-процессуалисты неоднократно отмечали, что доказывание составляет сердцевину, «душу» уголовного судопроизводства, пронизывает деятельность всех его участников и осуществляется на всем его протяжении [8] [12] [21]. Накопление научных знаний относительно свойств доказательств и процесса доказывания послужило основным фактором обособления теории доказательств в доктрине уголовного процесса, а введение в уголовно-процессуальное законодательство совокупности норм, определяющих содержание, цели и предмет доказывания, понятие и виды доказательств, а также особенности доказывания в различных стадиях производства и по некоторым категориям дел — доказательственного права, являющегося составной частью уголовно–процессуального права.

Приступая к рассмотрению эволюции взглядов относительно понятия уголовно-процессуальных доказательств, встает проблема периодизации указанного процесса. Здесь необходимо учитывать множество факторов и, в первую очередь, представления о логике процесса обоснования фактов в судопроизводстве и доминирующую форму уголовного процесса. Таким образом, представляется важным выбрать определенный подход к периодизации, чтобы наиболее качественно реализовать исследовательскую задачу по изучению генезиса научных представлений на понятие и свойства доказательств в уголовном процессе.

Ю. К. Орлов выделяет пять сменяющихся концепций доказательств в отечественной доктрине уголовного процесса: 1) донаучную (архаическую) концепцию доказательства; 2) «двойственную» концепцию доказательства; 3) логическую модель; 4) информационную концепцию; 5) синтезированную концепцию доказательства [13; С. 35–38]. При этом, как представляется, автор абсолютизирует ту или иную концепцию, ставит ее в зависимость от господствующей политической или правовой доктрины. Хотелось бы отметить, что, во-первых, не совсем корректно говорить о «донаучной» концепции доказательств, рассматривая доктринальные представления о данном институте, а, во-вторых, в предложенной периодизации не берется в расчет тот факт, что на отдельных исторических этапах сосуществовало (и сосуществует по сегодняшний день) несколько концепций доказательств. Последнее обусловлено сутью любой доктрины, включающей в себя различные точки зрения и подходы.

Т. Б. Рамазанов выделяет процесс формирования понятия доказательства также делит на несколько этапов. Первый этап представляет собой возникновение и формирование воззрений русских дореволюционных ученых о понятии доказательства в уголовном процессе (1830–1917 гг.). Второй этап совпадает с советским периодом (1917–1991 гг.). Третий этап представляет собой современные позиции российских ученых по отношению к понятию доказательства (с 1991 года — по настоящее время) [14; С. 16–17]. Между тем, при таком подходе не делается акцент на ключевые события истории развития всего отечественного уголовного процесса (включая доказательственное право) — Судебную реформу 1864 г. и принятие Устава уголовного судопроизводства.

Е. В. Васильченко полагает, что развитие понятия доказательств прошло предреформаторский, реформаторский, советский этапы [3; С. 244–245]. Однако, в такой периодизации не отражается преемственность взглядов, существовавших в теории доказательств, ведь нельзя отрицать факта влияния отмеченной реформы на советских и современных ученых-процессуалистов. Так, юристы советской эпохи по сути развивали взгляды дореволюционных авторов, а многие исследователи вопросов, связанных с уголовно-процессуальным доказыванием, советского периода продолжают оказывать влияние и на современную науку.

Как справедливо писал С. В. Бородин, природа и сущность доказательственного права обусловлены формой уголовного процесса, характерной для той или иной исторической эпохи [8; С. 521]. А. А. Давлетов отмечает, что научное исследование различных аспектов уголовно-процессуального познания продолжает расширяться и углубляться [6; С. 13–14]. Поэтому другая периодизация, предложенная Курсе уголовного процесса под редакцией Л. В. Головко, концептуализирует положения о доказательствах и доказывании с учетом исторических форм (моделей) уголовного процесса. По его мнению, в рамках каждой из них возникает и развивается определенная доказательственная система, подвергающаяся доктринальному осмыслению в теории доказательств. Таковых моделей выделяется три: 1) теория формальных доказательств; 2) теория свободного доказывания; 3) англосаксонская теория доказательств [9; С. 250]. Не останавливаясь на рассмотрении англосаксонской модели, следует применительно к отечественному уголовному процессу раскрыть концепции формальных доказательств и свободного доказывания.

Становление теории формальных доказательств произошло в рамках инквизиционного (розыскного) процесса. Минимизация судейского усмотрения в процессе собирания и оценки доказательств за счет возникновения обязанности строго следовать установленным в законе правилам и стала основным признаком того, что впоследствии назвали теорией формальных доказательств или, что одно и то же, теорией легальных доказательств. В России господство доктрины инквизиционного судебного процесса имело место вплоть до Судебной реформы 1864 г., отличительной чертой которой явилось сосредоточение в руках лишь одного органа — суда функций обвинения, защиты и разрешения дела. Согласно доктрине, сформированной в указанный период, разрешение дел осуществлялось по результатам состязательного процесса между обвиняемым и потерпевшим, при этом отсутствие четких методов сбора и фиксации доказательств позволяли применять к обвиняемому и свидетелю разного рода испытания, в том числе в виде пыток. Формализация процесса доказывания затрагивала три аспекта:

1) круг возможных видов (источников) доказательств, исчерпывающим образом определенный в законе и исключающий возможность выхода за его пределы (иначе доказательство признается недопустимым);

2) круг возможных способов доказывания (следственных действий), также исчерпывающим образом определявшийся законом;

3) оценку доказательств, которая превращалась в «логическую операцию», поскольку сила каждого доказательства была заранее определена в законе и все они делились на «совершенные» и «несовершенные», «полные» и «неполные» [9; С. 250–251].

Теория свободной оценки доказательств характеризует уже смешанный процесс, а именно ту модель уголовного процесса, пришедшей на смену процессу инквизиционному процессу и доминирующей в континентальной правовой системе. Суть свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению (свободного доказывания) сводится:

1) к отсутствию исчерпывающего перечня видов (источников) доказательств: доказывать можно с помощью сведений, почерпнутых из любого источника, если он только прямо не запрещен законом;

2) к отсутствию исчерпывающего перечня способов доказывания (следственных действий): можно доказывать любым способом, если он прямо не запрещен законом;

3) к отсутствию предустановленной силы доказательств, их деления на «совершенные» и «несовершенные» все доказательства по своей силе абсолютно равны и свободно оцениваются по внутреннему убеждению судьи [9; С. 252].

После Судебной реформы 1864 г. целой плеядой ученых-юристов доказательства стали сводиться к сведениям, влияющих на убеждение судьи. В. Д. Спасович писал, что доказательствами называются основания судейского убеждения при решении спорного вопроса, подлежащего судебному разбирательству, убеждения, на которых основывается приговор суда [16; С. 5,7]. Доказательства рассматривались учеными обозначенного периода не как факт или обстоятельства, устанавливающие факт, а лишь как вероятный вывод, вызывающий внутреннее убеждение. Главным минусом такого подхода служит высокая степень вероятности доказательств, постановкой их в зависимость от убеждения правоприменителя. Т. Г. Тальберг писал, что «…о полной несомненности не может быть и речи в области судебного исследования, и в делах судебных судья вынужден по несовершенству средств человеческого правосудия удовлетворяться по необходимости лишь более или менее высокой степенью вероятности» [17; С. 83]. Убеждение является субъективным, а зачастую даже иррациональным фактором, способным породить ошибку, привести к парадоксальному выводу о ложности достоверного с точки зрения источника и процедуры получения сведения.

Другие ученые дореволюционного периода под доказательствами понимали фактические основания судейского убеждения. Например, Л. Е. Владимиров определял доказательство как всякий факт, имеющий назначением вызвать в суде убеждение в существовании или несуществовании какого-либо обстоятельства, составляющего предмет судебного исследования [18; С. 98]. М. В. Духовской также писал: «…можно подметить факты, которые преимущественно могут служить доказательствами, то есть исчислять и изучать главнейшие виды их (отнюдь не придавая им исчерпывающего значения)» [7; С. 200]. В. К. Случевский писал, что под уголовными доказательствами следует разуметь те фактические данные, на основании которых судья может образовать в себе убеждение о событии преступления и виновности совершившего его лица [15; С. 103]. Таким образом, отдельные дореволюционные ученые стали предпринимать попытки уяснения сущности доказательств через более конкретную философскую категорию — факт. Ведь в отличии от формально-логических аргументов факты представляют собой нечто реальное в противоположность вымышленному; конкретное, единичное в отличие от абстрактного и общего. Впоследствии данные воззрения плотно укоренились в советской уголовно-процессуальной науке.

Советские ученые процессуалисты активно стали развивать вышеуказанные идеи в контексте ленинской теории отражения, о которой речь пойдет далее, постепенно преобразовав тезис «доказательство — факт» в несколько иной постулат: доказательство — одновременно и сам факт, и соответствующий источник. В частности, А. Я. Вышинский прямо указывал, что судебные доказательства — это обычные факты, те же вещи, те же люди, те же действия людей [5; С. 223]. Близкую позицию занимал М. А. Чельцов [20; С. 136], который считал доказательствами факты, вытекающие из предусмотренных законом источников. В итоге в советский период доминировала двойственная концепция понятия доказательств, предполагающая два их значения: 1) сами факты, на основе которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела; 2) источники, из которых суд и органы расследования получают такие факты.

Преемственной к двойственной концепции стала модель, имеющая смешанный (синтезированный) характер, включающая в понятие доказательств и сами факты, и сведения о них, а также их источники. Так, В. Д. Арсеньев подчеркивал, что уголовно-процессуальными доказательствами являются фактические данные (факты настоящего и прошлого), связанные с подлежащими установлению фактическими обстоятельствами уголовного дела, устанавливаемыми предусмотренными в законе средствами доказывания или другими фактическими данными, а также сами указанные средства [1; С. 92].

Таким образом, отечественная теория доказательств построена на принципе свободы оценки доказательств по внутреннему убеждению, о чем прямо гласит ст. 17 УПК РФ. Такой подход существует в России с 1864 г. Не отказался от теории свободной оценки доказательств и советский уголовный процесс, сохранивший ее вместе с понятием «внутреннее убеждение» и передавший современному российскому уголовно-процессуальному законодательству.

Генезис отечественных научных представлений относительно понятия доказательств весьма лаконично изложил С. А. Шейфер, по мнению которого «…заметной вехой на этом пути был переход от логико-психологических представлений, когда доказательство отождествлялось со способами получения нужной информации, к предметным представлениям, в соответствии с которыми доказательства рассматривались как факты, на которых суд строит свои выводы» [22; С. 12]. Как уже отмечалось выше, долгое время отдельные концепции определения доказательств строились на их отождествлении со способами получения доказательств и сформированным убеждением у правоприменителя (В. Д. Спасович, И. Я. Фойницкий). Позднее наряду с логико-психологическим фактором стал раскрываться содержательный аспект доказательств (Л. Е. Владимиров, С. И. Викторский), заключающейся не только в способности убеждения суда в существовании обстоятельств, подлежащих доказыванию, но и содержательно в установленных судом фактов, используемых для построения выводов. Позднее приведенные идеи, особенно в части содержательной стороны, развивались в советское время (А. Я. Вышинский, С.В, Курылев, М. А. Чельцов), где в работах процессуалистов подчеркивалась реальность содержащихся в доказательствах фактов, становившихся синонимом понятия «истина» [22; С. 13]. По мнению С. В. Курылева, «…доказательство — это известный суду факт, находящийся в определенной связи с неизвестным» [10; С. 139]. М. А. Чельцов предлагал понимать под доказательствами только факты, а не сведения о них. По его мнению, неверны по сути даже выражение «сомнительные доказательства», «противоречивые доказательства», так как обозначаемые ими объекты не могут быть отнесены к доказательствам. Факты же не могут быть сомнительными или недоброкачественными: они либо существуют, либо не существуют [20; С. 76–77]. Образно говоря, эти факты нужно доказать при помощи других доказательств. Наряду с вышеуказанной в науке уголовного процесса существовала и другая точка зрения: доказательства — это не факты, а фактические данные. Такая трактовка по сути была отражена в принятых в 1958 г. Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (ст. 16), а также УПК РСФСР (ст. 69), где доказательствами признавались любые фактические данные об обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

Однако, впервые приведенное в законе понимание доказательств отождествляло их с предметом доказывания, игнорировало ряд источников доказательств (например, показаний обвиняемого). Ведь сами по себе факты в готовом виде в уголовном процессе не существуют, а значит, их необходимо устанавливать с помощью фактической информации, содержащейся в соответствующих источниках. По мнению С. А. Шейфера, «…ошибочность этих взглядов, считающих доказательствами факты объективной действительности, стала особенно наглядной при анализе доказывания с позиций теории отражения и информационного подхода, разработанных в трудах В. Я. Дорохова» [22; С. 14]. По ней понятие доказательства имеет два значения: 1) факты, на основе которых устанавливается наличие преступления или его отсутствие, виновность либо невиновность лица в совершении деяния, иные обстоятельства дела; 2) источники (по терминологии отдельных авторов- средства доказывания) из которых органы расследования и суд такие факты получают, показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, заключения экспертов и др. С одной стороны, те факты, на основе которых устанавливаются преступление или его отсутствие, виновность или невиновность того или иного лица в его совершении и иные обстоятельства дела, от которых зависит степень ответственности этого лица, с другой стороны — это те предусмотренные законом источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющих для дела значение фактах и посредством которых они эти факты устанавливаются. По справедливому убеждению С. А. Шейфера, «…сохранившиеся в сознании людей и на предметах материального мира сведения об обстоятельствах преступления могут быть использованы в качестве доказательств в процессе производства по делу при том обязательном условии, что они облечены в указанную в законе форму» [22; С. 14–15].

В настоящее время становятся распространенными синтезированные концепции понятия доказательств, основанные на единстве процессуальной формы, источника и содержания доказательств. Л. А. Воскобитова выявляет три характерных признака доказательств: 1) наличие информации (любых сведений), на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение по делу; 2) получение доказательственной информации возможно только в порядке, определенном уголовно-процессуальным законом; 3) доказательственная информация может быть получена только из тех источников, которые прямо перечислены в уголовно-процессуальном законе [4]. По мнению В. С. Балакшина, доказательствами не могут служить предметы, документы, ценности сами по себе, так как они приобретают статус доказательств при соблюдении ряда условий к процессуальной форме и содержанию, что предполагает «…наличие в показаниях сведений, данных, информации, имеющих отношение к предмету доказывания расследуемого дела» [2; С. 17]. В. А. Лазарева, также рассматривает доказательства в трехаспектном ракурсе: 1) как любые сведения, на основе которых субъекты уголовного процесса устанавливают обстоятельства, имеющие значение для дела (информационный аспект); 2) как достоверные сведения (факты), обосновывающие обвинительный приговор (аксиологический и логический аспекты); 3) как показания свидетеля, потерпевшего, заключения эксперта и специалиста, протоколы следственных действий и судебного заседания и т. д. (формально-процессуальный аспект) [11; С. 162].

Таким образом, можно прийти к выводу, что понятие уголовно-процессуальных доказательств в отечественной доктрине уголовного процесса формировалось под влиянием концепции свободной оценки доказательств.

Первая группа процессуалистов дореволюционного (С. И. Викторский, Л. Е. Владимиров, М. В. Духовской, В. Д. Спасович, И. Я. Фойницкий) и советского (А. Я. Вышинский, С. А. Голунский, Д. Г. Тальберг, М. А. Чельцов) периодов под доказательствами понимали любые относящиеся к делу фактические данные (сведения о фактах или фактических обстоятельств дела).

Вторая группа процессуалистов преимущественно советского периода (Г. Ф. Горский, В. Я. Дорохов, П. С. Элькинд) являлись сторонниками двойственной концепции доказательств, включающей доказательственные факты и их источники. Относясь к этой группе ученых, С. А. Шейфер, тем не менее критикует приложение на теорию доказательств ленинской теории отражения, обращая внимание на процессуальную сторону получения доказательственных сведений, но не обособляя ее в отдельный признак.

Наконец, третья группа современных процессуалистов (Л. А. Воскобитова, В. С. Балакшин, В. А. Лазарева) предлагают синтезированное понятие доказательств, основанное на единстве процессуальной формы, источника и содержания доказательств. По мнению авторов, отстаивающих данную точку зрения, судебные доказательства представляют собой единое понятие, в котором взаимосвязаны фактические данные (содержание), полученные из определенных источников, и процессуальная форма.

Литература:

  1. Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе / Арсеньев В. Д. — М.: Юрид. лит., 1964. — 179 c.
  2. Балакшин В. С. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания: Важнейшие проблемы в свете УПК Российской Федерации: автореф. дисс. … д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2005. — 62 с.
  3. Васильченко Е. В. Понятие доказательств в уголовном судопроизводстве, концепции понятия доказательств // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2010. № 9. С. 244–250.
  4. Воскобитова Л. А. Гносеологический и аксеологический аспекты доказывания // Актуальные проблемы судоустройства, судопроизводства и прокурорского надзора. Сборник научных трудов ВЮЗИ. — М: ВЮЗИ, 1989.
  5. Вышинский А. Я. Теория судебных доказательств в советском праве / Вышинский А. Я.. — 3-е изд., доп. — М.: Госюриздат, 1950. — 308 c.
  6. Давлетов А. А. Основы уголовно-процессуального познания. Монография. 2-е изд., испр. и доп. — Екатеринбург: Издательство Гуманитарного университета, 1997. — 191 с.
  7. Духовской М. В. Русский уголовный процесс. — М.: Склад издания в книжном складе М. В. Клюкина, тип. А. П. Поплавского, 1910. — 448 с.
  8. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Алексеев В. Б., Алексеева Л. Б., Божьев В. П., Бойков А. Д., и др.; Под ред.: Бойкова А. Д., Карпеца И. И. — М.: Юрид. лит., 1989. — 640 c.
  9. Курс уголовного процесса / А. А. Арутюнян, Л. В. Брусницын, О. Л. Васильев и др.; под ред. Л. В. Головко. — М.: Статут, 2016. —1278 с.
  10. Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии / Курылев С. В. — Минск: Изд-во БГУ, 1969. — 204 c.
  11. Лазарева, В. А. Доказывание в уголовном процессе [Текст]: учебно-практическое пособие для вузов: [специальный курс] / В. А. Лазарева. — М.: Юрайт: Высшее образование, 2010. — 343 с.
  12. Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве / П. А. Лупинская. — М., Норма, 2010. — 240 с.
  13. Орлов Ю. К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: Науч.-практ. пособие. — М.: Проспект, 2001. — 138 с.
  14. Рамазанов Т. Б. Понятие доказательства в уголовном процессе: формирование и современное понимание // Вестник Дагестанского университета. Серия 2: Общественные науки. 2013. № 2. С. 16–23.
  15. Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса: в 2 ч. / В. К. Случевский; ред. В. А. Томсинов; Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, Юрид. фак. — М.: Зерцало, 2008. Ч.: 2. Судопроизводство. — 488 с.
  16. Спасович В. Д. Избранные труды и речи / Спасович В. Д.; Сост.: Потапчук И. В. — Тула: Автограф, 2000. — 496 c.
  17. Тальберг Д. Г. Русское уголовное судопроизводство: Сост. по лекциям орд. проф. Ун-та св. Владимира д-ра уголовного права Д. Г. Тальберга М. Р-ским. Т. -2. — Киев: тип. К. Н. Милевского, -1890. — 96 с.
  18. Учение об уголовных доказательствах: Части: Общая и Особенная / Владимиров Л. Е. — 3-е изд., изм. и законч. — СПб.: Кн. маг. «Законоведение», 1910. — 440 с.
  19. Фоницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.1, Т.2. / Под ред. А. В. Смирнова. — СПб.: Альфа, 1996. — 607 с.
  20. Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. Учебник / Чельцов М. А.. — 2-е изд., перераб. — М.: Госюриздат, 1951. — 511 c.
  21. Шейфер С. А. Собирание доказательств по уголовному делу: проблемы законодательства, теории и практики / С. А. Шейфер. — М.: Норма: Инфра-М, 2015. — 110 с.
  22. Шейфер С. А. Понятие доказательства как предмет научной дискуссии // Вестник Омского университета. Серия: Право. 2008. № 1. С. 12–19.
Основные термины (генерируются автоматически): доказательство, уголовный процесс, факт, источник, свободная оценка доказательств, советский период, процессуальная форма, Судебная реформа, внутреннее убеждение, свободное доказывание.


Похожие статьи

Проблемы оценки доказательств по уголовному делу

В статье рассматриваются актуальные проблемы оценки доказательств по уголовному делу. Ключевые слова: уголовный процесс, доказательство, доказывание, оценка доказательств, относимость доказательств, допустимость доказательств...

Цель доказывания в уголовном процессе | Статья в журнале...

Уголовно-процессуальное доказывание является разновидностью познания, осуществляемого в специальных, особых условиях, — в рамках уголовного судопроизводства. Его уникальность проявляется в наборе его специфических характеристик: особом предмете...

Определение гражданского процессуального доказывания как...

«Все эти самостоятельные формы уголовно-процессуального познания, - указывает О. В

Целью же доказывания становится убеждение сторонами суда в правомерности своих

В уголовном процессе процесс, например, доказывания рассматривается как собирание...

Эволюция содержания познания в применении права в России...

уголовный процесс, доказательство, доказывание, оценка доказательств, относимость доказательств, допустимость. Одной из центральных проблем для уголовно-процессуальной науки и правоприменительной практики является проблема доказывания и доказательств.

Допустимость доказательств в уголовном процессе

Допустимость доказательств в уголовном процессе. Автор: Монарх Юлия Витальевна.

доказательство, оценка доказательств, Уголовно-процессуальный кодекс, уголовное дело, внутреннее убеждение, суд, РФ, уголовное судопроизводство, судебное разбирательство...

Правовое регулирование познания в правоприменительной...

РФ, доказательство, источник доказательств, сведение, уголовное дело, уголовное судопроизводство, факт, источник, предмет доказывания. РФ, уголовное судопроизводство, судебная экспертиза, защитник, Российская Федерация, суд, уголовное...

Некоторые отличительные черты исторического развития...

«Устав уголовного судопроизводства» представлял собой уголовно-процессуальный

До реформы главенствующей формой судопроизводства была розыскная, процесс был

В-пятых, введен институт недопустимости доказательств и обозначены правила оценки...

О сущности доказательств в уголовном судопроизводстве

Ключевые слова: доказательства, признаки доказательств, источники доказательств.

Анализируя различные точки зрения относительно источников и видов доказательств

Поскольку оценка доказательств — неотъемлемый компонент доказывания, то данное...

Участие прокурора в доказывании на разных стадиях уголовного...

Поскольку оценка доказательств — неотъемлемый компонент доказывания, то данное положение

Аналогичный вывод можно сделать и об установлении источника проверяемого

Участие прокурора в оценке доказательств не вызывает сомнений. Статья 88 УПК РФ не...

Похожие статьи

Проблемы оценки доказательств по уголовному делу

В статье рассматриваются актуальные проблемы оценки доказательств по уголовному делу. Ключевые слова: уголовный процесс, доказательство, доказывание, оценка доказательств, относимость доказательств, допустимость доказательств...

Цель доказывания в уголовном процессе | Статья в журнале...

Уголовно-процессуальное доказывание является разновидностью познания, осуществляемого в специальных, особых условиях, — в рамках уголовного судопроизводства. Его уникальность проявляется в наборе его специфических характеристик: особом предмете...

Определение гражданского процессуального доказывания как...

«Все эти самостоятельные формы уголовно-процессуального познания, - указывает О. В

Целью же доказывания становится убеждение сторонами суда в правомерности своих

В уголовном процессе процесс, например, доказывания рассматривается как собирание...

Эволюция содержания познания в применении права в России...

уголовный процесс, доказательство, доказывание, оценка доказательств, относимость доказательств, допустимость. Одной из центральных проблем для уголовно-процессуальной науки и правоприменительной практики является проблема доказывания и доказательств.

Допустимость доказательств в уголовном процессе

Допустимость доказательств в уголовном процессе. Автор: Монарх Юлия Витальевна.

доказательство, оценка доказательств, Уголовно-процессуальный кодекс, уголовное дело, внутреннее убеждение, суд, РФ, уголовное судопроизводство, судебное разбирательство...

Правовое регулирование познания в правоприменительной...

РФ, доказательство, источник доказательств, сведение, уголовное дело, уголовное судопроизводство, факт, источник, предмет доказывания. РФ, уголовное судопроизводство, судебная экспертиза, защитник, Российская Федерация, суд, уголовное...

Некоторые отличительные черты исторического развития...

«Устав уголовного судопроизводства» представлял собой уголовно-процессуальный

До реформы главенствующей формой судопроизводства была розыскная, процесс был

В-пятых, введен институт недопустимости доказательств и обозначены правила оценки...

О сущности доказательств в уголовном судопроизводстве

Ключевые слова: доказательства, признаки доказательств, источники доказательств.

Анализируя различные точки зрения относительно источников и видов доказательств

Поскольку оценка доказательств — неотъемлемый компонент доказывания, то данное...

Участие прокурора в доказывании на разных стадиях уголовного...

Поскольку оценка доказательств — неотъемлемый компонент доказывания, то данное положение

Аналогичный вывод можно сделать и об установлении источника проверяемого

Участие прокурора в оценке доказательств не вызывает сомнений. Статья 88 УПК РФ не...

Задать вопрос