Некоторые проблемы привлечения к субсидиарной ответственности руководителей корпораций и контролирующих лиц | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №35 (221) август 2018 г.

Дата публикации: 28.08.2018

Статья просмотрена: 1036 раз

Библиографическое описание:

Радчина, Ю. М. Некоторые проблемы привлечения к субсидиарной ответственности руководителей корпораций и контролирующих лиц / Ю. М. Радчина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 35 (221). — С. 67-70. — URL: https://moluch.ru/archive/221/52463/ (дата обращения: 19.01.2022).



Сегодня не вызывает сомнений сила влияния юридических лиц в форме корпораций на жизнь общества, поэтому правое регулирование корпоративной ответственности требует глубокого изучения. Активная деятельность множества корпораций регулярно приводит к нарушениям законодательства, что нередко прямо вытекает из противоправного поведения руководства этих организаций. Эффективность профилактики и пресечения таких правонарушений существенно влияют на состояние законности Российского государства, определяют авторитет и независимость власти от структур бизнеса.

Одним из средств решения проблемы является привлечение, например, к финансовой ответственности руководителей корпораций и контролирующих лиц. Данная ответственность возникает в тех случаях, когда имущества корпорации не всегда хватает для устранения всех имеющихся долгов перед кредиторами, поэтому дополнительная (субсидиарная) ответственность руководителей корпорации и контролирующих лиц законная мера решения возникшей проблемы. Указанные субъекты оказывают непосредственное воздействие на судьбу корпорации, поэтому могут намеренно приводить ее к неплатежеспособности.

Если основной должник не имеет возможности удовлетворить требования кредитора либо кредитор не получает в разумный срок ответ на предъявленное требование, то такое требование можно предъявить лицу, на котором лежит дополнительная ответственность [3, ч. 1 ст. 399]. Субсидиарная ответственность — это финансовая ответственность гражданина в размере оставшегося долга корпорации перед кредиторами. Привлекаться к этой ответственности может директор, учредитель, главный бухгалтер и иные граждане, отвечающие за деятельность должника — так называемые «контролирующие» лица. Контролирующее должника лицо — это лицо, имеющее либо имевшее до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность другим образом определять его действия [1, ст. 2]. Иными словами, это те граждане, которые реально руководили корпорацией и могли привести ее к банкротству.

Так, круг лиц, финансово ответственных за неплатежеспособность, оказывается достаточно широким: привлеченное лицо может быть уже не связано с корпорацией юридически (например, предыдущий руководитель). То есть, ликвидация и реорганизация могут переложить ответственность на новое руководство или юридическое лицо с момента внесения соответствующих правок в ЕГРЮЛ, но они не освободят от ответственности предыдущих лиц за деяния, которые они успели совершить в период своего руководства.

Механизм по взысканию с руководителей корпорации и контролирующих лиц в порядке субсидиарной ответственности долга был введен законом с целью возможного пополнения конкурсной массы банкрота для расчётов с кредиторами. Заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности рассматриваются судом в рамках процесса о банкротстве. Подать такое заявление может как арбитражный управляющий, так и кредитор, уполномоченный орган [5, ст. 22].

Для привлечения виновного лица к гражданско-правовой ответственности необходим доказанный состав правонарушения, включающий причинение убытков, противоправность поведения причинителя, причинно-следственную связь между противоправным поведением и причинением убытков, вину субъекта [6, п. 2.1].

Общие положения федеральных законов «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах» устанавливают, что если банкротство хозяйственного общества вызвано деяниями лиц, правомочных определять его действия, то на них в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества. Законодатель в вышеуказанных Федеральных законах особо отмечает условие привлечения к ответственности руководителей — заведомое знание, что вследствие деяния наступит банкротство общества. Так, в числе элементов состава правонарушения необходимы доказанные данные о том, что участник общества был намерен привести корпорацию в банкротство.

Однако, доказать умысел учредителя корпорации бывает непросто: на принятие управленческих решений могут влиять и иные лица, юридически не являющиеся учредителями или контролирующими лицами. Фактически таким лицом может быть любое, чья воля каким-либо путем определяет деятельность юридического лица [9, стр. 12].

В августе 2004г. в часть 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» была внесена поправка, установившая презумпцию намерения причинения вреда учредителями общества. Так, согласно этой норме учредители корпорации-банкрота должны доказывать отсутствие противоправного умысла при осуществлении множества управленческих действий. Предполагалось, что данная норма защитит менее всего подготовленную сторону дела о банкротстве — кредитора, который бывает не осведомлён о готовящейся неплатежеспособности должника.

Федеральный закон от 29.07.2017 № 266-ФЗ признал данную норму утратившей силу, поскольку реальная практика показала, что эффективность правоприменения в этой области не повысилась. Так, потенциальных виновных «автоматически» найти оказалось, действительно, проще, однако, их действительная причастность вызывала огромные сомнения, так же, как и платежеспособность. Очевидно, подобные условия не способствовали защите прав кредиторов должника.

Подтверждает отмену презумпции вины учредителя корпорации и практика высших Судебных органов РФ. Так, в ноябре 2012 г. Президиум ВАС РФ, рассмотрев заявление конкурсного управляющего ООО «Торговый Дом «Вега» Тимофеева Д. А. о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда города Москвы от 07.02.2012 по делу № А40–82872/10–70–400 «Б«, вынес Постановление № 9127/12, которым признало обязательность доказывания заявителем статуса ответчика как контролирующего должника лица, факта банкротства должника, а также причинно-следственной связи между деяниями субъекта и несостоятельностью.

Уголовное законодательство РФ предусматривает ответственность за совершение руководителем или учредителем юридического лица деяний, заведомо повлекших неспособность должника удовлетворить требования кредиторов. При этом для привлечения к уголовной ответственности необходимым последствием действий должно стать возникновение крупного ущерба [4, ст. 196].

Несмотря на признание законодателем особенной опасности вышеуказанного деяния для общества, привлечь лицо, действительно виновное в банкротстве корпорации бывает непросто. Судебная практика говорит о том, что российские суды зачастую не могут привлечь руководителя или учредителя к ответственности по долгам организации-должника. По искам о привлечении к субсидиарной ответственности суд может отказать при непредставлении достаточных доказательств дачи лицом указаний, прямо или косвенно направленных на доведение до банкротства, а также при недоказанности причинно-следственной связи управленческого деяния с неплатежеспособностью. Так, в качестве примера можно привести дело по заявлению Межрайонной инспекции ФНС России № 1 по Тамбовской области к Скутину Андрею Валерьевичу — генеральному директору ООО «Технология», о привлечении его к дополнительной ответственности и взыскании 534 103 рублей. Истец назвал факт уклонения руководителя от ликвидации общества и обращения в суд с заявлением о несостоятельности причиной, повлекшей в конечном счете неспособность выплатить ФНС полагающиеся платежи. Исследовав обстоятельства дела, суд в иске отказал, указав, что истец не предоставил доказательства того, что несостоятельность ООО «Технология» была вызвана деяниями руководителя [8].

Таким образом, законодательство РФ, регулирующее сферу привлечения к субсидиарной ответственности руководителей корпораций и контролирующих лиц, сегодня активно развивается. Интересы бизнеса серьезно отстаиваются на государственном уровне, поэтому регулярно принимаются правовые акты, устраняющиеся те или иные проблемы правоприменения. Тем не менее, несмотря на заметную динамичность законодательства, полностью упорядочить правовые акты, касающиеся данного вопроса, пока не удается.

Литература:

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 12.07.2011) // Собрание законодательства РФ. 29.07.2002. № 30. Ст. 3012.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 06.04.2011) // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07.2011) // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.
  4. Канцер Ю. А. Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц в рамках дела о банкротстве // Общество: политика, экономика, право, 2011. С. 128–133.
  5. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (ред. От 18.06.2017 г.) // Собрание законодательства РФ. 28.10.2002. № 43. Ст. 4190.
  6. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 // Вестник ВАС РФ. № 9. 1996.
  7. Об утверждении обобщения судебной практики о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в делах о банкротстве [Электронный ресурс]: Постановление Президиума Арбитражного Суда Республики Марий Эл № 41/13 от 15 июля 2013 года. URL: http://mari-el.arbitr.ru/sites/mari-el.arbitr.ru/files/pdf/2013_subsidiarnaya.pdf (дата обращения: 29.06.2017).
  8. Пояснительная записка к проекту федерального закона № 214856–3 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования процедур предупреждения и осуществления банкротства кредитных организаций)": [Электронный ресурс] URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=PRJ&n=2458#0 (дата обращения: 03.07.2017г.).
  9. Решение Арбитражного суда Тамбовской области от 10 июня 2011 г. по делу № № А64–3819/2011: [Электронный ресурс] URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/7a4f71e2-d15a-4ac2-b3ca-f822821fd2cf/A64–3819–2011_20110610_Reshenie.pdf (дата обращения 03.07.2017г.)
  10. Смирнова И. А. Актуальные вопросы правового регулирования статуса и ответственности органов юридического лица // Труды института государства и права Российской академии наук, 2012. С. 5–16
Основные термины (генерируются автоматически): лицо, субсидиарная ответственность, причинно-следственная связь, банкротство, дополнительная ответственность, заявление, кредитор, ответственность, причинение убытков, юридическое лицо.


Похожие статьи

Исполнение судебного акта о привлечении к ответственности...

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц. При банкротстве юридического лица контролирующее должника лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности.

Причинно-следственная связь при привлечении к субсидиарной...

Похожие статьи

Исполнение судебного акта о привлечении к ответственности...

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц. При банкротстве юридического лица контролирующее должника лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности.

Причинно-следственная связь при привлечении к субсидиарной...

Задать вопрос