Термин «цикл» в отечественном литературоведении | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 2 ноября, печатный экземпляр отправим 6 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №22 (156) июнь 2017 г.

Дата публикации: 04.06.2017

Статья просмотрена: 925 раз

Библиографическое описание:

Кадацкая Д. С. Термин «цикл» в отечественном литературоведении // Молодой ученый. — 2017. — №22. — С. 473-478. — URL https://moluch.ru/archive/156/44174/ (дата обращения: 24.10.2019).



Каждый человек знакомится с циклами еще в детстве. В первую очередь — это сказки, легенды, саги. Цикл развивался в течение всей истории литературы, его развитие продолжается и сегодня. Происходит это под влиянием исторических факторов, в так называемые кризисные периоды или на «грани эпох», когда «процесс освоения нового жизненного материала происходит в горниле очерков, новелл, рассказов, повестей, которые обладают энергией быстрого, оперативного освещения событий и явлений», пишет А. С. Янушкевич [17, с. 65].

В Древней Греции слово «цикл» «(от греч. Kyklos — круг, круговорот, лат. ciclus) обозначало сосредоточение и изображение некоего ряда событий или фактов внутри круга» [5, с. 14]. В VIII веке до н. э. существовали поэты-киклики, которые подражали Гомеру и перерабатывали сюжеты и мотивы его сказаний о богах и героях. В последствии, как отмечают М. Н. Дарвин и В. И. Тюпа, существование киклической поэзии дало повод к специфическому толкованию термина «цикл» в современной медиевистике, как «ряда произведений, сгруппированных вокруг какой-либо эпохи, исторического персонажа или предания» [5, с. 14].

Впервые понятие «цикл» возникает в европейской теории искусства на рубеже XVIII — XIX веков, в период становления романтизма. Хоть термин и появляется, должного распространения он не имеет. Писатели первой половины XIX века предпочитали называть свои произведения «лирическим романом». «Исключение в немецкой поэзии той поры, пожалуй, составил только Гейне, разделивший свое «Северное море» на «первый» и «второй» циклы» [5, с. 16].

Первые серьезные попытки осмысления поэтологического понятия «цикл» в России относятся к творчеству В. Я. Брюсова, А. Белого, А. А. Блока. Специальных работ по теории цикла у данных поэтов не было, только небольшие суждения или комментарии о природе лирического цикла. Именно поэты рубежа веков поднимают проблему границ художественной целостности отдельного произведения по отношению к циклу, включающему в себя ряд произведений. Отдельное произведение можно считать «отрывком», который находит свое место только в цикле (например, так считал А. Белый и его современники, это отмечают М. Н. Дарвин и В. И. Тюпа). Такое толкование было характерно для символизма. В современном цикловедении такой проблемы нет: отдельные произведения, включенные в цикл, сохраняют свою самостоятельность и вне его. Поэтому целостность циклической формы вторична по своему происхождению и создается на основе первичной целостности образующих ее художественных произведений. Впервые об этом заговорил М. М. Бахтин. Он назвал этот факт идеей двухмерности отдельного произведения в цикле: «каждое произведение совершенно автономно, и оно может быть частью целого» [4, с. 215].

Дальнейшее осмысление термина «цикл» в теории русской литературы относится ко второй половине XX века, начиная с 1960–х г. г. (до этого интерес к циклическим образованиям проявлялся спорадически и в основном к произведениям поэтов рубежа XIX — XX веков), и связано в первую очередь с исследованиями П. Н. Беркова: он был одним из инициаторов изучения проблемы художественной циклизации в лирике. В первую очередь ученые обратились к творчеству тех поэтов, для которых цикличность была определяющим принципом: А. А. Блок, В. Я. Брюсов, их современники рубежа XIX–XX веков.

Л. Я. Гинзбург, З. Г. Минц, П. П. Громов, Л. К. Долгополов, обратившись к материалу блоковских циклов, создали основу для фундаментального изучения проблемы. В теоретическом плане она была обозначена (тоже на материале блоковского творчества) В. А. Сапоговым.

На протяжении 1960–90–х г. г. изучение литературных циклов шло в двух направлениях. Во-первых, накапливался богатый фактический материал по изучению лирических и прозаических циклов различных авторов XIX–ХХ веков. Во-вторых, собственно теоретическое изучение явления циклизации, порожденное стремлением осмыслить его в соотношении с прочими фактами и закономерностями литературной жизни в целом.

Наиболее исследованной областью цикловедения является история и теория лирического цикла (В. А. Сапогов, Л. Е. Ляпина, М. Н. Дарвин и др.), где основные наблюдения и выводы делаются преимущественно на материале русской поэзии XIX века и рубежа ХIХ–ХХ веков, а ведущей темой оказывается вопрос о жанровом статусе цикла и поиск относительно универсальных циклообразующих связей для интерпретации творчества целого ряда поэтов.

В 1970–80–х г. г. появились фундаментальные исследования, посвященные русским прозаическим циклам: 1820–30–х г. г. — А. С. Янушкевича [18; 19], 1840–60–х г. г. — Ю. В. Лебедева [20]; лирическим циклам пушкинской эпохи —М. Н. Дарвина [21], поэтике лирического цикла — И. В. Фоменко [10].

На сегодняшний день не существует единой теоретической базы для анализа прозаических циклов. Но, в целом, прозаический цикл изучен немало. В отечественном литературоведении к вопросам изучения прозаической циклизации в той или иной степени обращались исследователи лирического цикла: М. Н. Дарвин, В. И. Тюпа «Циклизация в творчестве Пушкина: Опыт изучения поэтики конвергентного сознания», Л. Е. Ляпина «Циклизация в русской литературе XIX века». По проблеме поэтики прозаического цикла были защищены около двух десятков диссертационных исследований [1; 6; 22; 23]. В основном все работы охватывают небольшой период в истории русской литературы (в наибольшей степени рассмотрен период конца XIX — начала XX века), либо анализируются только циклы одного писателя («Повести Белкина» А. С. Пушкина, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя, «Записки охотника» И. С. Тургенева), то есть изучение эпического цикла носит историко-литературный характер.

Сложившаяся практика изучения прозаического цикла характеризуется тем, что в основном исследователи анализируют циклообразующие связи, что позволяет выявить особенности конкретных текстов, но не дает общего представления о поэтике прозаического цикла. Этой же практики в данной работе будем придерживаться и мы.

Понятие «цикл» имеет две основных трактовки: «широкую» и «узкую», терминологическую. В «широком» значении под «циклом» обычно понимают ряд произведений, объединенных хотя бы одним общим признаком (жанр, тема, герой и т. д.) В этом случае теряется специфическое значение данного термина.

В терминологическом значении «цикл» — это такое текстовое образование, созданное автором, главный структурный признак которого — особые отношения между текстом и контекстом, позволяющие воплотить в системе определенным образом организованных текстов целостную и как угодно сложную систему авторских взглядов [10, с. 2]. Именно в таком понимании был введен в литературный обиход данный термин на рубеже XIX — XX в. в.

В работах исследователей 1970–х годов начинает складываться традиция определения цикла по совокупности признаков. Поскольку, в течение длительного времени, исследователи обращались к проблеме цикла в контексте творчества отдельных авторов и выделяли циклообразующие признаки, характерные для произведений того или иного писателя, то это привело к тому, что «само понятие «цикл» толковалось по-разному, в зависимости от того, каким представал он в творчестве избранного автора» [10, с. 2]. Такая ситуация наблюдается в современном литературоведении до сих пор. Так под циклом часто понимаются все собрания рассказов как одного автора, так и коллективов авторов (О. Г. Егорова, С. Г. Носовец и др.).

Также «под литературным циклом обычно подразумевается группа произведений, составленная и объединенная самим автором и представляющая собой художественное целое» [3, с. 482]. Похожее толкование дается и в «Поэтике: слов, актуальных терминов и понятий».

Мы же под литературным циклом будем понимать сверхжанровое единство или такую художественную систему, обладающую относительно устойчивым типом структуры, жанровыми признаками, тяготеющую иногда к большим жанровым формам («поэмной», «романной»), «в которой составляющие ее элементы (отдельные произведения), сохраняя целостность, могут давать различный и непредсказуемый, с точки зрения одного жанра, художественный эффект» [3, с. 486–487]. То есть цикл — художественный образ мира в понимании автора, его картина мира.

Обращение к данному толкованию объясняется, в первую очередь, тем, что не определено место прозаического цикла в системе жанров, поскольку любой цикл обладает синкретичностью жанров входящих в него произведений и в целом создает новое ни на что не похожее произведение, он обладает пластичностью и подвижностью. В. С. Непомнящий мотивирует это следующим образом: «Возможности цикла необъятны: никакая другая форма не обладает такой емкостью и многозначностью» [8, с. 143].

По словам Л. Е. Ляпиной, «если циклообразование стало жанро-созидательным процессом и привело к оформлению лирического цикла как жанра, то в эпике циклизация, прежде всего, совершила работу по трансформации и развитию самого повествования, способствовала выработке новых качеств и особенностей повествовательных структур» [7, с. 146]. Следовательно, можно сказать, что отечественные исследователи не признают прозаический цикл самостоятельным жанром.

Н. Н. Старыгина же отмечает, что в современном литературоведении сложилось три концепции цикла:

1) Цикл понимается как жанр (Ю. В. Лебедев, В. Ф. Козьмин, А. С. Бушмин, Г. И. Соболевская);

2) Цикл как наджанровое или сверхжанровое объединение (М. Н. Дарвин, С. Е. Шаталов, А. В. Чичерин, и др.);

3) Цикл как средство для создания новых жанров (А. Белецкий, Б. М. Эйхенбаум, Ю. В. Лебедев и др.).

Мы придерживаемся второй концепции, поскольку цикл, как художественная система, позволяет поиск возможностей «воплощения нового или авторского мировосприятия через трансформацию традиционных жанров. Этот путь ведет к трансформации и освоению тех жанров, в которых есть потенциальные возможности для воплощения личностного начала, и отказу от тех, в которых таких возможностей нет» [10, с. 5].

Это ведет к формированию авторских циклов, которые обладают, как отмечает И. В. Фоменко, следующими специфическими чертами:

1) «цикл формируется как полижанровая структура, вторичное жанровое образование по отношению к первичным жанрово-видовым признакам отдельных произведений» [10, с. 5].

2) взаимодействие текстов рождает новые смыслы, недоступные при отдельном восприятии произведений, входящих в цикл;

3) писатель получает возможность воплотить авторскую концепцию.

Таким образом, авторские циклы представляют собой однозначно заданную автором систему текстов, организованных особым образом в соответствии с авторской концепцией и представляют собой систему авторских взглядов, художественный образ мира глазами отдельного писателя.

В отечественном литературоведении закрепились такие термины, как «лирический цикл» и «прозаический цикл», что приводит к терминологическому несоответствию. Согласно делению литературы на роды уместнее было бы называть прозаический цикл — эпическим, или в соответствии со способами речевой организации лирический цикл можно было бы называть поэтическим. Но поскольку, термин «прозаический цикл» вторичен по отношению к термину «лирический цикл», в силу более раннего изучения циклообразующих факторов в лирике, мы данную ошибку осознаем, но будем продолжать говорить о прозаическом цикле, используя уже закрепленные в литературоведческой теории термины.

«Прозаический цикл — особая форма нарративной организации текста, особая целостность, совмещающая риторическую и стилистическую стихию через рамочную композицию», отмечает А. С. Янушкевич [17, с. 66]. Соотношение частей в цикле достаточно подвижно, в качестве целостного текста части цикла создают новые смыслы, включают его в новые ассоциации и контексты. Эта подвижность, а также отсутствие определенности в жанровом соотношении, приводит к тому, что «прозаические циклы современных авторов все чаще рассматриваются исследователями как новые жанровые образования», отмечает С. В. Нестерова [9, с. 7]. Это влечет за собой размывание границ между терминами «прозаический цикл», «сборник рассказов» и «роман», а также к замене термина «цикл» авторскими определениями, также выходящими за рамки привычных жанров: книга, роман в рассказах, роман-мозаика и др.

Главным фактором, влияющим на подвижность текстов, входящих в цикл, является степень «открытости» внутренней структуры цикла (предположительная возможность переставлять части внутри цикла, убирать произведения или добавлять новые). Кроме того, само явление циклизации в XX веке становится очень распространенным: все больше текстов объединяется по какому-нибудь одному принципу. Такие тексты еще нельзя назвать циклами, но, в результате, сборники и циклы становятся формально неразличимыми. По мнению В. Е. Хализева, «важнейшей формой размывания границ между литературными произведениями является их циклизация» [11, с. 173].

Цикл исборник рассказов. Цикл обладает следующими свойствами [6, c. 5]:

− наличие нескольких произведений, связанных друг с другом внутренними смысловыми связями;

− «вторичная целостность структуры»;

− монтажная композиция, суть которой, по словам С. М. Эйзенштейна, состоит в том, что «два каких-либо куска, поставленные рядом, неминуемо соединяются в новое представление, возникающее из этого сопоставления как новое качество» [15, с. 157], а также при которой существует ассоциативная связь между текстами;

− концептуальность, зависящая от порядка расположения произведений в цикле, характеризующаяся выраженным отношением автора к окружающему миру;

− некий сюжет (развитие центрального мотива);

− общность ряда системных элементов цикла (жанровых, стилистических, ритмических, образно-метафорических, лексико-фразеологических, интонационных и звуковых).

Цикл — своего рода «структурный механизм», который допускает огромное количество всяких вариаций. Сборник рассказов может иметь циклический характер, а может и не иметь. Цикл — единство, которое обнаруживается при анализе его на разных уровнях; сборник рассказов — гораздо более произвольное сосуществование художественных текстов.

Внутренняя структура сборника рассказов предельно открыта, каждый рассказ самостоятелен. Они могут вступать в диалогические отношения, но при этом каждое из них остается самостоятельной единицей контекста, лишь соотнесенной с другими.

Цикл ироман. Главное отличие цикла от романа состоит в том, чтоэлементы цикла не могут быть фрагментами, хотя в основе построения лежит монтажная композиция. Элементы романа не обладают законченностью и цельностью структуры и имеют следующие структурные особенности:

− его речевой структуре присуща «стилистическая трехмерность»;

− мир персонажей и сюжетное событие отнесены к «настоящему в его незавершенной современности»,

− «зона построения образа» героя — это «зона максимально близкого контакта с незавершенной современностью» [2, с. 399].

Сложность в разграничении данных художественных образований состоит также в том, что роман — это неканонический жанр, а цикл, как жанр, до сих пор не определен.

Относительность границ между собственно циклом, сборником рассказов и романом нередко определяется тем статусом, которым обладает тот или иной текст в глазах автора или читателя. Причем, статус может быть со временем пересмотрен в зависимости от новых условий или эстетических задач, особенностей замысла и т. д.

Л. Я. Яницкий выделяет три функции циклов, которые повлияли на широкое распространение данного явления в литературе и, шире, культуре XX века, а также определили и его дальнейшее существование в культуре XXI века:

  1. Компенсаторная функция, которая заключается в том, что во время распада традиционных форм эта особая художественная форма «удерживает художественные произведения от распада, связывая воедино различные произведения» [16, с. 172].
  2. Архитипическая функция, которая заключается в том, что «в периоды кризисов, когда ставятся под сомнение устоявшиеся представления о произведении искусства, реализуется стремление возвращения к первоосновам: мифам и архетипам. Цикл связан с архетипами (бессознательно или сознательно трансформируемыми формами осмысления действительности) колеса, спирали, круга, яйца, шара, сферы, цепи, кусающей свой хвост змеи, общее значение которых сводится к нескольким смысловым пластам:
    1. единство, нераздельность, целостность;
    2. вечная повторяемость и круговой повтор всего сущего;
    3. происхождение всего сущего от первоосновы и возможное возвращение его к той же первооснове в конечном итоге» [16, с. 172]. Цикл поэтому так и устойчив как композиционная форма, что основывается на этих архетипах и мифах.
  3. Коммуникативная функция цикла, поскольку цикл представляет собой «гиперкоммуникативное событие, в котором сообщаются в полилоге, с одной стороны, части между собой, а, с другой стороны, — части и целое» [16, с. 174].

На сегодняшний день не существует единой классификации циклов, типологий много. Литературоведы делят циклы на первичные (задуманные заранее) и вторичные (составленные из произведений, написанных в разное время и по разному поводу) (М. Н. Дарвин).

Существует классификация цикла по автору (И. С. Фоменко), где все циклы делятся на авторские (автор-создатель и автор-составитель совпадают) и неавторские (автор-создатель и автор-составитель не совпадают). Среди неавторских выделяют еще особую группу циклов — несобранные (рецептивные), то есть это циклы, которые выделяются в творчестве писателей на основании некоего объединяющего принципа читательского восприятия.

По особенностям речевой структуры циклы можно разделить на: стихотворные и прозаические, по родовой принадлежности на: лирические, эпические, драматические [7, с. 28].

С. В. Нестерова (вслед за Е. С. Хаевым, который выделяет циклы связные исвободные), делит все циклы по критерию «закрытости/ открытости» (от циклов с жесткой связью между элементами до циклов с минимальным «скреплением» частей внутренней структуры) на следующие типы (в порядке уменьшения внутренней «скрепленности»):

− «Структурированные циклы» — это «самый «закрытый» тип цикла с точки зрения внутренней структуры. Сформировался он в древнеиндийской литературе: «Панчатантра», «Шукасаптати» [9, с. 11–12]. Главной особенностью данных циклов, как отмечает С. В. Нестерова, является наличие обрамления, которое «создает структуру этих циклов, так как именно в нем автором изначально прописывается и количество рассказов, и способ их группировки, и их последовательность, вводятся рассказчики и характеризуется ситуация рассказывания» [9, с. 12].

− «Циклы срамой, у которых нет внутренней жесткой формальной структуры» [9, с. 14]. Такие циклы обладают высокою степенью «открытости» внутренней структуры, что позволяет авторам «варьировать и количество текстов, и способы их связи, и последовательность расположения элементов. Открытость такого цикла дает возможность писателям создавать многоуровневые циклы, объединяя рассказы цикла в микроциклы» [9, с. 14].

− «Циклысборники» — самый открытый тип, поскольку «формально не отличается от любых других сборников текстов, а жанровая принадлежность определяется автором; их, в терминологии Л. Е. Ляпиной и В. И. Тюпы, можно назвать «ансамблем» [9, с. 15].

− «Циклыроманы» — особенность этих циклов состоит в том, что в них «появляется единый «сквозной» персонаж — рассказчик» [9, с. 17], который выступает как главный герой, а «сюжеты отдельных рассказов оказываются частями сюжетной линии рассказчика, что позволяет выстроить единый сюжет цикла» [9, с. 17].

Е. Ю. Афонина разделяет все циклы по принципу построения системы персонажей на циклы со сквозными персонажами и циклы слинейным построением системы персонажей, то есть персонажи не повторяются.

Таким образом, цикл — это сверхжанровое единство, структура которого обладает достаточно большой подвижностью. История осмысления данного термина тесно связана с таким явлением, как циклизация, поскольку любой цикл является результатом циклизации.

Литература:

  1. Афонина Е. Ю. Поэтика авторского прозаического цикла [Текст]: автореф. дис. канд. филол. наук / Е. Ю. Афонина; Твер. гос. ун-т. — Тверь, 2005. — 24 с.
  2. Бахтин М. М. Эпос и роман [Текст] // Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет / М. М. Бахтин. — М., 1975. — С. 392–427.
  3. Введение в литературоведение. Литературное произведение: основные понятия и термины: учеб. пособие [Текст] / Л. В. Чернец [и др.] — М.: Академия, 1999. — С. 482–496.
  4. Дарвин М. Н. Понятие лирического цикла в научном творчестве М. М. Бахтина [Текст] // Новый филологический вестник. — 2005. — № 1. — С. 214–218.
  5. Дарвин М. Н., Тюпа В. И. Циклизация в творчестве Пушкина: Опыт изучения поэтики конвергентного сознания [Текст] / М. Н. Дарвин, В. И. Тюпа. — Новосибирск: Наука, 2001. — С. 5–58.
  6. Егорова О. Г. Проблема циклизации в русской прозе первой половины XX века [Текст]: автореф. дис. доктора филол. наук / О. Г. Егорова. — Волгоград, 2004. — 44 с.
  7. Ляпина Л. Е. Циклизация в русской литературе XIX века [Текст] / Л. Е. Ляпина. — СПб, 1999. — 281 с.
  8. Непомнящий В. С. Поэзия и судьба. Статьи и заметки о Пушкине [Текст] / В. С. Непомнящий. — М., 1983. — 367 с.
  9. Нестерова С. В. Циклическое текстопостроение в малой эпической прозе [Текст]: автореф. дис. канд. филол. наук / С. В. Нестерова. — Тверь, 2012. — 23 с.
  10. Фоменко И. В. Поэтика лирического цикла [Текст]: автореф. дис. д-ра филол. наук / И. В. Фоменко. — М., 1990. — 32 с.
  11. Хализев В. Е. Теория литературы [Текст]. — М., 2004. — 406 с.
  12. Хализев В. Е. Цикл А. С. Пушкина «Повести Белкина»: учеб. пособие для вузов [Текст] / В. Е. Хализев, С. В. Шешунова. — М., 1989. — 79 с.
  13. Чернец Л. В. Литературные жанры: Проблемы типологии и поэтики [Текст] / Л. В. Чернец. — М., 1982. — 192 с.
  14. Шрага Е. А. Прозаическая циклизация и ее роль в русском литературном процессе 1820–30-х г. г. [Текст]: автореф. дис. канд. филол. наук / Е. А. Шрага. — СПб, 2009. — 23 с.
  15. Эйзенштейн С. М. Монтаж [Текст] / С. М. Эйзенштейн // Избр. собр. соч.: в 6 т. / С. М. Эйзенштейн. — М., 1964. — Т. 2. — С. 156–188.
  16. Яницкий Л. Я. Циклизация как коммуникативная стратегия в современной культуре [Текст] // Критика и семиотика. — 2000. — Вып. 1–2. — С. 170–174.
  17. Янушкевич A. C. Три эпохи литературной циклизации: Боккаччо — Гофман — Гоголь [Текст] /A. C. Янушкевич // Вестник ТГУ. — 2008. — № 2. — С. 63–81.
  18. Янушкевич А. С. Особенности прозаического цикла 30-х годов и «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя [Текст]: автореферат дис. канд. филол. наук / А. С. Янушкевич. – Том. гос. ун-т им. В. В. Куйбышева. – Томск, 1971. – 24 с.
  19. Янушкевич А. С. Русский прозаический цикл 1820—1830-х годов как «форма времени» [Текст] // Исторические пути и формы художественной циклизации в поэзии и прозе. — Кемерово, 1992. — С. 18—35.
  20. Лебедев Ю. В. «Записки охотника» И. С. Тургенева: Пособие для учителя [Текст] / Ю. В. Лебедев. – М.: Просвещение, 1977. – 80 с.
  21. Дарвин М. Н. Русский лирический цикл: Проблемы истории и теории: На материале поэзии первой половины XIX века [Текст] / М. Н. Дарвин. – Красноярск, 1988. – 137 с. и др.
  22. Воронцова-Маралина А. А. Проза Сергея Довлатова: поэтика цикла [Текст]: автореф. дис. канд. филол. наук / A. A. Воронцова-Маралина. — М., 2004.
  23. Ровенко Н. В. Сказочный цикл Вениамина Каверина «Ночной Сторож, или Семь занимательных историй, рассказанных в городе Немухине в тысяча девятьсот неизвестном году»: проблематика и поэтика [Текст]: автореф. дис. канд. фил. наук / Н.В. Ровенко. — Петрозаводск, 2007. и др.
Основные термины (генерируются автоматически): цикл, прозаический цикл, лирический цикл, произведение, Нестеров, отдельное произведение, внутренняя структура, ряд произведений, сборник рассказов, автор.


Похожие статьи

Творческая история лирических произведений через призму...

Библиографическое описание: Балтабаева А. М. Творческая история лирических произведений через призму писем А. С. Пушкина

«Я тружусь во славу Корана и написал еще кое-что …» [1, c.20]. После этого в творчестве истории цикла снова наступает пауза.

Место травелога как литературного жанра в творческом наследии...

Лоренс Даррелл (1912–1990) — английский писатель-путешественник, публицист, автор ряда романных циклов, путевых книг и поэтических сборников.

Ключевые слова: травелог, Лоренс Даррелл, путевая проза, цикл произведений, литература путешествий.

Жанр литературной сказки в творчестве С. Кржижановского

Авторская установка - превратить читателя в зрителя, визуализировать предметы, объекты и явления внешнего мира и отдельные зрительные ассоциации - определяет меру условности и жизнеподобия во внутреннем мире произведения в целом.

Особенности композиции художественного сборника...

Сборник рассказов «Боль» — одно из последних произведений писателя, в котором получили художественное воплощение размышления автора о «проблемах души нашего времени», о мифах, надеждах, страхах и фобиях современника Гришковца — читателя его книг.

Поэтическая образность малой прозы раннего И. Бунина

Данное произведение мало чем отличается от бытовых очерков начала века, наводнявших местные провинциальные газеты, рядом с

Основные термины (генерируются автоматически): проза, рассказ, лирический герой, русская литература, начало, поэзия, произведение.

Индивидуально-авторские колоративы в стихотворениях...

Наименования цвета в произведениях писателей и поэтов исследовали Е. Глушкова, И. Лебедева, М. Алпатова, Г. Чеснокова, О. Борзых, Е. Завадская, С. Гудина и многие другие.

Цикл «Плащ». — [6]). Глаза у меня огоньки-угольки

Категория хронотопа в свете современных научных концепций...

Он укрепляет внутренние закономерности произведения.

Изучение художественного хронотопа существенно раздвигает границы восприятия, интерпретации и анализа произведений, позволяя глубже проникнуть в их структуру и содержание.

Этапы развития символического сюжета в стихотворениях в прозе...

В творчестве этого проповедника отразился тот поворотный момент, когда канонические жанры проповеди — слово, беседа, поучение, — «структуры которых

Наблюдение за природой, думы, воспоминания, погружение в свой внутренний мир вдохновляют лирического героя к...

Мифологические образы и мотивы в поэзии В.С.Высоцкого...

Однако если говорить о цикле в целом и, соответственно, о трактовке старого дома в нем, то нам придется не

Оно есть в первой части произведения и представлено с использованием целого ряда мотивов и образов, характерных для фольклорной поэтики классического гиблого места...

Похожие статьи

Творческая история лирических произведений через призму...

Библиографическое описание: Балтабаева А. М. Творческая история лирических произведений через призму писем А. С. Пушкина

«Я тружусь во славу Корана и написал еще кое-что …» [1, c.20]. После этого в творчестве истории цикла снова наступает пауза.

Место травелога как литературного жанра в творческом наследии...

Лоренс Даррелл (1912–1990) — английский писатель-путешественник, публицист, автор ряда романных циклов, путевых книг и поэтических сборников.

Ключевые слова: травелог, Лоренс Даррелл, путевая проза, цикл произведений, литература путешествий.

Жанр литературной сказки в творчестве С. Кржижановского

Авторская установка - превратить читателя в зрителя, визуализировать предметы, объекты и явления внешнего мира и отдельные зрительные ассоциации - определяет меру условности и жизнеподобия во внутреннем мире произведения в целом.

Особенности композиции художественного сборника...

Сборник рассказов «Боль» — одно из последних произведений писателя, в котором получили художественное воплощение размышления автора о «проблемах души нашего времени», о мифах, надеждах, страхах и фобиях современника Гришковца — читателя его книг.

Поэтическая образность малой прозы раннего И. Бунина

Данное произведение мало чем отличается от бытовых очерков начала века, наводнявших местные провинциальные газеты, рядом с

Основные термины (генерируются автоматически): проза, рассказ, лирический герой, русская литература, начало, поэзия, произведение.

Индивидуально-авторские колоративы в стихотворениях...

Наименования цвета в произведениях писателей и поэтов исследовали Е. Глушкова, И. Лебедева, М. Алпатова, Г. Чеснокова, О. Борзых, Е. Завадская, С. Гудина и многие другие.

Цикл «Плащ». — [6]). Глаза у меня огоньки-угольки

Категория хронотопа в свете современных научных концепций...

Он укрепляет внутренние закономерности произведения.

Изучение художественного хронотопа существенно раздвигает границы восприятия, интерпретации и анализа произведений, позволяя глубже проникнуть в их структуру и содержание.

Этапы развития символического сюжета в стихотворениях в прозе...

В творчестве этого проповедника отразился тот поворотный момент, когда канонические жанры проповеди — слово, беседа, поучение, — «структуры которых

Наблюдение за природой, думы, воспоминания, погружение в свой внутренний мир вдохновляют лирического героя к...

Мифологические образы и мотивы в поэзии В.С.Высоцкого...

Однако если говорить о цикле в целом и, соответственно, о трактовке старого дома в нем, то нам придется не

Оно есть в первой части произведения и представлено с использованием целого ряда мотивов и образов, характерных для фольклорной поэтики классического гиблого места...

Задать вопрос