Авторы: ,

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №15 (149) апрель 2017 г.

Дата публикации: 17.04.2017

Статья просмотрена: 109 раз

Библиографическое описание:

Ситько Н. Г., Масленникова Л. В. Место нотариуса в медиативном процессе // Молодой ученый. — 2017. — №15. — С. 308-310. — URL https://moluch.ru/archive/149/42302/ (дата обращения: 27.04.2018).



В статье исследуется возможность и целесообразность привлечения нотариуса в медиативный процесс. На основании анализа современного состояния института медиации и международного опыта, делается вывод, что нотариус должен выполнять функции медиатора, вследствие чего установлена необходимость изменения действующего законодательства о нотариате.

Ключевые слова: нотариус, медиатор, медиативный процесс, нотариат, правовой спор

The article issues the possibility and expediency of attracting a notary to the mediative process. Based on the analysis of the current state of the institution of mediation and international experience, the conclusion is drawn that the notary must perform the functions of a mediator, and as a result, it is determined that the current legislation on the notary should be amended.

Keywords: notary, mediator, mediative process, notary, legal dispute

Постепенное повышение судебных пошлин, а также длительность судебных процедур понуждает стороны искать альтернативные способы разрешения возникших у них споров. И в этой связи, медиация, отличающаяся гибкостью процедур, небольшим временем рассмотрения спора и согласием обоих сторон с результатами рассмотрения, является наилучшим выбором для большинства споров. Однако эффективность медиации не в последнюю очередь зависит от того, кем является медиатор, ведь, как справедливо указывает Л. В. Масленникова [1], если соглашение, выработанное по результатам медиации, не будет исполняться, то для его исполнения необходимо будет воспользоваться правилами искового производства.

Вполне очевидно, что медиаторами в юридических спорах должны быть квалифицированные юристы, так как только юрист может найти оптимальное решение, сделав его таким, которое не противоречит действующему законодательству. Однако достаточно ли только наличия юридического образования для того, чтобы быть медиатором?

Как отмечает Н. Г. Ситько [2], медиатор в своей деятельности руководствуется принципами добровольности, беспристрастности и независимости, сотрудничества и равноправия сторон, конфиденциальности. Очевидно, что для этого нужно обладать определенными квалификационными навыками, опытом и пользоваться доверием у клиентов.

Из всех юридических профессий под вышеуказанные критерии лучше всего попадает адвокат и нотариус. Однако, адвокат — лицо, заинтересованное в решении спора в пользу своего клиента, поэтому функции медиатора (незаинтересованного лица) ему не свойственны. Исходя из вышеизложенного, наиболее подходит для выполнения функций медиатора именно нотариус, являясь незаинтересованным лицом, и имеющий достаточный уровень профессиональной квалификации и опыта для решения спора. Важным также является психологический момент — нотариальное удостоверение сделки связывается сторонами с ее надежностью и незыблемостью, поэтому авторитет нотариуса в процессе медиации также играет важную роль.

Согласно ст. 16 Федерального Закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" [3], быть медиатором на профессиональной основе могут лица, достигшие возраста двадцати пяти лет, имеющие высшее образование и получившие дополнительное профессиональное образование по вопросам применения процедуры медиации.

По нашему мнению, в ныне действующем правовом регулировании медиации существует сразу несколько серьезных изъянов. Во-первых, законодательство не требует получения высшего юридического образования для осуществления медиаторской деятельности на профессиональной основе. Таким образом, даже на профессиональной основе к медиаторской деятельности могут привлекаться лица без высшего юридического образования. Это существенно снижает общий профессиональный уровень медиатора, так как вряд ли дополнительное образование по вопросам применения процедуры медиации может заменить наличие полноценного юридического образования.

Во-вторых, отечественное законодательство разрешает осуществление медиации на непрофессиональной основе. По нашему мнению, подобная «непрофессиональная» медиация является недопустимой, так как нивелирует значение медиатора, как лица, имеющего достаточный уровень квалификации для решения спора о праве. Безусловно, к медиаторам часто обращаются лица, имеющие как правовой спор, так и неправовой конфликт (например, спор между супругами может касаться как неимущественного поведения супругов, что не относится чаще всего к области регулирования правом, так и раздела имущества, что однозначно является правовым спором). Однако в любом случае, наличие правовой компоненты в большинстве споров, которые попадают к медиатору, требуют должного уровня профессионализма от лица, занимающегося медиацией, что, по нашему мнению, исключает непрофессиональную медиацию и требует наличия высшего юридического образования у профессиональных медиаторов.

В. М. Жуйков полагает, что общность в целях, принципах и полномочиях правосудия и нотариата позволяет охарактеризовать нотариат как институт превентивного правосудия: «Какое содержание мы вкладываем в понимание нотариата как института превентивного, предупредительного правосудия? Прежде всего это те случаи, когда нотариус непосредственно обеспечивает защиту прав гражданина, чем предупреждает необходимость обращаться к судье за защитой тех прав. В других случаях, когда все же не удается предотвратить обращение к правосудию, нотариальные действия максимально облегчают и упрощают деятельность правосудия» [4]. Можно сделать вывод о том, что нотариус сегодня действительно осуществляет превентивные функции, которые позволяют предотвратить возникновение судебного разбирательства или упростить его осуществление для сторон. Но в то же время, применять к нотариату термин «правосудие» в его законодательном смысле, мы не считаем возможным.

Согласно ст. 6 Основ законодательства о нотариате [5], нотариус не вправе заниматься предпринимательской и другой оплачиваемой деятельностью, за исключением преподавательской, научной или иной творческой деятельности. Таким образом, на сегодняшний день действующий нотариус не вправе оказывать медиативные услуги, так как данная деятельность не является преподавательской, научной или иной творческой.

Следовательно, нотариусы могут быть медиаторами лишь на непрофессиональной основе и не вправе получать вознаграждение за осуществление услуг медиации. Не стоит и говорить, что такая норма значительно снижает возможности нотариуса (который, как мы ранее отметили, является идеальным кандидатом на роль медиатора) в медиативном процессе.

Выходом из данной ситуации является внесение изменений в законодательство о нотариате с целью разрешить нотариусам выполнять функции медиаторов на профессиональной основе, так как именно нотариусы являются наиболее подготовленными юристами к осуществлению таких функций, поэтому законодательство должно не препятствовать нотариусам, а, наоборот, поощрять их выступать медиаторами.

Привлечение нотариусов в качестве медиаторов является распространенной в зарубежных государствах практикой. Как отмечает Т. В. Геворкян [6], в решениях XXIII Конгресса Международного союза Латинского нотариата (Афины, 2001 г.) справедливо отмечалось, что «нотариус, который в силу своих профессиональных обязанностей должен приводить зачастую различные интересы сторон к одному знаменателю, более представителей других юридических профессий предназначен быть медиатором»

Очевидной является институциональная слабость института медиации на современном этапе развития данного направления альтернативного решения спора. Вследствие этого, выглядит нелогичным тратить большое количество средств и времени в создание новой структуры медиации, обучения новых медиаторов «с нуля», создание и поддержание позитивного образа медиаторов, когда существует готовая система нотариата, которая вполне способна взять на себя, если не все, то многие функции медиаторов.

Исходя из этого, считаем широкое привлечение нотариусов к медиации не только желательным, но и необходимым на современном этапе развития альтернативных способов решения споров.

Литература:

  1. Масленникова Л. В. Утверждение мирового соглашения арбитражным судом с учетом заключенного сторонами медиативного соглашения // Научный журнал КубГАУ, № 97(03), 2014
  2. Ситько Н. Г. Институт медиации в современной России // ПРАВО: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА Материалы IV Международной научной конференции. 2016
  3. Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" от 27.07.2010 N 193-ФЗ (последняя редакция) [Электронный ресурс] режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_103038/
  4. Жуйков В. М. Нотариат как институт превентивного правосудия: общие цели, принципы и полномочия // Российская юстиция. 1998. № 6.
  5. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462–1) (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) [Электронный ресурс] режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1581/
  6. Геворкян Татьяна Валерьевна Медиация как один из альтернативных способов разрешения споров и ее влияние на правовую культуру общества // Вестник ВолГУ. Серия 5: Юриспруденция. 2014. № 4 С.155–158.
Основные термины (генерируются автоматически): юридического образования, высшего юридического образования, профессиональной основе, решения спора, применения процедуры медиации, института медиации, вопросам применения процедуры, функции медиатора, современном этапе развития, правовой спор, нотариус должен, достаточный уровень, состояния института медиации, функции медиаторов, непрофессиональной основе, медиативный процесс, медиативном процессе, правовом регулировании медиации, and expediency of, наличия юридического образования.

Ключевые слова

медиатор, нотариус, нотариат, медиативный процесс, правовой спор

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос