Библиографическое описание:

Малахова Ю. А., Зайцева О. В., Борзилова Н. С. Особенности временной перспективы личности подростков из неполных семей // Молодой ученый. — 2017. — №3. — С. 415-418. — URL https://moluch.ru/archive/137/38356/ (дата обращения: 24.05.2018).



Проблема временной перспективы личности достаточно актуальна в наши дни, поскольку постоянные изменения в экономической, политической и социальной обстановке требует от человека умения оптимально распоряжаться своим временем и строить гибкие планы.

Особое внимание данной проблеме следует уделять в старшем подростковом возрасте, поскольку временная перспектива личности связана с таким важным новообразованием возраста как профессиональное самоопределение, в связи с чем, особую значимость для подростков приобретает будущее [2]. Особенно важно, чтобы подросток, в своих представлениях о будущем перешел от мечтаний к построению четких планов, с учетом прошлого опыта и собственных возможностей, что в силу некоторых обстоятельств, не всегда достаточно представлено у современных школьников. Одной из причин этого являться семейный фактор, в частности, воспитание ребенка в условиях неполной семьи.

По мнению Р. В. Овчаровой в неполной семье возникает ситуация психической депривации ребенка, что приводит к определенным проблемам в развитии личности [4]. Это подтверждается и современными исследованиями, где указано, что подростки в таких семьях имеют проблемы в половой идентификации, им свойственная повышенная конфликтность, болезненная рефлексия, более низкий уровень социально-психологической адаптации, то есть воспитание в неполной семье имеет свое негативное влияние на психику подростка [1], [3], [5]. Однако, несмотря на всё многообразие исследований, доказывающих влияние типа семьи на формирование личности, нераскрытым остается вопрос о том, сказываются ли особенности воспитания в неполной семье на отношение подростка ко времени и построению своего жизненного пути. Таким образом, нам представляется актуальным, изучить психологические особенности временной перспективы личности подростков, воспитывающихся в неполных семьях.

Гипотеза нашего исследования состоит в том, что временная перспектива подростков, воспитывающихся в неполных семьях, в отличие от временной перспективы подростков из полных семей, будет иметь отличительные особенности, а именно: характеризоваться меньшей активностью, преимущественной ориентацией на настоящее и меньшей эмоциональной окрашенностью. Для проверки данной гипотезы использовались следующие методики: методика «Семантический дифференциал времени» Л. И. Вассерман, О. Н. Кузнецов; опросник временной перспективы Ф. Зимбардо; методика диагностики отношения к прошлому, настоящему и будущему А. М. Прихожан (использовалась для качественного анализа).

В эмпирическом исследовании приняли участие учащиеся 9–10 классов МОУ «Краснояружская СОШ № 2», МБОУ «СОШ № 45» г. Белгорода, МБОУ «Гимназия № 3» г. Белгорода, в количестве 42 человек, среди которых 21 подросток воспитывается в полных семьях и 21 подросток из неполных семей.

Рассмотрим особенности характеристик временной перспективы, которые мы изучили с помощью методики «Семантический дифференциал времени» (Л. И. Вассермана, О. Н. Кузнецова). Результаты исследования представлены в таблице 1.

Таблица 1

Выраженность показателей восприятия психологического времени (прошлого, настоящего, будущего) подростками из полных инеполных семей.

Фактор

настоящее

прошлое

будущее

ПС

НС

Uэмп

ПС

НС

Uэмп

ПС

НС

Uэмп

1

АВ

7,35

5,64

161*

4,1

4,36

209

7,45

6,68

192

2

ЭВ

6,85

6,31

197,5

7,3

8,31

182

8,7

8,95

209,5

3

ВВ

7,3

7,8

207

6,4

6,77

218

10,2

9,59

202,5

4

СВ

1,85

3,13

190

0,45

2,22

160*

2,2

2,45

215

5

ОВ

0

1,4

168

-2,4

0

157,5*

-2,35

-0,13

161,5*

Ср. оценка

факторов

4,63

4,86

216

3,03

4,33

171,5

5,24

5,58

213

Примечания: * — p ≤ 0,1; ** — p ≤ 0,05; *** — p ≤ 0,01; АВ — активность времени, ЭВ — эмоциональная окраска времени, ВВ — величина времени, СВ — структура времени, ОВ — Ощущаемость времени; ПС — полные семьи, НС — неполные семьи

Из таблицы видно, что наибольшую значимость для подростков, как из полных (Me1=5,24) так и из неполных семей (Me2=5,58), имеет будущее, о чем свидетельствуют наиболее высокие показатели по таким факторам как: активность (Me1=7,45; Me2=6,68), эмоциональная окрашенность (Me1=8,7 Me2=8,95) и величина времени (Me1=10,2; Me2=9,59). Различий по данным показателям не выявлено, это говорит о том, что подросткам из обоих типов семей их будущее представляется радостным, светлым, объемным, активным, наполненным событиями. Показатели структуры и ощущаемости будущего относительно низкие, при этом, значения фактора ощущаемости будущего времени выше у подростков из неполных семей (Me1=0; Me2=1,4), различия значимы на уровне статистической тенденции Uэмп=161,5; p ≤ 0,1. Это может быть связано с тем, что в неполной семье на подростка возлагается больше обязанностей, поскольку один родитель не в состоянии справляться с домашними делами в одиночку, вследствие этого подростки и отличаются большим реализмом по отношению к будущему. Здесь стоит отметить, что подросткам из неполных семей будущее представляется «близким» (71 %) в то время как большинству подростков из полных семей оно кажется «далеким» (81 %). Это может свидетельствовать о том, что у подростков из полных семей временная перспектива отличается большей протяженностью. Это подтверждается и письменными высказываниями: подростки, из неполных семей продолжая предложения: «в будущем я мечтаю…», «когда-нибудь я …» писали: «сдам ЕГЭ», «окончу школу»; дети из полных семей в основном писали: «найду престижную работу» и т. д.

Показатели эмоциональной окраски, величины и активности настоящего и прошлого времени у подростков тоже достаточно высоки, но ниже, чем при оценке времени будущего. При этом, по фактору «активность настоящего времени» более высокие значения отмечаются у подростков из полных семей (Me1=7,35; Me2=5,64), различия на уровне статистической тенденции Uэмп=161; p ≤ 0,1. Возможно, это связано с тем, что подростки из полных семей более активно участвуют в школьной жизни, чаще проводят время с друзьями, посещают различные секции, в то время как подростки из неполных семей больше погружены в домашние дела, и именно поэтому их настоящее им представляется «постоянным» и «застывшим».

У подростков из неполных семей более высокие значения имеют показатели структуры (Me1=0,45; Me2=2,22) и ощущаемости (Me1= -2,4; Me2=0) прошлого (различия значимы на уровне тенденции Uэмп = 160; p ≤ 0,1). Это говорит о том, что подростки из неполных семей лучше умеют организовывать свое время и упорядочивать события их жизни, нежели подростки из полных семей. Однако, в сравнении с показателями факторов величины и эмоциональной окраски, значения факторов структуры и ощущаемости времени достаточно низкие у подростков из обоих типов семей, это говорит о том, что у школьников преобладает эмоциональный компонент в субъективном восприятии психологического времени. В жизни подростков большую роль играют мечты, приятные переживания и воспоминания, при этом способности к планированию и организации времени находятся на более низком уровне.

Далее мы изучили особенности направленности временной перспективы подростков из неполных семей с помощью методики «опросник временной перспективы» (Ф. Зимбардо). Результаты исследования отражены в таблице 2

Таблица 2

Выраженность показателей восприятия психологического времени (прошлого, настоящего, будущего) подростками из полных инеполных семей

Значения факторов направленности временной перспективы

Тип семьи

Uэмп

Подростки из полных семей

Подростки из неполных семей

Негативное прошлое

3,13

3,2

185,5

Гедонистическое настоящее

3,5

3,78

158,5*

Будущее

3,54

3,52

209

Позитивное прошлое

3,8

3,71

171

Фаталистическое настоящее

2,77

2,89

200,5

Примечания: * — p ≤ 0,1; ** — p ≤ 0,05; *** — p ≤ 0,01.

Из таблицы видно, что доминирующим типом направленности временной перспективы подростков является «позитивное прошлое» (Me1=3,8; Me2=3,71). Данная направленность присуща подросткам, как из полных, так и из неполных семей, поскольку статистических различий между группами не обнаружено. У подростков, не зависимо от типа семьи, теплое, сентиментальное отношение к своему прошлому, они скучают по беззаботному детству.

У подростков из неполных семей так же достаточно выражена направленность на «гедонистическое настоящее» (Me2=3,78). Различия в выраженности данного фактора между подростками из полных и из неполных семей на уровне статистической тенденции (Uэмп=162; p ≤ 0,1). Это говорит о том, что подростки из неполных семей в большей мере склонны проявлять рисковое, безразличное отношение ко времени, «жить сегодняшним днем». Если учесть результаты других методик, можно заметить, что временная перспектива подростков из неполных семей отличается небольшой протяженностью, так, можно предположить, что эти подростки ориентированы на «продленное настоящее», т. е. на ближайшее будущее. Это говорит о том, что подросткам из неполных семей свойственны мотивы ближайшего времени, и возможно, им трудно ставить более отдаленные цели, на пример такие, как выбор профессии.

Направленность на будущее, которая является наиболее благоприятной для данного возраста, не является доминирующей у подростков из обоих типов семей (Me1=3,54; Me2=3,52). Исходя из этого, можно сказать, что это скорее связано не с воспитанием в семье, а со страхом перед будущим, возможно, с боязнью экзаменов (ЕГЭ, ОГЭ), что дети часто упоминали в своих высказываниях. Низкая ориентированность на будущее, свидетельствует о том, что особенности направленности временной перспективы не соответствуют возрасту, однако это не окажет особо негативного влияния на развитие личности подростков, поскольку такие неблагоприятные типы направленности как «негативное прошлое» и «фаталистическое настоящее» имеют низкую выраженность у подростков, как из полных, так и из неполных семей.

Таким образом, проведенное нами исследование показало, что временная перспектива подростков, воспитывающихся в неполных семьях, отличается более высокой структурированностью и ощущаемостью времени, но при этом меньшей активностью, протяженностью и большей ориентацией на настоящее.

Гипотеза нашего исследования подтверждается частично и требует проверки большем объеме выборки, а также более углубленного изучения данной проблемы с учетом таких показателей как: стиль семейного воспитания, особенности материнского и отцовского воспитания и гендерные различия во временной перспективе подростков, воспитывающихся в неполных семьях.

Литература:

  1. Василенко Е. А. Особенности социально-психологической адаптации детей и подростков, воспитывающихся в неполных семьях // Новое слово в науке: перспективы развития. — 2015. — № 2 (4). — С. 168–170.
  2. Дубровина И. В., Акимова М. К., Борисова Е. М. Рабочая книга школьного психолога / Под ред. И. В. Дубровиной. — М.: Просвещение, 1991.— 303 с.
  3. Коваль В. В. Подростки из неполных семей: особенности самоотношения // Мир науки, культуры, образования. — 2011. — № 2. — С. 238–240.
  4. Овчарова Р. В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие. — М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. — 496 с.
  5. Чевачина А. В., Сысоева С. А. Особенности развития самоотношения у подростков из неполных семей // Современные проблемы науки и образования. — 2014. — № 6. — С. 1567.
Основные термины (генерируются автоматически): неполных семей, временной перспективы, неполных семьях, временной перспективы подростков, временная перспектива, временная перспектива подростков, временной перспективы личности, направленности временной перспективы, полных инеполных семей, личности подростков, типов семей, перспективы личности подростков, неполных семей будущее, уровне статистической тенденции, неполной семье, неполных семей свойственны, полных семей временная, особенности направленности временной, «Семантический дифференциал времени», показателей восприятия психологического.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос