Библиографическое описание:

Капнина Г. И., Коротяева И. Б. Концепт «цвет» в языковой картине мира // Филология и лингвистика. — 2016. — №1. — С. 20-23.



 

В статье дана разносторонняя характеристика понятиям «концепт» и «языковая картина мира»; предпринята попытка выяснить, каким образом посредством концептов отображаются лингвоспецифические особенности менталитета; выявлены специфические черты устройства цветовых концептов.

Ключевые слова: концепт, цвет, цветонаименование, языковая картина мира.

 

Для филологических исследований ХХІ века характерна антропоцентрическая парадигма, согласно которой языковая личность воспринимается как центр лингвистической проблематики, а язык — как инструмент к пониманию ментальных процессов, ведь он выполняет не только информативную, коммуникативную, эмотивную функцию, но и «фиксирует весь комплекс знаний и представлений данного языкового сообщества о мире» [4, с. 4]. Таким образом, язык следует рассматривать как некий культурный код нации, а не просто как орудие общения и познания [6, с. 3].

Лингвоспецифические особенности менталитета ярче всего выявляются путём анализа его семантических компонентов — концептов, которые образуют своеобразную концептосферу, являющуюся компонентом языковой картины мира.

Несмотря на достаточную степень изученности анализируемой проблемы, научный интерес к особенностям взаимоотношений языка и культуры не ослабевает. Свидетельством этому служит большое количество работ, ставших теоретической базой данной публикации.

Так, фундаментальные исследования языковой картины реализованы Н. Бахилиной, А. Вежбицкой, В. Воробьевым, А. Масловой, Ю. Степановым, Р. Фрумкиной.

Основоположными для развития понятия «концепт» стали труды Н. Болдырева, С. Воркачёва, А. Залевской, Е. Коньковой, Е. Кубряковой, В. Масловой, М. Никитина, Б. Серебренникова.

Изучению семантических, этимологических и лингвокультурологических особенностей цветовой лексики посвящены исследования А. Василевича, И. Ковальской, С. Кузнецовой, С. Цыгановой.

За последнее десятилетие филологическая наука обогатилась множеством глубоких диссертационных исследований, целью которых стало исследование базовых цветовых концептов, представленных в различных языковых картинах мира. Их авторы — Я. Астахова, И. Белобородова, Л. Голубь, К. Дмитриева, Т. Морозова и другие учёные.

Представители когнитивной лингвистики справедливо утверждают, что понятие картины мира (в том числе и языковой) строится на изучении представлений человека о мире. Если мир — это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира — результат переработки информации о среде и человеке. Таким образом, наша концептуальная система, отображенная в виде языковой картины мира, зависит от физического и культурного опыта и непосредственно связана с ним [6, с. 64].

Известно, что первые попытки выделить и оформить понятие «картина мира» были предприняты ещё греческими философами. Сегодня, после смены парадигмы исследований в языкознании, лингвисты сумели не только разносторонне трактовать этот термин, но и детализировать его.

Так, в своей работе «Языковые картины мира как производные национальных менталитетов» [4] известный филолог О. Корнилов подчёркивает необходимость разделения понятий «языковая картина мира» (результат отображения объективного мира обыденным (языковым) сознанием того или иного языкового сообщества), «национальная языковая картина мира» (результат отображения объективного мира обыденным (языковым) сознанием конкретного языкового сообщества, конкретного этноса), «индивидуальная национальная языковая картина мира» (результат отображения объективного мира обыденным (языковым) сознанием отдельного человека — носителя того или иного национального языка).

В то же время В. Маслова утверждает, что термин «языковая картина мира» — это не более чем метафора, ибо в реальности специфические особенности национального языка, в которых зафиксирован уникальный общественно-исторический опыт определенной национальной общности людей, создают для носителей этого языка не какую-то иную, неповторимую картину мира, отличную от объективно существующей, а лишь специфическую окраску этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культуры данного народа [6, с. 66].

В современном языкознании употребляются несколько дефиниций анализируемого в данной работе понятия. Примечательно, что разные исследователи, исходя из своих научных интересов и целей, могут наполнять понятие «языковая картина мира» различным содержанием, подразумевать под ним нечто отличное от других толкований, тем не менее, каждый учёный должен эксплицировать смысл, вкладываемый им в столь образное и часто используемое определение. Применительно к лингвистике картина мира в любом случае должна представлять собой тем или иным образом оформленную систематизацию плана содержания языка [4, с. 4].

Как уже было отмечено, отличительной чертой современного языкознания является тенденция к исследованию специфики национального мировоззрения посредством выделения отдельных концептов с изучением аккумулированной в них информации. В контексте данной статьи необходимо выяснить, какой смысл заключён в этом понятии.

Тут стоит подчеркнуть, что термин «концепт», изначально входивший в понятийный аппарат математических дисциплин, не так давно широко используется лингвистами. Как показывает анализ научной литературы, особо распространён он сегодня в лингвокультурологических исследованиях — одном их наиболее активно развивающихся направлений современной филологии.

Важно понимать, что, исследуя цветонаименования в основном, денотативном значении, невозможно отобразить богатство их семантических и стилистических оттенков. В то же время, говоря о цвете как о концепте, мы учитываем не только его основное, «примитивное» значение, а целую систему дополнительных коннотаций, понятий, ассоциаций, вариаций, которые образуют своеобразное смысловое поле, отображающее всю палитру оттенков одного нейтрального цвета, по сути, являющееся концептом того или иного цвета.

Существуют различные подходы к пониманию термина «концепт»: лингвокогнитивный, лингвокультурный, психологический, психолингвистический; семантический, логико-понятийный. От них зависят трактовки анализируемого понятия.

Так, по мнению Е. Кубряковой, концепт — это термин, служащий объяснению единиц ментальных и психологических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике [5, с. 90]. С. Аскольдов полагает, что концепт нужно рассматривать как общее понятие, замещающее нам в процессе мысли неопределённое множество предметов одного и того же рода [2, с. 269]. Ю. Степанов рассматривает концепт как основную ячейку культуры в ментальном мире человека, сгусток культуры в сознании человека, он не столько мыслится, сколько переживается [7]. На наш взгляд, именно последнее определение наиболее ёмко отображает суть понятия «концепт» применимо к пласту лексики, состоящей из цветонаименований.

В современной науке цвет уже давно изучается не только как физическое явление, но и как психологическая, философская, культурологическая категория. Примечательно, что в лингвистических словарях понятие «цвет» не рассматривается, то есть, справедливо не воспринимается как элемент лингвистического понятийного аппарата. Однако, в лингвокультурологических справочниках концепту «цвет» уделяется особое внимание, поскольку в нём заложена историческая, культурная, интеллектуальная, эмоциональная информация.

Если рассматривать интересующее нас явление с лингвокультурологических позиций, то цвет несомненно является концептом, потому что имеет аналог в объективной реальности, влияет на физическое и психоэмоциональное состояние человека, содержит ресурсы логического и чувственно-образного познания мира, является эстетической и морально-нравственной категорией и элементом мифа, культа, реализуется в цветообозначениях, словосочетаниях, идиомах [2, с. 27].

На формирование концепта отдельно анализируемого цвета влияют несколько факторов: это и частота употребления колоронима в речи; и сумма основных значений, вкладываемых носителями языка в конкретное цветонаименование; и наличие или отсутствие образной коннотации.

Для каждого языка характерно разное количество цветовых концептов. Неодинаковым будет и наполнение концепта синонимичными колоронимами либо их структурными вариантами. Общим для цветовых концептов разных языковых картин мира будет их устройство: это ядро с центром, который образует основное наименование цвета, и периферия (которую делят на ближнюю и дальнюю) со всей палитрой колоровариаций базового цвета. Именно в периферийной зоне находятся те прилагательные с семантикой цвета, которые можно считать наиболее значимыми в отображении языковой картины мира. Скажем, если в концепте «красный цвет» ядром считать слово «красный», то словоформа «красненький» будет размещаться в ближней периферии и в семантическом плане будет отличаться от основного колоронима в малой степени. А вот лексему «кумачёвый» необходимо расположить в дальней периферии и именно она будет обладать национально-специфическим колоритом, несущим в себе конкретную историческую и культурную информацию.

Особое значение концепт «цвет» играет в художественном тесте. Здесь речь идёт уже не столько об общих для определённого этноса цветовых характеристиках, сколько об индивидуально-авторском восприятии действительности, которое воплощается в собственной художественно-образной картине мира — идиостиле — писателя. Употребляя те или иные цветонаименования, автор художественного произведения может более глубоко передать настроение главных героев, их эмоции и чувства, обозначить конфликт и т. д.

Так, цвет стал своеобразным лейтмотивом произведения Стендаля «Красное и чёрное» и конечно, речь тут идёт не о просто цветонаименованиях, а о концепте со всеми ассоциативными связями и коннотативными нарощениями, характерными прежде всего для описываемой автором исторической вехи, и поэтому не всегда и не до конца понятными представителям другого этноса с иным историческим и религиозным прошлым. А. Вежбицка утверждает следующее: несмотря на то, что цветовое восприятие и является одним для всех групп людей, но языковая концептуализация различна в разных культурах, хоть здесь и есть поразительные элементы сходства [3, с. 238]. Таким образом, восприятие цвета связано с определёнными «универсальными элементами человеческого опыта» которые по-разному концептуализируются в разных языках.

Собственная цветовая картина мира, состоящая из определённого, характерного только для этих творцов, набора цветовых концептов, существует у С. Есенина, Э. М. Ремарка, Ф. Фицджеральда и многих других авторов. Тут важно отметить, что у каждого литератора смысловое наполнение концепта «цвет» особое, поэтому, скажем, концепт «чёрный цвет» у писателей разных стран и исторических эпох будет индивидуальным. Бесспорно, что комплексный анализ идиостиля писателя и создание концептуальной модели автора невозможны без тщательного изучения цветовых концептов, фигурирующих в его творчестве.

Итак, беря во внимание все вышеизложенные факты, можно сделать следующий вывод: концепт «цвет» — это компонент языковой картины мира, который является сложным многоуровневым образованием, отображающим объёмный семантический спектр оттенков и вариантов основного цветонаименования, являющегося ядром концепта и представляющим глубинные пласты информационной базы о данном цвете, в котором представлены отличительные национально-специфические особенности менталитета определённого этноса.

Ввиду перспективности данной проблематики в последующих исследованиях необходимо уделить особое внимание анализу факторов, влияющих на формирование концептов отдельных колорономинаций; выявлению различий семантических наполнений концепта одного и того же цвета разными этносами; реализации концепта «цвет» в художественных произведениях. На глубокое изучение одной из названных проблематик и будут направлены наши дальнейшие научные поиски.

 

Литература:

 

  1.                Аскольдов С. А. Концепт и слово / С. А. Аскольдов // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста: Антология. — М.: Academia, 1997. — С.267–279.
  2.                Астахова Я. Цветообозначения в русской языковой картине мира : дис. … канд. фил. наук: 10.02.01 / Астахова Яна Алексеевна. — Москва, 2014. — 234 с.
  3.                Вежбицка А. Обозначения цвета и универсалии зрительного восприятия / Анна Вежбицка // Язык. Культура. Познание / Анна Вежбицка. — М.: Русские словари, 1996. — С.231–290.
  4.                Корнилов O. A. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов / О. А. Корнилов. 2-е изд., испр. и доп. М.: ЧеРо, 2003. — 349 с.
  5.                Кубрякова Е. С. Концепт / Е. С. Кубрякова, В. З. Демьянков, Ю. Г. Панкрац, Л. Г. Лузина. Краткий словарь когнитивных терминов. — М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1996. — 248 с.
  6.                Маслова В. А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / В. А. Маслова. — М.: Издательский центр «Академия». 2001. — 208 с.
  7.                Степанов С. Ю. Концепт / С. Ю. Степанов // Константы: Словарь русской культуры: изд. 2-е, испр. и доп. М.: Академический проект, 2001. С.43–80.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов