Библиографическое описание:

Шурыгина И. А. Активное учение как фактор оптимизации активности субъекта в учебной деятельности [Текст] // Современная психология: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, июнь 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 89-91.

В статье представлено авторское понимание активности и деятельности в структуре личности младшего школьника, обосновано применение субъектного подхода в их обучении.
Ключевые слова: субъектность, деятельность, структура личности, активное учение.

Обращение к проблеме развития субъектности школьников в учебной деятельности в процессе формирования личности обусловлено рядом обстоятельств. Традиционно принято считать, что социальная ситуация является одним из важнейших факторов, детерминирующих развитие личности. Современная социальная ситуация характеризуется существенными изменениями. С одной стороны, расширилась сфера профессионального самовыражения, а с другой – усилились ограничения в реализации жизненно важных потребностей человека (социальной защищенности, профессиональной востребованности, стабильной заработной платы и т.д.). В новых социальных условиях, требующих развития активности личности и умения адаптироваться к сложностям жизни, усиливается необходимость внутреннего самоизменения личности. В связи с этим особую актуальность, как в теоретическом, так и практическом плане приобретает проблема субъектностиразвития активной, хорошо интегрированной личности, способной управлять собой, адаптироваться к быстро изменяющимся условиям социальной жизни и противостоять манипулятивным воздействиям.
Актуальность проблемы субъектного подхода к развитию личности в педагогической психологии обусловлена также наличием ряда противоречий между новыми социально-психологическими потребностями в сфере образования и ограниченными психолого-педагогическими возможностями их реализации; между ориентацией на развитие субъектности и недостаточной ее реализацией в практике обучения; между стремлением личности быть самостоятельным субъектом жизнедеятельности и психологической неготовностью к самореализации в жестких социальных условиях. Переоценка идеалов воспитания, целей образования в новых социальных условиях ставит перед педагогической психологией множество вопросов методологического характера, связанных с изучением субъективного фактора в развитии личности, таких феноменов, как субъектность, саморазвитие, экзистенциальная сфера и др.
Исследование субъектности как феномена и ее роль в развитии личности в российской психологии было впервые проведено С.Л. Рубинштейном, а в дальнейшем его последователями: К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинским, Л.И. Анцыферовой и др., которые сформулировали основные положения субъектного подхода к изучению личности. Согласно концепции этих авторов, субъектный подход представляет собой новую схему анализа, обращенного к «изучению реальной личности и созданию таких моделей, в которых воплощались бы особенности данного общества в данный период времени» [1, с.59].
В современной психологической науке субъектность рассматривается как особое личностное качество, связанное с активно-преобразующими свойствами и способностями. В связи с этим понятие «личность» мы рассматриваем как содержательную характеристику человека, а понятие «субъект» – как функциональную. Субъектность есть особое интегральное свойство личности, это некая система самодетерминирующих и самоорганизующих функций человека, его способность к самостоятельному принятию решений, самостоятельному построению и регуляции своей жизни, которое проявляется в осмысленном знании о возможностях самоуправления собственными ресурсами.
У некоторых авторов субъектные функции связываются с работой особой инстанции, отдельного аппарата личности, ее координирующего центра, соотносящего внутренние требования и особенности с внешними наличными и возможными условиями протекания организуемого поведения и принимающего на основе оценки важности признаков этих требований и условий решения.
Таким образом, в целом Субъект является внутриличностным средством для организации здесь и сейчас лучшего поведения по удовлетворению базовых потребностей. Субъектность обеспечивается наличием базовой инициирующей мотивации и специального личностного аппарата оперативной организации поведения и управления им здесь и сейчас, в котором связывающим, интегрирующим звеном является Оперативное Я. Субъект – искатель и анализатор внутренней и внешней информации, постановщик на ее основе ситуативных целей и намерений для организации поведения по осуществлению актуальной потребности и конкретизирующих ее мотиваций.
Развитие субъектности детерминировано внешними и внутренними факторами [3]. Внешние факторы связаны с особенностями социальной ситуации развития (Л.С. Выготский); внутренние – это «внутренняя позиция», проявляющаяся в потребностях, системе ценностных ориентации, которые определяют структуру отношений к действительности, к окружающему, к самому себе (А.Н.Леонтьев).

Принято считать, что субъект является носителем познавательной и практической активности, направленной на постижение и преобразование окружающего мира [5]. Такое понимание сущности субъекта является философским, предельно абстрактным и требует конкретизации в рамках специальных наук. Спецификация данного понятия в психологии с необходимостью предполагает выявление психологических условий, закономерностей и механизмов, обеспечивающих «ношение» активности субъектом. Выявление этих психологических предпосылок позволяет раскрыть общий путь формирования субъекта и основные принципы, законы его функционирования.

Разные виды активности занимают в составе деятельности неодинаковое положение. Можно согласиться с положением В.А.Петровского, что активность в системной организации деятельности имеет тройственный статус: 1) активность – динамическая «образующая» деятельности, из которой деятельность собственно и возникает; 2) активность – динамическая сторона уже возникшей деятельности; 3) активность – момент расширенного воспроизводства деятельности и скачка к качественно новым формам деятельности. В многочисленных исследованиях проблемы активности и деятельности показано, что активность биологического индивида в системной организации деятельности отвечает за физиологию, активность социального индивида – за технологию, а активность личности – за психологию деятельности.

Ведущим уровнем психической регуляции, на котором активность организуется в деятельность, является личность. Таким образом, участие личности в деятельности двояко: с одной стороны, личностная активность является фактором, динамизирующим и стабилизирующим деятельность, подготавливающим внутрисистемные переходы и трансформации ее структурных элементов (типа сдвига мотива на цель), с другой стороны, личностная активность является причиной развития и изменения деятельности. В первом случае личность функционирует как субъект-носитель, во втором случае – не только как носитель, но и как реформатор, хозяин, преобразователь деятельности. В последнем случае личность является подлинным субъектом деятельности. Ведь возможны ситуации, когда активность личности является динамической стороной деятельности, то есть личность ее фактически носит и осуществляет, но не является ее творцом и распорядителем, не участвует в ее созидании. Проще говоря, процесс деятельности личность выполняет, но этим процессом не управляет и не распоряжается. Как пишет В.И. Слободчиков, «очень часто не очевиден субъект конкретной деятельности и она видится только в качестве процесса. Либо индивидуальный субъект лишь думает, что он действует сам, а фактически он – «говорящее орудие» чужой деятельности, хозяин которой анонимен и манипулирует первым в своих целях (таким анонимным субъектом может быть взрослый для ребенка, учитель для ученика, начальник для подчиненного, в том числе – и социальная структура для своих функционеров)» [4, с. 26].

Деятельность принципиально отличается от активности следующими свойствами: осмысленностью, осознанностью, орудийностью – опосредованностью культурными орудиями. Эта триада психологических свойств раскрывает внутреннюю психическую организацию деятельности человека. Таким образом, соотношение активности и деятельности диалектично: активность является «субстанцией» деятельности, а деятельность – формой материализации активности. На ранних этапах онтогенеза человека активность индивида облекается в деятельность личности, а на более поздних стадиях – «дыры» и «прорехи» в деятельности субъекта «латаются» активностью личности [5]. Субъект активности превращается в субъекта деятельности при условии, что активность переходит в деятельность, то есть организуется посредством смыслов, целей и предметных значений. При этом наибольшая нагрузка выпадает на смысловую регуляцию, которая стабилизирует внешнюю и внутреннюю структуру активности. Благодаря смысловой регуляции активность воспроизводится субъектом как осмысленная, целеустремленная и культурно опосредованная деятельность. Благодаря смысловой регуляции активность воспроизводится субъектом как осмысленная, целеустремленная и культурно опосредованная деятельность. Субъекта активности от субъекта деятельности отделяет долгий процесс овладения культурно-историческими формами деятельности.

При этом В.А. Петровский дифференцирует субъектные проявления личности на субъекта всей жизни, субъекта предметной деятельности, субъекта общения и субъекта самосознания – «мультисубъектная» сущность личности [5].

Субъектом может быть как индивид, так и личность. Однако, говоря об индивиде как о субъекте, следует вести речь о субъекте активности. В самом широком философском смысле субъект – это человек и как биологический индивид, и как социальный индивид, и как личность. В этой связи А.В. Брушлинский отмечает, что психология «вынуждена более строго уточнять предмет своего исследования, выделяя специфически-психологический аспект субъекта, его деятельности и всех ее составляющих» [2, с.47].

Осмысленность, осознанность и орудийность деятельности – это триада психологических свойств, которая раскрывает внутреннюю психическую организацию деятельности человека. Для полноценной смысловой регуляции необходимы особые субъективные формы репрезентации жизненных отношений, реализуемых деятельностью, во внутреннем мире субъекта.

Представляется, что психологический анализ деятельности должен сосредоточиваться именно на личности, функционирующей в качестве субъекта деятельности. В школе таким субъектом деятельности становится активное учение, которому принадлежит ведущая роль в развитии субъектности личности.

Авторская концепция развития субъектности младших школьников включает следующие основные положения:
а) субъектность является как врожденной характеристикой человека (субъект активности), так и развивается в процессе деятельности, общения, познания и самопознания (субъект деятельности);
б) важнейшими внутренними условиями развития субъектности
является саморазвитие, мотив (потребность в саморазвитии), который должен построить сам субъект;
в) одним из факторов, активизирующих внутренние условия развития, является модель развития субъектности, практическая направленность которой связана с изменением мотивационной структуры субъекта;
г) активное учение, ориентированное на мотивационно-смысловое
обеспечение занятий, является одним из факторов развития субъектности.
Эвристическая ценность субъектного подхода для педагогической психологии заключается в том, что он акцентирует внимание на внутренние, субъективные условия развития и обучения, такие феномены, как самодетерминация, саморазвитие, неадаптивная активность, трансценденция и т.д.

Литература:
  1. Абульханова-Славская К.А. О субъекте психической деятельности. – М.: Наука, 1980. – 335 с.
  2. Брушлинский А.В. Субъект деятельности и обратная связь. // Системные аспекты психической деятельности. М., 1999.

  3. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М.: Политиздат, 1975. – 304 с.

  4. Слободчиков В.И. Развитие субъективной реальности в онтогенезе: Автореф. докт. дисс. – М., 1994.– 78с.

  5. Петровский В.А. Феномен субъектности в психологии личности: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра психол. наук. – М., 1993. – 52 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle