Библиографическое описание:

Скворцова Е. А. Конституциональные и психофизиологические предпосылки становления гендерной идентичности девушек и юношей 14-17 лет [Текст] // Психология в России и за рубежом: материалы Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, октябрь 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 29-34.

Проблема формирования гендерной идентичности является одной из наиболее популярных и активно развивающихся научных проблем [1; 2; 3; 4; 5; 31].

Гендерная идентичность представляет собой сложный, интегративный комплекс, в основе которого лежит тесный «сплав» направленных социальных воздействий и определенных биологических влияний [7; 8; 9; 11; 13; 14; 15; 20; 18; 23; 19; 24; 25; 27].

Наименее изученным на настоящий момент времени является вклад в процесс формирования гендерной идентичности некоторых конституциональных и психофизиологических факторов. Идея интеграции природного и социального в формировании гендерной идентичности находит свое непосредственное отражение в работах В.Е. Кагана [15]; В.В. Столина [29]; Т.И. Юферевой [32]; В. Мертенс [34]; Дж. Мани [33]. Однако в доступных литературных источниках не удалось обнаружить экспериментальных работ, в которых был бы исследован вклад конкретных индивидных и психофизиологических предпосылок в формирование гендерной идентичности юношей и девушек. На основании вышесказанного логично заключить, что вклад вышеуказанных предпосылок в формирование гендерной идентичности юношей и девушек не достаточно изучен.

В связи с вышесказанным целью нашего исследования являлось изучение вклада конституциональных и психофизиологических признаков в становление гендерной идентичности девушек и юношей 14-17 лет.

В качестве объекта исследования выступали юноши и девушки в возрасте 14-17 лет в количестве 205 человек: 104 юноши и 101 девушка. Все испытуемые на момент обследования обучались в массовых общеобразовательных школах Санкт-Петербурга.

Статистическая обработка полученных результатов осуществлялась с помощью методов t – критерия Стьюдента и χ2 (хи-квадрата); материал также обрабатывался посредством корреляционного и компонентного анализа в компьютерной версии программы SPSS-11.

Для решения поставленной цели, задач, объекта исследования, а также с учетом возрастных особенностей испытуемых были использованы следующее методы исследования:

В процессе проведения экспериментальных работ у юношей и девушек изучались такие индивидные особенности как скорость полового созревания и конституциональный пол для оценки которого была использована методика антропометрических измерений [6; 28]. Осуществлялось также изучение таких психофизиологических характеристик как профиль ФСМА и функциональные ресурсы организма посредством проб Штанге и Генча на задержку дыхания на вдохе и выдохе соответственно [12]. Особенности гендерной идентичности юношей и девушек исследовались посредством двух таких хорошо зарекомендовавших себя методик как поло-ролевой опросник С. Бем и шкала «Маскулинность-фемининность» из Фрайбургского личностного опросника (Freiburg Personality Inventory, FPI) Й. Фаренберга, Х. Зелга и Р. Гампела [13]. Помимо гендерной идентичности исследовались также такие психологические характеристики как система психологических защит личности [16; 17], структура интеллекта [30] и академическая успеваемость учащихся.

Основные результаты исследования

Сопоставительный анализ результатов обследования непосредственно всех девушек и юношей 14-17 лет позволил установить, что они являются типичными представителями обоих полов, поскольку комплекс выявленных конституциональных, психофизиологических и психологических особенностей соответствует имеющимся в литературе сведениям о половых и гендерных различиях женщин и мужчин.

На втором этапе анализа полученных материалов осуществлялось сравнение трех групп девушек, различающихся по признаку конституционального пола: фемининного, андрогинного и маскулинного.

Сравнение трех групп девушек показало, что фемининные в конституциональном плане девушки (девушки, имеющие типично женское телосложение) характеризуются преобладанием фемининных психологических характеристик по отношению к маскулинным. Для таких девушек характерно раннее половое созревание, правосторонний или преимущественно правосторонний профиль ФСМА, относительно невысокие функциональные ресурсы организма, снижение показателей интеллектуального развития, а также использование гендерно-адекватных психологических защит личности. Таким образом, в структуре личности девушек с фемининными конституциональными характеристиками сильнее представлены инфантильные черты в сочетании с более низкой мотивационной пластичностью.

Вышеописанная закономерность увеличения количества правосторонних признаков в профиле ФСМА по мере усиления фемининных характеристик в пропорциях телосложения отчасти находит свое объяснение в имеющихся в литературе сведениях. Как известно, специфической особенностью женского организма является последовательность гормональных изменений менструального цикла и процесса вынашивания ребенка.


Согласно литературным сведениям, за все последовательные циклические процессы отвечает левое полушарие, поэтому обеспечение менструального цикла и процесса беременности также логично связать с функциональной активностью левого полушария мозга [22]. Причем нарушения менструального цикла и другие гинекологические заболевания чаще встречаются у женщин с превалированием синистральных фенотипических признаков [26]. В литературе также встречаются сведения о взаимосвязи избыточного количества пренатального тестостерона и леворукости у женщин [22]. По всей вероятности, фемининные в конституциональном плане девушки по комплексу своих индивидных и психофизиологических признаков могут иметь более высокие показатели репродуктивного здоровья.

Девушки же с признаками маскулинного конституционального пола характеризуются преобладанием в структуре личности маскулинных свойств и качеств по отношению к фемининным, а также более высокой частотой использования психологических защит личности, традиционно рассматриваемых как «мужские» и высокими показателями интеллектуального развития. При этом для таких девушек типично относительно позднее половое созревание, относительно высокие функциональные ресурсы организма и преобладание левосторонних признаков в профиле ФМСА (χ2 эм. = 6,63; χ2 кр. = 5,991; p<0,05) (см. рисунок 1).

Рисунок 1. Распределение девушек (в %) в зависимости

от профиля ФСМА

На третьем этапе анализа полученных материалов осуществлялось сравнение трех групп юношей, различающихся по признаку конституционального пола: фемининного, андрогинного и маскулинного.

Сравнение юношей трех групп показало, что что маскулинные в конституциональном отношении юноши характеризуются правым или преимущественно правым профилем ФСМА, тогда как появление признаков андрогинного и фемининного конституционального пола сопровождается увеличением количества левосторонних признаков в профиле ФСМА (χ2 эм. = 5,6; χ2 кр. = 3,841; p<0,05) (см. рисунок 2).

Рисунок 2. Распределение юношей (в %) в зависимости

от профиля ФСМА


Столь большой процент юношей с левым профилем ФСМА, естественно, является не случайным. Согласно представленным в доступных литературных источниках фактам, большое количество левосторонних признаков в профиле ФСМА, равно как и леворукость, часто объясняют ранними повреждениями мозга. Вынашивание мальчика, как известно, происходит в окружении женских половых гормонов. Подобная среда является «чужеродной» по отношению к формирующемуся мужскому организму и закономерно приводит к большему количеству проблем, с которым сталкивается мужской плод еще до рождения [22].

Оценка функциональных ресурсов организма юношей с помощью пробы Штанге показала, что по мере нарастания усиления фемининных конституциональных признаков эффективность выполнения данной пробы достоверно снижается. Скорость полового созревания у сопоставляемых групп юношей практически одинакова.

Сравнение трех групп юношей позволило установить, что все три группы юношей характеризуются андрогинным психологическим полом с незначительной тенденцией к маскулинизации. Сравнение частоты использования психологических защитных механизмов в вышеуказанных группах юношей позволило усмотреть специфические особенности у юношей с выраженными фемининными конституциональными признаками, которые достоверно реже (в сравнении с юношами с маскулинными и андрогинными признаками) используют компенсацию, но, при этом, достоверно чаще (в сравнении с юношами с андрогинными и маскулинными признаками) используют проекцию. Такие особенности защит, безусловно, отражают целый комплекс проблем эмоционально-личностного развития юношей с признаками фемининного конституционального пола.

На последнем этапе исследования осуществлялась обработка эмпирического материала с помощью корреляционного и компонентного анализа, который проводился на выборках девушек и юношей в отдельности.

По результатам корреляционного анализа рассматривались связи для выборок девушек (n – 101) и юношей (n – 104) с 0,256 при p < 0,01 и с 0,324 при р < 0,001.

В рамках корреляционного анализа, прежде всего, анализировались взаимосвязи такого признака как конституциональный пол с другими характеристиками и, в первую очередь, с психологическим полом личности. Особый интерес представляли взаимосвязи таких психофизиологических признаков как ФСМА, скорость полового созревания и функциональные ресурсы организма (эффективность выполнения проб Штанге и Генча), с особенностями гендерной идентичности. На рисунке 3 представлена матрица корреляционных взаимосвязей конституционального пола с другими признаками в группе девушек.

Пояснение: « » - отрицательная связь; « » - положительная связь

Рисунок 3. Матрица корреляционных взаимосвязей конституционального пола с другими характеристиками в группе девушек


В группе юношей конституциональный пол личности не обнаружил ни одной значимой корреляции.

Корреляционные взаимосвязи ФСМА с другими изучаемыми характеристиками в группе девушек свидетельствует о том, что девушки с наибольшим количеством правосторонних признаков в профиле ФСМА характеризуются конституциональной фемининностью (-0,314), ранним половым созреванием (-0,389), снижением показателей развития как общего (-0,570), так и вербального (-0,439) и невербального (-0,529) интеллекта.

В группе юношей, в свою очередь, испытуемые с наибольшим количеством правосторонних признаков в профиле ФСМА характеризуются более ранним половым созреванием(-0,257), более низкими показателями развития общего (-0,268) и невербального (-0,293) интеллекта.

Оценка взаимосвязи функциональных ресурсов организма девушек с другими признаками показала, что наиболее длительная задержка дыхания при выполнении пробы Генча сопровождается уменьшением числа правосторонних проб в профиле ФСМА (-0,383), а также возрастанием частоты использования таких психологических защит как рационализация (+0,342) и компенсация (+0,311) и возрастанием показателей развития общего (+0,429) и невербального (+0,466) интеллекта. Выполнение пробы Штанге в данной группе девушек не обнаружило ни одной значимой взаимосвязи.

В группе юношей наибольшее число взаимосвязей с другими признаками обнаруживает, наоборот, эффективность выполнения пробы Штанге (см. рисунок 4).

Рисунок 4. Матрица корреляционных взаимосвязей проб Штанге и Генча с другими характеристиками в группе юношей.


В частности, способность к наиболее длительной задержке дыхания на вдохе сопровождается уменьшением фемининных психологических характеристик (-0,302), возрастанием вклада маскулинных психологических свойств и качеств по отношению к фемининным (+0,298) а также возрастанием показателей развития общего (+0,363), вербального (+0,295) и невербального (+0,267) интеллекта.

Что касается пробы Генча, то высокая эффективность ее выполнения юношами сопровождается уменьшением фемининных психологических свойств и качеств в структуре личности (-0,370) и возрастанием маскулинных психологических характеристик по отношению к фемининным (+0,287).

И, наконец, раннее половое созревание в группе девушек (более ранний возраст менархе) сопровождается возрастанием числа правосторонних проб в ФСМА (-0,389), выраженными фемининными конституциональными признаками (+0,413), а также более низкими показателями развития общего (+0,433), вербального (+0,296) и невербального (+0,403) интеллекта.

В группе юношей, в свою очередь, раннее половое созревание (более ранний возраст андрархе) сопровождается увеличением числа правосторонних проб в ФСМА (-0,267), и возрастанием маскулинных психологических характеристик по отношению к фемининным (Фрайбургская шкала) (-0,280).

Анализ результатов компонентного анализа подтвердил ранее установленные с помощью корреляционного анализа закономерности. В группе девушек конституциональный пол действительно взаимосвязан с таким комплексом признаков как скорость полового созревания, функциональная сенсомоторная асимметрия, профиль сенсорной асимметрии, соотношение маскулинных и фемининных характеристик в структуре личности, а также интеллектуальное развития и академическая успеваемость.

В группе юношей, в свою очередь, конституциональный пол оказался никак не взаимосвязан с остальными изучаемыми характеристиками. Наиболее высокие показатели маскулинных психологических свойств и качеств по отношению к фемининным отмечаются у юношей с более высокими функциональными ресурсами организма. Причем данная категория юношей характеризуется и более высокой когнитивной успешностью.

Таким образом, становление гендерной идентичности юношей и девушек 14-17 лет в различной степени обусловлено конституциональными и психофизиологическими особенностями развития. Складывается впечатление, что гендерная идентичность юношей представляет собой, в большей степени, результат направленных средовых воздействий, нежели гендерная идентичность девушек, становление которой определяется всем комплексом изученных конституциональных и психофизиологических характеристик.


Литература:
  1. Абраменкова, В.В. Полоролевая дифференциация и сексологизация детской субкультуры, или горький вкус запретного плода / В.В. Абраменкова Мир психологии. 2000. №1 с.143-154.

  2. Асмолов, А.Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека/ А.Г. Асмолов - М.: Смысл, 2007. - 526 с.

  3. Бендас, Т.В. Гендерная психология: Учебное пособие./ Т.В. Бендас - СПб.: Питер. 2005.- 431 с.

  4. Берн, Ш. Гендерная психология/ Ш. Берн - СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК. 2001. - 320 с.

  5. Божович, Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе/ Л.И. Божович //Вопросы психологии. Психология личности. 2003. - 108-117с.

  6. Васильев, С.В. Основы возрастной и конституциональной антропологии./ С.В. Васильев - М., 1996

  7. Геодакян, В.А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации/ В.А. Геодакян /Проблемы передачи информации. 1965. № 1. 105 - 112с.

  8. Геодакян, В.А. Мужчина и женщина. Эволюционно-биологическое предназначение / В.А. Геодакян // Женщина в аспекте физической антропологии.- М.: ИЭА РАН, 1994.

  9. Геодакян, В. А. Эволюционные хромосомы и эволюционный половой диморфизм/ В.А. Геодакян // Известия Академии Наук, Серия Биологическая, 2000. № 2. - 133 - 148 с.

  10. Дворянчиков, Н.В. Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации в пубертатном периоде/ Н.В. Дворянчиков, С.С. Носов // Психологическая наука и образование (электронный журнал) - 2010. №4.

  11. Ениколопов, С. Н. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии/ С. Н. Ениколопов, Н. В. Дворянчиков // Психологический журнал. - 2001. - Т. 22, № 3. – 100 - 115с.

  12. Заболотских, И.Б. Физиологические основы различий стрессорной устойчивости здорового и больного человека/ И.Б. Заболотских, В.А. Илюхина - Краснодар: Изд-во Кубанской мед. академии, 1995. - 182 с.

  13. Ильин, Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. Психология, 1-е издание./ Е.П. Ильин - М., 2006г.

  14. Исаев, Д.Н. Половое воспитание детей. / Д.Н. Исаев, В.Е.Каган, - М. 1998 - 256 с.

  15. Каган, В. Е. Половой идентичности нарушения/ В. Е. Каган // Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста.- СПб.: Питер, 2000. - 214с.

  16. Каменская, В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта./ В.Г. Каменская - СПб.: Детство-пресс. 1999. - 144 с.

  17. Каменская, В. Г. Психология развития: обшие и специальные вопросы./ В. Г.Каменская, И. Е. Мельникова - СПб., Издательство «ДЕТСТВО-ПРЕСС». 2008.— 368 с.

  18. Келли, Г. Ф. Основы современной сексологии./ Г. Ф. Келли - СПб.: Питер-паблишинг, 2000.

  19. Коломинский, Я.Л. Ролевая дифференциация пола у дошкольников/ Я.Л. Коломинский, М.Х. Мелтсас // Вопросы психологии. 1995. № 3. -165-171с.

  20. Кон, И.С. Андрология и генитальная хирургия / Научно-практический медицинский рецензируемый междисциплинарный журнал/ - 2008. - № 4

  21. 5- 12с.

  22. Леутин, В.П. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность./ В.П. Леутин, Е.И Николаева– СПб: Речь, 2005- 368 с.

  23. Либин, A.B. Половые различия: биологическая эволюция и социальные традиции/ A.B. Либин // Дифференциальная психология.- М.: Смысл, 1999.- 272-288с.

  24. Носов, С.С. Психологический пол в динамической системе психической адаптации/ С.С. Носов, Н.В. Дворянчиков // Сексология и сексопатология. 2004. № 1.

  25. Носов, С.С. Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации (на примере подростков) Автореф. дис. канд. психол. наук/ С.С. Носов - Москва, 2011- 25с.

  26. Орлов, В.И. Межполушарная асимметрия мозга в системной организации процессов женской репродукции / хрестоматия «Функциональная межполушарная асимметрия»/ В.И. Орлов, А.В. Черноситов, К.Ю. Сагамонова, Т.Л. Боташева - М. «Научный мир» 2004, гл. 20

  27. Романов, И.В. Особенности половой идентичности подростков/ И.В. Романов / Вопр. психол. 1997. №4. - 39-47с.

  28. Столин, В.В. Самосознание личности/ В.В. Столин - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.-284 с.

  29. Туник, Е.Е. Тест интеллекта Амтхауэра. Анализ и интерпретация данных/ Е.Е. Туник - Изд. «Речь» 2009.

  30. Шилов, И.Ю. Полоролевые образы и особенности тендерной идентичности в сознании старшеклассников, обучающихся в образовательных учреждениях разного типа: Дис. канд. психол. наук/ И.Ю. Шилов СПБ, 2000.- 187с.

  31. Юферева, Т.И. Формирование психологического поля/ Т.И. Юферева // Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту. - М., 1987. - 137-146с.

  32. Money, J. Gender role, gender identity: usage and dedefinitions of terms / J. Money // Journal of American Academy of Psychoanalysis. – 1973. – Vol. 1. – P. 397–402.

  33. Mertens, W. Entwicklung der Psychosexualitat und der Geshlechtsidentitat / W. Mertens – Stuttgart: Berlin: Koln: Kohlhammer (Psychoanalytische Entwicklung psichologie) Bd. 1. Geburt bis 4. Lebensjahr. – 2., ulerart. Aufl., - 1994. – 181 p.

Основные термины: гендерной идентичности, гендерной идентичности юношей, гендерной идентичности девушек, психологических защит, группе юношей, группе девушек, становления гендерной идентичности, профиле ФСМА, функциональные ресурсы организма, психологических защит личности, предпосылки становления гендерной, добрачных отношениях юношей, становление гендерной идентичности, психологических характеристик, формирования гендерной идентичности, маскулинных психологических, конституционального пола, формирование гендерной идентичности, групп юношей, Особенности гендерной идентичности

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle