Библиографическое описание:

Скворцова Е. А. Конституциональные и психофизиологические предпосылки становления гендерной идентичности девушек и юношей 14-17 лет [Текст] // Психология в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, октябрь 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 29-34.

Проблема формирования гендерной идентичности является одной из наиболее популярных и активно развивающихся научных проблем [1; 2; 3; 4; 5; 31].

Гендерная идентичность представляет собой сложный, интегративный комплекс, в основе которого лежит тесный «сплав» направленных социальных воздействий и определенных биологических влияний [7; 8; 9; 11; 13; 14; 15; 20; 18; 23; 19; 24; 25; 27].

Наименее изученным на настоящий момент времени является вклад в процесс формирования гендерной идентичности некоторых конституциональных и психофизиологических факторов. Идея интеграции природного и социального в формировании гендерной идентичности находит свое непосредственное отражение в работах В.Е. Кагана [15]; В.В. Столина [29]; Т.И. Юферевой [32]; В. Мертенс [34]; Дж. Мани [33]. Однако в доступных литературных источниках не удалось обнаружить экспериментальных работ, в которых был бы исследован вклад конкретных индивидных и психофизиологических предпосылок в формирование гендерной идентичности юношей и девушек. На основании вышесказанного логично заключить, что вклад вышеуказанных предпосылок в формирование гендерной идентичности юношей и девушек не достаточно изучен.

В связи с вышесказанным целью нашего исследования являлось изучение вклада конституциональных и психофизиологических признаков в становление гендерной идентичности девушек и юношей 14-17 лет.

В качестве объекта исследования выступали юноши и девушки в возрасте 14-17 лет в количестве 205 человек: 104 юноши и 101 девушка. Все испытуемые на момент обследования обучались в массовых общеобразовательных школах Санкт-Петербурга.

Статистическая обработка полученных результатов осуществлялась с помощью методов t – критерия Стьюдента и χ2 (хи-квадрата); материал также обрабатывался посредством корреляционного и компонентного анализа в компьютерной версии программы SPSS-11.

Для решения поставленной цели, задач, объекта исследования, а также с учетом возрастных особенностей испытуемых были использованы следующее методы исследования:

В процессе проведения экспериментальных работ у юношей и девушек изучались такие индивидные особенности как скорость полового созревания и конституциональный пол для оценки которого была использована методика антропометрических измерений [6; 28]. Осуществлялось также изучение таких психофизиологических характеристик как профиль ФСМА и функциональные ресурсы организма посредством проб Штанге и Генча на задержку дыхания на вдохе и выдохе соответственно [12]. Особенности гендерной идентичности юношей и девушек исследовались посредством двух таких хорошо зарекомендовавших себя методик как поло-ролевой опросник С. Бем и шкала «Маскулинность-фемининность» из Фрайбургского личностного опросника (Freiburg Personality Inventory, FPI) Й. Фаренберга, Х. Зелга и Р. Гампела [13]. Помимо гендерной идентичности исследовались также такие психологические характеристики как система психологических защит личности [16; 17], структура интеллекта [30] и академическая успеваемость учащихся.

Основные результаты исследования

Сопоставительный анализ результатов обследования непосредственно всех девушек и юношей 14-17 лет позволил установить, что они являются типичными представителями обоих полов, поскольку комплекс выявленных конституциональных, психофизиологических и психологических особенностей соответствует имеющимся в литературе сведениям о половых и гендерных различиях женщин и мужчин.

На втором этапе анализа полученных материалов осуществлялось сравнение трех групп девушек, различающихся по признаку конституционального пола: фемининного, андрогинного и маскулинного.

Сравнение трех групп девушек показало, что фемининные в конституциональном плане девушки (девушки, имеющие типично женское телосложение) характеризуются преобладанием фемининных психологических характеристик по отношению к маскулинным. Для таких девушек характерно раннее половое созревание, правосторонний или преимущественно правосторонний профиль ФСМА, относительно невысокие функциональные ресурсы организма, снижение показателей интеллектуального развития, а также использование гендерно-адекватных психологических защит личности. Таким образом, в структуре личности девушек с фемининными конституциональными характеристиками сильнее представлены инфантильные черты в сочетании с более низкой мотивационной пластичностью.

Вышеописанная закономерность увеличения количества правосторонних признаков в профиле ФСМА по мере усиления фемининных характеристик в пропорциях телосложения отчасти находит свое объяснение в имеющихся в литературе сведениях. Как известно, специфической особенностью женского организма является последовательность гормональных изменений менструального цикла и процесса вынашивания ребенка.


Согласно литературным сведениям, за все последовательные циклические процессы отвечает левое полушарие, поэтому обеспечение менструального цикла и процесса беременности также логично связать с функциональной активностью левого полушария мозга [22]. Причем нарушения менструального цикла и другие гинекологические заболевания чаще встречаются у женщин с превалированием синистральных фенотипических признаков [26]. В литературе также встречаются сведения о взаимосвязи избыточного количества пренатального тестостерона и леворукости у женщин [22]. По всей вероятности, фемининные в конституциональном плане девушки по комплексу своих индивидных и психофизиологических признаков могут иметь более высокие показатели репродуктивного здоровья.

Девушки же с признаками маскулинного конституционального пола характеризуются преобладанием в структуре личности маскулинных свойств и качеств по отношению к фемининным, а также более высокой частотой использования психологических защит личности, традиционно рассматриваемых как «мужские» и высокими показателями интеллектуального развития. При этом для таких девушек типично относительно позднее половое созревание, относительно высокие функциональные ресурсы организма и преобладание левосторонних признаков в профиле ФМСА (χ2 эм. = 6,63; χ2 кр. = 5,991; p<0,05) (см. рисунок 1).

Рисунок 1. Распределение девушек (в %) в зависимости

от профиля ФСМА

На третьем этапе анализа полученных материалов осуществлялось сравнение трех групп юношей, различающихся по признаку конституционального пола: фемининного, андрогинного и маскулинного.

Сравнение юношей трех групп показало, что что маскулинные в конституциональном отношении юноши характеризуются правым или преимущественно правым профилем ФСМА, тогда как появление признаков андрогинного и фемининного конституционального пола сопровождается увеличением количества левосторонних признаков в профиле ФСМА (χ2 эм. = 5,6; χ2 кр. = 3,841; p<0,05) (см. рисунок 2).

Рисунок 2. Распределение юношей (в %) в зависимости

от профиля ФСМА


Столь большой процент юношей с левым профилем ФСМА, естественно, является не случайным. Согласно представленным в доступных литературных источниках фактам, большое количество левосторонних признаков в профиле ФСМА, равно как и леворукость, часто объясняют ранними повреждениями мозга. Вынашивание мальчика, как известно, происходит в окружении женских половых гормонов. Подобная среда является «чужеродной» по отношению к формирующемуся мужскому организму и закономерно приводит к большему количеству проблем, с которым сталкивается мужской плод еще до рождения [22].

Оценка функциональных ресурсов организма юношей с помощью пробы Штанге показала, что по мере нарастания усиления фемининных конституциональных признаков эффективность выполнения данной пробы достоверно снижается. Скорость полового созревания у сопоставляемых групп юношей практически одинакова.

Сравнение трех групп юношей позволило установить, что все три группы юношей характеризуются андрогинным психологическим полом с незначительной тенденцией к маскулинизации. Сравнение частоты использования психологических защитных механизмов в вышеуказанных группах юношей позволило усмотреть специфические особенности у юношей с выраженными фемининными конституциональными признаками, которые достоверно реже (в сравнении с юношами с маскулинными и андрогинными признаками) используют компенсацию, но, при этом, достоверно чаще (в сравнении с юношами с андрогинными и маскулинными признаками) используют проекцию. Такие особенности защит, безусловно, отражают целый комплекс проблем эмоционально-личностного развития юношей с признаками фемининного конституционального пола.

На последнем этапе исследования осуществлялась обработка эмпирического материала с помощью корреляционного и компонентного анализа, который проводился на выборках девушек и юношей в отдельности.

По результатам корреляционного анализа рассматривались связи для выборок девушек (n – 101) и юношей (n – 104) с 0,256 при p < 0,01 и с 0,324 при р < 0,001.

В рамках корреляционного анализа, прежде всего, анализировались взаимосвязи такого признака как конституциональный пол с другими характеристиками и, в первую очередь, с психологическим полом личности. Особый интерес представляли взаимосвязи таких психофизиологических признаков как ФСМА, скорость полового созревания и функциональные ресурсы организма (эффективность выполнения проб Штанге и Генча), с особенностями гендерной идентичности. На рисунке 3 представлена матрица корреляционных взаимосвязей конституционального пола с другими признаками в группе девушек.

Пояснение: « » - отрицательная связь; « » - положительная связь

Рисунок 3. Матрица корреляционных взаимосвязей конституционального пола с другими характеристиками в группе девушек


В группе юношей конституциональный пол личности не обнаружил ни одной значимой корреляции.

Корреляционные взаимосвязи ФСМА с другими изучаемыми характеристиками в группе девушек свидетельствует о том, что девушки с наибольшим количеством правосторонних признаков в профиле ФСМА характеризуются конституциональной фемининностью (-0,314), ранним половым созреванием (-0,389), снижением показателей развития как общего (-0,570), так и вербального (-0,439) и невербального (-0,529) интеллекта.

В группе юношей, в свою очередь, испытуемые с наибольшим количеством правосторонних признаков в профиле ФСМА характеризуются более ранним половым созреванием(-0,257), более низкими показателями развития общего (-0,268) и невербального (-0,293) интеллекта.

Оценка взаимосвязи функциональных ресурсов организма девушек с другими признаками показала, что наиболее длительная задержка дыхания при выполнении пробы Генча сопровождается уменьшением числа правосторонних проб в профиле ФСМА (-0,383), а также возрастанием частоты использования таких психологических защит как рационализация (+0,342) и компенсация (+0,311) и возрастанием показателей развития общего (+0,429) и невербального (+0,466) интеллекта. Выполнение пробы Штанге в данной группе девушек не обнаружило ни одной значимой взаимосвязи.

В группе юношей наибольшее число взаимосвязей с другими признаками обнаруживает, наоборот, эффективность выполнения пробы Штанге (см. рисунок 4).

Рисунок 4. Матрица корреляционных взаимосвязей проб Штанге и Генча с другими характеристиками в группе юношей.


В частности, способность к наиболее длительной задержке дыхания на вдохе сопровождается уменьшением фемининных психологических характеристик (-0,302), возрастанием вклада маскулинных психологических свойств и качеств по отношению к фемининным (+0,298) а также возрастанием показателей развития общего (+0,363), вербального (+0,295) и невербального (+0,267) интеллекта.

Что касается пробы Генча, то высокая эффективность ее выполнения юношами сопровождается уменьшением фемининных психологических свойств и качеств в структуре личности (-0,370) и возрастанием маскулинных психологических характеристик по отношению к фемининным (+0,287).

И, наконец, раннее половое созревание в группе девушек (более ранний возраст менархе) сопровождается возрастанием числа правосторонних проб в ФСМА (-0,389), выраженными фемининными конституциональными признаками (+0,413), а также более низкими показателями развития общего (+0,433), вербального (+0,296) и невербального (+0,403) интеллекта.

В группе юношей, в свою очередь, раннее половое созревание (более ранний возраст андрархе) сопровождается увеличением числа правосторонних проб в ФСМА (-0,267), и возрастанием маскулинных психологических характеристик по отношению к фемининным (Фрайбургская шкала) (-0,280).

Анализ результатов компонентного анализа подтвердил ранее установленные с помощью корреляционного анализа закономерности. В группе девушек конституциональный пол действительно взаимосвязан с таким комплексом признаков как скорость полового созревания, функциональная сенсомоторная асимметрия, профиль сенсорной асимметрии, соотношение маскулинных и фемининных характеристик в структуре личности, а также интеллектуальное развития и академическая успеваемость.

В группе юношей, в свою очередь, конституциональный пол оказался никак не взаимосвязан с остальными изучаемыми характеристиками. Наиболее высокие показатели маскулинных психологических свойств и качеств по отношению к фемининным отмечаются у юношей с более высокими функциональными ресурсами организма. Причем данная категория юношей характеризуется и более высокой когнитивной успешностью.

Таким образом, становление гендерной идентичности юношей и девушек 14-17 лет в различной степени обусловлено конституциональными и психофизиологическими особенностями развития. Складывается впечатление, что гендерная идентичность юношей представляет собой, в большей степени, результат направленных средовых воздействий, нежели гендерная идентичность девушек, становление которой определяется всем комплексом изученных конституциональных и психофизиологических характеристик.


Литература:
  1. Абраменкова, В.В. Полоролевая дифференциация и сексологизация детской субкультуры, или горький вкус запретного плода / В.В. Абраменкова Мир психологии. 2000. №1 с.143-154.

  2. Асмолов, А.Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека/ А.Г. Асмолов - М.: Смысл, 2007. - 526 с.

  3. Бендас, Т.В. Гендерная психология: Учебное пособие./ Т.В. Бендас - СПб.: Питер. 2005.- 431 с.

  4. Берн, Ш. Гендерная психология/ Ш. Берн - СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК. 2001. - 320 с.

  5. Божович, Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе/ Л.И. Божович //Вопросы психологии. Психология личности. 2003. - 108-117с.

  6. Васильев, С.В. Основы возрастной и конституциональной антропологии./ С.В. Васильев - М., 1996

  7. Геодакян, В.А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации/ В.А. Геодакян /Проблемы передачи информации. 1965. № 1. 105 - 112с.

  8. Геодакян, В.А. Мужчина и женщина. Эволюционно-биологическое предназначение / В.А. Геодакян // Женщина в аспекте физической антропологии.- М.: ИЭА РАН, 1994.

  9. Геодакян, В. А. Эволюционные хромосомы и эволюционный половой диморфизм/ В.А. Геодакян // Известия Академии Наук, Серия Биологическая, 2000. № 2. - 133 - 148 с.

  10. Дворянчиков, Н.В. Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации в пубертатном периоде/ Н.В. Дворянчиков, С.С. Носов // Психологическая наука и образование (электронный журнал) - 2010. №4.

  11. Ениколопов, С. Н. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии/ С. Н. Ениколопов, Н. В. Дворянчиков // Психологический журнал. - 2001. - Т. 22, № 3. – 100 - 115с.

  12. Заболотских, И.Б. Физиологические основы различий стрессорной устойчивости здорового и больного человека/ И.Б. Заболотских, В.А. Илюхина - Краснодар: Изд-во Кубанской мед. академии, 1995. - 182 с.

  13. Ильин, Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. Психология, 1-е издание./ Е.П. Ильин - М., 2006г.

  14. Исаев, Д.Н. Половое воспитание детей. / Д.Н. Исаев, В.Е.Каган, - М. 1998 - 256 с.

  15. Каган, В. Е. Половой идентичности нарушения/ В. Е. Каган // Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста.- СПб.: Питер, 2000. - 214с.

  16. Каменская, В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта./ В.Г. Каменская - СПб.: Детство-пресс. 1999. - 144 с.

  17. Каменская, В. Г. Психология развития: обшие и специальные вопросы./ В. Г.Каменская, И. Е. Мельникова - СПб., Издательство «ДЕТСТВО-ПРЕСС». 2008.— 368 с.

  18. Келли, Г. Ф. Основы современной сексологии./ Г. Ф. Келли - СПб.: Питер-паблишинг, 2000.

  19. Коломинский, Я.Л. Ролевая дифференциация пола у дошкольников/ Я.Л. Коломинский, М.Х. Мелтсас // Вопросы психологии. 1995. № 3. -165-171с.

  20. Кон, И.С. Андрология и генитальная хирургия / Научно-практический медицинский рецензируемый междисциплинарный журнал/ - 2008. - № 4

  21. 5- 12с.

  22. Леутин, В.П. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность./ В.П. Леутин, Е.И Николаева– СПб: Речь, 2005- 368 с.

  23. Либин, A.B. Половые различия: биологическая эволюция и социальные традиции/ A.B. Либин // Дифференциальная психология.- М.: Смысл, 1999.- 272-288с.

  24. Носов, С.С. Психологический пол в динамической системе психической адаптации/ С.С. Носов, Н.В. Дворянчиков // Сексология и сексопатология. 2004. № 1.

  25. Носов, С.С. Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации (на примере подростков) Автореф. дис. канд. психол. наук/ С.С. Носов - Москва, 2011- 25с.

  26. Орлов, В.И. Межполушарная асимметрия мозга в системной организации процессов женской репродукции / хрестоматия «Функциональная межполушарная асимметрия»/ В.И. Орлов, А.В. Черноситов, К.Ю. Сагамонова, Т.Л. Боташева - М. «Научный мир» 2004, гл. 20

  27. Романов, И.В. Особенности половой идентичности подростков/ И.В. Романов / Вопр. психол. 1997. №4. - 39-47с.

  28. Столин, В.В. Самосознание личности/ В.В. Столин - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.-284 с.

  29. Туник, Е.Е. Тест интеллекта Амтхауэра. Анализ и интерпретация данных/ Е.Е. Туник - Изд. «Речь» 2009.

  30. Шилов, И.Ю. Полоролевые образы и особенности тендерной идентичности в сознании старшеклассников, обучающихся в образовательных учреждениях разного типа: Дис. канд. психол. наук/ И.Ю. Шилов СПБ, 2000.- 187с.

  31. Юферева, Т.И. Формирование психологического поля/ Т.И. Юферева // Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту. - М., 1987. - 137-146с.

  32. Money, J. Gender role, gender identity: usage and dedefinitions of terms / J. Money // Journal of American Academy of Psychoanalysis. – 1973. – Vol. 1. – P. 397–402.

  33. Mertens, W. Entwicklung der Psychosexualitat und der Geshlechtsidentitat / W. Mertens – Stuttgart: Berlin: Koln: Kohlhammer (Psychoanalytische Entwicklung psichologie) Bd. 1. Geburt bis 4. Lebensjahr. – 2., ulerart. Aufl., - 1994. – 181 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle