Библиографическое описание:

Абдулганеева И. И. Словообразовательные форманты интенсификации в художественном языке М. А. Шолохова и способы их передачи на немецкий язык [Текст] // Филология и лингвистика: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 92-94.

В статье рассматриваются словообразовательные форманты интенсификации, обуславливающие сочетание эмотивной, оценочной, экспрессивной характеристик лексической единицы, на примере художественного языка произведений М. А. Шолохова, осуществлен сопоставительный анализ русских дериватов с суффиксами-интенсификаторами и их переводов на немецкий язык.

Ключевые слова: словообразовательные форманты интенсификации, коннотативный компонент, стиль М. А. Шолохова, суффиксы-интенсификаторы, способы перевода.


Национальный и духовно-культурный миропорядок каждого народа, отдельного этноса отражается в образно-оценочной системе, отраженной в лингвокультуре. Сквозь призму определенной ментальности, а затем и субъективного, денотат получает коннотацию, позволяющую «интенсифицировать» язык автора или речь отдельного индивида, то есть придать экспрессию, служить выражением чувств, эмоций, оценки. Таким образом, интенсификация выступает одним из сегментов концептуальной картины мира определенного этноса.

В семантической структуре языковой единицы различаются денотативный и коннотативный макрокомпоненты. В содержательном плане технология описания значения в современных исследованиях предполагает выделение макрокомпонентов значения слова, отражающих структурацию значения по типам передаваемой информации. Таким образом, выделяются, денотативный (предметно-понятийная или чисто понятийная информация о внеязыковой действительности), коннотативный (отношение говорящего к предмету номинации в форме эмоции и оценки) и функционально-стилистический (характеристика принадлежности слова к той или иной функциональной разновидности языка) [2]. О. С. Ахманова под коннотацией понимает дополнительное содержание слова (или выражения), его сопутствующие семантические или стилистические оттенки, которые накладываются на его основное значение, служат для выражения разного рода экспрессивно-эмоционально-оценочных обертонов, могут придавать высказыванию торжественность, игривость, непринужденность, фамильярность и т. п. [1, с. 203–204]. Согласно позиции Е. Ю. Мягковой эмоциональный компонент значения слова представляет собой комплекс связанных со словом переживаний. Основными характеристиками этого комплекса будут его нерасчлененность (т. е. невозможность выделить в “чистом виде” его составляющие и отделить их друг от друга — это можно сделать лишь гипотетически), разный уровень осознаваемости составляющих его элементов, разный уровень социальной и этнокультурной опосредованности, а также индивидуальная специфика процессов репрезентирования информации. В этом комплексе соединяются как сиюминутные субъективные впечатления, так и опосредованные культурой отношения и эмоции [5].

В нашем исследовании мы рассматриваем словообразовательные форманты интенсификации, которые «усиливают» или наоборот «ослабляют» (дезинтенсификаторы)

коннотативные компоненты слова. Образующими или составляющими элементами коннотативного компонента слова, как мы полагаем, выступают средства интенсификации, обуславливающие сочетание эмотивной, оценочной, экспрессивной характеристик. Словообразовательная система русского языка характеризуется огромным количеством формантов интенсификации, а именно суффиксов-интенсификаторов, отсутствующих в словообразовательной системе немецкого языка. В связи с этим возникает необходимость определения и выбора способа передачи русских дериватов с суффиксами-интенсификаторами на немецкий язык, с сохранением коннотативных характеристик, авторских интенций и экспрессивности художественного произведения.

Уникальность и авторское своеобразие художественного языка М. А. Шолохова определяется широким использованием национально-специфической и эмоционально-оценочной лексики. Рассмотрим данный аргумент в контексте анализа его рассказа «Жеребенок», вошедшего в цикл произведений о гражданской войне «Донские рассказы». Высокий количественный показатель использования в данном произведении дериватов с суффиксами-интенсификаторами является определяющим фактором, обуславливающим эмоционально-окрашенный характер художественно-композиционного начала и авторского понимания заявленной в рассказе проблематики.

Стиль М. А. Шолохова в рассказе «Жеребенок» характеризуется так называемым «регулярным» использованием дериватов с суффиксами-интенсификаторами. По нашему мнению, данные словообразовательные форманты интенсификации призваны усилить смысловую доминанту темы детства, пронизывающую произведение с самых первых до последних строк. Глубинным мотивом трагедии и жертвенности главного героя Трофима ради спасения жизни жеребенка выступает стремление автора показать экспрессией языка, эмоционально-уменьшительной образностью всю любовь к родному краю, к живому, к мирной жизни, к ее продолжению. Сопряжение в рассказе эмоционально-оценочного и трагичного достигается посредством антогонистичного изложения: М. А. Шолохов описывает события кровавых годов гражданской войны, но тот фрагмент жизни, который он запечатлел в своем рассказе (рождение у кобылы Трофима жеребенка), вынуждает излагать его на языке «рождения новой жизни», на языке «детеныша». Словообразовательными формантами интенсификации, которыми автор описывает маленького жеребенка, в данном случае выступают уменьшительно-ласкательные, диминутивные суффиксы, выражающие уменьшительно-ласкательное значение и указывающие на «малость, незащищенность, уязвимость», рождая у читателя чувства бережливости, опасения за что-то хрупкое, кому требуется помощь и поддержка. Жеребенок в данном рассказе является олицетворением мира, человеческих светлых чувств любви, сострадания, ценностей детства и призыва к миру.

Правомерно уточнить вопрос о различиях семантической структуры исходного и переводящего языка, которые определяют выбор того или иного способа перевода. Сложность семантической структуры языка — его «содержательной» стороны, состоит в том, что она оказывается системой открытой и динамичной, почти неисчерпаемой в сочетаниях и комбинациях единиц плана выражения — «материальной» стороны языка, которая представляется исчисляемой [4, с. 87]. Слово выступает как единство определенного минимума своих элементов, причем это единство подвижно, диалектично, оно может изменяться, что обеспечивается вариативностью его форм и значений [3, с. 12–16].

В свете вышесказанного обратимся к рассмотрению способов перевода русских дериватов с суффиксами-интенсификаторами на немецкий язык на примере рассказа М. А. Шолохова «Жеребенок».

Среди белого дня возле навозной кучи, густо облепленной изумрудными мухами, головой вперед, с вытянутыми передними ножонками выбрался он из мамашиной утробы и прямо над собою увидел нежный, сизый, тающий комочек шрапнельного разрыва, воющий гул кинул его мокренькое тельце под ноги матери. Ужас был первым чувством, изведанным тут, на земле. Вонючий град картечи с цоканьем застучал по черепичной крыше конюшни и, слегка окропив землю, заставил мать жеребенка — рыжую Трофимову кобылицу — вскочить на ноги и снова с коротким ржаньем привалиться вспотевшим боком к спасительной куче [6].

Am hellichten Tage, neben einem Misthaufen voll smaragdgrüner Fliegen, kroch es aus dem Mutterleib, den Kopf voran, mit vorgestreckten Vorderbeinen, und erblickte über das zarte, zergehende graublaue Sprengwölkchen eines Schrapnells. In dem dröhnenden Geheul warf es das nasse Körperchen unter den Bauch der Mutter: Grauen war seine erste Empfindung hier auf Erden. Ein stinkender Kartätschenhagel ging prasselnd auf das Ziegeldach des Pferdestalls nieder und gesprenkelte den Boden, so daß Trofims fuchsrote Stute, die Mutter des Fohlens, aufsprang. Kurz wieder, drückte sie ihre schützenden Haufen auf dem Boden [7, S. 213].

Данный пример демонстрирует сочетание разных способов перевода русских дериватов с суффиксами-интенсификаторами. Так, дериват ножонками с уменьшительно-ласкательным суффиксом — онк на немецкий язык переведен лексемой Vorderbeinen (передние ноги), в переводе утрачено уменьшительно-ласкательное значение. По нашему мнению, переводчик мог использовать диминутивный суффикс — chen. Данный суффикс справедливо употреблен при переводе деривата тельце, при помощи которого автор подчеркивает хрупкость новорожденного, его беззащитность, коннотация оригинала сохранена. Сочетание комочек шрапнельного разрыва переведено лексической заменой Sprengwölkchen (взрывное облачко) также посредством словообразовательного формантаchen.

Дериват кобылица переведен описательным способом die Mutter des Fohlens, словосочетанием дословно передано понятие «мама жеребенка», но не коннотация, заложенная в русском варианте.

Однако, лексическая единица тельце в конце рассказа переведена на немецкий язык нейтральной единицей Körper, без использования диминутивного суффикса –chen.

Волоком вытянул на песок ослизлое тельце жеребенка, всхлипывая, блевал зеленой водой, шарил по песку руками... [6].

Mühevoll zog er den schlüpfrigen Körper des Fohlens ans Ufer. Grünes Wasser brach er aus und krallte stöhnend die Hände in den Sand. [7, S. 223].

В русском варианте наблюдаем синтаксический параллелизм, тогда как на немецкий язык предложение переведено двумя простыми предложениями.

Наибольшую трудность для перевода представляют случаи, когда суффиксы-интенсификаторы присутствуют и в главном и в определяющем дериватах, как это видно из следующего примера.

Плыли перед глазами: эскадронный, прыгающий в яр, щербатый старовер, крестящий шашкой политкома, в прах изрубленный москлявенький казачок, чье-то седло, облитое черной кровью, жеребенок... [6]

Er sah den Schwadronskommandeuer den Hang hinuntergaloppieren; einen Altgläubigen mit zernarbtem Gesicht, der auf den Politkommissar einhieb; einen kleinen Kasaken voller Hiebwunden; einen mit schwarzemblut beschmierten Sattel; das Fohlen… [7, S. 218]

В данном примере речь идет о переводе реалии казак, а именно деривата с суффиксом -ок, сочетанием «москлявенький казачок» автор скорее выражает пренебрежительное отношение, а именно мысль, что война никого не щадит: ни бравого казака, ни бедное хрупкое животное. Перевод сочетания москлявенький казачок осуществлен на немецкий язык дополнительным лексическим средством, а именно использованием прилагательного klein, которое уже содержит семему «уменьшения, малости».

Резюмируя вышесказанное, следует отметить следующее. Словообразовательная система русского языка располагает огромным количеством словообразовательных формантов интенсификации, которые отсутствуют в немецком языке, что обуславливает проблему перевода русских дериватов с суффиксами-интенсификаторами на немецкий язык. В немецком языке словообразовательными формантами интенсификации, которые наиболее часто используются в переводе, являются диминутивные суффиксы. Выявление и выбор способа перевода определяют степень эквивалентности перевода, а именно сохранение коннотативных характеристик переводимого деривата, эмоционально-экспрессивного колорита всего произведения и уникальности авторского стиля повествования.


Литература:

  1. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1969. — 608 с.
  2. Вардзелашвили Ж. А. Коннотация и ее роль в метафоризации // Славистика в Грузии. ТГУ. Выпуск 2. Тб., 2000. [Электронный ресурс] URL: http://vjanetta.narod.ru/slav2.html.
  3. Ивлева Г. Г. Тенденции развития слова и словарного состава (на материале немецкого языка) М.: Изд-во «Наука», 1986. — 136 с.
  4. Копанев П. И., Беер Ф. Теория и практика письменного перевода. Часть I. Перевод с немецкого языка на русский: Учеб. пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. — Мн.: Высш.шк., 1986. — 270 с.
  5. Мягкова Е. Ю. К проблеме исследования эмоциональности единиц индивидуального лексикона. [Электронный ресурс] URL: http://fccl.ksu.ru/winter.99/cog_model/myagkova.pdf.

  6. Шолохов М. А. Жеребенок. [Электронный ресурс] URL: http://www.lib.ru/proza/sholohow/jerebeno.txt.

  7. Scholochov M. A. „Erzählungen von Don“ Dieterich,sche Verlagsbuchhandlung Leipzig, 1975. — 447 S.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle