Библиографическое описание:

Осадчая А. В. Понятие семантической деривации [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 53-55.

Язык, как и все явления в мире, находится в процессе постоянного изменения. В первую очередь это касается словообразования как наиболее открытой и динамичной области в системе языка. Лексическая подсистема языка играет большую роль в выполнении языком важнейшей задачи — обеспечить все стороны жизни и деятельности человека новыми наименованиями. Лексикон языка постоянно видоизменяется, причём словообразование и заимствование обогащают словарный состав языка новыми словами, которые являются своеобразным откликом на изменения в технике, естественных науках, обществе. Не следует, однако, недооценивать роль изменения значения слов, уже существующих в системе языка, поскольку изменение их семантической структуры также является путём обогащения словарного состава языка.

В настоящее время накоплен достаточно большой опыт в изучении семантики слова, с которой тесно связан семантический способ словообразования. Aктивное изучение семантики слова, глубокий анализ её сложной многоаспектной структуры позволил прибегнуть непосредственно к выявлению механизма семантической деривации и поставить вопрос о закономерностях этого процесса, установлении моделей, отражающих характер деривационного процесса [6, с. 110].

Возникающие в языке XXI века и отразившиеся в его словарном составе изменения касаются как собственно семантики, так и словообразовательных процессов, результатами которых являются инновации, позволяющие выявить наиболее продуктивные модели сегодняшнего дня. Постоянно осуществляется как образование новых слов, так и семантическое преобразование уже имеющихся лексем, результатом которого являются семантические дериваты [1, с. 17].

Изучение семантических дериватов в языке вообще, и в языке СМИ, в частности, является необходимым по нескольким причинам. Во-первых, потому, что при этом принимаются во внимание семантические особенности языковых единиц. Во-вторых, семантические трансформации неразрывно связаны с общими языковыми законами. И, наконец, как и любое явление, возникновение новых значений слов — это результат определённых процессов, происходящих в языке или в окружающем мире. Они не только оказывают влияние на нашу речь и на языковую систему, но и отражают языковую картину мира носителей языка [8, c. 54].

Как известно, неморфемный путь образования новых номинативных единиц существует в языке параллельно с морфемным. Но, к сожалению, современных лингвистов в большей степени интересуют вопросы морфологического словообразования, проблемы же семантической деривации обычно рассматриваются в лексикологии не в разделе словообразования, а как самостоятельный раздел, связанный с изменением семантики слов.

Следует отметить, что В. В. Винoградoв был одним из первых, кто обратил внимание на семантические преобразования в смысловой структуре слова. Он рассматривал лексико-семантический способ словообразования как «переосмысление прежних слов, формирование омонимов путём распада одного слова на два» [2, c. 156]. Данное положение стало теоретической основой, на которую опирались исследователи, занимающиеся освещением различных вопросов, касающихся рассматриваемой проблемы.

В дальнейшем развитие науки определило необходимость решения некоторых вопросов, связанных с семантическим переосмыслением. Одним из наиболее важных среди них является статус производных языковых единиц.

Известные отечественные языковеды A. A. Пoтебня и Л. В. Щерба не оставили без внимания эту проблему. О невозможности сочетания в одном слове нескольких значений пишет в своей работе A. A. Пoтебня, отмечая, что многозначности как таковой не существует, «на самом деле есть только однозвучность различных слов, то есть то свойство, что различные слова могут иметь одни и те же звуки» [7, c. 15].

Л. В. Щерба также отмечает, что слово не может иметь несколько значений: «на самом деле столько слов, сколько данное фактическое слово имеет значений» [11, c. 184].

Отношение лингвистов к данному вопросу является неоднозначным. Одни, следуя традиционной точке зрения, признают существование многозначных слов и рассматривают семантическую деривацию как «регулярную многозначность» (Aпресян Ю. Д., Янценецкая М. Н. и др.), подразумевая под ней способность слова иметь несколько разных, но связанных друг с другом значений. Другие говорят о том, что семантические дериваты представляют собой качественный «скачок в виде акта рождения нового слова, возникающий в результате накопления различных ассоциаций по мере употребления слова» [4, c. 125].

В. М. Маркoв рассматривает семантическую деривацию как один из основных и наиболее продуктивных способов русского словопроизводства. На сегодняшний день исследования по данной проблеме представлены лишь наличием теоретических положений, касающихся признания этого пути возникновения новых номинативных единиц, определение его статуса в системе языка. Детальное изучение семантической деривации, исследование её результатов на конкретном практическом материале недостаточно отображено в трудах современных лингвистов. Как правило, в них рассматриваются вопросы, связанные с разграничением полисемии и омонимии (Бyдагoв Р. A., Eрмакoва O. П., Задoрoжный М. И., Нoвикoв Л. A., Прoхoрoва В. Н. и др.).

Многообразие трактовок и терминов — например, лексико-семантическое производство (Мешкoв O. Д.), семантическое словообразование (Винoградoв В. В.), полисемия (Прoхoрoва В. Н.), семантическая деривация (Шмелев Д. Н.) — подчёркивает отсутствие единого взгляда на исследуемое явление и вызывает необходимость его изучения.

В словообразовании один из путей рождения новых слов, базирующийся на единстве плана выражения, обусловил появление нового направления в лингвистике — семантической дериватологии, где лексико-грамматические свойства производящего и производного слова детерминированы лексико-семантическим разрядом (Гак В. Г., Мешкoв O. Д.). Такие понятия, как продуктивность — непродуктивность, производность — непроизводность, регулярность — нерегулярность характерны семантической деривации. С их помощью раскрывается соотношение между производящей основой и производным словом, что является необходимой предпосылкой правильного понимания направления производности и сути семантических отношений в этой оппозиции (Падyчева E. В., Кyстoва Г. И., Трyбачев O. Н.).

В большинстве случаев под семантической деривацией понимают образование производных номинативных единиц от исходных слов без изменения формы знака [6, c. 39]. Интерес к изменению значения слова исследователи начали проявлять ещё до возникновения самого термина «семантическая деривация». На сегодняшний день значительное внимание уделяется вопросам семантической деривации в рамках когнитивной, коммуникативной и функциональной лингвистики. К данной проблеме часто обращаются также при прогнозировании развития значения слова.

Семантическая деривация трактуется в лингвистике в целом как частное проявление деривации. Однако само понятие «деривация» имеет в научной лингвистической литературе разное толкование. В узком смысле слова деривация представляет собой аффиксальное образование, образование новых слов посредством аффиксов (или при помощи дезаффиксации) согласно словообразовательным моделям, характерным данному языку» [3, c. 129].

Учёные, следующие этой концепции, выделяют следующие типы деривации: первичная деривация — деривация от корня, вторичная деривация — деривация от производной основы, прогрессивная деривация — аффиксация, регрессивная деривация — дезаффиксация. Широкая трактовка понятия «деривация» распространяется на процессы образования в языке любых вторичных знаков различных уровней языка, в том числе благодаря использованию знаков в новом значении. В последнем случае, собственно, и используется термин семантическая деривация.

Существует несколько иная точка зрения на значение этого понятия, в рамках которого семантическая деривация рассматривается не столько как термин словообразования, сколько как термин лексической семантики. Под семантической деривацией большинство лингвистов понимают образование значений многозначного слова. Шмелев Д. Н. при этом отмечает обязательное наличие между этими значениями отношений производности, или, в его терминологии, эпидигматических отношений [10, c. 158].

Тем самым семантическая деривация отграничивается от омонимии как «чисто внешнего совпадения двух или более слов, в значении которых нет ничего общего» [3, c. 183]. Таким образом, семантическая деривация как способ развития многозначности слова противопоставляется лексико-семантическому способу словообразования как способу образования омонимов [5, c. 153]. Данный подход находит отражение и в лексикографической практике исторических словарей. Однако при обращении к истории происхождения этого термина и к его общенаучному значению, можно установить некоторое несоответствие содержания и смысла лингвистического термина деривация узкоспециальному термину деривация, употребляющемуся в рамках других наук.

Термин деривация имеет латинское происхождение: слово dеrivаtion употреблялось сначала в значении «отвердение, отклонение». Таким образом, деривация в целом рассматривается как отклонение от нормального или исходного состояния, изменение направления развития, ответвление. Следовательно, соблюдая общенаучную тенденцию и традицию в определении термина деривация, лингвистический термин семантическая деривация следует использовать при описании семантических процессов, приводящих к отклонениям от исходного значения слова, его изменениям [8, c. 56].

Семантическая деривация — это процесс появления у слова семантически производных значений, семантических коннотаций, дополнительных значений, то есть процесс расширения семантического объёма слова, приводящий к возникновению семантического синкретизма, результатом которого является появление так называемой полисемии [9, c. 204]. Деривация имеет несколько направлений изменений, которые определяют основные типы самой деривации: метонимические и метафорические процессы изменений в семантической структуре слова, расширение и сужение лексического значения слова, гипербола, литота, ирония как представители второстепенных типов изменения значения.

Семантическая деривация отражает разные стадии развития семантики слова и выполняет разные функции в формировании семантической системы. Семантическая деривация является количественным фактором семантических изменений: появляющиеся новые значения слова всё более расширяют его семантический объём [12, C. 253–258].

Следует отметить, что значительную роль в функционировании и распаде семантически значимых элементов играет контекст, определяющий значение слова. Таким образом, семантическая деривация — это изменения, возникающие в семантической структуре слова. Процесс развития имеет конечную цель — образование нового слова, в то время как семантическая деривация как процесс изменения семантической структуры слова точной цели не имеет, она не заканчивается появлением нового слова, хотя зачастую может рассматриваться как отправная точка семантического словообразования, то есть как определённый этап развития семантической системы.

 

Литература:

 

1.      Aгеева Ю. В. Семантическая деривация в русском языке новейшего периода (на материале адъективной лексики): автореф. дис. канд. филол. Наук / Ю. В. Aгеева. — Казань, 1997. — 17 с.

2.      Виноградов В. В. Основные типы лексических значений слова / Виноградов В. В. // Избранные труды: Лексикология и лексикография. — М., 1977. — 409 с.

3.      Зеленский A. Л. Теория немецкого языкознания: учеб. пособие для студ. лингв. ун-тов и фак. ин. яз. высш. учеб. заведений / A. Л. Зеленский, О. В. Новожилова. — М.: Издательский центр «Aкадемия», 2003. — 400 с.

4.      Марков В. М. Избранные труды по русскому языку / Под ред. проф. Г. A. Николаева / В. М. Марков. — Казань: Изд-во ДAС, 2001. — 275 с.

5.      Никитченко Н. С. Способы образования новых значений, отличные от семантической деривации / Н. С. Никитченко // Лингвистические исследования. 1984. Историко-типологическое исследование разносистемных языков. В 2 ч. — Ч. 1. — М., 1984. — С. 147–155.

6.      Никитин М. В. Основы лингвистической теории значения / М. В. Никитин. — М., Высшая школа, 1988. — 168 с.

7.      Потебня A. A. Из записок по русской грамматике. Т.I-II. — М.: Учпедгиз, 1958. — 536 с.

8.      Прохорова В. Н. Полисемия и лексико-семантический способ словообразования в современном русском языке. Лекции по спецкурсу / В. Н. Прохорова. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. — 87 с.

9.      Трубачев О. Н. Приемы семантической реконструкции / О. Н. Трубачев // Сравнительно-историческое изучение языков разных семей. Теория лингвистической реконструкции. — М., 1988. — С. 197–222.

10.  Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики / Д. Н. Шмелев. — М.: Наука, 1973. — С. 190–258.

11.  Щерба Л. В. Опыт общей теории лексикографии / Л. В. Щерба // Избранные работы по языкознанию и фонетике. — Т. 1. — Л., 1958. — С. 54–91.

12.  Юнусов P. P. Семантическая деривация в сфере русских и польских субстантивов / Р. Р. Юнусов // Исследования по русскому языку: Сб-к статей к 70-летию профессора Э. A. Балалыкиной / Под ред. В. М. Маркова. — Казань: КГУ, 2007. — С. 253–258.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle