Библиографическое описание:

Якимова Е. М. Коммуникативное поведение в жанре семейных родословных [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 131-134.

Статья посвящена анализу практического коммуникативного поведения на базе семейных родословных. Коммуникативное поведение рассматривается в рамках науки о речевом воздействии и общей теории языкового позитива. Приведены и описаны коммуникативные категории, присущие внутрисемейному общению: коммуникативные нормы и табу, продуктивное и реактивное поведение, коммуникативные традиции.

Ключевые слова:семейные родословные, позитив, внутрисемейное общение, коммуникативное поведение.

 

Исследование языка семейных родословных возможно как в рамках общей теории языкового позитива, так и с точки зрения риторики в силу следующих причин. Во-первых, в целом позитивный жанр предполагает сохранение и передачу положительных сведений о родственниках, в том числе коммуникативных характеристик. Во-вторых, рассказы о семье дают интересные сгущения опытного (практического) знания, так как для семейных родословных особенно важна «акусматическая культура, устная передача информации, которая бывает весьма неожиданна и уникальна» [1, с.12]. В-третьих, автор выражает собственное отношение к соблюдению коммуникативных традиций, к нарушению норм общения. В-четвертых, родословные насыщены конкретными фактами коммуникативного поведения. «Коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций общения определённой группы людей», при этом «коммуникативные нормы — коммуникативные правила, обязательные для выполнения в данной лингвокультурной общности», а «коммуникативные традиции — правила, не обязательные для выполнения, но соблюдаемые большинством народа и рассматриваемые в обществе как желательные для выполнения» [2, с.35].

Коммуникативные нормы и традиции, существующие в реальной, «живой», практике внутрисемейного общения, находят отражение в родословных, автор которых одновременно является членом семьи. Важным представляется вопрос о закономерностях включения в текст тех или иных отображённых в речи фрагментов действительности. В содержательном плане это особенно значимые для родственников события, которые, оставшись в памяти, воспроизводятся в определенной ситуации и адресуются слушателю или читателю. В плане выражения это реализуется с помощью фрагментарности повествования.

В текст органично вплетаются запомнившиеся картинки детства, юности, эпизоды. В таких случаях мы сталкиваемся с языковой экспликацией феномена импринтинга, о котором пишет в своей книге В. Р. Дольник. «Ребёнок, родившись, импринтингует (запечатлевает) мать — её образ, голос, запах, даже ритм пульса. Все её качества окрашиваются положительными эмоциями (она, как и запечатлённая родина, лучше всех) и обсуждению со стороны рассудка не подлежит, пока дитя находится в зависимом возрасте» [3, с.63]. Показательно, что в родословных семейное общение представлено не только прямой речью, но и нарративными контекстами, которые содержат такие сведения, как: особенности общения в семье, манера говорения родственника, параметры речевого поведения, соблюдение этикетных норм и т. д. Автор, с одной стороны, приводит описания родственников и биографические факты, передающиеся из поколения в поколение, с другой стороны, дополняет рассказ собственными убеждениями относительно общения и коммуникативного поведения.

В родословных часто встречаются авторские размышления и выводы о значимости внутрисемейного общения: Все члены нашей семьи единодушны в соблюдении традиций, которые передаются от поколения к поколению: семейные торжества, детские праздники, юбилейные даты и просто вечера общения (без телевизора и компьютера), где душа каждого из нас открыта настежь перед родными, близкими людьми (Т. Ю. С.); Мы чувствуем больше привязанности к нашим родственникам, когда мы общаемся с ними (М. Т. С.); Старым людям нужна была не столько физическая помощь, сколько необходимо было общение, было необходимо чувствовать себя кому-то нужным (М. И. А.). В свете современных тенденций, а именно: «уменьшение времени, проводимого людьми в семье», «увеличение дистанции между поколениями, между родителями и детьми, между старшими и младшими», «сокращение общения с родственниками» [4, с.215–216] — родословные имеют особое воспитательное значение, поскольку формируют в сознании личности неразрывное единство СЕМЬЯ — ОБЩЕНИЕ. О позитивном видении и важности внутрисемейного общения свидетельствует также анализ контекстов в когнитивном плане. Концепт ОБЩЕНИЕ тесно связан с базовыми концептами родословных:

1.                  ЧУВСТВА (доверие, утешение и т. д.): Как хорошо, что каждый вечер меня окружают близкие люди, что доверительные беседы и внимательные взгляды — добрые спутники нашей семьи (К. М. В.); Сейчас, когда мы уехали из дома, так не хватает ласковых маминых рук, её утешающих слов, её решимости в трудную минуту... (Е. А. В.);

2.                  ПАМЯТЬ: Эта энергичная женщина в свои 83 года много рассказывает о войне школьникам, её интересно слушать, у неё прекрасная память, она помнит не только все даты сражений, но и фамилии, имена и отчества своих боевых подруг и друзей (Ж. О. А.);

3.                  ДОМ: Ждёшь, когда мы приедем и дом опять наполнится суетой, смехом, разговорами. Я знаю, как ты готовишься к нашему приезду: закупаешь разные вкусности, перестилаешь постели, убираешь дом (Е. Е. В.); Это уютный тёплый дом, где тебя всегда ждут, понимают, разделяют с тобой радости и тревоги, всегда посочувствуют, поддержат (М. С. А.);

4.                  ПРАЗДНИК: Порой места за праздничным столом всем не хватает, поэтому наши многочисленные друзья и родственники приезжают к нам в гости чаще летом на дачу. Разговоров, воспоминаний хватает далеко за полночь (П. Н. А.);

5.                  УДОВОЛЬСТВИЕ: Любуясь красотой природы, мы наслаждаемся общением друг с другом. Это ещё больше сближает нас, делает нашу семью ещё крепче и дружнее (Б. А. А.).

Изучение языка родословных позволяет не только выявить концептуальные связи ОБЩЕНИЯ, но и наметить ряд немаловажных частных проекций, касающихся непосредственно коммуникативного поведения в семье.

Во-первых, основой идеального поведения в семье является позитивное коммуникативное действие (вербальное и невербальное): Общались друг с другом доброжелательно. Моя прабабушка вспоминает с теплотой о своей свекрови (К. А. А.); Бабушка Маша была очень вежливой и ласковой. Особенно мне нравилось, когда она улыбалась. От её улыбки исходила теплота и положительная энергия. (К. Я. Ю.).

Во-вторых, отсутствие негатива в речи обеспечивает коммуникативное равновесие в процессе общения: Со свекровью ей повезло: она по-матерински наставляла невестку, бывало, отчитывала, но всегда по-доброму. Вера Егоровна до сих пор вспоминает её добрым словом (А. Н. Ю.); Он всегда очень рано встает, чувствует северную природу, знает много примет, поговорок, различных историй, обладает хорошим чувством юмора. Правда, он любит поучать. Но у него это здорово получается, необидно (Б. Е. А.).

В-третьих, несмотря на большую ретроспективность жанра, в семейных родословных обращают на себя внимание категории общения, актуальные для современной коммуникативной ситуации, например:

КОММУНИКАТИВНЫЕ НОРМЫ: У нас нет в семье особенных семейных традиций, но мы собираемся вместе на праздники и не забываем поздравлять друг друга (П. Е. В.); Каждый раз нахожу здесь фамилию своего прадеда и шепчу ему слова: «Спасибо, милый мой прадедушка, за то, что я могу слышать этот мирный колокольный звон, видеть счастливые лица друзей. Низкий поклон тебе за подаренную жизнь» (Н. Я. Г.);

КОММУНИКАТИВНЫЕ ТАБУ (речевые и тематические): Папа говорит, что у них было табу на грубые слова. Всё это шло от дедушкиных родителей. Прадед Алёша и бабушка Вера, со слов дедушки, были глубоко верующими людьми. И поэтому слово «чёрт» и то было ругательным, и дедушка это уяснил на всю свою жизнь, хотя сам он верующим не был (П. Н. А.); Прабабушка Зоя редко рассказывала родным о войне. До такой степени тяжелы для неё эти воспоминания… (Л. Е. С.).

В рассказах о родственниках частотны коммуникативные характеристики:

ТАКТИЧНОСТЬ: Наследственную ниточку в нашей семье продолжает папа. Он глава нашего большого семейства, к его мнению прислушиваются даже бабушка и дедушка, лишь иногда корректно поправляя его или мудро советуя что-то (Т. Ю. С.);

ТОЛЕРАНТНОСТЬ: Правда, он сменил за всё это время пять колхозов, восстанавливая один за другим. Прабабушка не успевала привыкнуть к новому месту, как приходилось снова переезжать. Но ни разу она не упрекнула в этом дедушку, хотя ей было очень трудно (Т. О. А.); Никогда в жизни я не слышала от неё жалобы, а наоборот, часто слышу от неё слова благодарности Богу за прожитую жизнь (Н. О. Н.);

БЕСКОНФЛИКТНОСТЬ: Глава семьи — Скоморох Наталья Павловна учила своих дочерей, а также жён своих сыновей вести домашнее хозяйство, никогда не ругалась с ними (К. А. А.);

КОММУНИКАБЕЛЬНОСТЬ: Мамина бабушка была очень интересным, общительным, открытым человеком (А. Т. Ю.);

КОММУНИКАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: Прадедушка пообещал родителям невесты, что обеспечит жене и будущим детям достойную жизнь. И сдержал слово (Ф. В. И.).

Наряду с особенностями ПРОДУКТИВНОГО коммуникативного поведения автор родословных приводит факты РЕАКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ: Ему, как и большинству представителей старшего, поистине доблестного и героического поколения, не так уж много и нужно — посидеть с внимательным собеседником, который бы слушал его рассказы, советы и «мотал на ус» (М. И. С.). Подобные фрагменты особенно значимы в педагогическом и психологическом планах, так как влияют на поведение личности и формируют коммуникативное самосознание.

В-четвёртых, влияние коммуникативных традиций — общих для национального сознания и индивидуальных (внутрисемейных) — испытывают имена собственные. Как положительные и обязательные компоненты русской коммуникативной культуры в семейных родословных отмечаются следующие: знание имени, сохранение имени, память об имени, называние по имени: Я написала историю своей семьи, пусть не с древних времён, а всего лишь с 1888 года. Но уже и этого достаточно, чтобы создать небольшую картотеку имён, фамилий и чисел (С. Е. П.); Осталась лишь добрая память о нём и имя, высеченное на камне, на мемориале погибшим воинам в селе Верхопенье Белгородской области Ивнянского района (Г. Е. В.); А бабушка помнит всех поименно и может немного рассказать о каждом (К. Т. С.).

Формулы именования, фиксируемые в родословных, расширяют номинативный ряд собственного имени и становятся значимыми для описания внутрисемейных традиций и коммуникативного поведения. В нашей семье все зовут друг друга по имени. Кому-то покажется странным, что моя одиннадцатилетняя двоюродная сестра зовёт мою маму Света (а моей маме 46), но это наша маленькая традиция (Ф.М.); В настоящее время в нашей семье эту «тройку» мы называем Люся (Людмила), Лися (Лариса) и Тася (Наталья) (И.М.); Анну Кузьминичну внуки называли «бабушка Кузьминична» и любили её беззаветно (К. М. В.); Двери их дома всегда были открыты для гостей. Она всех угощала своими вкусными пирожками. За доброе отношение к людям её называли только Танечкой (С.Т.).

Контексты, прототипом которых служат отчасти внутрисемейные реплики, выявляют разнообразие семейных номинаций, способствующих эффективному общению за счёт сохранения позитива: Такого прадедушка пережить не мог, ведь это его «зоренька», так ласково он называл прабабушку (Ф. В. И.); Она очень милосердный человек, и для меня она как ясное солнышко. Так я её и называю. А я для неё просто «ангелочек» (П. О. В.); Когда лето наступает, непременно в гости ждут. Они нас ласково «унученьки» называют (Ч. И. П.); Бабушка всегда очень бережно и тепло относилась к своей свекрови, называла её мамой и была для неё вместо дочери (Н. О. Н.).

В-пятых, в родословных имеют место сведения о трансформации принятых коммуникативных норм. Так, в рамках науки о речевом воздействии совет рассматривается в качестве ответной фразы, т. е. коммуникативная норма — дать совет исключительно на просьбу о помощи. Авторами родословных, а также членами семьи совет (наряду с поддержкой, передачей опыта и т. д.) воспринимается как проявление положительного отношения в процессе коммуникации: Она нас всегда успокоит, обогреет своею любовью и даст совет (М. С. А.); В такой семье все поддерживают друг друга, помогают мудрым советом, основанным на собственном жизненном опыте (К. Т. В.).

В-шестых, акусматическая культура обеспечивает косвенную и прямую передачу жизненного опыта, включая параметры идеального коммуникативного поведения: Мы с братом оставались дома с дедушкиной мамой, моей прабабушкой. Мне очень нравилось, как она рассказывала сказки. Казалось, что больше никто так не умеет (С. Т. Н.); Сколько себя помню, у нас всегда была корова. Бабушка даже с ней так разговаривала, что посторонний человек никогда бы не догадался, что собеседник — животное (С. Е. С.); Всегда она помнила наставление своей матери: «Живи честно и чисто, никогда не обманывай, старайся всегда помочь тем, кто оказался в беде» (Н. О. Н.).

Семейные родословные наполнены фактическим, концептуальным и собственно речевым материалом, отражающим особенности коммуникативного поведения на практическом уровне. «Родословные свидетельствуют, что ПАМЯТЬ О ПОВЕДЕНИИ неуничтожима, не только не горят рукописи, не забывается и стиль обыденной будто бы жизни, осколки которого нередко встречаются в мемуарной литературе» [5, с.91]. Повествовательные контексты содержат сведения о коммуникативных нормах, традициях и запретах, о функционировании собственных имён и семейных номинаций в речевой практике. Включение размышлений о коммуникативном поведении и запечатление индивидуально значимых коммуникативных действий определяют коммуникативное сознание личности автора. Описательные фрагменты (своеобразные примеры для подражания) дают установку на приобретение необходимых навыков внутрисемейного общения. Таким образом, «коммуникативная насыщенность» родословных способствует формированию идеального коммуникативного поведения, которое выступает в качестве компонента идеального поведения в целом.

 

Литература:

 

1.                  Харченко В. К. «Филология — любовь моя…»: некоторые ориентиры в преподавании речеведческих дисциплин // Современные проблемы лингвистики и методики преподавания речеведческих дисциплин в вузе и школе: Материалы 2-й региональной научно-методической конференции. — Белгород, 2008. — С. 6–12.

2.                  Стернин И. А. Коммуникативное поведение и межкультурная коммуникация // Мова. Науково-теоретичний часопис з мовознавства. № 15. — Одесса: Астропринт, 2010. — С. 34–39.

3.                  Дольник В. Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о человеке в компании птиц и зверей. — М.: Педагогика-Пресс, 1994. — 206 с.

4.                  Стернин И. А. Избранные работы. Теоретические и прикладные проблемы языкознания / Научный ред. З. Д. Попова. — Воронеж: «Истоки», 2008. — 596 с.

5.                  Харченко В. К. Общение в семье: в поисках слов и интонаций. — М.: Издательство Литературного института им. А. М. Горького, 2014. — 240 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle