Библиографическое описание:

Лаврова Е. Е. Личностные деформации участников боевых конфликтов // Молодой ученый. — 2015. — №18. — С. 332-336.

Проблема психического здоровья военнослужащих, участвующих в современных локальных войнах и вооруженных конфликтах, является на сегодняшний день одной из наиболее актуальных для отечественной военной психологии, а психологические последствия боевой психической травмы — зоной взаимного научного и практического интересов как гражданских, так и военных специалистов.

Специфика некоторых видов деятельности, в частности, правоохранительной, педагогической, психологической, медицинской и др., заключается в том, что реализация профессиональных задач нередко происходит в ситуациях с непредсказуемым исходом, сопряжена с повышенной ответственностью профессионалов за принятые решения, необходимостью общаться с различными людьми, воздействием психических и физических перегрузок, требует решительных действий, способности идти на риск и т. д. [2]. Эти особенности деятельности оказывают значительное влияние на личностные характеристики индивидов, которые могут приводить к развитию таких явлений, как «эмоциональное выгорание», профессиональная деформация и деструкция личности, как наиболее тяжелого разрушения структуры личности.

При профессиональных деформациях происходят искажения структуры деятельности или свойств личности. А при профессиональных деструкциях происходит разрушение (либо деструктивное — т. е. потенциально разрушительное построение) — структуры деятельности (изменение ее направленности на иные, общественно неприемлемые цели и результаты) или личности (ориентация на противоположные, т. е. также общественно неприемлемые трудовые и жизненные ценности).

Причинами профессиональной деформаций могут являться: разделение труда и узкая специализация деятельности, специфика ближайшего окружения, высокое должностное положение, экстремальные условия, боевые конфликты и др.

Военная служба относится к тем видам профессиональной деятельности, где личностные качества военнослужащего во многом определяют успешность и эффективность его работы. По мнению С. Л. Рыкова профессиональные качества военнослужащего — это совокупность боевых, морально-психологических, духовно-культурных, физических, технических способностей, знаний, навыков и умений, действия которых применяются военнослужащим для реализации обязанностей и функций в процессе воинской службы [5]. Значительная часть военнослужащих, преимущественно зрелого возраста, в новых условиях жизнедеятельности переживают значительные трудности.

Понятие «военный конфликт», используемое в широком смысле, «включает в себя любые военные столкновения, в том числе и мировые войны» [6].

В поведении человека, принимавшего участие в боевых действиях, соединяются способы поведения, сформировавшиеся под воздействием стресс-факторов боевой обстановки, и прежние (довоенные) способы поведения [3]. Психика каждого человека по-своему защищается от экстремальных воздействий, выдвигая в качестве механизмов защитного поведения двигательную возбудимость и активность, агрессию, апатию, психическую регрессию или же употребление алкоголя и наркотических веществ [4].

Согласно исследованиям А. Кардинера, это могут быть фиксация на травме, типичные сны, снижение общего уровня психической деятельности, раздражительность или взрывные агрессивные реакции [1]. Н. В. Якушин отмечает, что «...именно травматический стресс, возникший во время военных действий, является одним из главных внутренних барьеров на пути адаптации к мирной жизни. Травматический опыт, запечатленный в психике ветерана, держит его в состоянии внутренней войны».

Теоретический анализ проблемы позволили организовать эмпирическое исследование. Исследовательскую группу составили 60 мужчин в возрасте от 35 до 45 лет, которые по профессии являются военнослужащими. Из них 30 военнослужащих, которые принимали участие в боевых конфликтах и 30 военнослужащих, не принимавшие участие в боевых конфликтах. Для достижения цели были использованы методика Опросник Р. Б. Кеттела, Басса- Дарки и Шкала оценки уровня реактивной и личностной тревожности (Ч. Д. Спилберг, Ю. Л. Ханин).

Зафиксированные в процессе проведения и обработки методики результаты, позволяют выявить сходства и различия экспериментальной и контрольной группы. В экспериментальную группу входили военнослужащие, принимавшие участие в боевых конфликтах, в контрольную группу военнослужащие, не принимавшие участия в боевых конфликтах.

Рис. 1. Распределение процентного соотношения по данным опросника Басса — Дарки у военнослужащих, принимавших участие в боевых конфликтах

 

Рис. 2. Распределение процентного соотношения по данным опросника Басса — Дарки у военнослужащих, не принимавших участие в боевых конфликтах

 

Проанализировав диаграммы 1 и 2, можно зафиксировать следующее:

-          по шкале «Физическая агрессия» значительно отличаются высокие показатели: в первой группе 63,3 %(19 человек). Отсюда следует, что военнослужащим, принимавшим участие в боевых конфликтах характерен такой вид агрессии, как физическая, т.е. способность использовать физические силы против другого лица;

-          по шкале «Вербальная агрессия» процентное соотношение в первой группе 63,3 %(19 человек), во второй 16,6 % (5 человек). Отсюда следует, что военнослужащие, принимавшие участие в боевых конфликтах более склонны к вербальной агрессии, а именно к проявлению негативных чувств как через форму (крик, визг), так и через содержание словесных ответов (проклятия, угрозы);

-          по шкале «Косвенная агрессия» значительных изменений не выявлено. Для экспериментальной и контрольной группы не характерны высокие показатели по данному фактору, что говорит о сходстве обеих групп;

-          по шкале «Негативизм» процентное соотношение в первой группе 3,3(1 человек), во второй группе 6,6 % (2 человека), по низким показателям в первой группе 86,6 % (26 человека), во второй группе 70 % (21 человек) что свидетельствует о незначительном различии между экспериментальной и контрольной выборкой по данной шкале;

-          по шкале «Раздражение» процентное соотношение по всем показателям примерно одинаковое, что говорит о сходстве обеих групп по данной шкале;

-          по шкале «Подозрительность» процентное соотношение в первой группе 20 % (6 человек), во второй 0 %, по низким показателям в первой группе 10 % (3 человека), во второй группе 46,6 % (14 человек). Отсюда следует, что военнослужащие, принимавшие участие в боевых конфликтах с наибольшей недоверчивостью и осторожностью относятся к людям, чем военнослужащие, не принимавшие участия в боевых конфликтах;

-          по шкале «Обида» высоких показателей у первой и второй группы не выявилось. Процентное соотношение низких показателей в первой группе 76,6 % (23 человека), во второй 70 % (21 человек), что свидетельствует о незначительной разнице по данной шкале;

-          по шкале «Чувство вины» процентное соотношение экспериментальной и контрольной группы одинаковое по высоким показателям 10 % (3 человека), по низкому показателю процентное соотношение незначительно отличается: в первой экспериментальной группе 23,3 %(7 человек), во второй 26,6 % (8 человек), что говорит о сходстве двух выборок по данной шкале.

Результаты исследования по шкале оценки уровня реактивной и личностной тревожности Ч. Д. Спилберга, Ю. Л. Ханина:

Таблица 1

Данные процентного распределения результатов исследования выборки 1

Факторы

Значение

Высокие

Средние

Низкие

1.    Реактивная (ситуативная) тревожность (РТ)

10 чел.- 33,3 %

17 чел.- 56,6 %

3 чел.-10 %

2.    Личностная тревожность (ЛТ)

13 чел.-43,3 %

9 чел.-30 %

8 чел.-26,6 %

 

Отсюда следует, что военнослужащим, принимавшим участие в боевых конфликтах свойственны как ситуативная, так и личностная тревожность. По результатам опросника в большей степени проявляется личностная тревожность, которая является устойчивой индивидуальной характеристикой.

Таблица 2

Данные процентного распределения результатов исследования выборки 2

Факторы

Значение

Высокие

Средние

Низкие

1.Реактивная (ситуативная) тревожность (РТ)

 0 чел.- 0 %

 15 чел.- 50 %

15 чел.-50 %

2. Личностная тревожность (ЛТ)

 2чел.-6,6 %

 15 чел.-50 %

 13чел.-43,3 %

 

Результаты исследования по опроснику Р. Б. Кетелла:

 Рис. 3. Распределение процентного соотношения по опроснику Кетелла экспериментальной группы

 

Рис. 4. Распределение процентного соотношения по опроснику Кетелла контрольной группы

 

При обработке результатов возможно выделить сходства между двумя выборками по таким факторам как: сдержанность- экспрессивность, алаксия (доверчивость)- протенсия (подозрительность), праксерния (практичность)- аутия (мечтательность), консерватизм –радикализм, зависимость от группы- самодостаточность, низкая эго- напряженость- высокая эго- напряженность. Следовательно, военнослужащие обладают достаточно сходными чертами характера.

Военнослужащим, принимавшим участие в боевых конфликтах присущи такие особенности как: высокий интеллект, высокий уровень работоспособности и выносливости, дисциплинированность, настойчивость в достижении цели и высокое чувство долга, склонность к риску, смелость, а также способность реально оценивать ситуацию и управлять ей. Данные особенности в большей степени связаны с профессиональной деятельностью, а именно пребыванием в экстремальной ситуации.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что значительная часть военнослужащих, преимущественно зрелого возраста, в новых условиях жизнедеятельности переживают значительные трудности. Прежде всего эти трудности носят психологический характер, а именно: снижение общего уровня психической деятельности, тревожность, депрессивное состояние, фиксация на травме, раздражительность или взрывные агрессивные реакции. Их социализацией не достаточно занимаются психологические службы, в том числе и в реабилитационных учреждениях. Между тем объективно они нуждаются в защите и помощи со стороны государства и общества.

 

Литература:

 

1.         Глухов, Д. В. К вопросу о психофизиологическом состоянии и индивидуальных биоритмов военнослужащих в особых условиях [Текст]/ Д. В. Глухов // Сборник тезисов XXXIII научно-практической конференции врачей филиала № 1 ФГУ «ГВКГ им. Н. Н. Бурденко Минобороны России». — 2011. — С. 189–191.

2.         Дружилов, С. А. Профессиональные деформации и деструкции как следствие искажения психологических моделей профессии и деятельности [Текст]/С. А. Дружилов // Журнал прикладной психологии. — 2010. — № 2.- С.56–629.

3.         Ерёмина, Т. И. Социально-психологическая адаптация граждан, принимавших участие в боевых действиях [Текст]/ Т. И. Ерёмина, Т.И., Крюков Н. П., Ю.Ю Логинова// методическое пособие. — Саратов: ПМУЦ, 2006г. — С.- 60.

4.         Попов, Д. О. Об экстремальном характере деятельности и здоровье специалистов СФС по данным литературы [Текст] /Д. О. Попов // Научные проблемы специальных военно-строительных и фортификационных комплексов, обустройства войск, управления производственной деятельностью и социологии образования в МО РФ. Сборник научных статей. Выпуск 7. — СПб.: ОАО «Изд-во Стройиздат СПб», 2008. — С.- 558–570.

5.         Рыков, С. Л. Профессиональное воспитание военнослужащих- женщин: теория и практика [Текст]/ С. Л. Рыков/ моногр.-М.ВУ-2002- С.-137

6.         Эльшад Мирбашир оглу, Cущность военно-политических конфликтов и их основные разновидности [Текст]// автореф. дисс.канд. полит.наук / Эльшад Мирбашир оглу/-А.:-2009г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle