Библиографическое описание:

Зубарев М. Г. Знания и их функции в системе управления // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 672-673.

Для того, чтобы охарактеризовать существующие системы управления знаниями, нужно с самого начала рассмотреть понятие «знание», охарактеризовать типологию знаний и особенности их возникновения. Люди интересовались феноменом знаний на протяжении многих столетий, поэтому исследованиям в этой области посвящено множество работ: знания рассматривались с философских, психологических, исторических позиций. При этом в контексте науки управления знания стали рассматриваться лишь относительно недавно, на пике бурных экономических и социальных потрясений ХХ века, ставших последствием научно-технического прогресса.

Как и во многих других относительно новых областях исследования, понятия, которыми оперируют в теориях управления знаниями, еще не закреплены общепризнанными стандартами, что позволяет разным авторам выдвигать свои собственные определения. Тем не менее некоторые общие черты этих определений уже получили всеобщее признание, и в этом можно усмотреть признаки унификации теорий знаний, выработки определенных общих взглядов на объект исследования.

Очевидно, что понятие «знания» может быть по-разному определено в разных контекстах. В этой связи целесообразно обратиться к определениям, наиболее приближенным к управленческой проблематике.

Согласно высказыванию Питера Друкера, «знание — это информация, имеющая практическую ценность, служащая для получения конкретных результатов» [1].

Энни Брукинг определяет знания как «совокупность систематизированной информации и понимания смысла, заложенного в этой информации».

Карл Фраппаоло и Уэйн Томс утверждают, что знания — «это информация, находящаяся в сознании людей и используемая для принятия решения в ситуации неопределенности» [3].

Российский специалист в области управления знаниями Марина Мариничева рассматривает знания как «необходимую людям информацию, используемую ими по определенным правилам и в соответствии с определенными процедурами и с учетом отношения (понимание, одобрение, игнорирование, согласие, отрицание и т. д.) людей к этой информации» [4].

Однако наиболее часто исследователями теории управления знаниями цитируется определение Томаса Дэвенпорта и Лоренса Прусака, данное ими в книге «Работающее знание»: «знания — это изменчивая смесь практического опыта, индивидуальных ценностей, контекстной информации и интуиции экспертов, создающая основу для оценки и объединения нового опыта и новой информации» [2].

Все приведенные выше определения демонстрируют нам некое тождество — все они характеризуют знание, как некую усовершенствованную, эволюционировавшую информацию. Дискуссии о разграничении понятий «информация» и «знания» не прекращаются, хотя об отличительных чертах знаний по сравнению с эмпирической информацией говорил еще Платон: чувственное знание (информация) представляет собой нечто изменчивое, единичное, противореча тем самым понятию знания, которое является постоянным, устойчивым, всеобщим. Ощущение, по Платону — не есть знание, поскольку знание ничто без понимания. Из приведенных размышлений известного философа Античности мы можем почерпнуть одну ключевую мысль: именно информация дает нам толчок к знаниям, то есть знания вторичны. Значит, знания основаны на информации, переработав которую при помощи сознания, человек получает конкретный результат.

Современные дискуссии во многом повторяют идеи Платона. Помимо «информации» и «знаний», предметом рассмотрения становится и третье родственное понятие — «данные». Существует мнение, что данные являются низшей ступенью в иерархической лестнице этих понятий. Другие подходы, оставляя неизменной иерархию, предлагают для разграничения понятий несколько иную формулу, описывающую способы продвижения элементов по иерархии. С точки зрения этих подходов, данные становятся информацией после воздействия на первоначальные сведения окружающей средой. В свою очередь, опыт, накапливаемый в результате использования и обмена информации, приводит к появлению знаний.

Важнейшим фактором, влияющим на способность преобразования элементов иерархии, является сам субъект, то есть носитель сведений. Любой полученный им импульс или сообщения, содержащие сведения — это информация, которую сознание может усвоить, понять, сравнить и встроить в имеющуюся систему знаний. Эта система знаний будет зачастую субъективна, она, по всей вероятности, будет отличаться от системы знаний источника, поэтому знание, заложенное в сообщении, может быть потеряно при передаче. Тонкий намек может стать знанием только лишь в случае, если субъект способен его воспринять и переработать. «Информация становится знанием, когда она осознается человеком, становится частью окружающего его мира, влияет на его мнение и поступки» [5].

Рассмотрим классический пример — музыкальная ария на иностранном языке. В данном случае мы наблюдаем два потока информации — музыка и слова. И то и другое человек может воспринимать как поток информации, которую он может слышать и даже осознавать ее смысл, но которая в случае незнания языка или непонимания музыки не несет для него никакой смысловой нагрузки. Для организаций, стремящихся максимально эффективно использовать все свои ресурсы, решение вопросов приобретения и обмена знаниями приобретает принципиальное значение.

Основная часть исследований в области теории знания посвящена вопросам классификации знаний. В результате этих исследований выдвинутые тезисы совершенствуются, появляются новые классификации, позволяющие выделить те или иные особенности, рассмотреть знания с различных ракурсов. Не ставя главным вопросом данной диссертации рассмотрение попыток классификации знаний, тем не менее, необходимо упомянуть классификации, которые будут необходимы для достижения поставленных перед данной работой целей.

Наиболее распространенной среди специалистов классификацией является разделение знаний на «явные» и «скрытые», истоки которого заложены еще в идеях древнегреческих ученых. В XX веке это разделение было поддержано такими авторами, как Полани, Кливленд, Нонака и многими другими. По их мнению, «явные» знания представляют собой знания, которые более объективны, могут быть легко увеличены или сжаты, которые можно четко выразить, передать и распространить. Их противоположность, «скрытые» знания — это знания личностные, находящиеся в зависимости от субъекта и окружающей среды и по этой причине их трудно формализовать и пустить в обращение. «Скрытое» знание — это субъективное знание, основанное на личном опыте, которое не может быть выражено в словах, тезисах, цифрах и формулах.

В 1991 году Бадаракко, базируясь на разделении знаний на «явные» и «скрытые», добавил еще два типа знаний, используемых в организациях, — знание «блуждающее» и знание «прикрепленное». Исходя из его взглядов, «блуждающее» знание может легко перемещаться от одного субъекта к другому, поскольку оно имеет установленную форму. «Прикрепленное» же знание менее подвижно, ведь оно связано не только с внутренней культурой организации, ее нормами, взаимоотношениями среди сотрудников, но и с негласными принципами повседневной работы, которые не поддаются четкому описанию.

Таким образом, данные представляют собой простой набор фактов, которые сами по себе не имеют никакого значения. Информация является уже упорядоченным набором этих сведений, но по-прежнему не поддается интерпретации. И только на уровне знаний эти сведения несут в себе смысл и доступны для понимания. С этой точки зрения, постепенное обогащение элементов иерархии смыслом и становится причиной перехода каждого элемента из одного состояния в другое.

 

Литература:

 

1.                   Друкер П. Посткапиталистическое общество // Новая постиндустриальная волна на Западе. Под ред. Иноземцева В. Л. М.: Academia, 1999

2.                   Brooking A. Corporate Memory: Strategies for Knowledge Management. London: International Thompson Business Press, 1999

3.                   Frappaolo C., Toms W. Knowledge Management: From Terra Incognito to Terra Firma // Imaging World, November 20, 1997

4.                   Мироничева М. 10 общепринятых заблуждений об управлении знаниями [http://www.proteu.ru/150403_article_8.html]

5.                   Nonaka I., Toyama R.., Konno N. SECI, Ba, and Leadership: a Unified Model of Dynamic Knowledge Creation // Long Range Planning, vol. 33 (1), 2000

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle