Библиографическое описание:

Вишнякова Г. Ю. Состязательность и равноправие сторон как гарантия судебной защиты // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 453-455.

Принцип состязательности был известен российскому уголовному процессу. В частности, он был включен в Устав уголовного судопроизводства 1864 г. Но, к сожалению, данный принцип так и не реализовался в России. За все время, начиная с великих реформ XIX в. и на протяжении всего послереволюционного советского периода в России преобладал инквизиционный уголовный процесс, где не было места демократическим принципам уголовного судопроизводства. Только лишь с реформами, которые проходят в России в настоящее время, в российском уголовном судопроизводстве законодательно закрепили принцип состязательности.

Однако, изучив юридическую литературу, мы пришли к выводу, что ни в законе, ни в научной литературе принцип состязательности до конца не раскрыт, по этой причине каждый понимает его по-разному, обращаясь при этом, то к Уставу уголовного судопроизводства 1864 г., то к опыту осуществления правосудия в странах английской и американской системы права. Не достигли единообразия в понимании данного принципа и в науке российского уголовно-процессуального права.

Наибольший вклад в развитие теории состязательности уголовного процесса внес М. С. Строгович. Именно этот ученый стал одним из первых, кто обосновал свой взгляд на состязательное начало. Именно его идеи стали доминирующими среди иных точек зрения. По мнению М. С. Строговича, «состязательность состоит именно в том, что суд рассматривает дело с участием сторон — обвинения и защиты, причем всеми правами стороны пользуется обвиняемый (подсудимый). Стороны: обвинитель, потерпевший, подсудимый, защитник, а также гражданский истец и гражданский ответчик и их представители, — наделены равными процессуальными правами для отстаивания перед судом своих требований, для оспаривания, опровержения требований и утверждений других сторон. Функции сторон — обвинения и защиты — отделены от функции суда, который в судебном разбирательстве не является стороной, наделен руководящей и решающей ролью» [8].

Из этого утверждения можно сделать вывод, что в понятие принципа состязательности включаются такие элементы или признаки:

во-первых, разделение главных уголовно-процессуальных функций — обвинения (или уголовного преследования), защиты и решения дела (или правосудия);

во-вторых, процессуальное равноправие сторон;

в-третьих, активная и руководящая роль суда в процессе.

Некоторые ученые высказывали мнение, что при этакой теоретической конструкции состязательного начала нельзя определить его сущность, поскольку если все вышеперечисленные «элементы принципа состязательности рассматривать в отдельности, то нетрудно будет заметить, что большинстве своем они входят в качестве составных частей в содержание иных самостоятельных принципов, таких как публичность, право обвиняемого на защиту, равенство прав участников судебного разбирательства и т. п.» [6]. Данная точка зрения вполне справедливо не нашла своей поддержки среди ученых, так как при этом подходе сходным будет проявление и иных принципов: их тесная взаимная связь и взаимная обусловленность затрудняют отчетливое разграничение каждого из составных элементов всей системы процессуальных принципов.

Другие ученые полагают, что сущность принципа состязательности сведена ко всем трем вышеуказанным признакам [5]. Но в этом вопросе преобладает та точка зрения, на основании которой сущность состязательного начала состоит именно в разделении функций обвинения, защиты и решения дела [11]. Этот взгляд на принцип состязательности полностью поддерживает и Конституционный Суд России. В первый раз в пункте 5 постановления Конституционного Суда России «По делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края» от 28 ноября 1996 года записал, что положения статьи 418 УПК РСФСР, которые возлагают на суд полномочия по возбуждению уголовного дела и формулированию обвинения по отношению к конкретному лицу, противоречит... статье 123 (части 3) Конституции России, в которой закреплен принцип реализации судебного производства на основе состязательности. Данный конституционный принцип означает такое построение судебного производства, при котором функция правосудия или разрешения дела, которая осуществляется исключительно судом, отделена от функций сторон, спорящих перед судом. И здесь суд обязан обеспечить справедливое и беспристрастное решение спора, предоставив сторонам равные права возможности отстаивать свои позиции, и потому не вправе принимать на себя исполнение их процессуальных или целевых функций.

В уголовном судебном разбирательстве состязательность означает строгое отграничение функции суда по решению дела от функций обвинения и защиты, каждую из которых законом возложили на конкретных участников процесса. В процессе возбуждения уголовное дело либо формулируя обвинение против определенного лица, суд неотвратимо оказывается на стороне обвинения и начинает выполнять сразу две функции — обвинения и разрешения дела. Это порождает неравенство сторон в уголовном процессе и нарушает конституционный принцип состязательности [3]. Эта трактовка принципа состязательности вызвала критику со стороны ряда ученых-процессуалистов. Они полагают, что если среди ученых нет единства в определении понятия функций, их количества, субъектов, которые выполняют определенные функции, то и «состязательность» нельзя понимать как разделение функций на три вида — разрешение дела, обвинение и защиту. По их мнению, состязательность представляет собой только способ исследования доказательств в судебном заседании и не более того [7, 10].

Как же принцип состязательности трактуется в УПК РФ?

Законодательное содержание принципа состязательности (статья 15 УПК России [2]) включает такие элементы:

-          во-первых, отделение друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела;

-          во-вторых, недопустимость возложения на один и тот же орган либо на одно и то же должностное лицо исполнение более чем одной функции;

-          в-третьих, функции обвинения и защиты исполняют соответственно сторона обвинения и сторона защиты;

-          в-четвертых, суд исполняет функцию разрешения уголовного дела и создает все условия с целью исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав;

-          в-пятых, стороны обвинения и защиты равноправны перед судом [9].

Таким образом, принцип состязательности в уголовном процессе означает равноправие сторон обвинения и защиты при доказывании по уголовному делу и при этом суд выступает как арбитр, от которого отделены функции обвинения и защиты.

Равенство сторон уголовного судопроизводства является необходимым условием для реализации принципа состязательности. Уголовное судопроизводство только тогда можно признать состязательным, если стороны смогут активно и на равных доказывать свою правоту, оспаривать любое утверждение, любой факт, любое доказательство, давать им свою собственную интерпретацию, собирать и предоставлять доказательства, способствуя этим самым поиску истины и принятию законного и обоснованного решения суда. Именно в таком процессе суд будет выполнять роль арбитра, независимого от сторон либо организатора судебного процесса, который не имеет права подменять собой обвинение либо защиту.

Итак, для чего же ведутся долгие споры о понятии сущности принципа состязательности в уголовном судопроизводстве?

Полагаем, что принцип состязательности, включающий в себя равенство сторон, является гарантией судебной защиты подозреваемого или обвиняемого. Только тогда, когда стороны, как обвинения, так и защиты будут иметь равные права по предоставлению доказательств, участию на стадии предварительного расследования уголовного дела и в судебном производстве, в исследовании всех доказательств, будут в полной мере соблюдены гарантии обвиняемого или подсудимого на судебную защиту.

Принцип состязательности в уголовном судопроизводстве имеет большое значение именно в процессе реализации основных конституционных прав и свобод подозреваемых, обвиняемых или подсудимых. Нарушение прав тех либо других участников уголовного процесса влечет за собой несоблюдение принципа состязательности, а, следовательно, и нарушение конституционных прав и свобод граждан.

Одно из основных направлений реформирования российского уголовно-процессуального закона является именно предоставление личности, которая вовлечена в орбиту уголовного судопроизводства, реальных гарантий для защиты ее прав и законных интересов от всевозможных посягательств на них со стороны государственных органов, осуществляющих уголовное преследование.

Невозможно бороться с преступностью, не уделив необходимого внимания правам личности, и особенно праву обвиняемых или подозреваемых (подсудимых) на квалифицированную юридическую помощь защитника, который наделен конкретными процессуальными полномочиями. Наиважнейшей гарантией по обеспечению права на защиту и является введение в уголовный процесс принципа состязательности [4].

Поэтому не случайно принцип состязательности и равноправия сторон был провозглашен частью 3 статьи 123 Конституции России [1].

Состязательность уголовного судопроизводства означает такое его построение, при котором функции суда по разрешению дела будет отделена от функции обвинения и функции защиты, при этом функцию обвинения будет исполнять одна сторона, а функцию защиты — другая. Данные стороны наделены равными процессуальными правами предоставлять доказательств, заявлять ходатайства, обжаловать действия и решения суда. Функция разрешения дела является исключительно только компетенцией суда.

Принцип состязательности и равноправия сторон имеет достаточно большое значение для правильного и объективного рассмотрения уголовного дела и вынесения законного, справедливого и обоснованного приговора.

 

Литература:

 

1.                  Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с поправками от 30 декабря 2008 г.) (в ред. от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Российская газета от 25 декабря 1993 г. № 237.

2.                  Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 31.12.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 23.01.2015) [Электронный ресурс] / СПС «Консультант Плюс».

3.                  Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края» от 28 ноября 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. № 50. Ст. 5679.

4.                  Вишневская О. В. Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии. Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. Ижевск, 2004.

5.                  Выбило В. И. Конституционные принципы правосудия и их реализация в стадии исполнения приговора. Минск. 1986.

6.                  Даев В. Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1974. № 1.С. 71.

7.                  Ефимичев С. П., Ефимичев П. С. Конституция Российской Федерации и ее толкование Конституционным Судом РФ // Уголовное право. 2013. № 1. С. 109.

8.                  Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., Наука. 1958.

9.                  Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В. П. Божьева. М.: Спарк, 2012.

10.              Уголовно-процессуальное законодательство и решения Конституционного Суда РФ // Журнал российского права. 2013. № 1. С. 27.

11.              Волкодаев Н.Ф. Правовая культура судебного процес­са. М., 1980. С. 49.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle