Библиографическое описание:

Савина Ю. А. Методологические основы исследования когнитивных механизмов и языковых средств создания комического в художественном тексте (на материале произведений Джером К. Джерома и О. Генри) // Молодой ученый. — 2014. — №15. — С. 404-408.

Статья посвящена основным принципам методики анализа и обзора когнитивных механизмов и языковых средств, которые широко используются авторами при написании юмористических произведений и являются непосредственным источником создания комического.

Ключевые слова: комическое, языковые средства, юмористическое произведение, когнитивный механизм, антропоцентризм, метод.

Одним из основных методологических приемов исследования когнитивных механизмов и языковых средств создания комического в художественном тексте выступает антропоцентризм и является общефилософским методологическим принципом, считается одним из типов мировоззрения, согласно которому в центре вселенной находится человек, который и является вселенной, а также высшей целью миросоздания. Данный прием, в первую очередь, основывается на понимании и осознавании мира с точки зрения самого человека с его взглядами на действительность, которая его окружает. Философия рассматривает антропоцентризм как сосредоточие философских исследований, которые основываются на проблематике человека.

В начале следует отметить, что в лингвистике антропоцентризм выступает главным и основным исследовательским принципом с конца ХХ ст., когда в языкознании происходит смена парадигм исследования языка, в результате чего внимание лингвистов смещается от системно-структурного рассматривания языка к антропоцентрическому, то есть к изучению языковой личности. Заимствование антропоцентрического принципа при исследовании языка как продукта человеческой деятельности, предназначенного для выражения потребностей человека, способа сохранения его знаний и опыта, предполагает рассматривание связи между языком и мышлением человека, его внутренним состоянием, общечеловеческими и национально-культурными ценностями.

Следует отметить, что антропоцентризм привлекал внимание еще античных философов, а именно Сократа, Платона, Гераклита, Протагора, Демокрита и Аристотеля, которые рассматривали человека как «мерило всем вещам». Но во времена Средневековья и практически до начала XIX ст. основы антропоцентризма игнорировались науками о человеке [15, с. 38].

Позже особое внимание антропоцентрический подход приобрел в лингвистической концепции В. фон Гумбольдта, который объединил коллективный и индивидуальный антропоцентризм на основе взаимопонимания носителей одного языка, что потом и имело популярность во всех лингвистических школах, и к середине XX ст. в работах лингвистов антропоцентризм практически не упоминался и не использовался. [4 с. 66]

Поскольку антропоцентризм направляет исследование языка в сторону изучения языковой личности, а также ее индивидуальных смыслов, языковой, коммуникативной и культурной компетенции, он служит методологической основой при исследовании природы комического. Отмечается, что в онтогенезе как индивидуальном развитии человека с дня рождения и до самой смерти, и в филогенезе, который трактуется как историческое и социальное развитие человека, сначала рождается смех, а потом понятие о комическом и чувство юмора. Поэтому с точки зрения антропологического подхода, человек не может существовать без комического. И как отмечает А. Г. Козинцев, юмор невозможно рассматривать, без учета антропологического принципа [7, с. 5–7].

Шутки, высмеивания человеческих недостатков, курьезных ситуаций всегда помогали человеку переживать его жизненные невзгоды [ibid]. Сущность феномена комического основывается на его способности порождать импульс удовлетворения у того, кто смеется. Существует большая разница между обычным смехом и комическим (комизмом).

Л. Н. Лубина утверждает, что в большинстве случав смех имеет чисто физиологический характер, сигнализирует о врожденной реакции мозга на определенные стимулы, выражает природную, физиологическую реакцию индивида, его субъективное отношение к полученным впечатлениям. Комизм же имеет более общий характер. Он являет собой самую высокую степень смеха [8, с. 63].

В той или иной мере комическое может переживать каждый человек, но в более выраженной и концентрированой форме комическое проявляется в искусстве, и разные его грани лежат в основе таких жанров, как сатира, эпиграмма, пародия, памфлет, комедия, буфонада, фарс, бурлеск, травестия и т. д. [2, с. 54].

Определение и анализ когнитивных механизмов и языковых средств достижения комического эффекта в художественном тексте на примере юмористических произведений Дж. К. Джерома и О. Генри допускает обращение к художественному творчеству писателей, в котором воплощается лингвокреативная деятельность творческого сознания мастеров слова, материальной формой чего выступает совокупность языковых знаков, которые в художественной форме отображают этнокультурное восприятие действительности.

Обусловленность феномена комического в «малой» прозе Дж. К. Джерома и О. Генри культурно-историческими, биографическими, литературными и сугубо лингвальными факторами требует использования полипарадигмального подхода в исследовании когнитивных механизмов и языковых средств создания комического, основой которого есть методологические основы трех научных направлений — лингвокультурологического, лингвопоэтического и когнитивного.

Тесная связь повести «Трое в лодке, не считая собаки» с традициями англоязычной литературы о юмористическом путешествии (М. Твен, Ч. Диккенс) просматривается в статье В. Притчетта [16, с. 783]. Вместе с этим исследователь дает обозначение и характеристику юмора Джерома («легкий»), стиля («иронический») и языка («афористический») [ibid]. Несколько родственно, хотя и в другой манере, характеризирует юмор Дж. К. Джерома и американский автор юмористических новелл П. Врайес. Критик называет писателя «универсальным и вневременным явлением» [17, c. 17], основываясь на том, что смех Джерома понятен людям любой национальности, поскольку объединяет юмористическое начало с философским.

Исследуя юмористические произведения Дж. К. Джерома, а именно повесть «Трое в лодке, не считая собаки», ученая М. Р. Форо впервые затрагивает вопрос о самоиронии писателя, так как, по ее мнению, ценность этого произведения заключается в первую очередь в том, что «насмешка автора направлена против самого героя, его самоуверенности, самовлюбленности и эгоизма». Большое количество исследователей, таких как Томановская Н., Храпченко М., Moss A. подчеркивают склонность Дж. К. Джерома к употреблению ситуационного юмора и комической стихии, которые являются типичными для английской литературы, делая акцент на то, что они являются определяющими факторами в стилистике его произведений. Что же касается средств создания комического у Дж. К. Джерома, то А. Гозенпуд выделяет следующее: создание комических масок, которые олицетворяют чудачества натуры человека, изображение героев, как чудаков, которые любят давать ненужные советы, или как людей, которые стают по-детски беспомощны, когда сталкиваются с реальной жизнью и сложными жизненными ситуациями [5, с. 202–204].

Таким образом, не смотря на разнообразную антологию исследований, природа, жанровая своеобразность, специфика языкового внедрения и, безусловно, когнитивная природа комического в произведениях Дж. К. Джерома до сих пор остается вопросом многих научных дискуссий.

Короткие рассказы О. Генри стали качественно новым явлением в американской литературе. Комическое в рассказах американского писателя имеет в своей основе достаточно стойкую социальную основу, которая становится еще понятнее если спроектировать произведеня О. Генри на американскую историю [6, с. 18]. В рамки своих произведений писатель заключает важные проблемы своего времени, критически его оценивая и, в то же время, сохраняя легкость, изысканность, интересное содержание и эффектный финал. Об этом утверждали такие исследователи творчества О. Генри как Current-Garcia E., Adcock D., Вербицкий О. Писатель использует все аксессуары захватывающей литературы своего времени — прием тайны, параллельных сюжетных линий, случайных встреч и событий, комизм ситуаций и контекстуальные ассоциации, стилистическое наслоение и метафоры, что и предопределяет разнообразие интерпретаций авторского замысла. Среди палитры юмористических произведений американского юмориста встречаются образцы грустного и веселого настроения, а также смешанные тексты [6, с. 20]. Оттенки иронии, которой пронизанные все его рассказы создают довольно-таки обобщенное восприятие. Авторская легкая ирония, при помощи которой автор описывает своих героев, самоирония персонажей и ироническое отношение участников событий друг к другу всегда свойственны «веселому» образу и характеру рассказов. Многие исследователи творчества О. Генри, такие как Мусейчук М. В., Балдицын П. В., Богословский В. И., Schneider D. среди основных объектов, на которых останавливается иронический взгляд писателя, выделяют и такие, не менее важные: «финансовые вопросы», «любовь и супружеские отношения», «женский характер», «еда» и «литературная деятельность». Спецификой творческого метода, равно как и стилистика О. Генри, представляется гармоничное сочетание в рамках одного рассказа нескольких тем, содержательное наполнение которых, осуществляется путем наслоения разных лингвистико-стилистических приемов [9, с. 12]. Развиваясь в русле сатирико-юмористической традиции, О. Генри значительно обогатил ее средствами комического, идя от «дикого юмора» Запада с его гиперболизированным представлением окружающего мира, карикатурностью и гротеском, в направлении сатирического изображения жизни в формах самой жизни, не выходя за рамки жизненной достоверности. Здесь можно проследить и охарактеризовать саму специфику языка рассказа — она динамическая и улыбчивая, делает композицию совершенной, а сюжет и стиль — оригинальными [13, с. 8].

Важно отметить, что лингвостилистичний анализ, который направлен на изучение языковых средств создания комического в «малой прозе» Дж. К. Джерома и О. Генри, предусматривает использование общенаучных методов индукции и дедукции, емпирико-теоретических методов анализа и синтеза, а также специальных методов: интерпретационно-текстового анализа, который служит для выделения из художественных произведений Дж. К. ДжеромаиО. Генрикомически маркированных контекстов; контекстуального анализа — для выяснения прямого (эксплицитного) и непрямого (имплицитного) способов создания комического в выделенных комически маркированных контекстах.Как известно, комическое имеет эвристическую природу и создается при помощи выборочного поиска соответствующих языковых средств. Изобретение лингвистических путей порождения комизма в любом случае есть субъективным и неповторимым результатом свободной творческой деятельности писателя, а языковые средства, таким образом, являются «осознанными и контекстуально, и ситуативно обусловленными» [11, с. 34].

И. П. Тарасова утверждает, что в языковой системе есть общий потенциал для возникновения и развития стилистических приемов, которые являются характерными для текстов комического характера. С точки зрения лингвостилистики, основные языковые средства создания комизма возможно найти проанализировав все уровни художественного текста, поскольку по форме они совпадают с общепринятыми определениями стилистических приемов, фигур, тропов, выразительно — изобразительных средств повествования. В связи с этим, анализ языка художественного произведения выполняется с помощью разделения языковых средств на выразительные и изобразительные [12, с. 1614]. Таким образом, к изобразительным средствам языка И. В. Арнольд относит образное употребления слов, словосочетаний и фонем, совмещая при этом все виды переносных наименований, которые имеют общее название — «тропы» [1, c. 146]. Особенность языковых средств создания комического заключается в их функции, ведь они имеют оценочную направленность, выражают разную степень негативной нагрузки, могут принимать или не принимать участие в создании двухсмысленности высказывания.

Современный этап развития мирового языкознания невозможно представить без последних достижений когнитивной лингвистики, которая полностью по праву считается его характерным направлением. Уже почти свыше трех декад научные разведки в отрасли когнитивистики занимают ведущее место в общей системе исследований, научных взглядов и методов изучения языка. Базируясь на собственных теоретико-методологических установках и понятийно-терминологическом аппарате, когнитивная лингвистика закономерно рассматривается как новая постгенеративная парадигма научного знания, которое формируется под воздействием когнитивной науки и характеризуется достаточным разнообразием теоретических позиций.

Что же касается когнитивно-дискурсивного анализа при исследовании когнитивных механизмов создания комического, то Н. А. Беседина считает, что принципом такого рода анализа является выявление и выделение определенных структур знания, мыслей и оценок, которые стоят практически за каждой языковой единицей, категорией или формой. Если акцент делается на когнитивную составляющую, то идет речь о содержании и значении языковых явлений; при акценте на дискурсивную — о способе подачи и распределении информации по «поверхности» единиц, которые рассматриваются (от самых малых слов — к самым крупным) [3, с 33]. В основе юмористических текстов когнитивно-дискурсивной парадигмы находятся сложные новообразования типов текстов и дискурса. Однако, с помощью традиционных лингвистических средств можно обнаружить способы функционирования конкретного вида текста. Таким образом следует отметить, что, когнитивно-дискурсивную парадигму юмористических произведений можно исследовать из разных точек зрения, уделяя отдельное внимание выявлению лингвистических средств, которые способствуют созданию юмористического эффекта в художественном произведении. На современном этапе в когнитивной парадигме юмора выделяют следующие аспекты: юмор — форма отображения объективного мира; процесс познания, который опосредствован юмором и протекает на основе борьбы противоречий; юмор обеспечивает свободу когнитивного выбора личности; юмор за уровнем обобщенности аналогичен с абстрактным мышлением; когнитивный механизм юмора учреждается в мисленном сближении и сопоставлении двух или более несовместимых подходов исследования человека, ситуации или чьей-то мысли; [9, с. 322]. Следовательно, юмор является разновидностью интеллектуальной игры, которая способствует накоплению и приобретению опыта, а остроумие — это неотъемлемая часть творческих личностей. Совокупность условий для возникновения комического эффекта, который становится следствием реализации специфически маркированного контекста, всегда находится в соответствии с существованием отдельных факторов, которые в терминах современной когнитивистики (стоит отметить труды В. А. Самохиной, Б. Дземидока, Д. С. Лихачева, Т. М. Рюминой, Л. Ф. Карасева и др.) отражаются как факторы реализации инконгруентности, или нарушения норм разных типов. Инконгруэнтность (от лат. incongruentia ‘несоответствие, противоречие’) — игра противоречиями, противопоставлениями, теми вещами, какие несовместимы между собой. Из позиций когнитивистики инконгруэнтность — это состояние сознания, которое возникает, когда индивид положительно относится к сообщению, но негативно — к его источнику, и наоборот. Такое расхождение имеет влияние на отношение к этому сообщению. К базовым составляющим инконгруэнтности как механизму создания комичного относятся: а) нарушение онтологических норм; б) нарушение норм на логико-понятийном уровне; в) нарушение валоративных норм [14, с. 3]. На уровне текста, отмеченные механизмы актуализируются через смежное применение противоположных или несоответствие значений и оценок; алогическое соотношение разноплановых понятий; изобретение причинно-следственных связей между объектами, которые таких связей не имеют, нарушение существующей графической или фонетической нормы; нарушение целостности стойкой языковой структуры (фразеологизма); преувеличение (гиперболизирование) признаков объектов-участников комической ситуации. Исследование инкогруентности как когнитивного механизма создания комического способствует актуализации приемов и средств лингвоситуативного и лингвального уровней, основой которых является нарушение нормы. При этом нормой считается любой стандарт или способ выражения, который был принят определенным социумом. Отклонение от нормы создает в тексте новую норму, а также дополнительные коннотации оценочности, эмоциональности и экспрессивности. На отклонении от нормы в юмористических текстах основывается вся экспрессия и эмоциональность, что и позволяет им выполнять функцию влияния [14, с. 77]. Однако не всякое противоречие может быть комичным. В основе несоответствия должен быть комический образ или ситуация, распознавание которых для реципиента не будет трудным. Языковая игра должна основываться на знании системы языковых единиц, на способности к творческой интерпретации этих единиц, то есть к нарушению нормы. Такого рода использование языка, отмечает В. А. Самохина, является когнитивным процессом и допускает наличие общих фоновых знаний как у адресанта, так и у адресата, который становится особенно актуальным при анализе комически окрашеных ситуаций [14, с. 71].

Следовательно, комическое связано с определенными переживаниями человека. Смех, который является результатом комического, возникает на основе понимания алогичности определенных жизненных ситуаций, то есть на постигании отдельных противоречий и диссонансов, отклонений от нормы, инконгруэнтности. Комическое — это необходимая черта творческого мышления человека. Нарушение определенных норм является неотъемлемой частью создания комического эффекта в художественном произведении.

Основываясь на вышесказанном, можно сделать вывод, что комическое всегда было и остается одним из вопросов заинтересованности многих направлений гуманитарной науки, не исключая при этом литературоведческие студии. Но с изменением культурных эпох и эстетических взглядов изменяется и восприятие комического, относительно трактовки его форм и средств. Именно поэтому, изучая особенности творческой лаборатории отдельного писателя, следует, в первую очередь, определиться с методологическим аппаратом исследования.

Литература:

1.        Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка: стилистика декодирования: [учеб. пос. для студ. пед. ин-тов по спец «иностр. яз».] / И. В. Арнольд. — 3-е изд. — Л.: Просвещение, 1990. — 330с.

2.        Арутюнова Н. Д. Жанры общения / Н. Д. Артюнова // Человеческий фактор в языке. Коммуникация, модальность, дейксис. — М.: Наука, 1992. — С. 52 –56.

3.        Беседина Н. А. Методологические аспекты современных когнитивных исследований в лингвистике / Н. А. Беседина //Логика, методология и философия науки. Научные ведомости. — Белгород, 2010. — № 20 (91). — Вып. 14. — С. 31–38.

4.        Гумбольдт В. фон Избранные труды по языкознанию / В. фон Гумбольдт. — М.: Прогресс, 1984. — 397 с.

5.        Гозенпуд А. Джером К. Джером. Трое в лодке не считая собаки / А. Гозенпуд. — Л.: Лениздат, 1980. — 575с.

6.        Должикова С. Н. Социально-мировоззренческие мотивы в языке произведений О. Генри: автореф. дис. на соиск. ученой степени канд. филол. наук: 10.02.19 «Теория языка» / С. Н. Должикова. — Краснодар, 2003. — 24с.

7.        Козинцев А. Г. Человек и смех / А. Г. Козинцев. — СПб, 2007. — 240с.

8.        Лубина Л. Н. Комический эффект как трансформами я нормы, национально-культурное в комическом / Л. Н. Лубина // Вестник Югорского гос. университета — 2011. — № 1 (20). — С. 85–88.

9.        Мусейчук М. В. Когнитивная парадигма юмора / М. В. Мусейчук // Материалы конференции Ананьевские чтения. Современная психология: методология, парадигмы, теория. — 2009. — Вып. 2. — 622с.

10.    Мысоченко И. Ю. Лингвостилистические реалии комического в произведениях О.Генри: в подлиннике и переводах: автореф. дис. на соискание ученой степени канд. филол. наук: спец. 10.02.19 «Теория языка» / И. Ю. Мысоченко. — Краснодар, 2007. — 20с.

11.    Ротанова Н. М. Обучение школьников речевым средствам комического на уроках русского языка: дис. на сосик. ученой степени канд. пед. наук: 13.00.02. «Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням образования). — М., МГПУ, 1993. — 210с.

12.    Телятникова О. Н. Художественный текст комической направленности в аспекте его интерпритации / О. Н. Телятникова // Известия самарського научного центра РАН. — 2009. — Т. 11, 4 (6). — С. 1613–1618.

13.                                                                                                                                                                                                                                                                                       Тимошенкова Т. М. Юмор и сатира в творчестве О. Генри /Т. М. Тимошенкова, Т. А. Азарова. — Х.: ХГУ имени А. М. Горького, 1989. — 11с.

14.    Самохина В. А. Современная англоязычная шутка / В. А. Самохина. — Х.: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2008. — 356с.

15.    Селіванова О. О. Сучасна лінгвістика: напрями та проблеми / О. О. Селіванова. — К, 2008. — 712 с.

16.    Pritchett V. S. The Tin-openers / V. S. Pritchett // The new statesman and nation, 1957. — P. 783–784.

17.     Vries P. Introduction. Three men in a boat: to say nothing of the dog by Jerome K. Jerome /P. Vries. London: Time Incorporated. — 1964. — P. 15–19.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle