Библиографическое описание:

Михалева Г. В., Ромашова Т. В. Некоторые вопросы правового обеспечения борьбы с коррупцией // Молодой ученый. — 2014. — №2. — С. 588-592.

Статья посвящена определению источников антикоррупционной деятельности, проблемам борьбы с коррупцией в РК. В работе рассмотрены некоторые уголовные дела, возбужденные Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Республике Коми по обозначенной теме.

Ключевые слова: коррупция, преступления коррупционной направленности, механизмы борьбы с коррупцией, получение взятки, мошенничество, совершенное с использованием своего служебного положения

В настоящее время в России о коррупции говорят очень много. Борьба с коррупцией стала одной из первоочередных проблем, на решение которой направлены силы государственного аппарата. Одним из важнейших направлений внутренней политики Российского государства является антикоррупционная деятельность, под которой понимается комплекс мер организационного, политического, правового, экономического, социального характера, направленных на предупреждение, минимизацию и устранение негативных последствий коррупции во всех сферах внутригосударственной жизни [1, с. 139].

В современных условиях в рамках отечественной правовой системы не было сформировано единой отрасли законодательства по противодействию коррупции. Нормы права, направленные на борьбу с коррупцией, находятся в различных отраслях права и располагаются в нормативных правовых актах различного уровня.

Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [2] предлагает несколько уровней источников права, содержащих нормы по противодействию коррупции: Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон «О противодействии коррупции» и другие федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, акты иных федеральных органов государственной власти, акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации, муниципальные правовые акты. Роль этих источников права в правовом регулировании отношений по борьбе с коррупцией не равнозначна [3]. Это связано с тем, что иерархия нормативных правовых актов российского законодательства зависит не только от субъекта их принятия, но и от того, какие методы правового регулирования предусмотрены в том или ином правовом акте.

Если анализировать нормы права, регламентирующие борьбу с коррупцией, то можно увидеть, что эти нормы с точки зрения закрепленных в них методов правового регулирования можно разделить на несколько групп.

Это нормы, в которых:

-                  раскрываются общие признаки и социальная сущность коррупции;

-                  закрепляется коррупционное поведение в качестве правонарушения, содержащего собственный состав правонарушения и санкцию;

-                  регламентируется порядок выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия и расследования коррупционных правонарушений;

-                  регламентируется выявление и последующее устранение причин коррупции.

Каждой группе выделенных норм соответствуют определенные метод правового регулирования, способ воздействия на общественные отношения и, следовательно, должен соответствовать установленный для этого метода источник права. Так, закрепление моделей коррупционного поведения в качестве преступления возможно только с использованием методов уголовного права, а сфера уголовного законодательства находится в ведении Российской Федерации, и формой этого законодательства может быть только федеральный закон (Уголовный кодекс РФ). Таким образом, выбор субъекта правотворчества и, следовательно, вида нормативного правового акта для борьбы с коррупцией ограничен теми методами правового регулирования, которые закрепяются в данном акте.

Поэтому понятие «правовая основа противодействия коррупции» не является исчерпывающим и четко определенным юридическим явлением, а выступает «собирательной» категорией, содержание которой в значительной мере зависит от авторской позиции. Правовую основу противодействия коррупции составляет набор источников права, различающийся в зависимости от тех методов правового воздействия, которые в них содержатся.

Неоспоримым является тот факт, что значение коррупции как антисоциального явления устанавливается нормами конституционного и международного права.

Значительную роль здесь играет Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г [4]. Данный международный акт констатирует, что коррупция угрожает верховенству закона, демократии и правам человека, подрывает принципы надлежащего государственного управления, равенства и социальной справедливости, препятствует конкуренции, затрудняет экономическое развитие и угрожает стабильности демократических институтов и моральным устоям общества.

Вышеуказанная Конвенция определяет объект воздействия коррупционного поведения. Конституция Российской Федерации придает перечисленным благам и сферам общественных отношений статус основ конституционного строя и содержания прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, всем видам коррупционного поведения присваивается качество правонарушений с высокой степенью общественной опасности, что и должно найти отражение в различных отраслях законодательства, в первую очередь в уголовном законодательстве.

Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию предлагает государствам-участникам перечень типов противоправного поведения, которые представляется признать в национальном законодательстве в качестве уголовно наказуемых деяний коррупционного характера. К ним предлагается отнести:

-                  активный подкуп национальных публичных должностных лиц;

-                  пассивный подкуп национальных публичных должностных лиц;

-                  подкуп членов национальных публичных собраний;

-                  подкуп иностранных публичных должностных лиц;

-                  подкуп членов иностранных публичных собраний;

-                  активный подкуп в частном секторе;

-                  пассивный подкуп в частном секторе;

-                  подкуп должностных лиц международных организаций;

-                  подкуп членов международных парламентских собраний;

-                  подкуп судей и должностных лиц международных судов;

-                  злоупотребление влиянием в корыстных целях;

-                  отмывание доходов от преступлений, связанных с коррупцией;

-                  правонарушения в сфере бухгалтерского учета.

Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г. конкретизирует и уточняет данный перечень уголовно наказуемых деяний.

Правовую основу противодействия коррупции составляют также нормативные правовые акты национального законодательства, устанавливающие то или иное поведение в качестве противоправного. В первую очередь речь идет об уголовном законодательстве, тем более что в указанных выше международных Конвенциях речь идет об уголовно-правовых методах борьбы с коррупцией в связи с особым характером общественной опасности данного социального явления. Именно этот вид антикоррупционного законодательства выступает в качестве краеугольного камня всей борьбы с коррупцией [5].

Анализ действующего Уголовного кодекса РФ показывает, что перечисленные в определении понятия «коррупция» составы уже получили отражение в уголовном законодательстве. Это ст. 201 «Злоупотребление полномочиями»; ст. 204 «Коммерческий подкуп»; ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями»; ст. 290 «Получение взятки»; ст. 291 «Дача взятки».

Эти составы содержатся в главах УК РФ, объединяющих преступления против интересов службы: гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях»; гл. 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления».

Особенностью отечественного законодательства в сфере борьбы с коррупцией является то, что коррупционное поведение закрепляется в качестве не только уголовных правонарушений (преступлений), но и административных, хотя международные акты относят коррупцию к уголовно наказуемым деяниям как правонарушения с высокой степенью общественной опасности.

Именно поэтому вместе с принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» были внесены изменения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ, который был дополнен ст. 19.28 «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица». Объективной стороной указанного состава выступает незаконная передача от имени или в интересах юридического лица должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение в интересах данного юридического лица должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, действия (бездействия), связанного с занимаемым ими служебным положением. Субъектом данного административного правонарушения выступает юридическое лицо, в интересах или от имени которого осуществляется незаконное вознаграждение должностных лиц либо лиц, осуществляющих управленческие функции. Данный состав направлен на наказание тех юридических лиц, в интересах которых совершаются преступления коррупционного характера. Социальное назначение этого правила в том, чтобы сделать экономически невыгодным и затратным использование коррупционных способов достижения корпоративных целей. Использование административно-правовых методов выступает логическим дополнением уголовно-правовой политики в области противодействия коррупции.

В отличие от уголовного законодательства административное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Однако представляется, что установление мер административной ответственности за коррупционные правонарушения является прерогативой только Российской Федерации. Такая позиция обусловлена предметами ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях, к которым относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Определение коррупционности того или иного типа поведения выступает явной прерогативой Российской Федерации.

Правовую основу противодействия коррупции составляют и нормы, определяющие порядок выявления, пресечения, раскрытия, расследования коррупционных правонарушений.

Так как основная масса коррупционных правонарушений закреплена в качестве преступлений в Уголовном кодексе РФ, то, следовательно, и расследование данных деяний должно регламентироваться уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, которое находится в исключительном ведении федерального центра и может иметь только «законную» форму, т. е. содержится в Уголовно-процессуальном кодексе РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ.

Что касается административных правонарушений коррупционной направленности, то порядок производства по делам об административных правонарушениях указан Кодексом РФ об административных правонарушениях в качестве предмета ведения Российской Федерации.

В структуре правовой основы противодействия коррупции важную роль играют нормативные акты, содержащие меры по предупреждению коррупции, по выявлению и устранению ее причин.

Указанная цель реализуется посредством административно-правового регулирования, так как профилактическая антикоррупционная деятельность государства выражается в основном в совершенствовании запретов, ограничений, обязанностей в сфере государственной и муниципальной службы. В силу изложенного правовую основу противодействия коррупции составляют законодательные акты о различных видах службы, нормативные акты, определяющие статус лиц, замещающих государственные должности.

В различных регионах России применяют разные подходы к осуществлению антикоррупционной деятельности. Рассмотрим несколько примеров борьбы с коррупцией в Республике Коми.

В целях создания системы противодействия коррупции и устранения причин, ее порождающих, в Республике Коми принят Закон Республики Коми «О противодействии коррупции в Республике Коми». Для организации взаимодействия и координации органов государственной власти республики с федеральными органами государственной власти и их территориальными органами создан Совет при Главе Республики Коми по противодействию коррупции, утвержден план мероприятий по противодействию коррупции в Республике Коми.

Борьба с коррупцией является одним из приоритетных направлений деятельности правоохранительных органов Республики Коми.

Отделом по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по РК завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего главы муниципального района «Печора» Василия Торлопова, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.285 УК РФ (злоупотребление должностных полномочий, совершенное главой органа местного самоуправления), ч.2 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное главой органа местного самоуправления), ч.4 ст.290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в значительном размере, совершенное главой органа местного самоуправления) [9, с. 38].

По данным следствия в июне 2008 года Торлопов, будучи главой муниципального района «Печора», используя свои служебные полномочия, в силу которых он являлся представителем единственного учредителя ООО «Горжилфонд» — муниципального района «Печора», принял решение о принятии в состав участников ООО «Горжилфонд» семи работников данного предприятия, об увеличении уставного капитала общества за счет вкладов новых участников и утверждении указанных изменений в устав общества. В результате доля в размере 75 % уставного капитала ООО «Горжилфонд», действительная стоимость которой по состоянию на июнь 2008 года составляла более 500 тысяч рублей, перешла за ее номинальную стоимость в 30 тысяч рублей к новым учредителям организации. При этом муниципальный район не получил действительную стоимость доли. Кроме того, муниципальный район утратил управленческий контроль над деятельностью ООО «Горжилфонд», а также право на получение при выходе из состава участников ООО «Горжилфонд» 75 % стоимости чистых активов общества, стоимость которых по состоянию на март 2012 года составила более 5 миллионов рублей, а также утратил право на получение 75 % части прибыли ООО «Горжилфонд», предназначенной для распределения между участниками общества за 2008 и последующие годы. Преступными действиями муниципальному району «Печора» причинен материальный ущерб на общую сумму более 22 миллионов рублей.

В период с сентября по ноябрь 2010 года Торлопов, преследуя цель до конца февраля 2011 года построить новый жилой дом по Печорскому проспекту, чем создать себе имидж успешного руководителя, подписал документы, на основании которых подрядчику — ООО «Севертрансстрой» было перечислено 4,5 миллиона рублей, предусмотренных на финансирование капитального ремонта Дома культуры железнодорожников (ООО «Севертрансстрой» являлось подрядчиком и по Дому культуры). При этом Торлопов достоверно знал, что работы по капитальному ремонту Дома культуры не выполнены в полном объеме. Сумма невыполненных работ составляла 2 229 280,22 рублей.

В сентябре 2011 года Торлопов получил от генерального директора ООО «Севертрансстрой» в качестве взятки 100 тысяч рублей за предоставление коммерческой организации преимуществ при организации и проведении торгов по размещению муниципальных заказов на территории МР «Печора».

Следствием собрана достаточная доказательственная база, что позволило уголовное дело передать для утверждения обвинительного заключения и последующего направления в суд для рассмотрения по существу [10].

По данным Генпрокуратуры РФ Верховный суд Республики Коми приговорил к семи годам лишения свободы условно начальника исправительной колонии номер 50 Виктора Стародубца, обвиняемого в покушении на получение взятки.

Согласно следственным данным, Стародубец являлся начальником колонии номер 50 ГУФСИН России и одновременно руководителем государственного унитарного предприятия. Он внес в реестр федерального имущества и закрепил за учреждением часть бесхозной узкоколейной железной дороги протяженностью около 50 километров, которая пролегает на территории Княжпогосткого и Удорского районов Республики Коми. После этого, согласно материалам дела, он привлек заключенных для демонтажа рельсовых путей железной дороги.

За заключение с одной из организаций, осуществляющих сбор черного металла, договора поставки вторсырья и беспрепятственное выполнение его условий Стародубец потребовал от представителя фирмы взятку в 1 миллион рублей.

Преступление не было доведено до конца, поскольку Стародубец был отстранен от занимаемой должности, уточняет ведомство. Он также был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 199.2 (сокрытие денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, совершенное руководителем организации в крупном размере) УК РФ.

Суд приговорил Стародубца к семи годам лишения свободы условно с испытательным сроком на четыре года и штрафом в сумме 400 тысяч рублей [11].

Бывший первый заместитель Министра образования РК Николай Зуев приговорен к году лишения свободы в колонии-поселении. Чиновник признан виновным в превышении должностных полномочий.

В декабре 2011г. республиканское Министерство образования заключило с ООО «Учснаб плюс» госконтракты на поставку технологического оборудования для пищеблоков образовательных учреждений региона. Однако в школьные столовые техника так и не поступила.

Зная об этом, Н. Зуев решил все же оплатить контракты в полном объеме. При этом он лично подписал счета-фактуры на 31 млн руб. Кроме того, по его указанию в реестр госконтрактов чиновники внесли сведения о фактическом исполнении подрядчиком принятых на себя обязательств.

Таким образом, бюджету был причинен ущерб на 30 млн руб.

По данным Генпрокуратуры, в отношении директора самого ООО «Учснаб плюс» расследуется дело по ч.4 ст.159 Уголовного кодекса РФ (мошеннические действия, совершенные в особо крупном размере). Руководитель предприятия-поставщика проходит по нескольким аналогичным эпизодам (по госконтрактам на общую сумму 56 млн руб.).

Выяснилось, что компания поставила в образовательные учреждения городов Сыктывкар, Воркута, Печора, Сосногорск, Корткеросского, Троицко-Печорского, Ижемского, Усть-Вымского, Сыктывдинского, Княжпогостского и Удорского районов Республики Коми оборудование, явно не соответствующее контрактным требованиям по техническим характеристикам и цене [12].

Несмотря на всю проделанную работу, проблема ограничения масштабов коррупции в современном российском обществе является самой актуальной, и в то же время наиболее спорной и противоречивой. Необходимо совершенствование методики оценки эффективности внутренних систем выявления и профилактики коррупционных рисков в федеральных государственных органах, государственных органах субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления муниципальных образований.

Литература:

1.         Корякин, В. М. Некоторые вопросы управления противодействием коррупции / В. М. Корякин // Сборник научных трудов: материалы всероссийской научно-практической конференции «Проблемы управления в XXI веке» / под ред. Т. В. Каневой. — Ухта: УГТУ, 2013. — С. 139–144

2.         Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (ред. от 28.12.2013)

3.         http://mosadvokat.org/borba-s-korrupciej-v-rossii/

4.         Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г

5.         http://ru.wikipedia.org/wiki/Коррупция

6.         Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 28.12.2013)

7.         Кодекс об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 28.12.2013)

8.         Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 28.12.2013)

9.         Михалева, Г. В. Некоторые механизмы борьбы с коррупцией в Республике Коми / Г. В. Михалева, Т. В. Рогожина // Гуманитарные исследования (Humanis), 2012. — № 12. — С. 36–39

10.     http://komikz.ru/news/incident/?id=8104

11.     http://korrossia.ru/russia/ko/7918-vzyatka-v-kolonii.html

12.     http://korrossia.ru/russia/ko/7035-milliony-ushli-ne-na-obrazovanie.html

13.     http://kurs.znate.ru/docs/index-167866.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle