Библиографическое описание:

Москвитина Д. А. Паломничество к Шекспиру: зарождение бардомании в США // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 859-861.

В статье анализируются культурологические факторы формирования своеобразного культа В. Шекспира в американском обществе первой половины XIX века, при этом литературные паломничества в Стретфорд-на-Эйвоне рассматриваются как основная культурная практика, которая дала предпосылки для зарождения бардомании в США.

Ключевые слова:литературное паломничество, В. Шекспир, Стретфорд-на-Эйвоне, бардомания.

В интеллектуально-духовном пространстве США 1-й половины XIX века, когда стихло ликование первых постреволюционных лет и снизился накал антиметропольного пафоса, отчетливо встал вопрос о развитии национальной литературы и искусства, а также об их «конкурентоспособности» в мировом культурном континууме. Историко-литературная эпоха романтизма, начало которой в Америке хронологически совпадает с Войной за независимость, выдвинула ряд самобытных и ярких личностей (В. Ирвинг, Р. У. Эмерсон, Г. Д. Торо, Г. Мелвилл, Н. Готорн, У. Уитмен), роль которых в развитии американской культуры можно сравнить с ролью «отцов-основателей» для Америки в целом. В то же время, тотальное господство воинствующих антиметропольных настроений в американском идеариуме конца XVIII — начала XIX века, а также непрекращающиеся дискуссии о необходимости создания максимально абстрагированной от британского культурного наследия национальной американской литературы,[1] могли привести к культурной изоляции и интеллектуальному провинциализму Америки, если бы в центр литературного канона американской нации не была поставлена фигура Вильяма Шекспира, в абсолютном авторитете которого не сомневались даже самые ярые националисты.

В период интенсивных поисков национальной идентичности и формирования независимого культурного канона процесс «деанглизации», которая реализовалась на всех уровнях американского общества — от отказа воспевать в стихотворениях английскую птицу жаворонка[2] до бойкота английских товаров, — никоим образом не коснулся восприятия американцами одного из главных топосов «феодальной» метропольной культуры — Вильяма Шекспира. «Великий американский писатель» — так называл гениального англичанина один из наиболее выдающихся деятелей американского романтизма Дж. Ф. Купер. Такое «присвоение» свидетельствует о культе Великого Барда, глубоко укоренившемся в сознании американцев середины XIX века. Кроме того, помещая Шекспира в центр культурного канона, Америка стремилась легитимизировать в глобальной парадигме собственные культурные достижения.

Под влиянием романтиков — Р. У. Эмерсона, Г. Д. Торо, Н. Готорна, Г. Мелвилла, Дж.Ф. Купера и др. — к середине XIX века в кругах элиты американского общества сформировался культ Вильяма Шекспира как поэта и философа. Духовное наполнение этого культа обеспечивалось многочисленными американскими изданиями пьес и сонетов Великого Барда, попытками критически и философски осмыслить его творчество, литературными посвящениями и пр. Материальная же сторона культа в силу объективных причин была для американцев — больших любителей монументальной символики — недоступна. Поэтому неудивительно, что, в первых десятилетиях XIX века, как только утихли голоса наиболее рьяных сторонников культурной изоляции от Англии и Европа перестала восприниматься как олицетворение феодального метропольного духа, на родину Шекспира, в город Стретфорд-на-Эйвоне (графство Уорикшир) потянулись паломники-американцы, единственной целью которых было поклониться праху Великого Барда и прикоснуться к истории.

Одним из первых такое путешествие к могиле Шекспира совершил Вашингтон Ирвинг в 1815 году (и повторил его в 1821 и 1831 гг.). В книге очерков «Книга набросков Джеффри Крейона, джентльмена» (1820) он отозвался о своей первой поездке как о «поэтическом паломничестве» [1, с. 209]. Вслед за Ирвингом поездку в Стретфорд совершили еще несколько тысяч американцев, среди которых были такие известные личности как Генри Клей, сенатор и конгрессмен (июль, 1815), Кальвин Стоу, будущий муж Гарриет Бичер-Стоу (август, 1836), Чарльз Самнер, сенатор и политик (январь, 1839).

Следует отметить, что поездки американцев на родину Великого Барда имели оттенок именно паломничества, а не праздной туристической прогулки: до 1860 г. у Стретфорда не было доступа к железной дороге, поэтому путешествие из Лондона в Уорикшир представляло собой крайне неудобное и утомительное предприятие. Кроме того, как указывает американский шекспировед Ким Стерджесс, Стретфорд начала и середины XIX века не входил в число крупнейших туристических центров Европы и не мог предложить ничего, кроме достопримечательностей, связанных с Великим Бардом (дом, могила, церковь Святой Троицы) [2, с. 129]. Тем не менее, тысячи американцев ежегодно посещали Стретфорд и оставляли записи в книге посетителей церкви Святой Троицы. Некоторые записи свидетельствуют об искреннем и глубоком преклонении перед английским гением. Некий Т. Клиффорд из Филадельфии оставил в книге двустишие: ''Shakespeare thy name across the Atlantic clime / Shall be rever’d until ever endless time'' [Цит. по 2, с. 130]. («Шекспир, твое имя пересекло Атлантику и будет почитаться до конца времен»). Другой визитер, Джордж Джонс, добавил в книгу отзывов короткое стихотворение-экспромт:

“A pilgrim from a foreign to his nature land,

Kneels in devotion Shakspeare as thy works command,

Calls forth homage where’re thine names unfurl’d,

And the proud England’s isle may boast thy lore

Yet lives thine spirit upon Columbia’s shore.

In states unborn and accents yet unknown,

Again shall thy prophetic lance be thrown.” [Цит. по 2, с. 130]

«Паломник из чужой страны на его родной земле,

Преклоняет колени в восторге, Шекспир, поскольку твои произведения господствуют,

Призывает к благоговению тех, кто еще не знает твоего имени,

И, хотя гордый остров Англии может похваляться тобой,

Твой дух живет на берегах Колумбии.

В еще неоткрытых странах и на еще неизвестных языках

Снова твое провидческое копье будет брошено».

Также своими визитами почтили Стретфорд-на Эйвоне и те, кто, собственно, и являлся инициатором культа Великого Барда в Америке — деятели американского романтизма. В разные годы паломничество к могиле Шекспира совершали Маргарет Фуллер, Гарриет Бичер-Стоу, Натаниэль Готорн, Герман Мелвилл. По мнению исследователя Кима Стерджесса, два последних литератора посетили места, связанные со своим кумиром, скорее для проформы, чем руководствуясь искренними чувствами [2, с. 129]. Вряд ли с этим утверждением можно согласиться безоговорочно. Н. Готорн писал: «…я только что сделал то, что каждый американец считает необходимым и важным делом по приезду в Англию…» [3, 134]. Думается, что в этих словах американского романтика отражается не столько общепринятость данной культурной практики для представителей американского социума, сколько значимость фигуры английского гения для культурного самосознания нации.

Думается, что Н. Готорн и Г. Мелвилл не были единственными американцами, которые ездили в Стретфорд исключительно в рамках определенной культурной программы — места, имеющие отношение к Великому Барду, стали определенного рода культурно-топографическими штампами, и в восприятии большинства американцев из объектов высокого поклонения постепенно превращались в нечто сродни ярмарочным аттракционам. Неслучайно один из основоположников американской индустрии развлечений, владелец цирков и паноптикумов П. Т. Барнум в 1844 г., во время гастролей в Англии всерьез вел переговоры о покупке коттеджа Энн Хетеуэй — главной достопримечательности Стретфорда-на-Эйвоне. По плану Барнума, коттедж следовало демонтировать и перевезти в США, с тем, чтобы возить его на специальной платформе по ярмаркам и выставкам, тем самым приближая объект идолопоклонничества к собственно поклонникам — американским любителям Шекспира [4, с. 137–138]. Проект по поглощению дома Шекспира цирковой империей Барнума не удался, но интерес, который американский бизнесмен проявил к этому архитектурному строению, привлек внимание британского правительства, результатом чего стало образование в 1857 году попечительского совета «Shakespeare Birthplace Trust». В итоге — достопримечательности Стретфорда, имеющие отношение к Великому Барду, были объявлены национальным достоянием [4, с. 138].

Тем не менее, такое тотальное увлечение материальной стороной шекспировского культа, фактическое обожествление личности Великого Барда обернулось практически десакрализацией и ниспровержением Шекспира-идола с пьедестала. На волне популярности шекспировских паломничеств возникла и одна из первых антишекспировских теорий — гипотеза мисс Делии Бэкон о том, что настоящим автором шекспировского канона является не сын стретфордского перчаточника, а один из самых выдающих мыслителей, политиков и писателей эпохи Возрождения Френсис Бэкон. Поездка в Стретфорд в 1853 году окончательно убедила мисс Бэкон, учительницу по профессии, что под маской актера-простолюдина скрывается один из самых блестящих умов своего времени. Выпущенная на деньги Натаниэля Готорна в 1857 году работа «Философия шекспировских пьес» произвела поистине скандальный эффект на современников, заставив всех американских почитателей Шекспира расколоться на два лагеря — противников и сторонников теории мисс Бэкон. Сама же «исследовательница» в своем радикализме всерьез обговаривала возможность эксгумации тела английского драматурга, которая, как она полагала, станет последним неоспоримым аргументом в пользу ее теории [5, с. 111].

Итак, Стретфорд-на-Эйвоне на карте среднестатистического американского туриста имел такую же сакральную маркировку, как собор св.Петра в Ватикане или Сантьяго-де-Компостела в Испании. Очевидно, эти паломничества осуществлялись американцами не только и не столько с целью культурного развития, как с целью поиска собственной культурной идентичности и собственного культурного пути. Для американцев бардомания стала той необходимой культурной практикой, которая обусловила дальнейший характер рецепции творчества В. Шекспира в США.

Литература:

1.                 Irving W. The Sketch book of Geoffrey Crayon, Gent. — N.Y.: Penguin Classics, 1988. — 304 p.

2.                 Sturgess, K. C. Shakespeare and the American nation. — Cambridge University Press, 2004. — 234 p.

3.                 Hawthorne, N. The English Notebooks. Ed. by Randall Stewart. — N.Y.: Modern Language Association of America, 1941. — 254 p.

4.                 Webb N., Webb J. F. Will Shakespeare and his America. — N.Y.:The Viking Press, 1964. — 318 p.

5.                 Falk R. Shakespeare in America. A survey to 1900 // Shakespeare Survey. An annual survey of Shakespearean studies and production. Ed. by A. Nicoll. — 1965. — Iss. 18. — P. 102–118.



[1] Здесь имеются в виду, в первую очередь, дискуссии «младоамерикансцев» с «вигами-универсалистами» на страницах журнала «Арктур» (сер. XVIII века), а также декларации У.Г. Симмса («Американизм в литературе» (1844)) и К. Метьюса («Отечественные писатели, отечественные книги, отечественная критика» (1845)) про необходимость создания национальной американской литературы.

[2] Американский критик У. Брайент писал своему брату, который, живя в Иллинойсе, написал стихи про жаворонка: «Видел ли ты когда-нибудь эту птицу? Позволь мне посоветовать тебе черпать свои образы, когда ты описываешь природу, из того мира, который окружает тебя. Жаворонок – английская птица, и американец, не бывавший в Европе, не имеет права приходить в восторг от него». [Цит. по 1, с. 32]

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle