Библиографическое описание:

Соловьев А. А., Авдеюк О. А., Шведов Е. Г., Авдеюк Д. Н. Социальные основания популярности инженерного образования // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 766-768.

По поводу смысла и целей современного российского высшего образования говорят практически все, и немалая толика в этих обсуждениях уделяется образованию инженерному. Сущность последнего невозможно уяснить, не понимая сущности российского образования вообще, с одной стороны, и современного технологического развития, с другой. Мы попытаемся рассмотреть эти два явления в их взаимосвязи.

Согласно обязательствам по Болонской декларации, в России с 2003 г. начались значительные реформы высшего профессионального образования, связанные, прежде всего, с переходом на двухуровневую систему «бакалавр-магистр». Если еще до 2010 года студенты могли получить после освоения ступени бакалавра диплом «специалиста» (по — старому, инженерный диплом), то с 31 декабря 2010 г. квалификации бакалавра и магистра стали основными для выпускников вузов, «специалитет» сохранился лишь для весьма ограниченного списка направлений подготовки ВПО [1, 5, 11]. В связи с этим у абитуриентов, их родителей, вузовских работников, будущих работодателей возникли многочисленные вопросы, в числе которых следующий: что собой представляют бакалавры и магистры, осталась ли традиционная инженерная подготовка. Это не случайно, так как все понимают, что без инженерного творчества и изобретательства технический прогресс невозможен [6], «от состава, квалификации инженерного корпуса такой страны, как Россия, самым непосредственным образом зависят ее экономическое положение, безопасность, наконец, авторитет на международном уровне» [11].

Действительно, упоминание в специальном звании выпускника вуза слова «инженер» позволяет, как хочется верить, продолжать развитие инженерного образования, традиции которого были заложены в России более трехсот лет назад [9]. Во время становления инженерной профессии в России возникает специальное высшее образование [4]. Смысл профессии «инженер» заключался (и заключается) в широком применении научных знаний в решении технических проблем производства.

Новые функции и области применения инженерной профессии потребовали значительных изменений в подготовке специалистов. Еще в середине ХХ века профессия инженера считалась очень престижной. В наше время отмечают [6, 10] невысокую популярность инженерных специальностей, что связано, в том числе со следующим:

-          закрытие многих производств, особенно в малых городах;

-          низкая оплата труда (с одной стороны, относительно существующих в общественном мнении «стандартов высокого уровня жизни», с другой, относительно представителей иных профессий);

-          совокупность часто невыполнимых требований, предъявляемых работодателями к молодым специалистам (например, определенный стаж работы по специальности или знание специфики конкретного производства);

-          сложности в освоении технических дисциплин, связанные как со спецификой последних, так и с низким уровнем общетехнической подготовки абитуриентов.

Ликвидация предприятий, которыми были востребованы специалисты с высшим техническим образованием, на определенном этапе резко снизила популярность такого образования, но данный вопрос лежит в области скорее экономической, нежели социокультурной или социотехнической.

Низкая оплата труда того или иного специалиста может быть связана с низкой ценностью этого труда на рынке, например, по причине его цивилизационного обесценивания: «меньшее количество высшего труда создает равную или большую ценность, чем более значительное количество высшего труда» [2]. Но инженерная работа всегда считалась именно «высшей». Если же она оплачивается (в условиях капиталистической экономики) ниже, чем в среднем, то выводов может быть два: либо это не труд инженера, либо инженер не используется должным образом. Последнее может быть результатом ликвидации производства, о которой говорилось выше, а может и следствием отставания данного инженера от производственных нужд (в исключительных случаях инженер может «опережать время», тогда рискует быть невостребованным сейчас, но имеет шанс стать «сверхвостребованным» в будущем). Если говорить об «асинхронности» (отставании или опережении) подготовки инженера и запросов экономики, то она практически всегда становится результатом несоответствия компетенций, воспроизводимых общим и специально-техническим образованием, и квалификаций, необходимых для успешной профессиональной деятельности.

Дополнительные требования к претендентам на ту или иную должность связаны, как мы считаем, как раз с расхождением между квалификационным содержанием образования и содержанием конкретного труда, т. е. с «недоверием к диплому». С одной стороны, это следствие социальной «зараженности» тотальным обманом, но с другой, отсутствием должной взаимосвязи между техническими учебными заведениями и производствами.

Студент же, не будучи уверен в трудоустройстве по специальности, менее старателен в учебе, осваивает лишь необходимый минимум профессиональных знаний и умений, «подстраховываясь» работой не по специальности или дополнительным образованием по иному направлению (так называемое «второе высшее»). В случае же успешного трудоустройства по основной специальности он может оказаться недостаточно квалифицированным. В итоге работодатель опасается выпускников без стажа.

Успешное освоение технических дисциплин и включение в связанный с ними социотехнический контекст могли бы опираться на некоторый фундамент, выстраиваемый во время обучения в средней школе. Причем имеется в виду не только непосредственное обучение таким предметам, как физика, математика, химия или информатика. Квазигуманизация отдельных моментов образовательного процесса, со всеми ее благими намерениями, приводит иногда к отсутствию у современного подростка внутренней потребности к целесообразной, в том числе творческой, деятельности. Он плохо понимает сущность труда как такового, почти ничего не знает о тех или иных профессиях, включая инженерную. Всякая техническая работа через сферу распространения массовых «мифов» и стереотипов воспринимается некоторыми школьниками как вредная, опасная, общественно не значимая, бесперспективная, не приносящая морального удовлетворения. В совокупности с низким общетехнологическим уровнем, обусловленным недостаточностью дополнительного технического образования, создаются, таким образом, предпосылки к снижению популярности инженерных профессий.

Как ни парадоксально, но причина снижения качества (а в некоторых случаях и количества) технического образования лежит не только, и не столько в плоскости технической. Интерес к разным видам инженерной деятельности на наш взгляд, может быть повышен следующими способами:

-          взаимосвязь с успешными выпускниками технических вузов, которые способны заинтересовать своими успехами нынешних студентов и абитуриентов;

-          переход в стратегии образования от репрессивных форм к развивающим: переориентация идеи «сдать» в идею «научиться»;

-          гармоничное взаимодействие бинарных оппозиций, ранее часто становившихся «биполярными»: общекультурного и специального, технического и гуманитарного, традиционного и инновационного, рационального и иррационального.

А в условиях неопределенности будущего возрастает потребность в специалистах, способных к постоянному самосовершенствованию, эффективному взаимодействию с окружающей средой, как естественной, так и искусственной. И поэтому техническим вузам необходимо:

-          интенсифицировать учебный процесс, ориентируясь не на время, которое провел студент «за партой» (или количество дидактических единиц, которые усвоил), а на его компетенции и квалификации, которые позволят реализовать себя в конструкторской, организационной или научной работе;

-          уделять больше внимания включению студента в профессиональный мир. Последнее может быть реализовано за счет объединения основных предметов и таких дисциплин, как «Введение в специальность», «История и философия науки и техники», «История отрасли», «Методы инженерного и научного творчества»;

-          создавать материальную базу согласно современным требованиям, и так как это подразумевает наличие дорогостоящего лабораторного и экспериментального оборудования, то необходимо устанавливать тесную связь с современными производствами, включая практику студентов;

-          развивать у будущих выпускников коммуникативные навыки, давать комплексное представление об изучаемой технической отрасли как российской, так и зарубежной; стимулировать студентов к изучению иностранных языков, отправлять на стажировку в зарубежные вузы [1, 3, 6, 7, 8].

Все эти изменения должны проходить в соответствии с тем, что современные условия развития глобальной экономики требуют отказа от традиционной узконаправленной инженерной подготовки.

Инновационные компетенции инженера ХХI века — это пересечение традиционного инженерного образования, современных потребностей промышленности и достижений науки, инноваций. Но при этом необходимо стремиться к тому, чтобы сохранить лучшие традиции и технические школы российского образования. И как отмечает В. П. Рыжов, «нужно, чтобы инженерное дело вновь превратилось в гармоничное творчество, в котором равноправны наука и искусство, теория и эксперимент, логика и интуиция, а инженер стал гармоничной личностью, ведущей фигурой современного общества» [7].

Литература:

1.         Асеева Е. Н. Общие подходы к совершенствованию форм и методов обучения техническим дисциплинам при переходе к новым стандартам образования / Е. Н. Асеева, О. А. Авдеюк//Известия Волгоградского государственного технического университета. Серия «Новые образовательные системы и технологии обучения в вузе». — Т. 11. — № 9. — 2012. — С.18–21.

2.         Зиммель Г. Философия труда / Г. Зиммель // Избранное. — Т.2. Созерцание жизни. — М.: Юрист, 1996. — С. 466–485.

3.         Косенко В. Д. О некоторых проблемах современного инженерного образования [Электронный ресурс: http://do.gendocs.ru/docs/index-251720.html?page=11]. Дата обращения: 01.04.2013.

4.         Морозов В. В. История инженерной деятельности. Курс лекция для студентов всех специальностей дневного и заочного обучения / В. В. Морозов, В. И. Николаенко // Харьков: НТУ «ХПИ», 2007. — 336с.

5.         Переход российских вузов на двухуровневую систему высшего образования: бакалавриат и магистратуру [Электронный ресурс: http://ru.education.mon.gov.ru /articles /66/]. Дата обращения: 03.04.2013.

6.         Проблемы инженерно-технического образования [Электронный ресурс: http://www.akvobr.ru/problemy_inzhenerno_tehnicheskogo_obrazovania.html]. Дата обраще-ния: 01.04.2013.

7.         Рыжов В. П. Инженерное творчество и проблемы современного инженерного образования / В. П. Рыжов // Открытое образование, № 5, 2005. — С. 80–84.

8.         Российское инженерное образование в глобальной экономике знаний [Электронный ресурс:http://www.akvobr.ru/rossiiskoe_inzhenernoe_ obrazovanie_v_ ekonomike_ znanii.html].Дата обращения: 01.04.2013.

9.         Современное инженерное образование: серия докладов (зеленых книг) в рамках проекта «Промышленный и технологический форсайт Российской Федерации»/ Боровков А. И., Бурдаков С. Ф., Клявин О. И., Мельникова М. П., Пальмов В. А., Силина Е. Н.; Фонд «Центр стратегических разработок «Северо-Запад», Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет» — (Серия докладов в рамках проекта ?Промышленный и технологический форсайт Российской Федерации?) — Санкт-Петербург, 2012. — Вып.2–79 с.

10.     Современное инженерное образование: проблемы модернизации. [Электронный ресурс:http://www.akvobr.ru / sovremennoe_inzhenernoe_ obrazovanie_ problemy_ modernizacii. html]. Дата обращения: 01.04.2013.

11.     Федоров И. Б. Проблемы и перспективы современного образования / И. Б. Федоров // Машиностроительное и инженерное образование, № 1. — 2004. — С. 51–55.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle