Автор: Смирнов Алексей Николаевич

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №7 (18) июль 2010 г.

Библиографическое описание:

Смирнов А. Н. Взаимосвязь стиля межличностного взаимодействия с интерактивным статусом личности // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 232-235.

Актуальность темы исследования

Взаимодействие человека с окружающим его миром осуществляется в системе объективных отношений, которые складываются между людьми в их общественной жизни. Объективные отношения и связи (отношения зависимости, подчинения, сотрудничества, взаимопомощи и т.д.) неизбежно и закономерно возникают в любой реальной группе. Отражением этих объективных взаимоотношений между членами группы являются субъективные межличностные отношения [3].

Всякое производство предполагает объединение людей. Но никакая человеческая общность не может осуществлять полноценную совместную деятельность, если не будет установлен контакт между людьми, в неё включёнными, и не будет достигнуто между ними должное взаимопонимание. Вступая в общение – обращаясь к кому-либо с вопросом, просьбой, приказанием, объясняя или описывая что-либо, люди ставят перед собой цель оказать воздействие на другого человека. Такое общение выступает как межличностное взаимодействие, то есть совокупность связей и взаимовлияний людей, складывающихся в процессе их совместной деятельности. Содержанием межличностного взаимодействия является проявление субъектами взаимодействия определённых стилей межличностного взаимодействия по отношению друг к другу, а стили межличностного взаимодействия проявляются в типах межличностных отношений - типах установок, ори­ентаций и ожиданий членов группы относи­тельно друг друга, обу­словленных содержани­ем и организацией совместной деятельности и ценностями, на которых основывается общение людей [2].

Тип межличностного отношения отражает в себе определённые характеристики его носителя, ответственные за преобразования, которые он производит в мотивационно – смысловой и эмоциональной сферах других субъектов по общению. Однако, до сих пор не достаточно хорошо изучено, какие именно характеристики личности влияют на её партнёров по взаимодействию.  

Говоря об изучении внутригруппового взаимодействия, можно столкнуться с серъёзной проблемой: как отмечает В.В. Хромов, все феномены внутригруппового взаимодействия (социальная фасилитация, внутригрупповая поляризация, социальная леность, конформность) выделены экспериментальным путём. Но разнородность экспериментальных заданий, разрабатываемых различными исследователями для изучения одних и тех же закономерностей, создаёт сложности в интерпретации получаемых данных и соотнесении между собой результатов различных исследований. В качестве примера можно проиллюстрировать историю изучения феномена социальной фасилитации, когда вначале Н. Триплетт пришёл к мнению, что присутствие других людей влияет только положительно на эффективность деятельности человека, а затем Р. Зайонц на основе экспериментальных данных доказал, что присутствие других людей влияет положительно на эффективность деятельности человека только в ситуациях, в которых человек выполняет хорошо им освоенную деятельность [5].   

Исходя из вышесказанного, целесообразно для исследования процессов внутригруппового взаимодействия (межличностного взаимодействия)  использовать стандартные экспериментальные ситуации с широким спектром показателей реакций испытуемых, позволяющие фиксировать акты и результаты реальной интеракции испытуемых (интерактометрия). Большие возможности в данном отношении представляет проведение групповых дискуссий по решению заданий на упорядочивание последовательности каких-либо элементов. Примером такого рода задания может служить деловая игра «Потерпевшие кораблекрушение», разработанная Пфейфором и Джонсом, содержащая эталонную последовательность предметов по их значимости. В таком варианте задание может быть использовано как достаточно универсальная и стандартная экспериментальная ситуация для исследования как внутригруппового взаимодействия в целом, так и процесса принятия группового решения. С помощью результатов данной игры можно определить интерактивный статус испытуемого - позицию индивида в структуре внутригруппового взаимодействия, которая определяется степенью его влияния на результат деятельности группы [5].              

Говоря о процессе принятия группового решения следует отметить, что в современной психологической литературе не достаточно хорошо изучена взаимосвязь стиля межличностного взаимодействия личности с её интерактивным статусом. В большей степени исследователи, такие как К. Левин, И. Джанис, Дж. Стоунер и др. уделяют внимание организационным, ситуативным факторам, влияющим на принятие группового решения: особенности организации группового обсуждения, уровень риска при принятии решения и т.д., но не уделяют внимания изучению влияния именно стиля межличностного взаимодействия на результат группового решения. 

            В силу всего вышесказанного актуальность данной работы состоит, во-первых, в необходимости более детального изучения проблемы взаимосвязи стиля межличностного взаимодействия с интерактивным статусом личности; во-вторых, в необходимости изучения всевозможных характеристик личности и их влияния на других людей; в-третьих, в использовании объективных критериев при интерпретации результатов исследования. 

            Цельисследования: изучить взаимосвязь стиля межличностного взаимодействия с интерактивным статусом личности.

Объект исследования: процесс принятия группового решения.

Предмет исследования: особенности стиля межличностного взаимодействия у людей с разным интерактивным статусом.

Нами были выдвинуты следующие гипотезы исследования:

1. Более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых, ориентированных на доминирующий обобщённый стиль межличностного взаимодействия.

2. Более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых с более высоким уровнем агрессивности.

3. Более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых с более низким уровнем конформности.

4. Более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых, склонных к использованию стратегии конкуренции в конфликтных ситуациях. 

            В качестве методов исследования выступили: теоретический анализ литературы, метод тестирования, метод опроса, метод социометрии, экспериментальный метод, статистический метод обработки материалов исследования.

            В качестве методик исследования выступили: методика диагностики состояния агрессии Басса-Дарки, методика диагностики межличностных отношений Т. Лири, методика диагностики стратегии поведения личности в конфликтной ситуации К. Томаса, деловая игра «Потерпевшие кораблекрушение» Пфейфора и Джонса.

Организационная база исследования. Эксперимент проведён со студентами 3-х курсов очной формы обучения (Череповецкий Государственный Университет, г. Череповец) в возрасте 18 – 22 лет. В эксперименте приняли участие 30 групп по 3 человека, общая численность выборки составила 90 человек.

            Научная новизна исследования заключаются в том, что в работе систематизированы и обобщены положения относительно взаимосвязи стиля межличностного взаимодействия с интерактивным статусом личности.    

            Практическая значимость исследования заключается в том, что изучены факторы, влияющие на интерактивный статус личности.   

            Организация и проведение эксперимента

            Для проверки выдвинутых гипотез было проведено экспериментальное исследование в такой его форме, как деловая игра «Потерпевшие кораблекрушение» Пфейфора и Джонса.

Процедура проведения эксперимента состояла в следующем: после использования экспериментатором метода случайного выбора в каждой студенческой группе формировалось n экспериментальных групп численностью по 3 человека в каждой. Затем с экспериментальными группами проводилась игра, после которой участники экспериментальных групп заполняли следующие методики исследования: методику диагностики состояния агрессии Басса-Дарки, методику диагностики межличностных отношений Т. Лири, методику диагностики стратегии поведения личности в конфликтной ситуации К. Томаса.       

Суть игры «Потерпевшие кораблекрушение» заключается в том, что игроки должны проранжировать указанные в задании предметы по степени значимости для выживаемости спасшихся после кораблекрушения туристов. Ранжирование выполняется вначале индивидуально, затем обсуждается в группе и определяется уже общая позиция группы. После группового обсуждения каждый испытуемый опять индивидуально ранжирует предметы по степени значимости для выживаемости спасшихся после кораблекрушения туристов. Другими словами, задание предусматривает не просто взаимодействие участников, но и групповое принятие решения. Поскольку в задании имеется эталонная последовательность предметов по их значимости (определённая специалистами по выживаемости), то существует возможность оценить эффективность индивидуального и группового принятия решения по его правильности. Показатель эффективности индивидуального (группового) решения определяется через сумму различий ранговых мест каждого предмета в индивидуально (группой) составленной и эталонной последовательности. Обработка данных осуществляется через сравнение ранговых мест каждого ранжируемого объекта по каждому варианту решения (индивидуальный, групповой, эталонный). Сумма отклонений определяется по абсолютным значениям величин различий. Чем меньше сумма отклонений, тем менее различаются между собой сравниваемые варианты решений. Так как количество объектов ранжирования укладывается в пределы от 5 до 40 единиц, то степень близости взаимосвязи двух сравниваемых вариантов решения по каждому испытуемому мы можем статистически оценить с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена.  Кроме того, данная обработка позволяет также определить такие показатели межличностного взаимодействия, как:  

1. Интерактивный статус испытуемых (позиция индивида в структуре внутригруппового взаимодействия по степени влияния на результат деятельности группы) - определяется через сравнение первого индивидуального варианта решения задания испытуемым (то есть до группового обсуждения) с групповым вариантом. Возможны следующие значения показателя:

- Лидер. Для лидера характерно то, что его индивидуальный вариант решения близок к групповому. Степень близости по оценке коэффициентом ранговой корреляции Спирмена превышает значение 0,7.

- Ведущий. В отличие от лидера, ведущий оказывает влияние на мнение группы по отдельным моментам обсуждаемого решения. Степень близости его индивидуального варианта групповому по оценке коэффициентом ранговой корреляции Спирмена соответствует значениям от 0,3 до 0,7.

- Ведомый. Ведомый не оказывает существенного влияния на мнение группы. Степень близости его индивидуального варианта групповому по оценке коэффициентом ранговой корреляции Спирмена соответствует значениям от 0 до 0,3.

- Подавляемый. Группа не просто не учитывает его мнение, а действует вопреки ему. Степень близости его индивидуального варианта групповому по оценке коэффициентом ранговой корреляции Спирмена попадает в отрицательную зону от 0 до -1.

2. Тип нормативного поведения индивида во внутригрупповом взаимодействии - определяется через сравнение индивидуального варианта второго решения испытуемым (то есть после группового обсуждения) с групповым вариантом. Возможны следующие значения показателя:

- Наличие конформных реакций. Индивидуальный вариант после группового обсуждения существенно отличается от группового варианта (уровень корреляции не выше 0,5).

- Отсутствие конформных реакций. Индивидуальный вариант после группового обсуждения не отличается от группового варианта (уровень корреляции выше 0,9) [5].

Следует отметить, что так как в нашем экспериментальном исследовании акцент ставился на изучении взаимодействия, содержанием которого является проявление субъектами взаимодействия определённых стилей межличностного взаимодействия по отношению друг к другу, а стили межличностного взаимодействия проявляются в типах межличностных отношений, то мы и выявляли не стили межличностного взаимодействия, а типы межличностных отношений. Как итог, в данном исследовании мы изучали взаимосвязь типа межличностного отношения с интерактивным статусом личности.  

Обсуждение результатов и выводы по исследованию

Для проверки гипотезы о том, что более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых, ориентированных на доминирующий обобщённый стиль межличностного взаимодействия, мы использовали методику диагностики межличностных отношений Т. Лири. Согласно  полученным результатам, большинству «Лидеров» присущ такой обобщённый стиль межличностного взаимодействия, как «Доминирование» (54,8%); большинству представителей «Ведущих», «Ведомых» и «Подавляемых» - «Дружелюбие» (51,2%, 78,6% и 60% соответственно). Интерпретировать подобные результаты, с нашей точки зрения, можно следующим образом: личность, приклоняющая взгляды других участников взаимодействия под своё мнение, увеличивает степень своего влияния на результат группового решения. Вышеуказанная гипотеза при проверке её с помощью φ* коэффициента углового преобразования Фишера, подтвердилась частично: доля лиц, у которых наблюдается доминирование, в выборке «Лидеров» оказалось больше, чем в выборке «Ведомых» (φ* эмп = 2,19 при p ≤ 0,01) и в выборке «Ведущих» оказалось больше, чем в выборке «Ведомых» ( φ* эмп = 1,89 при p ≤ 0,05).

Для проверки гипотезы о том, что более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых с более высоким уровнем агрессивности, мы использовали методику диагностики межличностных отношений Т. Лири и методику диагностики состояния агрессии Басса-Дарки. Согласно результатам, полученным с помощью проведения методики диагностики межличностных отношений Т. Лири, большинству «Лидеров» и «Ведущих» присущ авторитарный тип межличностного отношения (25,6% и 19% соответственно); «Ведомым» - дружелюбный тип (31,25%), а «Подавляемым» - подчиняемый (40%). Интерпретировать подобные результаты, с нашей точки зрения, можно следующим образом: у личности с увеличением ориентации на себя и на своё мнение увеличиваются шансы оказать большее влияние на результат группового решения. Согласно результатам, полученным с помощью проведения методики диагностики состояния агрессии Басса-Дарки, у представителей всех интерактивных статусов доминирующим типом проявления агрессивности является вербальная агрессия, показатели проявления которой уменьшаются с уменьшением интерактивного статуса личности (53,9% у «Лидеров», 40,4% у «Ведущих», 35% у «Ведомых» и 50% у «Подавляемых»). Интерпретировать подобные результаты, с нашей точки зрения, можно следующим образом: при внутригрупповом взаимодействии проще отстоять своё мнение тому человеку, у которого в большей степени по отношению к остальным проявляется выражение негативных чувств как через форму, так и через содержание словесных ответов. Для статистической обработки полученных результатов мы использовали φ* коэффициент углового преобразования Фишера. В итоге вышеуказанная гипотеза частично подтвердилась: по шкале «Вербальная агрессия» доля лиц, у которых доминирующим типом проявления агрессивности является вербальная агрессия, в выборке лидеров оказалась больше, чем в выборке ведущих ( φ* эмп = 2,7 при p ≤ 0,01).

Для проверки гипотезы о том, что более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых с более низким уровнем конформности, мы использовали результаты игры «Потерпевшие кораблекрушение». Согласно полученным результатам, у «Лидеров» в большинстве случаев наблюдается отсутствие конформных реакций (73,3%); у «Ведущих» и «Ведомых» тип нормативного поведения не выражен (63,4% и 57,1% соответственно); у «Подавляемых» наблюдается наличие конформных реакций (60%). Интерпретировать подобные результаты, с нашей точки зрения, можно следующим образом: личность, в большей степени ориентирующаяся на свою позицию, в большей степени оказывает влияние на групповое решение. Вышеуказанная гипотеза при её проверке с помощью φ* коэффициента углового преобразования Фишера, подтвердилась частично: у «Лидеров» по сравнению с представителями всех остальных интерактивных статусов (по сравнению с «Ведущими» φ* эмп = 4,26 приp ≤ 0,01, по сравнению с «Ведомыми» φ* эмп = 3,95 приp ≤ 0,01 и по сравнению с «Подавляемыми» φ* эмп = 4,26 при p ≤ 0,01) и у «Ведущих» по сравнению с «Подавляемыми» (φ* эмп = 2,18 при p ≤ 0,05) менее всего наблюдается наличие конформных реакций.

Для проверки гипотезы о том, что более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых, склонных к использованию стратегии конкуренции в конфликтных ситуациях, мы использовали опросник поведения личности в конфликтной ситуации К. Томаса. Согласно полученным результам, «Лидеры» чаще всего используют такую стратегию поведения в конфликтной ситуации, как «Сотрудничество» (34,1%); «Ведущие» и «Ведомые» прибегают к компромиссу (38,8% и 50% соответственно), а «Подавляемые» - к избеганию (37,5%). Интерпретировать подобные результаты, с нашей точки зрения, можно следующим образом: желание человека максимально реализовать свои интересы и при этом максимально ориентироваться на взаимовыгодное решение проблемы делает его более привлекательным партнёром по взаимодействию для других членов группы, что повышает его шансы повлиять на результат группового решения. Вышеуказанная гипотеза при проверке её с помощью φ* коэффициента углового преобразования Фишера не подтвердилась.  

Таким образом, частично подтвердились гипотезы о том, что более высокий интерактивный статус будет наблюдаться у испытуемых: 1) ориентированных на доминирующий обобщённый стиль межличностного взаимодействия – проявление в поведении личности доминирования позволяет приклонять взгляды других членов группы под мнение этой личности; 2) у которых наблюдается более высокий уровень агрессивности (частично подтвердилась по проявлению вербальной агрессии) - при внутригрупповом взаимодействии проще отстоять своё мнение тому человеку, у которого в большей степени по отношению к остальным проявляется выражение негативных чувств как через форму, так и через содержание словесных ответов; 3) с более низким уровнем конформности – личность, в большей степени ориентирующаяся на свою позицию, в большей степени оказывает влияние на групповое решение.

В качестве перспективы дальнейшей работы можно выделить проведение аналогичного нашему исследованию, но на уже более крупной выборке с целью уточнения и конкретизации положений относительно взаимосвязи стиля межличностного взаимодействия с интерактивным статусом личности.  

 

Литература:

  1. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов. – М.: Флинта, 2002. – 336 с.
  2. Куницина В.Н., Казаринова Н.В., Погольша В.М. Межличностное общение. - СПб: Питер, 2003. – 544 с.
  3. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. – М.: ИНФРА – М, 1998. – 528 с.
  4. Психологические тесты. В 2 т. / под ред. А.А. Карелина. – М.: ВЛАДОС, 2005 – Т 2. – 248 с.
  5. Хромов В.В. Интерактометрия и её возможности по диагностике внутригруппового взаимодействия // Череповецкие научные чтения – 2009: Материалы Всероссийской научно – практической конференции, посвящённой Дню города Череповца (2-3 ноября 2009 г.): В 3 ч. Ч. 2: Исторические, социальные и психолого – педагогические науки в начале 21 в.: сборник / Отв. ред. Н.П. Павлова. – Череповец: ГОУ ВПО ЧГУ, 2010. С. 137 – 140.

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle