Библиографическое описание:

Торопова О. С. Понятие беспомощного состояния потерпевшего в составе убийства, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 511-515.



В статье рассматриваются спорные вопросы, связанные с определением, особенностями, проблематикой беспомощного состояния потерпевшего.

Произведен анализ правовых норм, правоприменительной практики с целью выработки более грамотного понимания рассматриваемого признака преступления.

Ключевые слова: беспомощное состояние, убийство, отягчающие обстоятельства, статья 105 УК РФ

Под убийством следует понимать насильственное лишение жизни, однако с юридической точки зрения (основываясь на диспозиции ч.1 ст. 105 УК РФ), данный термин толкуется как умышленное причинение смерти другому человеку. Следует обратить особое внимание на указание направленности умысла, как на характеристику субъективной стороны рассматриваемого состава преступления. Советское уголовное законодательство, а также право иных стран не исключало неосторожного причинения смерти. Наличие хотя бы одного квалифицирующего признака убийства из перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК РФ приводит к повышению общественной опасности совершенного преступления.

В УК РФ перечень квалифицирующих признаков содержится в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Они систематизированы по пунктам в зависимости от того, какой признак состава преступления они характеризуют (объективный или субъективный). Квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ относится к объективным признакам состава преступления. Пунктом «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ устанавливается ответственность за убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Еще одной особенностью квалифицирующих признаков является их исчерпывающий характер (не может быть произвольно расширен судом).

УК РФ заимствовал некоторые уже существующие положения предыдущих Уголовных кодексов, в частности термин «беспомощное состояние» потерпевшего.

Рассмотрим несколько важных аспектов, характеризующих понятие и некоторые признаки беспомощного положения.

Во-первых, данное понятие употребляется не только в УК РФ. Так, Федеральный закон (далее-ФЗ) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» № 3185 от 2 июля 1992 года определяет указанный термин, как неспособность лица самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности [1]. Более того, в ст. 12 ФЗ «О полиции» от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ указывается, что полиция в соответствии с возложенными обязанностями должна оказывать помощь лицам, находящимся в беспомощном состоянии, либо в другом состоянии, опасном для здоровья и жизни [2].

Во-вторых, юридическая трактовка понятия «беспомощное состояние» приводится в п.7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) № 1 [3]. Отмечается, что «по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее [3]».

В-третьих, важно отметить, что некоторые ученые [4, с. 28] и авторы [5, с. 149] в теории уголовного права лиц, находящихся без сознания, в сильной степени опьянения (тяжелого алкогольного опьянения, наркотического или токсического), в состоянии сна, гипноза, а также беременных и слепых признают также лицами, находящимися в беспомощном состоянии [6, с. 223].

Включение признака беспомощного состояния в действующий УК РФ в качестве квалифицирующего объясняется определенной переоценкой отношения в обществе к посягательствам на жизнь человека, находящегося в беспомощном состоянии [7, с. 98].

Важно понять, почему именно особое положение потерпевшего законодатель относит к признакам, отягчающим наказание за совершение подобного преступления. Ответ на данный вопрос, на мой взгляд, состоит в том, что лицо, совершающее (намеревающееся совершить) убийство, является жестоким и изначально безразлично относится к судьбе потерпевшего. Особое состояние потерпевшего, в силу чего он не способен дать отпор преступнику, оказать ему активное сопротивление, защитить себя и избежать причинения вреда его жизни способствует формированию у виновного убеждения в значительной легкости реализации объективной стороны преступления. Так, убийца, осознающий факт беспомощного состояния потерпевшего, уверен в высокой результативности своего посягательства. Именно знание об особом состоянии объекта преступления облегчает формирование преступного намерения у виновного. Законодатель указывает на необходимость наличия заранее имеющейся осведомленности виновного о беспомощном состоянии потерпевшего до реализации объективной стороны. В случаях, когда преступник узнал о беспомощном состоянии потерпевшего после наступления общественно-опасных последствий совершенного преступления (в рассматриваемом случае убийства), либо наличествовали умышленные действия виновного для приведения жертвы в такое положение, квалификация по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ некорректна.

По факту совершения убийства беспомощного лица можно судить и о личных характеристиках преступника. Виновного можно охарактеризовать, как лицо аморальное и бессердечное, так как совершается преступление в отношении лиц, которые нуждаются в особом внимании, заботе, уходе и защите. Умышленное использование уязвимости потерпевшего таким образом влечет за собой на практике (в большинстве случаев) наступление уголовной ответственности в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет.

В результате того, что в доктрине существует множество вариантов толкования термина «беспомощное состояние», не сформировалось единого понимания и представления, которое бы объективно и наиболее полно отражало природу и содержание понятия.

В правоприменительной практике отсутствует также единообразное понимание и толкование термина «беспомощное состояние» потерпевшего. Это связано с тем, что на сегодняшний день существует несколько проблем, касающихся отнесения некоторых особых состояний лица, на жизнь которого осуществляется посягательство, к категории беспомощного.

Большинство судебных инстанций при квалификации преступления по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ единогласны в вынесении обвинительного приговора виновному лицу, а понятие «беспомощное состояние» толкуется исходя из позиции Пленума ВС РФ, изложенной в Постановлении «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 г. № 1 [8]. Так, например, в 80 % проанализированных решений из судебной практики судов общей юрисдикции субъектов, беспомощным состоянием признается физическая немощность вследствие престарелости потерпевшего [9] и невозможности оказать сопротивление [10]; невозможность обслуживать себя самостоятельно [11], инвалидность, необходимость в особом уходе и заботе [12]; неспособность распознать опасность и защитить себя в силу малолетнего возраста [13]; отсутствие способности самостоятельно передвигаться в результате инвалидности лица [14]. Из мониторинга практики правоприменения следует, что в 80 % рассмотренных случаев, суд выносит обвинительный приговор в отношении виновного, совершившего убийство лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии.

Однако, в оставшихся 20 % рассмотренных решений судебные инстанции сталкиваются с рядом проблем при квалификации убийства по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Во — первых, противоречиво оценивается вопрос отнесения сна к рассматриваемому квалифицирующему признаку убийства. Несмотря на то, что Пленум ВС РФ в Постановлении № 1 [3] уклонился от однозначной оценки сна или глубокого опьянения, в Постановлении Президиума ВС РФ от 28 марта 2012 года № 11-П12ПР [15] указанные состояния лица не признаются беспомощным.

Указанная позиция Президиума ВС РФ, по моему мнению, не бесспорна. Почему состояние сна и сильного алкогольного опьянения потерпевшего не требует особой оценки, равно как беременность потерпевшей и малолетний возраст, являющиеся аналогично естественными состояниями лица, которым, в свою очередь, придается уголовно — правовое значение? В отличии от других проявлений беспомощного состояния, сон и сильное алкогольное опьянение лишают потерпевшего возможности не только объективно оценивать степень и характер общественной опасности посягательства на его жизнь, но и осознавать происходящее, в том числе оказывать активное сопротивление. В таких случаях потерпевший более уязвим для виновного лица, поэтому может быть физически легкой жертвой для преступника. Данное «преимущество» намеренно используется для реализации умысла на совершение такого жестокого преступления.

В доктрине анализируемый вопрос рассматривается учеными также по — разному. Например, Е.Б. Казаченко поддерживает позицию отдельных авторов, согласно которой сильная степень опьянения (алкогольного, токсического, наркотического и т.д.) приравнивается к беспомощному состоянию лица [16, с. 147]. По моему мнению, это вполне обоснованно: будучи в состоянии опьянения, лицо определенное время находится в бессознательном состоянии, что можно отождествлять с его беззащитностью (аналогично состоянию и положению лица, страдающего психическим расстройством, а также неспособного оказывать сопротивление и самозащиту в силу физического состояния). Инъекции психотропных и иных одурманивающих веществ, наркотических средств имеют «двойственную природу» (физическую и психическую) [17, с. 46]. Целью виновного лица может быть приведение таким образом потерпевшего в бессознательное состояние, а также лишение его способности руководить своими действиями с целью последующего убийства. В первом случае проявляется состояние физической беспомощности, а во втором психической. Состояние опьянения (алкогольного, наркотического, токсического) зависит от дозы принятых средств. В зависимости от этого, процесс «отключения» сознания проявляется неодинаково. Подобная реакция на употребленные средства может проявиться моментально либо по истечении определенного времени, вследствие индивидуальности каждого человеческого организма. Подобный механизм затуманивания действует при крепком сне и обмороке. Отличие состоит лишь в том, что при опьянении сознание лишь притупляется, а в состоянии сна или обморока оно отсутствует полностью.

Во-вторых, в практике возникают проблемы, связанные с оценкой гипнотического состояния потерпевшего. Н. С. Таганцев под гипнозом понимает искусственное временное «отключение» сознательно-волевой системы одного человека и подчинение ее другому [18, с. 389]. Как известно, гипноз представляет собой одну из причин, которая вызывает бессознательное состояние лица. Уголовные дела, связанные с убийством лица, находящегося в гипнотическом состоянии встречаются реже, чем, например, убийства потерпевшего, находящегося в беспомощном состоянии в силу физической или психической невозможности оказать сопротивление, осознать общественную опасность совершаемого посягательства. Однако, в некоторых судебных решениях по уголовным делам, связанных с квалификацией преступления по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ содержится указание на то, что состояние гипноза признается беспомощным. Так, например, 10 апреля 2014 года Мировым судьей судебного участка по Нуримановскому району Республики Башкортостан Ахмадуллиной Л. С. был вынесен приговор по делу № 1-25/14 в отношении Галимзяновой В.Р.

В — третьих, рассматривая бессознательное состояние и факт приведения потерпевшего в беспомощное состояние действиями виновного, следует отметить аналогичную спорность при решении проблемы квалификации соответствующего преступления. Так, по первому вопросу существует позиция Президиума ВС РФ, которая отражена в Постановлении от 19 мая 1999 года № 448п99 [19], где отмечается необходимость переквалификации преступных действий осужденного К. с п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ вследствие необоснованного вменения К. соответствующего квалифицирующего признака убийства.

Вопрос квалификации причинения смерти потерпевшему, который был приведен в беспомощное состояние действиями виновного является сложным. Толкование уголовно — правовых норм приводит к выводу о необходимости нахождения потерпевшего в беспомощном состоянии до совершения нападения на него. Из Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 1999 года № 448п99 [19] следует недопустимость применения п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ в том случае, если потерпевший был приведен в беспомощное состояние действиями виновного в процессе реализации умысла на убийство путем связывания, причинения ранений и т.д. Более того, по мнению Шиян В., действия виновного по приведению потерпевшего в беспомощное состояние, например, путем связывания, в процессе реализации умысла на убийство не могут рассматриваться как основание для юридической оценки действий виновного по данному квалифицирующему признаку [20, с. 35].

Законодатель в ч. 2 ст. 105 УК РФ указывает не только на наличие такого квалифицирующего признака, как беспомощное состояние потерпевшего, но, равно речь идет о составе убийства, сопряженного с похищением человека. Одни авторы придерживаются позиции о том, что данное преступление следует рассматривать в качестве частного случая убийства лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии [21, с. 38]. Противоположную позицию занимает А.Н. Попов [22, с. 78], полагающий, что данные признаки не соотносятся между собой. Более того, автором отмечается, что «использование виновным заведомо для него беспомощного состояния потерпевшего во всех случаях должно подлежать самостоятельной квалификации, поскольку оно является самостоятельным основанием для вменения виновному отягчающего обстоятельства» [23, с. 342].

В заключении, необходимо отметить несколько наиболее важных выводов:

Если учитывать все обоснованные и требующие внимания позиции ученых, судебную практику, можно выделить следующие признаки беспомощного состояния потерпевшего: психическое расстройство; малолетний возраст; старческая немощность, инвалидность; бессознательное состояние, которое может быть выражено в виде гипноза, сна, сильной степени опьянения, лишающие возможности противодействовать посягающему на жизнь лицу; и иные состояния, в том числе особенности физического развития, в силу чего лицо не способно оказать активное сопротивление нападающему.

Преступление, посягающее на жизнь лица, находящегося в состоянии сна, сильного опьянения, по моему мнению, следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как виновное лицо осознает слабое положение потерпевшего по отношению к собственным силам, умышленно использует данное преимущество и реализует умысел на совершение такого жестокого и тяжкого преступления.

Жизнь каждого человека — особая ценность, любая попытка посягательства на нее, причинения вреда жизни и здоровью должна наказываться соответствующим образом: достаточно суровыми и жесткими мерами уголовной ответственности для лица, совершившего преступление, как в целях наказания за особо опасное противоправное деяние, так и профилактики совершения дальнейших жестоких преступлений.

Литература:

  1. ФЗ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. № 3185-1 // Режим доступа — http://www.pravo.gov.ru.
  2. ФЗ «О полиции» от 7 февраля 2011 г. № 3 -ФЗ // Собрание законодательства РФ, 14.02. 11. № 7. Ст.900.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 г. № 1 // Бюллетень ВС РФ. 1999. № 3.
  4. Караулов В.Ф. Уголовное право Российской̆ Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 28.
  5. Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 149.
  6. Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб.: Издательство Юридический центр Пресс, 2003. — 467 с.
  7. Кадацкая, Т.А. Роль беспомощного состояния потерпевшего для квалификации преступления / Т.А. Кадацкая // Вестник академии права и управления. — 2010. № 211. С. 98.
  8. Приговор Иркутского областного суда от 29 декабря 2012 года // СПС «РосПравосудие».
  9. Приговор Иркутского областного суда от 12 октября 2011 года // СПС «РосПравосудие».
  10. Приговор Мурманского областного суда от 9 февраля 2012 года // СПС «РосПравосудие».
  11. Приговор Саратовского областного суда от 7 июня 2012 года № 2-31/2012 // СПС «РосПравосудие».
  12. Приговор Орловского областного суда от 30 марта 2012 года «2-5/2012 // СПС «РосПравосудие».
  13. Приговор Верховного суда Чувашской Республики от 7 февраля 2012 года № 2-21-2010 // СПС «РосПравосудие».
  14. Приговор Ленинградского областного суда от 11 апредя 2012 года № 2-67- 2012 // СПС «РосПравосудие».
  15. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2012 года № 11-П12ПР // СПС «КонсультантПлюс».
  16. Козаченко, Е.Б. Понятие «беспомощное состояние» в доктринальной, законодательной и правоприменительной трактовках / Е.Б. Казаченко // Российский юридический журнал. — 2011. — № 4. С. 147.
  17. Веселов, Е.Г. Физические или психическое принуждение как обстоятельства, исключающее преступность деяния: дис. … канд. юрид. Наук. Краснодар, 2002. С.46
  18. Таганцев, Н.С. Русское уголовное право: Часть общая. Тула, 2001. С. 389.
  19. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 19 мая 1999 года № 448п99 // СПС — «КонсультантПлюс».
  20. Шиян В. Беспомощное состояние потерпевшего как объективный̆ признак в преступлениях против личности, совершаемых с применением насилия / В. Шиян // Уголовное право. — 2014. — № 5. С.35-41
  21. Уголовное право. Особенная часть: учебник / под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С.52; Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2004. С. 38.
  22. Попов А.Н. Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по уголовным делам / под общ. ред. А.Н. Попова. Спб., 2006. С.78.
  23. Попов А.Н. Умышленные преступления против жизни (проблемы законодательной регламентации и квалификации): дис. … докт. юрид. наук. М., 2003. С.342-343.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle