Библиографическое описание:

Еникеев А. А., Самуйленкова С. С. Поэтика русской философии XIX–XX века: специфика и основные этапы развития // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1804-1808.



Когда речь идет о русской философии, поднимается вопрос: является ли русская философия оригинальной и в чем это проявляется, или же она является лишь талантливой популяризацией, которая познакомила общественность с содержанием периферийного мышления по вопросам русской самобытности, облеченного в нестрогие формы культурно-философской эссеистики. Русскую философию принято считать довольно поздним образованием культуры нашей страны, но ее предпосылки далеко уходят вглубь российской истории [7].

Философия в России начинает развиваться в XIX столетии. Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, В. Соловьев — это было великое начало потому, что в их творчестве философское самосознание народа заявило о себе «на весь мир» не как подражание Западным странам, а как совершенно самостоятельный голос, который вносил свою собственную тему в диалог культур [3]. Как и наша классическая литература, так и русская философская классика XIX в., несли миру глубоко выстраданную опытом поколений истину: нет и не может существовать такой цели, ради которой была бы допустима жертва хотя бы в одну человеческую жизнь. Философия предупреждения в таком качестве выступала русская философия. На любой социальный проект, на любой «прогресс» нравственное вето являлось главной и важной темой русской философии, но, если данное вето было рассчитано на принуждение, насилие над личностью, его считали ненужным.

Считается, что с Достоевского и Соловьева начинает развиваться жанр антиутопии в русской философии и литературе. Данный жанр был блестяще продолжен и развит художниками и мыслителями ХХ в. Жанр антиутопии часто требовал языка притчи, исповеди, проповеди, отказа от прочувствованных сердцем, пережитых и узнавших на собственном опыте истин. Многие исследователи, например, такие как Н. А. Бердяев, Г. Г. Шпет, Н. О. Лосский всегда отмечали, что характер и способ русской философии не является рациональным. Они всегда связывали его с христианством, с мироощущением и мировосприятием славянской души. Многие русские мыслители ХХ века посвящали свои исследования русской философии. Одним из таких мыслителей является А. Ф. Лосев. В своих работах он дает краткую характеристику всей философии, попутно сформулировав общие особенности русской философии. Вот некоторые из них:

  1. Русская философия — это мистическое познание сущего, его скрытых глубин, которые могут быть достигнуты с помощью силы воображения.
  2. Русская философия неразрывно связана с настоящей жизнью, поэтому она предстает в литературе, которая берет начало в общем духе времени, со всеми его положительными и отрицательными сторонами, со всеми его радостями и страданиями.
  3. Художественная литература — это сокровище русской философии. В произведениях многих авторов часто находятся и описываются проблемы философии, в их специфически русской форме, которая направлена на жизнь [5].

Нам представляется, что именно литературные истоки русской философии позволяют говорить о «многообразии жанров» философствования, которое присуще в том числе и русской традиции [6], которая не ограничивается одним лишь научным жанром трактата, но использует и жанр эссе, исповеди, афоризма, писем и, конечно, жанр философского романа. В этом смысле для поэтики русской философии всегда существовала проблема «выбора чтения» [См. 4], поскольку разнообразие представленных текстов размыкало грань между философией и литературой в чистом виде [3], и для понимания текстов русской философии необходимо использовать методологию литературоведения или других гуманитарных наук [1].

Самобытность русской философии также проявляется в освоении особого «культурного ландшафта» русской традиции [2], который накладывает свой отпечаток и на язык философствования, и на стиль мышления, и на сам характер рассматриваемых проблем. В своей известной работе «Русская философия» А. Ф. Лосев отмечает, что в русской философии «теория» связана с практикой и внутренним подвигом. С сожалением говорит автор о том, что большинство философов волнуются за свою философию, поэтому они так мало знают философов своего времени, поэтому, по его мнению, мысль философии лишена теоретического описания и исследования. Лосев проливает свет на самобытную философию России и приводит примеры, которые характерны для ее способа рассуждения. Он показывает то направление, в котором она двигалась все это время, проделав путь от славянофилов до философии постсоветской. Философии рационализма противопоставляется русская философия. Мыслители русской философии считали, точнее, утверждали, что философия — это душа нации.

В философии стран Европы под душой понимается душа такого общества, которое осуществило в кратчайший срок беспрецедентный переворот в условиях жизни, социальных основах: естественные связи и отношения между людьми были заменены «искусственными», т. е. основанными на насилии, предполагающим свободу личности. В своем настоящем выражении это была свобода личной инициативы и личной ответственности. От человека все это требовало «делового» взгляда на мир и свое место в нем. Стремительный и мощный рывок Европы, которая властно заявила всем частям света свои особые права на роль повелителя и распорядителя судеб человечества, давал, казалось бы, все основания для такого высокомерия и претензий. В таких условиях, когда разум и наука одерживали одну победу за другой, когда знание означало силу, т. е. высшую ценность в глазах своего века, у разума мог быть только один конкурент и соперник — воля.

Европейский иррационализм — это, по своей сути, волюнтаризм. Он вел почти на равных дерзкий и напряженный спор со своим оппонентом. Они оба обращались к реалиям жизни, к опыту истории, но этот опыт они понимали каждый по-своему, по-разному. На стороне волюнтаристического иррационализма философов Западной Европы было преимущество в том, что они оказались, несомненно, ближе к жизни. Они считали, что люди не рождаются мыслителями, да и своим появлением на свет они обязаны не рефлексии, а ее противоположности, т. е. инстинкту, слепой страсти. Мы можем видеть, что критика односторонностей просветительства и просветительского рационализма не является исключительной особенностью русской философии потому, что такая критика велась только на Западе.

Своеобразие русской духовности и ее оппозиции Западу в другом. Её наиболее полно и глубоко выразил философ В. С. Соловьёв. Соловьев свое учение о цельном знании заключал в том, что такую цельность может придать человеку лишь особое состояние его души, ее особый вектор движения. Таким состоянием, таким вектором была любовь. Поэтому главной темой своего творчества русская литература XIX в. сделала тему любви. Любовь в русской литературе — это спасение в человеке человеческого «через жертву эгоизма» считал Соловьев. Хотя пожертвовать эгоизмом значило пожертвовать основным механизмом того «прогресса», который выбрал себе Запад, но русская философия выдвинула и защитила другую систему ценностей, другие идеалы и цели.

Русская философия отдала свое предпочтение рациональному знанию и иррациональной воле «несвоевременные мысли» и «архаичные» понятия любви, стыда, совести. В этом была как безусловная «слабость», так и величайшая сила мыслителей и художников, которые не побоялись разлада со своим временем. Разлада потому, что социально-экономическое развитие страны все больше вовлекало ее в мировую систему западного, капиталистического хозяйства. Но «утопизм» тех, кто искал альтернативу капитализму, был в, то же время, дальновидным проведением, т. к. выражал более глубокую историческую сущность: антигуманный, безнравственный, антиэстетический, а потому по необходимости и «неистинный», переходящий характер западноевропейского, т. е. буржуазного типа развития. Буржуа, предприниматель — это отрицательный тип в классической русской культуре, поэтому в литературе не нашлось места для них.

Антибуржуазный дух русской классической философии не означал и не означает ее, безусловно, социалистического характера. «Русский социализм» Герцена и анархизм Бакунина не столько социалистичны, сколько антибуржуазны. Социалистическая идея, как идея социального равенства и справедливости, в народе не умирала. Она дополнялась и одухотворялась верой масс в исключительную миссию, роль России как спасительницы европейской, а затем и мировой цивилизации от гнета и бесправия. Именно на этой духовной основе в российское сознание стал входить марксизм. Но в разных слоях общества он понимался по-разному, разными его сторонами. «Легальных марксистов» (С. Н. Булгакова, С. Л. Струве и др.) в учении Маркса привлекала идея о цивилизующей силе капитала, об истории общества как естественноисторическом процессе смены формаций. Но отнюдь не идея кровавой диктатуры и тотального насилия. Русских революционных марксистов, в созвучии с психологическим настроем масс, увлекало освещение и оправдание классового насилия. Сигналом мировой революции для них была русская философия, а также поэтика русской революции. Народное, а с ним и леворадикальное, сознание России упивалось «музыкой революции», ее поэтической и мистической составляющей. То, что русский революционный марксизм оказался совсем не похож на марксизм самого Маркса, нельзя назвать ни искажением, ни фальсификацией, это по-своему нормальный и даже неизбежный, не зависящий от чьей бы то ни было воли процесс самостоятельной жизни идеи — самостоятельной по отношению к ее автору.

Как в России, так и на Западе марксизм складывался как идеология освободительного движения. Всему лучшему, что в нем было и есть, марксизм обязан своему теоретическому фундаменту — высшим достижениям социальной, экономической и философской мысли. Но идея и практика диктатуры, удушающего единомыслия, взгляд на насилие как на единственное средство осчастливить человечество не только не приблизили коммунистический идеал, таковым идеалом являлось бесклассовое общество, но и фактически отбросили «реальный социализм» за пределы цивилизационного общества. Российской культуре, вступая в новое тысячелетие, предстояло пережить возрождение культурного наследия давнего и недавнего прошлого. Русскую философию считают целостным, духовным образованием, но внутреннее единство ее идей достигалось в сложной, напряженной борьбе разных школ и направлений мысли. Очень часто в философских спорах каждая сторона спора была по-своему права, а истина рождалась в сопряжении, синтезе противоположных мнений [7].

Рассмотрим в этом ключе основные исторические этапы развития русской философии последних двух столетий.

  1. Славянофильство. Именно с данным направлением, как многие считают, связано начало самостоятельной философской мысли в России. Славянофилы считали, что гонка за материальными ценностями, эгоизм и классовая борьба — это основные пороки стран Запада. Представителями данного течения являются А. С. Хомяков и И. В. Киреевский. Духовной основой являлось православное христианство, с позиций которого они критиковали материализм и идеализм. Представителями данного направления были выдвинуты идеи об объединении людей на основе высших духовных, религиозных ценностей — любви и свободы.
  2. Западники. Они считали, что Россия может и должна пройти тот же самый этап развития, что и Запад. Свою точку зрения они отстаивали в спорах со славянофилами. Основоположником данного направления философии является П. Я. Чаадаев, который написал работу «Философические письма», в которой критиковал крепостное право и превозносил модель общества Запада. В другом своем произведении «Апология сумасшедшего» он считает, что Россия станет центром интеллектуальной жизни Европы.
  3. Народничество. Данное направление было образовано из учения А. И. Герцена о крестьянском социализме. М. А. Бакунин — один из главных представителей данного направления. Он перешел на позиции анархизма, т. е. полного отрицания государства и других политических организаций общества.
  4. Философия всеединства. Данное направление было развито В. С. Соловьевым. Его главная идея — идея «всеединства сущего». В данной мысли, точнее идее, выражен принцип всеобщей универсальной связи всех предметов и явлений мира. Можно сказать, что важной мыслью также является его идея Богочеловека. Выдвигая данную мысль, он объясняет свободу человека и его активность. Соловьев верил, что необходимо дать человеку свободу, раскрыть свой потенциал, что приведет к осуществлению Божьего Царства.
  5. Русская религиозная философия. Одним из мыслителей данного направления был В. В. Розанов, но нельзя забывать и другого мыслителя данного направления — Н. А. Бердяева. Главная идея, по мнению В. В. Розанова, это беспокойство и тревога, которые были вызваны переживанием кризиса религии и культуры. Н. А. Бердяев считал философию «чистым творчеством» в отличие от науки. Потому, что науке необходимо приспосабливаться к необходимости бытия. Он предложил свою собственную концепцию строения мира, которая была ориентирована на человека, поэтому получила название «персонализм».
  6. Русский марксизм. В данном направлении можно выделить в первую очередь Г. В. Плеханова и В. И. Ленина. Плеханов утверждал, что социализм невозможен без экономических и общекультурных предпосылок, а В. И. Ленин настаивал на том, что философия марксизма — это единственно правильная философия, и попытки дополнить марксизм другими философскими построениями теоретически несостоятельны и практически вредны. Главная заслуга Ленина состоит в том, что он провел методологический анализ научной революции и сформулировал вывод о том, что современная наука не может успешно развиваться без опоры на материалистическую диалектику. Ленин считал, что сознание не только отражает мир, но и творит его. По мнению Ленина, высший акт социального творчества — это классовая диктатура. С ее помощью можно ускорить ход истории. Мыслители данного направления считали, что для достижения целей, годятся все цели, и насилие было основным и самым главным инструментом преобразования социальной действительности.
  7. Философия советской и постсоветской России. Марксизм-ленинизм является официально провозглашенной идеологией. Малейшие отступления от этого закона преследовались и подвергались жестоким наказаниям. Главная идеологическая направленность в данный период — атеистическая. К предложенному направлению относятся объективные законы развития, т. к. они помогают человеку в его деятельности потому, что он им следует.

В заключении следует сказать, что русская философия является важной и неотъемлемой частью мировой философии. Она имеет свои оригинальные черты, которые происходят из своеобразного развития русской культуры, но самая главная и особенная черта русской философии — ее религиозная направленность. Именно это направление всегда было главным, определяющим для понимания «духа» русской мысли. Тесная связь философии с православием проявлялась в том, что многие известные русские мыслители и философы посвятили свое творчество созданию христианского воззрения в его православной редакции. Всесторонность, глубина изучаемых проблем, неповторимость, вот что отличает русскую философию от философии Западных стран.

Нам представляется, что всестороннее исследование традиций русской мысли будет весьма перспективным для дальнейшего развития гуманитарных наук. Наибольший интерес здесь представляют исследования «культурного ландшафта» русской философии [2], а также углубление связей русской философии и литературы через «поэтизацию» русской мысли [3] и изучение многообразия ее жанров, стилей и направлений [6]. Только тогда мы поймем подлинное место русской философии в европейском цивилизационном процессе.

Литература:

  1. Еникеев А. А. Методология топологической аналитики в социально-гуманитарном дискурсе ХХ века (Исторический экскурс и постановка проблемы) // Культурная жизнь Юга России № 3(54), 2014, с.34–36.
  2. Еникеев А. А. Пространство культурного ландшафта: традиции и современные интерпретации // Актуальные проблемы современного социально-гуманитарного знания. Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции. — Нижний Тагил: НТГСПИ, 2015, с.41–47.
  3. Еникеев А. А. Философия и литература: грани взаимодействия (к вопросу о поэтике философского текста) / А. А. Еникеев, А. С. Несходимова, Р. И. Хушт // Апробация. Ежемесячный научно-практический журнал. — № 5 (44), 2016, с.28–31.
  4. Еникеев А. А. Хрестоматия как жанр философского текста: проблема выбора чтения / А. А. Еникеев, Д. О. Баранов // Научная дискуссия: вопросы социологии, политологии, философии, истории: сборник статей по материалам XLIX Международной научно-практической конференции. — № 4(44). — М.: Изд. «Интернаука», 2016, с.62–67.
  5. Лосев А. Ф. Русская философия / А. И. Введенский, А. Ф. Лосев, Э. Л. Радлов, Г. Г. Шпет // Очерки истории русской философии. — Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991, с.67–95.
  6. Многообразие жанров философского дискурса. Коллективная монография. Учебное пособие / под ред. д.ф.н., проф. Плотникова В. И. — Екатеринбург: Российское философское общество; Межвузовский центр проблем непрерывного гуманитарного образования при Уральском государственном университете им. А. М. Горького; Банк культурной информации, 2001. — 276с.
  7. Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития: монография / под общей ред. проф. О. И. Кирикова. — Книга 15. — Воронеж: ВГПУ, 2008. — 485с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle