Библиографическое описание:

Визавитин О. И., Таякин С. Д. Достижения, предметы критики и виды психологии бихевиоризма // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1347-1349.



Кризис, возникший в психологии в начале XX века, привел к тому, что многолетнее использование интроспективного метода как основного способа научного исследования, изжило себя. С помощью только внутреннего самонаблюдения оказалось невозможным объяснить ряд основополагающих проблем самой психологии. Кризис привел к краху существующих основных направлений в психологии. Попытки его преодоления были направлены на решение основных проблем психологии. Таких попыток оказалось несколько, и наибольшую известность из них получили три, что вскоре оформились в самостоятельные направления: бихевиоризм, гештальтпсихология и психоанализ (фрейдизм). Бихевиоризм был присущ в основном американской психологии, которая преследовала наиболее прагматичные цели. Но актуальность темы заключается в том, что и сегодня основные методы и принципы этого направления широко используются в современной психологии и педагогике.

Бихевиоризм возник в США, как реакция на структурализм В. Вундта и на американский функционализм. Его основателем был Джон Уотсон (1878–1958), который предметом бихевиоризма провозгласил изучение поведения объективным путем и с практической целью («Бихевиоризм становится лабораторией общества» [5, с.34]). Поведение — это реакция (R) в ответ на внешний стимул (S), что обеспечивает адаптацию индивида (S — R). Понятие поведения трактовалось очень широко: оно включало любую реакцию, в том числе и физиологические изменения: выделение секрета из желез, сосудистую реакцию. В результате поведение трактовалось механистически, поскольку сводилось лишь к его внешним проявлениям.

Основная задача бихевиоризма заключалась в наблюдении за поведением людей с таким расчетом, чтобы в каждой ситуации от стимула предсказать реакцию, а по реакции сделать вывод о стимуле [1, с.116].

Уотсон подал классификацию всех реакций по двум принципам: внешние или внутренние; врожденные или приобретенные.

Наблюдения за новорожденными, привели к выводу, что количество сложных врожденных реакций невелико, и они не могут обеспечить приспособление в полной мере. Практически все поведение является результатом обучения, поэтому формирование навыков и процесс научения становятся главной проблемой бихевиоризма.

Э. Толмен стал родоначальником необихевиоризма, и показал, что экспериментальное наблюдение за поведением животных не соответствует уотсоновскому пониманию поведения по схеме S — R. Поведение — целостный акт, который характеризуется собственными свойствами: направленностью на цель, пластичностью, селективностью, что проявляется в готовности выбирать средства, ведущие к цели более короткими путями. Формула поведения приобретает вид S — V — R, где V — это цели, намерения, гипотезы (мотивация). V — это эквивалент сознания. В исследованиях, проведенных на животных установлено: животные проявляют поисковую активность пока не достигнут цели (например, собака, при прохождении лабиринта, чувствует запах кости) при достижении цели останавливают активность; при повторных попытках находят объект быстрее [3, с.224].

Толмен различал три вида детерминантов поведения:

1) Независимые переменные стимулы (причины поведения);

2) Способности;

3) Внутренние переменные — это намерения (цели) и познавательные процессы.

Толмен исследовал именно внутренние переменные. Но результаты, полученные при опытах на животных, он, как и Уотсон, переносил на людей [4, с.7].

Теория Халла, как и теория Уотсона, не учитывает факторы сознания, и вместо схемы S — R, Халл вводит формулу предложенную еще в 1929 г. Вудвортсом: Стимул — организм — реакция (S — О — R), где организм — это некоторые, протекающие внутри него, невидимые процессы.

Поведение начинает стимулироваться из внешнего мира или из состояния потребностей и заканчивается реакцией. Основной детерминантого поведения Халл считал потребность, которая и вызывает активность организма. От силы потребностей зависит сила реакции. Потребность определяет характер поведения, которое может быть разным в ответ на различные нужды.

Основателями теории субъективного бихевиоризма выступили Дж. Миллер, Е. Галантер, К. Прибрам. В качестве механизмов, связывающих стимул и реакцию они назвали Образ и План. Образ — это все накопления, приобретенные и организованные знания организма о самом себе, а также о мире, в котором он существует (субъективный опыт). План — это иерархически построенный процесс организма, который способен контролировать последовательность каких-либо операций (алгоритм действий).

Прежде чем выработать некий стереотип действий человек должен убедиться в его эффективности. Например, каждый готовится к экзамену по-своему: кто-то читает дополнительную литературу, кто-то учит конспект, кто-то пишет шпаргалки — и каждый в процессе субъективного опыта убедился, что именно такие действия (их алгоритм) являются успешными. В процессе опыта (Образа) с помощью проб избирается подходящий алгоритм действий — операции (План) [3, с.229].

В целом, субъективный бихевиоризм в трактовке поведения остался в рамках механистической бихевиористической методологии.

Основателем оперантного бихевиоризма считается выдающийся ученый-педагог Б. Скиннер (1904–1990), который создал систему принципов (он предпочел не называть это теорией) для учета человеческого поведения в достойных внимания условиях. Он так же начал с постулата, что обучение в основном является результатом не генетических факторов, а факторов окружающей среды. Скиннер распространил идею о возможном приспособлении принципов условного поведения, то есть уровня поведения, который организмы воспроизводят или могут воспроизводить. Он также подчеркнул важность усиления стимулирования.

Основываясь на экспериментальных исследованиях поведения животных, Скиннер сформировал представление о трех видах поведения: 1) безусловно-рефлекторное; 2) условно-рефлекторное; 3) оперантное [2, с.81].

Реально процесс приспособления базируется на основе активных проб — влияния человека или животного на окружающий мир, где некоторые из них могут привести к полезному результату, которые в силу этого закрепляется. Такие реакции, Скиннер назвал оперантными. На основе анализа поведения Скиннер сформировал свою теорию научения. Главным средством формирования нового поведения выступает подкрепление, система поощрений и наказаний. Вся процедура научения у животных получила название «последовательное наведение на нужную реакцию». Ранее этот метод был открыт известным русским дрессировщиком В. Л. Дуровым. Так, если положительно подкрепляется какое-то действие индивида, оно фиксируется и в дальнейшем повторяется с легкостью и постоянством: если собаке, когда она лает, давать кусок колбасы, то в дальнейшем она будет лаять просто так, чтобы получить колбаску. Это хорошо знакомо дрессировщику [4, с.9].

В своих ранних работах Б. Скиннер даже говорил о том, что развитие речи можно объяснить подобным образом, хотя многие положения с тех пор в значительной степени опровергнуты. В последовательном обращении к требованиям Б. Скиннер утверждал, что их можно значительно усилить посредством принятия четырех простых шагов. Он предложил следующее [5, с.39–40]:

– педагоги должны максимально упростить все, чему они должны учить;

– задачи должны быть разделены на небольшие последовательные сегменты;

– учеников надо поощрять работать в своем темпе по индивидуальным учебным программам;

– обучение должно быть запрограммировано сочетанием предыдущих шагов и обеспечением чрезвычайно положительных усилий, основанных на максимальном успехе.

Взгляды бихевиористов на обучение были широко восприняты преподавателями иностранных языков и повлияли на развитие аудио-языкового подхода к обучению иностранным языкам. Когда эта теория применяется к изучению иностранного языка, то такой подход рассматривается как поведение, которому нужно научить. Роль учителя заключается в развитии у своих учеников хороших языковых привычек, создаваемых главным образом с помощью лексико-грамматических моделей, запоминания диалогов или повторение хором структурных образцов. Объяснение правил обычно дается тогда, когда языковая тема уже достаточно долго практикуется и соответствующая привычка вызвана.

Другим, более коммуникативным подходам не хватает современной теории обучения. Поведенческая точка зрения имеет, однако, несколько положительных факторов, от которых нельзя легко отмахнуться. Например, акценты, расставленные Б. Скиннером на важнейшие роли, которую играют родители и учителя в создании соответствующих условий обучения и обеспечения основных видов поведенческих последствий, нельзя игнорировать. Более того, очень важна фундаментальная система поощрений как мощное влияние в формировании человеческого поведения. Многие психологи и педагоги выражают заинтересованность в этической модификации поведения, что может рассматриваться как некоторая форма манипуляций в большей степени, чем форма образования. Эта точка зрения дискутировалась бихевиористами. Возможно, самое серьезное обвинение, предъявленное бихевиористам, заключается в том, что они интересуются только поведением в поле зрения видимости [4, с.12].

Бихевиоризм — подход в психологии, корни которого идут из позитивизма, и который имел огромное влияние на педагогическую практику во всем мире. Этот подход возник из идей ранних теоретиков обучения, которые пытались объяснить всю систему обучения в условиях определенных форм улучшения физического состояния человека. Самый известный пример тому — теория И. Павлова, которую он демонстрировал на собаках и других животных, которая заключалась в том, что реакция, генерируемая с помощью устного стимула (пищи), может быть продемонстрирована с помощью второго стимула (звонка) в то же время. Эти выводы стали известными как теория «стимул — реакция». Возник постулат, что любое человеческое поведение можно объяснить связью стимулов и реакций.

Благодаря бихевиоризму был чрезвычайно расширен класс исследуемых объектов, стало интенсивно изучаться поведение животных, младенцев, то есть тех индивидов, которые не могли быть подвергнуты исследованию с помощью интроспекции. Бихевиористами были значительно продвинуты отдельные разделы психологии, в частности проблемы научения, образования навыков и др.

Однако, проблема ранних теорий бихевиоризма заключается в том, что они концентрировались почти исключительно на природе посторонних стимулов и способов, которые могут меняться для обеспечения пробуждения различных видов стимулов. Однако такое явление имеет ограниченное значение для огромного количества человеческих действий. Выбрав объектом своего внимания исключительно то, что видимо, бихевиоризм отрицает важность чувств как фундаментальных элементов в процессе обучения, позицию о том, что ученики сами стремятся познавать свой мир.

Литература:

  1. Лихи Т. История современной психологии. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2003. — 446 с.
  2. Морозов А. В. История психологии. — 3-е изд. — М.: Академический проект: Фонд «Мир», 2005. — 288 с.
  3. Нуркова В. В., Березанская Н. Б. Психология. — М.: Высшее образование, 2009. — 575 с.
  4. Ожиганова Г. В. История психологии: концептуальные подходы и методы исследования // Психологический журнал. — 2004. — № 3. — С. 5–16.
  5. Уотсон Д. Поведение как предмет психологии (бихевиоризм и необихевиоризм) // Хрестоматия по истории психологии под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан.. — М.: Издательство Московского университета, 1980. — С. 34–44.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle