Библиографическое описание:

Блынская М. О., Рабовалюк Л. Н. Образ будущего ребенка у детей младшего дошкольного возраста // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1017-1020.



статья посвящена исследованию образа будущего ребенка у детей младшего дошкольного возраста. Рассматриваются особенности формирования образа будущего ребенка в 4–5-летнем возрасте. Приводятся примеры интерпретации детских рисунков и предлагается модифицированная методика экспресс диагностики образа будущего ребенка.

Ключевые слова: родители, дети, образ будущего ребенка, формирование образа будущего ребенка, младший дошкольный возраст.

В настоящее время область психологии родительства считается одной из малоизученных в науке. Готовность к родительству ведется в различных аспектах: в плане социологических исследований позднего материнства и материнства несовершеннолетних; в филогенетическом аспекте (Филиппова Г. Г.). Исследуются влияние социальной депривации на формирование субъективного образа будущей семьи у детей младшего дошкольного возраста [4], изучаются факторы, влияющие на материнское поведение (M. Klos, R. Jeranld, Кравцова Н. А.) [5, 6].

Одним из факторов, влияющих на родительское поведение является образ будущего ребенка. Современные исследователи отмечают, что образ будущего ребенка формируется задолго до беременности [1, 2, 7, 8], именно поэтому его важно исследовать не уже беременных женщин и, готовящихся к рождению дитя мужчин, а еще детей, которые только формируют свое мировосприятие. Ранняя диагностика позволит начать раннюю коррекционную, информационно-просветительскую деятельность с целью улучшить отношение к будущим детям, а значит, и понизить количество абортов, сократить число детей, оставленных без попечительства, поднять рождаемость. Г. Г. Филиппова отмечает, что образ будущего ребенка формируется с детства на протяжении нескольких этапов. Первые два этапа включают в себя опыт взаимодействия со своей матерью, с другими детьми, а так же во время сюжетно-ролевой игры.

В пилотажном исследовании образа будущего ребенка приняли участие дети в возрасте 4–5 лет (10 детей). Исследование проводилось на базе ресторана «Гутовъ». Родители приходили в ресторан вместе с детьми в дневное или вечернее время, и, пока родители обедали и отдыхали, дети находились с няней-психологом в детской комнате. Для установления контакта с детьми использовалась беседа, а так же различные игры.

В хоте теоретической подготовке к исследованию было обнаружено, что для диагностики образа будущего ребенка у детей младшего дошкольного возраста мало материала, в связи с этим было предложено модифицировать методику «Я и мой ребенок» Г. Г. Филлиповой, которая была предложена в целях выявления особенностей переживания ситуации материнства, восприятии себя, ценности ребенка. В данной методике рассматривались такие показатели как «благоприятная ситуация», «незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности», «конфликт с ситуацией родительства». К основным показателям были добавлены следующие критерии: «эмоциональный контакт», «количество детей на рисунке», «пол детей на рисунке», «возраст детей на рисунке», «возраст родителя на рисунке», «соотношение размеров родителя и ребенка», «использование цветов», «наличие дополнительных деталей», «положение рисунка на листе», «положение листа», «заполненность листа».

Диагностика проводилась с каждым ребенком индивидуально. Ребенку были предложены необходимые материалы: чистый лист, набор цветных карандашей и фломастеров. Затем была озвучена инструкция: «Нарисуй себя и своего ребенка, так, как ты себе это представляешь». По окончанию рисования был проведен пострисуночный опрос, который включал в себя такие вопросы как: кто нарисован на рисунке? Сколько лет тебе на рисунке? Сколько лет ребенку? Какого пола ребенок? Чем вы занимаетесь? и др.

В результате исследования образа будущего ребенка у детей младшего дошкольного возраста было выявлено, что, с уровнем достоверности Z=3,000 при p= 0,022 было у детей 5 лет предполагаемый возраст, когда они станут родителями выше, чем у детей 4-летнего возраста. Для детей в возрасте 4 лет характерно называть возраст, когда они стали родителями соответственно своему фактическому возрасту (3 человека из 5). Дети 5 лет уже предполагают, что они станут родителями в более позднем возрасте (6, 7, 8, 17, 20–30 лет). Возможно, это связано с тем, что дети в 5-тилетнем возрасте более сформированы и лучше осознают перспективу своего будущего, когда дети в 4-хлетнем возрасте еще не совсем понимают, что они взрослеют и их возраст может изменяться.

При сравнении образа будущего ребенка по проективной методике «Я и мой ребенок» Г. Г. Филипповой у детей в возрасте 4–5 статистически значимые результаты были выявлены по критерию «использование цветов». С уровнем достоверности Z=5,000 при p= 0,025 было выявлено, что для детей 5-летного возраста характерно использование 1 цвета при рисовании (3 из 5 рисовали только 1 цветом), при этом, один из них рисовал только фломастером. Нам трудно объяснить, почему в 5 лет используют только один цвет. По всем правилам возрастной психологии с возрастом цветовой диапазон должен быть шире. Можно предположить, что выбор цвета был связан с актуальным состоянием детей и их низкой замотивированностью в диагностике.

Статистически значимые различия были выявлены и при изучении критерия «наличие дополнительных деталей». С уровнем достоверности Z=5,000 при p= 0,036 было выявлено, что дети в возрасте 5 лет чаще используют в своем рисунке дополнительные детали (4 из 5), чем 4-летние (1 из 5), что свидетельствует о том, что по мере взросления образ будущего ребенка становится более детализированным, осознанным, что может быть связано с накоплением опыта взаимодействия с миром, другими детьми и взрослыми.

Согласно полученным данным, были выявлены следующие качественные особенности рисунков: конфликт с ситуацией родительства для детей не характерен (слабо выражен на 5 рисунках из 10, у остальных он в средней степени). Можно объяснить тем, что дети считывают образ взаимоотношений со своим ребенком с родителей, а те в свою очередь показывают им благоприятное отношение к ним, что и приводит к положительной оценке ситуации родительства у детей.

При этом сильный эмоциональный контакт с будущим ребенком у 3 детей, и у стольких же он выражен слабо. Что так же может являться отражением родительского паттерна поведения со своими детьми.

Так же в рисунках наблюдаются различия в размерах ребенка и родителя. 1 ребенок нарисовал своего будущего ребенка выше себя, на 2-х рисунках разницы в росте родителя и ребенка не обнаружено, у остальных ребенок нарисован ниже, чем родитель.

Рис. 1. Аня, 5 лет. Ребенок (слева) — девочка, 1 год, зовут Мисти, на голове у нее шапка. Она грустная, только родилась, плачет, глазки слезятся, потому что не узнала маму. Дочка с мамой (справа) гуляют в парке, знакомятся с лошадьми. Ребенка начала рисовать как куклу (перед рисунком играла с куклой). Позже играла с куклой, которая «рожала». По словам мамы, дома «рожала» игрушка-панда. При следующей встрече «рожала» игрушка-собака

На рисунке 1 заметно, что ребенок выше, чем родитель. Возможно, это связано со значимостью ребенка и ситуации родительства для девочки.

Средний возраст предполагаемых детей по всем рисункам составляет 2–3 года. Лишь один респондент указал возраст своего будущего ребенка 18 лет, что может свидетельствовать о нарушении крайней границы в восприятии возраста.

4 ребенка, описывая свой рисунок, говорили, что они гуляют. Остальные описывали иной вид деятельности (5 человек) или не описывали вовсе (1 человек). 2 ребенка описали те игры, в которые они играли перед рисованием (играли в рыцарей — на рисунке отец с сыном «дерется на мечах», играли в прятки — мама с дочкой играют в прятки).

C:\Users\1\Desktop\Курсовая\BROTHER\Новый точечный рисунок.bmp

Рис. 2. Влад, 5 лет. Ребенок (слева) мальчик, 4 года, «любит играть со мной в прятки». Родитель (справа) с ребенком «дерутся на мечах» (1- острие меча, 2-рукоятка меча). Перед рисунком играли в рыцарей. Желательный образ — красивый, умный, «супер-герой», чтобы всегда играл. Нежелательный образ — плакса, «чтобы был какашкой», чтобы не называли плохими словами, чтобы не били

Из рисунка 2 видно, что образ складывается не только из актуального состояния ребенка, но и внутрисемейных отношений. Возможно, респонденту было важно, чтобы его ребенок был «супер-героем», который будет всегда играть, но при этом он не будет плакать, и его никто не будет бить и обзывать, потому что, эти потребности он испытывает на себе. Таким образом, можно отметить, что младшие дошкольники, формируя свой образ будущих детей накладывают на него как свой жизненный опыт, таки и свои собственные потребности.

Некоторые дети при рисовании называли своих детей своими родителями (3 человека), говорили, что это психолог, проводящий диагностику (2 человека) или начинали рисовать куклу, с которой недавно игрались (1 человек). Таким образом, можно заметить, как образ будущего ребенка складывается из того, что окружает ребенка: значимые люди, игрушки и игры в которые они играют, и др.

1 девочка (4 года) рисовала сначала себя беременную, затем ее ребенок «вылупился» и был нарисован рядом, позже между ними был дорисован еще 1 ребенок в коляске. Так же, девочка (5 лет) сначала хотела рисовать ребенка «в животике», но позже решила нарисовать его рядом. Все остальные сразу рисовали ребенка отдельно от себя.

C:\Users\1\AppData\Local\Microsoft\Windows\INetCache\Content.Word\3.jpg

Рис. 3. Настя, 4 года. Рисовала себя (слева) беременную, затем ребенок «вылупился» и был нарисован справа. Назвала ребенка именем матери (Аня), потому что «мама мой ребенок». Позже дорисовала ребенка в коляске (посередине) и назвала Рита (имя психолога, проводящего диагностику). Ане — 2 года, Рите — 1 год

Так же были замечены особенности в последовательности рисования себя и детей. 1 девочка рисовала то себя, то ребенка, 1 мальчик рисовал сначала ребенка, затем себя.

В целях исследования качественных характеристик идеального и нежелательного образа ребенка была использована модификация метода «Ассоциативный эксперимент» К. Г. Юнга. Детям предлагалось описать желательный и нежелательный образ будущего ребенка.

Существуют качественные различия в представлениях желательного и нежелательного образа ребенка у детей 4-х и 5-ти лет. Детям в возрасте 4-х лет сложно представить, каким бы они хотели или не хотели будущего ребенка. Только 3 человека из 5 назвали желательный образ и 2 из 5 нежелательный. Возможно, это связано с небольшим словарным запасом в этом возрасте. Детям в возрасте 4-х лет еще сложно ответить на вопрос какой?

Из 10 человек пожелали, чтобы их будущий ребенок был «хорошим» — 4 человека, «добрым» — 3 человека, «красивым» — 2 человека, «умным» — 2 человека, чтобы «всегда играл» — 2 человека.

Не хотелось бы, чтобы их будущий ребенок был «злым» — 3 человека, «был бьющимся» или «чтобы его били» — 2 человека из 10.

Таким образом, исследовать образ будущего ребенка у детей младшего дошкольного возраста актуально в связи с тем, что именно в этот период происходить активное становление образа мира ребенка. Дети в возрасте 4–5 лет набирают опыт общения с детьми в процессе игры, взаимодействия со сверстниками и старшими, который в дальнейшем переходит в образ их будущего ребенка и семьи. В связи с этим необходимо разрабатывать методики экспресс-диагностики и коррекции образа будущего ребенка у детей младшего дошкольного возраста.

Литература:

  1. Агафонова Е. Б., Коробкин А. Л. Работа со сновидениями как метод диагностики и коррекции образа будущего у детей // Вологдинские чтения. 2004. № 45–1. С. 68–74.
  2. Брутман В. И., Радионова М. С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности.// Вопросы психологии. — 1997г., № 6, С.38–47
  3. Корепанова М. В., Забровская О. В. Формирование образа «Я — будущий школьник» у детей 5–7 лет //Начальная школа плюс До и После. 2007. № 5. С. 16–20.
  4. Котова С. А. Влияние социальной депривации на формирование субъективного образа будущей семьи у детей младшего дошкольного возраста //Детство и общество: социокультурный контекст материалы XII Международной конференции «Ребенок в современном мире. Семья и дети». 2005. С. 311–315.
  5. Кравцова Н. А., Катасонова А. В., Довженко А. Ю., Денисова В. А., Рабовалюк Л. Н. Факторы и механизмы развития психосоматических расстройств //
  6. Тихоокеанский медицинский журнал. 2013. № 4. С. 48–55.
  7. Рабовалюк Л. Н. Ценность материнства на рубеже третьего тысячелетия Система ценностей современного общества. 2011. № 17–2. С. 155–163.
  8. Ситников В. Л. Образ ребенка в сознании детей и взрослых. — СПб.: Химиздат, 2001г. — 288с.
  9. Филиппова Г. Г. Психологияматеринства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 240 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle