Библиографическое описание:

Кравцова О. В., Блинова-Сычкарь И. В. О понятии защищаемого лица в уголовном судопроизводстве // Молодой ученый. — 2016. — №8.1. — С. 35-37.



В статье рассмотрено общее понятие защищаемого лица в уголовном судопроизводстве.

Ключевые слова: защищаемое лицо, принцип охраны прав и свобод человека и гражданина, обеспечение безопасности.

Действующее российское уголовное судопроизводство устанавливает процедуру производства по уголовному делу, обеспечивая установленный в ст. 11 УПК РФ принцип охраны прав и свобод человека и гражданина, вовлеченного в сферу борьбы с преступностью. Одним из способов гарантии реализации прав, свобод и законных интересов защищаемого лица как личности является обеспечение его безопасности при производстве по уголовному делу (ч. 3 ст. 11 УПК РФ). Принятые в последние годы нормативные акты, направленные на обеспечение безопасного участия личности в уголовном деле, казалось бы, в достаточной мере способствуют достижению цели и назначения уголовного судопроизводства, сформулированного в ст. 6 УПК РФ. Вместе с тем проблемы реализации многих позитивных правовых положений остаются до сих пор нерешенными. Среди них — отсутствие легального определения защищаемого лица как полноправного участника правовых отношений. Правоотношения, которые возникают, изменяются и прекращаются в связи с обеспечением мер государственной защиты и безопасности участников уголовного судопроизводства, многогранны.

Исходя из межотраслевой принадлежности института государственной защиты К. А. Краснова и П. В. Агапов определяют следующее понятие государственной защиты: «Это системная и многоплановая деятельность, требующая приложения определенных усилий со стороны органов внутренних дел, иных правоохранительных органов и государственных учреждений. В этом аспекте вопросы межведомственного взаимодействия приобретают особую актуальность» [1]. По этому же поводу профессор О. А. Зайцев справедливо отмечает, что «организация государственной защиты участников уголовного судопроизводства включает в себя вопросы управленческого характера, ресурсного и информационного обеспечения государственной защиты, без решения которых невозможна их реализация на практике» [2]. Этим утверждением подчеркивается многоплановость и межотраслевая природа процесса обеспечения безопасности защищаемого лица в производстве по уголовному делу.

На основании ст. 2 закона № 119 — ФЗ к защищаемым лицам относятся: потерпевший; свидетель; частный обвинитель; подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, их защитники и законные представители, осужденный, оправданный, а также лицо, в отношении которого уголовное дело либо уголовное преследование было прекращено; эксперт, специалист, переводчик, понятой, а также участвующие в уголовном судопроизводстве педагог и психолог; гражданский истец, гражданский ответчик; законные представители, представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя; заявитель; очевидец; жертва преступления; иные лица, способствующие предупреждению или раскрытию преступления; близкие перечисленных лиц.

Кроме того, меры безопасности, могут применяться не только к участникам уголовного процесса, но и к иным лицам, не наделенным процессуальным статусом.

В частности на основании ч. 2 ст. 2 («Лица, подлежащие государственной защите») меры государственной защиты могут быть также применены до возбуждения уголовного дела в отношении заявителя,очевидца или жертвыпреступления либо иных лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступления. Этот перечень следует дополнитьследующими лицами: лицом, осужденным (оправданным) на основании вступившего в силу приговора суда; лицами, содействовавшими уголовному правосудию, статус участников процесса которых прекратился в связи с окончанием производства по уголовному делу по причине вынесения судом обвинительного (оправдательного) приговора (бывшие свидетель, потерпевший, эксперт и т. д.) [3].

Одной из проблем признания за участниками уголовного процесса статуса защищаемых лиц является наличие достаточных оснований и условий для принятия такого решения [4]. Основным признаком защищаемого лица является его содействие уголовному правосудию. В этой связи предполагается, что это лицо обязательно должно быть вменяемым и имеющим физическую и психическую возможность содействия, так как от его осознанной помощи в форме, например, дачи показаний, опознания преступника, становления роли в совершении преступления кого-либо и т. п. зависит получение необходимой доказательственной информации по уголовному делу. Лица, которые не отдают отчет своим действиям и не могут ими руководить, источниками доказательств являться не могут.

Решение о применении мер государственной защиты может быть принято при наличии угрозы безопасности лиц, перечисленных в ст. 2 закона № 119 — ФЗ. Качество этой угрозы учеными расценивается различно: она должна быть реальной, объективной, подтверждаться конкретными фактами и т. п. При этом под объективностью предлагается понимать существование угрозы не в сознании защищаемого лица (субъективно), а вне его (объективно). Факт такого угрожающего состояния проверяется путем сбора необходимой информации. Отметим, что намерение содействовать уголовному судопроизводству является причиной угрозы в отношении конкретного лица, имеющего доказательственную информацию по уголовному делу. Такая угроза уже реально существует на момент принятия решения о защите или может быть в будущем, она прогнозируется. Не исключено, что как таковой угрозы и не имеется (защищаемому лицу никто не угрожал), однако в силу важности имеющейся у него информации по уголовному делу оно может быть физически устранено без каких-либо угроз.

Таким образом, защищаемое лицо — это вменяемое физическое лицо, содействующее уголовному правосудию до возбуждения уголовного дела, в процессе его производства и судебного рассмотрения, в отношении которого компетентным уполномоченным должностным лицом при наличии поводов и основания вынесено решение о применении к нему, его близким родственникам, родственникам или близким лицам мер государственной защиты и уголовно-процессуальной безопасности при наличии объективной угрозы его законным интересам, имеющее в связи с этим права, обязанности и несущее юридическую ответственность.

Литература:

  1. Краснова К. А., Агапов П. В. Проблемы межведомственного взаимодействия подразделений государственной защиты и следователей при осуществлении мер безопасности в отношении участников уголовного судопроизводства // Российский следователь. 2014. № 7. С. 7–11.
  2. Зайцев О. А. Концепция государственной защиты участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации // Проблемы государственной защиты участников уголовного судопроизводства: Материалы межведомственной научно-практической конференции (Москва, 27 сентября 2012 г.) / Под общ. ред.. С. И. Гирько и А. В. Лебедева. М.: ФГКУ «ВНИИ МВД России», 2013. С. 24.
  3. Бобков, Я. И. Уголовно-процессуальный статус лиц, к которым применяются меры государственной защиты и безопасности: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09 / Бобков Ян Игоревич. — М., 2015. — С. 193.
  4. Кравцова О. В., Дмитриенко С. А., Блинова-Сычкарь И. В. Принцип права назащиту в системе паритета прав потерпевшего и обвиняемого // Молодой ученый. — 2015. — № 5. — С. 335–337.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle