Библиографическое описание:

Мартюшова Л. А., Ермакова К. Л., Лысенко К. Ю. Влияние денежно-кредитной политики Банка России на экономическое развитие российских предприятий // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 545-547.



 

В статье рассмотрены основные направления денежно-кредитной политики Банка России на современном этапе развития экономики и ее влияние на основные показатели деятельности российских предприятий.

Ключевые слова: денежно-кредитная политика, Банк России, ключевая ставка, промышленное производство.

 

Геополитические проблемы и ухудшение внешнеэкономических условий стали серьезным вызовом для российской экономики. Падение цен на нефть и введение в отношении российских заемщиков ограничений в плане доступа на международные рынки капитала существенно осложнили условия функционирования российских предприятий. В сложившейся ситуации Правительство Российской Федерации пытается стабилизировать общую ситуацию в экономике и сдержать рост инфляции посредством проведения жесткой денежно-кредитной и бюджетной политики. Однако, как показал прошедший 2015 год, подобные меры лишь усугубили существующие проблемы и привели к усилению кризисных явлений в экономике.

До сих пор не удалось преодолеть зависимость российской экономики от экспорта топливно-энергетических ресурсов и импорта иностранного оборудования, осуществить модернизацию производства, перейти к инновационной модели развития и т. д. Более того большая часть основных фондов российских предприятий характеризуется высокой степенью износа, преобладает низкая производительность труда, слабо развита производственная инфраструктура. В такой непростой ситуации действия Банка России должны быть особенно взвешенными и продуманными [2].

В настоящее время можно признать, что применяемые Правительством меры, особенно в части денежно-кредитной политики, не всегда являются действенными, а в ряде случаев оказывают противоположный эффект. Так, в Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2015г. и период 2016 и 2017гг. закрепляется переход к режиму таргетирования инфляции и отказ от поддержки курса рубля. В рамках режима инфляционного таргетирования объявляется количественный показатель инфляции, за достижение которого ответственен Центральный банк. Достижение цели по инфляции достигается путем воздействия на цену денег в экономике, т. е. на процентные ставки. Проводя операции с кредитными организациями, Банк России непосредственно воздействует лишь на наиболее краткосрочные ставки денежного рынка, стремясь приблизить их к ключевой ставке. Считается, что данного воздействия должно быть достаточно, чтобы изменения ключевой ставки отразились на процентных ставках по кредитам и депозитам банков, которые влияют на решения экономических агентов о потреблении, сбережении и инвестировании и, как следствие, на показатели экономической активности и уровня инфляции. Такой подход объясняется тем, что денежно-кредитная политика влияет на экономику не сразу, а постепенно, с течением времени. Решения, принимаемые Центральным банком в контексте данного режима, основываются на прогнозе развития экономики и динамике инфляции [7].

В рамках обозначенного подхода в 2014–2015 гг. Банк России неоднократно повышал ключевую ставку в ответ на усиление инфляции (с 5,5 % до 9,5 %; с 9,5 до 11 и 11 до 17). Таким образом, 2015 год начался со ставки 17 % годовых. Потом началась тенденция постепенного её снижения. С начала 2015 года произошло 5 изменений ключевой ставки. Год завершился при ключевой ставке 11,0 %. Фактором принятия решения о снижении ключевой ставки стало незначительное снижение в сентябре — октябре 2015 года темпов инфляции.

В дальнейшем Банк России планирует снижать ключевую ставку в том случае, если будет происходить замедление инфляции в соответствии с прогнозом на 2016–2018 гг. Для этого разработаны два сценария. Оптимистичный сценарий Банка России предполагает увеличение цен на нефть до 70–80 долл. США за баррель в 2018 г., что обусловит более быстрое восстановление экономики, снижение инфляции и создаст возможность для проведения более мягкой, чем в базовом сценарии, денежно-кредитной политики. В рисковом сценарии ожидается падение цены на нефть до уровня ниже 40 долл. США за баррель из-за существенного превышения ее предложения на рынке над спросом. В этих условиях будет наблюдаться более сильный и продолжительный, чем в базовом и оптимистичном сценариях, спад в экономике. При этом охлаждение экономической активности будет в большей степени обусловлено причинами структурного характера. С учетом этого, а также из-за значительных инфляционных рисков Банк России будет вынужден проводить более жесткую, чем в других рассматриваемых сценариях, денежно-кредитную политику [8].

Реализация того или иного сценария во многом зависит от внешнеэкономических факторов, а привязка уровня ключевой ставки по сути к ценам на нефть формирует негативные ожидания субъектов экономики относительно будущих перспектив. Усугубляет негативные настроения и ситуация на бирже, где стоимость февральских фьючерсов на нефть марки Brent опустилась ниже $32 за баррель. Низкая стоимость нефти негативно влияет и на стоимость российской валюты. По прогнозам экспертов, ситуация будет дальше ухудшаться.

Таким образом, можно констатировать, что ситуация на мировых рынках в начале 2016 года свидетельствует о реализации денежно-кредитной политики Банка России с учетом рискового сценария. Хотя, уже сейчас подобный сценарий развития экономики России выглядит уже не столь пессимистичным. Можно предположить, что денежно-кредитная политика Банка России будет и дальше ужесточатся, что может еще более усугубить положение российских предприятий. Тем более, что уже по итогам 2015 года произошел значительный спад промышленного производства практически по всем отраслям.Сокращение наблюдалось как в торгуемых, так и в неторгуемых секторах. Индекс промышленного производства в апреле сократился на 4,5 % по отношению к апрелю прошлого года, в январе-апреле — на 1,5 процента.

Наибольшее падение наблюдалось в обрабатывающих секторах, где индекс производства в апреле сократился на 7,2 % к апрелю прошлого года (в январе-апреле — на 3,0 %). В начале года произошло сокращение в добывающих секторах, на динамику которых повлияло сокращение объемов добычи газа и нерудных строительных материалов. Индекс производства по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых» сократился на 0,8 % к апрелю прошлого года (нарастающим итогом в январе-апреле наблюдается положительная тенденция — рост на 0,4 %). В числе аутсайдеров — легкая промышленность (текстильное и швейное производство, производство кожи, изделий из кожи и производство обуви), деревообработка, машиностроительный комплекс (производство машин и оборудования, электрооборудования, электронного и оптического оборудования, транспортных средств). Получила продолжение тенденция сокращения производства в металлургии, где индекс промышленного производства нарастающим итогом составил 94,3 % к уровню прошлого года (88,8 % к маю 2014 года).

Несколько лучше обстоят дела в сельском хозяйстве. Во многом благодаря хоть и уменьшенным, но все же выделенным средствам государственной поддержки. В 2015 г. продолжился рост продукции сельского хозяйства — на 2,4 % (против 7,6 в предыдущем году), мяса — на 4,9 % (против 4,2 %), в основном за счет ускорения производства в свиноводстве и птицеводстве. В общем объеме импорта доля продовольствия сократилась с 15,4 % в 2010 г. до 13,9 % в 2014 г., в экспорте возросла соответственно — с 2,3 до 3,8 %.

Однако и здесь финансово-экономическая ситуация не так благоприятна, чем в предыдущем году. Из-за девальвации рубля значительно выросли цены на сырье, материалы и технику, кредитные ресурсы стали дороже, снизилась их физическая доступность. Сводный индекс цен производителей промышленной продукции вырос на 13,2 %. Это означает, что при распределении доходов сельскохозяйственные товаропроизводители оказываются в худшем положении, чем предприятия, перерабатывающие их продукцию, и розничная торговля. Ухудшилось и финансовое положение сельскохозяйственных производителей. Инвестиции в основной капитал в сельское хозяйство сократились на 6,2 %. Объем бюджетных субсидий из бюджетов всех уровней сельскому хозяйству составил около 170 млрд руб., из них на растениеводство приходилось 44 % всех средств, на животноводство — 56 %. По сравнению с предыдущим годом объем финансирования сократился на 15,5 млрд руб., или на 8,4 %. В расчете на 1 руб. выручки субсидии из бюджета составили 9 коп., что на 3,3 коп. меньше, чем в предшествующем году. Значительно ухудшилась ситуация и в инвестиционном кредитовании агропромышленного производства: объем выданных инвестиционных кредитов предприятиям АПК сократился. И это неудивительно в условиях, когда средневзвешенная процентная ставка по инвестиционным кредитам в Россельхозбанке составляет более 17 % годовых, что превышает уровень рентабельности сельскохозяйственных организаций [3; 4].

Мы полагаем, что сохранение тенденций 2015 года в дальнейшем по вопросам доступности заемных средств может негативно отразиться на развитии российских предприятий в 2016 году. Главный риск здесь — это отсутствие достаточного объема ресурсов, направляемых не только на цели развития производства, но и на текущую деятельность. Отсутствие источников финансирования инвестиций в основной капитал с высокой вероятностью приведет к сокращению инвестиционного спроса. Его динамика в 2016 году будет формироваться под воздействием двух взаимосвязанных факторов: возможности финансирования оборотного капитала и ситуации с запасами в производстве. В отличие от ситуации 2008–2009 гг., значительного сокращения запасов ожидать не следует, так как замедление темпов роста отмечается в течение двух последних лет и промышленность уже адаптировалась к более низким параметрам спроса. Более серьезную проблему представляет ухудшение условий финансирования оборотного капитала, затрагивающее всю систему межотраслевых связей в экономике.

Доля оборотного капитала, которая финансируется за счет банковского кредита, по оценкам экспертов [1; 2], составляет в обрабатывающей промышленности около 40 %. В производстве машин и оборудования почти 80 % всего оборотного капитала финансируется за счет банковского кредита. В остальных основных видах деятельности этот показатель находится на уровне около 30 %. Такая ситуация связана, прежде всего, с тем, что в машиностроительных производствах концентрируются технологические процессы с наиболее длительным циклом. Соответственно, отсутствие доступа к финансированию оборотных средств ведет как к мгновенным, так и длящимся эффектам.

В вопросах поиска путей выхода из сложившейся ситуации, мы придерживаемся позиции С. Ю. Глазьев, который правильно предлагает срочно заместить внешние источники кредита внутренним рефинансированием со стороны ЦБ РФ на аналогичных условиях. При этом нельзя допустить перетекания этих денег на валютный рынок, для чего нужен контроль над их использованием. Коммерческие банки, получающие кредиты от ЦБ РФ, должны отвечать за их использование только для кредитования оборотного капитала производственных предприятий и реальных инвестиций. Учитывая, что львиная доля рефинансирования приходится на банки, контролируемые государством, сделать это несложно.

 

Литература:

 

  1.      Глазьев, С. Ю. О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России и выводу российской экономики на траекторию опережающего развития. Доклад / С. Ю. Глазьев. М.: Институт экономических стратегий, Русский биографический институт, 2015. — 60 с.
  2.      Горюнов, Е. Денежно-кредитная политика Банка России: стратегия и тактика / Е. Горюнов, С. Дробышевский, П. Трунин // Вопросы экономики. — № 4. — 2015. С. 53–58.
  3.      Зюкин, Д. А. О государственной поддержке сельскохозяйственного производства в регионе: состояние, тенденции, перспективы / Д. А. Зюкин, О. В. Святова, Н. А. Пожидаева, В. А. Левченко // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2015. № 2. С. 9–12.
  4.      Импортозамещение в АПК России: проблемы и перспективы: монография. — М.: ФГБНУ «Всероссийский НИИ экономики сельского хозяйства» (ФГБНУ ВНИИЭСХ), 2015. — 447 с.
  5.      Куркина, М. П. Бизнес как субъект региональной системы управления // Экономика и предпринимательство. 2014. № 10(51). С. 347–351.
  6.      Семыкин, В. А. Повышение конкурентоспособности агропромышленного комплекса — ключевой вопрос его эффективного функционирования в условиях присоединения России в ВТО /В. А. Семыкин, Т. Н. Соловьева, В. В. Сафронов // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2012. № 8. С. 2–4.
  7.      Соловьева, Т. Н. К вопросу о приоритетах денежно-кредитной политики Банка России и их влиянии на развитие экономики /Т. Н. Соловьева, Н. А. Пожидаева, Д. А. Зюкин, В. В. Жилин // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. — 2015. — № 12 — С. 149–152
  8.      Доклад о денежно-кредитной политике [Текст]: Информационно-аналитический сборник. — Электронный ресурс [Режим доступа:http://cbr.ru/publ/ddcp/2015_03_ddcp.pdf]

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle