Библиографическое описание:

Коротец И. Д., Абдуллаев Р. А., Красноносов Д. В., Мун Д. В. Политическая установка в современной риторике // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 636-638.



 

Современное общество очень политизировано. Очевидно, что это обстоятельство связано с кризисным процессом перехода от индустриальных способов организации социальности к информационным. В таких условиях, как правило, обостряется борьба старых и новых форм организации, поскольку возникновение новой конфигурации социально-политической системы затрагивает интересы большого числа членов общества. Можно утверждать, что современные тренды изменения политических структур заключаются в глобально-корпоративном/региональном формировании. В этих условиях происходит смена элит, что востребует усиление способов влияния институтов организации на население планеты в целом. Данное влияние осуществляется при помощи множества инструментов социально-политического воздействия на членов общества, среди которых важную роль играет вербальная коммуникативность, исследуемая, в частности, политической риторикой.

Главная задача политической организации, как известно, заключается в создании ограничений в установках и поведении людей, направленных на обеспечение системного воспроизводства конкретного сообщества. В кризисных состояниях, как в настоящее время, необходимо создавать новые организационные структуры при одновременном удерживании общества в упорядоченной форме, препятствующей хаосу и коллапсу. В этих условиях влияние общения возрастает, поскольку оно позволяет воздействовать на членов общества, реализуя указанную бинарную цель преобразований, обладающую высокой степенью противоречивости и конфликтности.

Основная цель эффективного коммуникативного взаимодействия в политическом пространстве заключается в способности общества создавать адекватный институт лидерства и в умении лидеров присоединять к своим политическим позициям членов сообщества. С этим обстоятельством связаны такие политические процессы, как активизация общения, разрастание медийных систем и усиление манипулятивного воздействия самых разных субъектов политики на население, включая информационные войны и террористические провокации. Таким образом, возрастает роль использования ораторских технологий для достижения главной цели общения — присоединения слушателей к позиции оратора.

За время существования риторики человечество накопило огромный опыт в организации общения, множество образцов, технологий и принципов. Владение ими обогащает ресурсы оратора, а адекватное применение позволяет общаться культурным и эффективным образом. Занятия риторикой и практический опыт выступлений при определенных условиях приводят к формированию ораторского вкуса. Ораторским вкусом можно считать такое понимание публичного общения, которое соответствует актуальным культурным образцам.

Оратор, обладающий профессиональным вкусом, в состоянии в реальном времени оценивать уровень и формы общения. Совокупность вкуса, практических навыков общения и наличие индивидуального стиля оратора, синтезированные с рядом ментальных и гражданских стереотипов, способствуют формированию суверенной ораторской культуры — умения посредством общения реализовывать культурные потребности корпорации в их полном объеме. Квалифицированные политические ораторы осознанно используют технологии подготовки и произнесения речи. Элементы технологий, освоенные и используемые в качестве риторического инструментария, способны значительно расширять ресурсы влияния субъекта политических коммуникаций. В то же время в российской политической практике очень много случаев, когда политики из-за провалов в ораторских технологиях превращают себя в объект критики и насмешек, воспроизводя на свет массу несуразных, безграмотных высказываний. Следует отметить, что, несмотря на подобные ораторские казусы, практически никто из незадачливых ораторов-политиков не занимается изучением даже азов риторики.

Неквалифицированные и начинающие ораторы в процессе занятий риторикой овладевают технологиями общения и учатся их применять, создавая образ оратора. Они закладывают основы индивидуального вкуса, а также осознают необходимость превращения в профессионала высокого культурного уровня. Подобное развитие предполагает теоретическую и практическую подготовку, а также саморазвитие оратора, который технологии апробирует на практике как единство культурный и индивидуального теоретического и практического опыта, перерабатывая его в персональный стиль.

Профессиональные риторы обычно выступают с темами, совпадающими с их компетенцией в зависимости от потребности слушателей. Тематика, как правило, формируется на основе внешнего программирования. Неопытные ораторы не всегда могут позволить себе следовать программе слушателей. Выбор темы для них связан, с внутренней мотивацией. Это вызвано рядом обстоятельств. Полноценное выступление возможно только на основе личного опыта оратора. Общение на темы, изученные по источникам информации, созданным другими людьми, достаточно абстрактно и затруднительно (лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать).

Актерский труд, суть которого заключается в лицедействе (надевании и смене масок), программируется внешним способом сценаристами и режиссерами. Искусство актера заключается в том, чтобы «войти» в образ, т. е. отождествить собственный образ с образом персонажа, который необходимо передать, сконструировав из двух позиций одну. Профессионалам известно, что полностью этот процесс идентифицировать невозможно — он относится к разряду творческого таинства.

Универсальный оратор практически лишен внешнего программирования: он сам конструирует свое пространство образа речи, начиная от замысла предмета общения и заканчивая организацией присоединения слушателей к своей позиции. Такие речи воздействуют на слушателей магическим образом до тех пор, пока живы стереотипы данной культуры (вспомним Демосфена, Цицерона и других великих). Для произнесения такой речи необходимо владеть определенным содержанием, создать образ речи и добиться включения в этот образ слушателей. Основными ресурсами подобной деятельности являются предметная компетентность и коммуникативная энергия, достаточная для интеграции слушателей в пространство речи. При наличии этих предпосылок уровень оратора будет зависеть от умения совместить, использовать эти ресурсы продуктивным, эффективным образом.

Начинающим ораторам этих предпосылок, как правило, не хватает, поэтому им необходимо использовать естественные внутренние ресурсы. Основным видом этих ресурсов является владение каким-либо предметом на достаточном уровне (не ниже уровня этоса) и эмоциональное, заинтересованное отношение создателя речи к этому предмету. Эти внутренние особенности личности позволят сконструировать компетентность и высокий потенциал энергетизма, необходимые для реализации образа речи. Предлагаемые положения носят тривиальный характер, но устойчивая подданническая позиция, вырабатываемая в системе образования и воспитания в нашем обществе, не позволяет многим молодым ораторам ориентироваться в выступлениях на самореализацию.

В политическом общении нельзя одерживать победы, не будучи субъектом во многих отношениях. Поэтому для политического современного оратора необходима самостоятельность в пространстве гражданской позиции. Еще раз напомним, что суть гражданской позиции оратора заключается в пафосе человеческой самореализации, осуществляемой во время публичного общения. Оратор не «озвучивает» содержание, а реализует себя через содержание выступления. Основами организации пафоса выступают знания и убеждения оратора, его воля и желание, стремление участвовать в конкуренции по поводу общения и воздействовать на слушателей. Оратор при такой интерпретации отождествлен со своей позицией, поэтому, выступая, коммуникационное пространство творит «Он», вместе со слушателями.

Подданническая установка оратора на первое место ставит не человека, а содержание общения. Он «отрабатывает» урок, является проводником содержания. Самореализация оратора осуществляется не за счет организации пространства общения, а за счет реализации образа речи, который практически безразличен оратору. Человек, выступая в соответствии с подданнической установкой, не программирует пространство общения, а реализует внешние установки. Потребность и желание воздействовать на слушателей отходит на целевую периферию, а на доминантную позицию выходит лояльность по отношению к руководству корпорации. Оратор «заслоняется» содержанием от ответственности за форму общения, влияния его на состояние корпорации и потребности в гражданской самореализации. Человека в подданническом пространстве общения нет, есть только функции и роли, которые распределены за пределами пространственно-временного континуума общения.

Поэтому многие начинающие ораторы, находящиеся в подданнической политической позиции, вместо того чтобы общаться в хорошо известном им пространстве содержания, пытаются в своих выступлениях отрабатывать школьный урок, выбирая абстрактные, никакого отношения к ним не имеющие позиции. Свою ораторскую задачу они видят в том, чтобы «выучить и продекламировать», не проявляя в этом общении своей личности. Такое выступление является малоэффективным и антириторическим, поскольку носит в основном информационный характер

Подданнический оратор играет как актер свою роль, надев маску лояльности. Его задача более проста и одновременно сложна, поскольку оратор в подобной позиции дистанцируется от своих личностных установок. Как правило, подобное общение не удовлетворяет выступающего, нейтрализует его энергию. Присоединение слушателей к позиции, как правило, носит ритуальный характер и зависит от степени коммуникативного принуждения. Гражданская установка основана на самореализации, она естественна, а значит достаточно проста. Нужно только «обрести себя». Оратор, следующий подданнической установке, может либо «сыграть содержание», либо «сыграть образ речи», вместо себя продемонстрировав маску функции, которая предписана правилами игры корпоративного пространства.

В реальном общении аспекты подданничества и гражданственности присутствуют одновременно. Подданническая позиция формируется корпоративной, партийной принадлежностью создателя речи, гражданская — его персональным отношением к содержанию установок и позиции. Соразмерность этих аспектов создает в процессе общения энергию оратора и степень воздействия его позиции. Общение, осуществляемое с целью обмана слушателей или бессодержательного статуирования оратора, особенно имеющего власть, антикорпоративно, наносит сообществу вред. Этот вред заключается в нарушении энергетического резонанса социальности, которое ведет к деструкции. Стереотипы и технологии общения, которые оформляют его содержание, не могут быть культурными в полном объеме, потому что один человек и даже вся общность людей не могут вместить в коммуникативный акт всего содержания культуры. Духовная организация общения позволяет восполнить эту целостность в частичных, единичных событиях. От современных политических лидеров зависит, насколько общество продвинется в направлении гармонизации человеческих отношений.

От сознательности современных политических ораторов зависит тот мир, который они создают в процессе политического позиционирования: он может быть и безжалостным, и комфортным. Они должны знать, понимать, действовать и отвечать за содеянное в соответствии с публичным правом и духовными ценностями. Чтобы подобный скачек мог произойти, необходимо, чтобы современные слушатели превратились в активных участников диалога. Культурная задача слушателей — раскодировать речь ораторов и реагировать на нее в соответствии с потребностями становящегося информационного общества. Трансакционная содержательная активность основной части членов общества уже превратилась в культурную потребность! Главное — не опоздать!

 

Литература:

 

  1.                Бредмайер К. Мастерство словесной атаки. Как воздействовать на людей магией слова. — М., 2007. -192 с.
  2.                Гофман В. Слово оратора. Риторика и политика. — М.: Либроком, 2014. — 232с.
  3.                Коротец И.Д. Риторика: 100 экзаменационных ответов. — Москва — Ростов-на-Дону
  4.                а-Дону, . — 240 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle