Библиографическое описание:

Хабибуллина А. Р. Понятие и сущность унитарного предприятия // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 793-797.



 

Вопросы терминологии, используемой в законе, зачастую рассматривают при исследовании проблем юридической техники, в том числе техники конструирования нормативных правовых актов. К ним обращаются, прежде всего, те, кто имеют прямое отношение к законопроектной работе, и теоретики права, т. е. специалисты в области юриспруденции. Однако когда речь идет о названиях организационно-правовых форм юридических лиц, отмеченные, казалось бы, узкоспециальные правовые проблемы становятся одновременно проблемами экономической практики, а юридическая терминология — неотъемлемой частью обыденной речи.

Отражают ли наименования «государственное унитарное предприятие» и «муниципальное унитарное предприятие» суть субъекта, носящего соответствующее название?

Унитарный — означает единый, объединенный, составляющий одно целое [8]. Слово «унитарный», используемое в русском языке, является заимствованным (лат. unitas — единство). В европейских языках значением «единство» обладают похожие по написанию и произношению слова, например во французском — «unitaire», в английском — «unity».

Можно согласиться с А. П. Фоковым, указывающим: «Термин «унитарное» подчеркивает неделимость имущества такого юридического лица по вкладам (долям, паям), в том числе и между его наемными работниками, ибо никто, кроме учредителя, не участвовал в его образовании» [13]. Унитарный характер данного юридического лица, на наш взгляд, связан не только с наличием единого собственника имущества и возможностью учреждения одним лицом, но и существованием одного, причем неколлегиального, органа управления.

Слово «унитарное» встречается в кодифицированном гражданском законодательстве только в словосочетании, т. е. совместно с «предприятием», и не порождает многозначности при толковании. Само по себе включение слова «унитарный» в состав сложного составного термина, по мнению Н. В. Ласкина, является корректным [9].

Иным образом обстоят дела со словом «предприятие», которое используется для обозначения не только субъекта, но и объекта права. Одновременно следует заметить, что предприятие как объект гражданского оборота — явление чрезвычайно редкое, об этом свидетельствует статистика. Как указывает К. Каменева, в 2009 г. права на предприятия как объекты имущественных прав регистрировались 60 раз, в 2010 г. — 90 раз, за пять месяцев 2011 г. — 15 раз [7].

В общеупотребительном смысле слово «предприятие» означает: 1) производственное или хозяйственное учреждение: завод, фабрику, мастерскую; 2) задуманное, предпринятое кем-нибудь дело [10]. Даже в общеупотребительном смысле просматривается двойное значение слова: является ли предприятие неким хозяйствующим субъектом, участником общественных отношений или собранным в единое целое оборудованием, сказать трудно. Многозначность слова «предприятие», т. е. возможность его соотнесения и с объектами, и с субъектами права в общеупотребительном смысле не способствует его использованию в качестве части сложного составного термина в юриспруденции.

Обратимся к специально-юридическому значению терминов «предприятие» и «унитарное предприятие». Как это следует из п. 1 ст. 132 ГК РФ, предприятием признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности, при этом существенно, что сам законодатель вводит в структуру определения оговорку, что речь идет об объекте гражданских прав, а не субъекте правоотношений. В таком значении данным термином законодатель пользуется в последующем неоднократно, причем не по заблуждению или недоработке, а осознанно. Это подтверждается, в частности, наименованиями параграфов, включенных в состав Особенной части обязательственного права, посвященных купле-продаже предприятия (§ 8 главы 30 ГК РФ), аренде предприятия (§ 5 главы 34 ГК РФ).

Подотрасль наследственного права также содержит специальную норму о наследовании предприятия (ст. 1178 ГК РФ) [1]/

О предприятии как объекте права ведется речь и в законодательстве об интеллектуальных правах, что совершенно четко следует из наименования главы 76 ГК РФ «Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий». В приведенном наименовании юридические лица (субъекты права) прямо противопоставляются предприятиям (объектам права).

Что касается использования термина «предприятие» в структуре названия рассматриваемой организационно-правовой формы коммерческих юридических лиц, следует заметить отсутствие прямой связи между легальным значением данного термина и функцией, которую он выполняет в структуре сложного названия. Далеко не каждое унитарное предприятие может ассоциироваться с обособленным имущественным комплексом, используемым для осуществления предпринимательской деятельности, например, когда производственная деятельность невозможна в силу причин объективного характера — разрушения производственных помещений, оборудования и т. д. [5]. По мнению Е. А. Суханова, данное понятие имеет технико-экономический характер, несет «экономическое значение, обозначая некий абстрактный производственный комплекс — товаропроизводителя» [11]. Впрочем, следует заметить, что и сам Е. А. Суханов указывал на обоснованность сохранения данного понятия в переходный период: «Сохранение этого понятия в нашем законодательстве должно быть обусловлено исключительно сохранением (до завершения процесса приватизации и других социально-экономических преобразований) такого рода организаций в государственной и муниципальной собственности (ст. ст. 113–115 ГК РФ 1994 г.). Здесь наличие такой конструкции позволяет сохранить принцип единства фонда имущества, принадлежащего тому или иному собственнику (государству, муниципальному образованию)» [11].

Что же касается понятия государственного предприятия как субъекта административного права, то следует отметить, что по мнению ряда исследователей, оно представляет собой государственную (публичную) организацию, которая создается уполномоченным органом исполнительной власти в установленных законом случаях для обеспечения определенных общественных интересов и государственных нужд и осуществляет в этих целях коммерческую деятельность под административным руководством и контролем компетентных государственных органов на основе закрепленного за ней на праве хозяйственного ведения или оперативного управления имущества государства [16].

Далее следует отметить, что специальные юридические понятия «предприятие» и «унитарное предприятие», не соотносятся как часть и целое, они представляют собой разные правовые явления. Использование слова «предприятие» в структуре составного термина «унитарное предприятие» не является также попыткой сопоставить специальные юридические термины.

В специальном юридическом смысле «унитарное предприятие» не является разновидностью «предприятия». Хотя, как показывает содержание публикаций по юридической тематике, такой «очевидности» нет. «Использование термина «предприятие» в различных смыслах приводит к законодательному дисбалансу. В связи с этим необходимо четкое разграничение предприятия как имущественного комплекса и предприятия как организационно-правовой формы юридического лица» [14]. Имущественный комплекс унитарных предприятий всегда составляет федеральную собственность, собственность субъектов Федерации или муниципальную собственность (по крайней мере в большей своей части, 50 % и более), и они находятся в ведении и непосредственном подчинении федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Федерации или муниципальных органов исполнительной власти соответственно, которые и утверждают их уставы.

Заметим, в современном гражданском праве России нет такой организационно-правовой формы юридического лица, как «предприятие» — есть «унитарное предприятие».

Приведем содержание п. 1 ст. 300 ГК РФ: «При переходе права собственности на государственное или муниципальное предприятие как имущественный комплекс к другому собственнику государственного или муниципального имущества такое предприятие сохраняет право хозяйственного ведения или право оперативного управления на принадлежащее ему имущество». Обратим внимание, что законодатель говорит о государственном или муниципальном предприятии, не указывая на то, что они являются унитарными.

Введение в отечественное право термина «унитарное предприятие» не может считаться примером идеальной юридической техники, но не является и провалом. Отрицательной стороной его существования является то, что при поверхностном, не очень внимательном изучении закона человек, не обладающий системными знаниями в области права, способен прийти к неверным выводам о возможности участия в общественных отношениях объектов прав и возможности гражданского оборота субъектов прав [12]. Уже сейчас большую часть тонкостей законов, относящихся к сфере частного права, обычный правопослушный гражданин без предварительной подготовки понять не в состоянии.

По мнению Н. В. Бандуриной, существование такого названия юридического лица, как «унитарное предприятие», скорее, дань исторической традиции, а не желание объединить объект и субъект права в единое целое [3]. Преемственность в праве, в том числе в юридической терминологии, является, скорее, достоинством, чем недостатком. Само троекратное изменение значения специального юридического термина «предприятие» в течение одного века свидетельствует о динамичности развития отечественных права, экономики, сознания и языка.

Заострим внимание на главной причине, по которой наименование юридических лиц «унитарными предприятиями» является неудачным. Так, Е. А. Воронова считает, что присвоение законодателем имени конкретной организационно-правовой форме юридических лиц является одним из немногих примеров того, как имя нарицательное становится частью имени собственного [6]. Согласно п. 2 ст. 1473 ГК РФ [2] фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица.

По-видимому, нормы законодательства об интеллектуальных правах конструировались в расчете, прежде всего на обычных участников гражданского оборота, т. е. на хозяйственные товарищества и общества. Однако в части четвертой ГК РФ мы найдем специальную норму, посвященную лишь одной конкретной организационно-правовой форме — унитарным предприятиям. Согласно п. 4 ст. 1473 ГК РФ фирменное наименование государственного унитарного предприятия может содержать указание на принадлежность такого предприятия соответственно Российской Федерации и субъекту Федерации.

На современном этапе развития экономики и права России существование организационно-правовой формы «унитарное предприятие», а также конструкции предприятия как объекта гражданских прав, не стало препятствием для использования слова «предприятие» в индивидуализирующих частях фирменных наименований, а также в наименованиях некоммерческих организаций. Однако содержание права, по нашему мнению, сдерживает от более широкого использования данного слова для характеристики частного бизнеса по мотивам возможного появления ассоциации с государственными или муниципальными унитарными предприятиями. Таким образом, прав О. В. Беднов, который отмечает, что использование терминов «унитарное предприятие» и «казенное предприятие» в отечественном праве по ряду изложенных выше причин не может считаться оптимальным [4]. Полагаем, что при определении названий организационно-правовых форм в будущем законодателю следует воздерживаться от любого упоминания слова «предприятие». Однако это не означает, что современное законодательство требует терминологической корректировки. Подход к решению проблемы должен быть принципиально иным.

Таким образом, проведенный нами анализ различных теоретических подходов («цивилистических» и «хозяйственных») к юридической конструкции унитарного предприятия приводит к выводу, что административно-правовое понимание данного субъекта права не может строиться на его трактовке исключительно как юридического лица (в частноправовом смысле) или коммерческой организации. Оно выступает как особая организация, имеющая публично-правовую природу и по возможности обозначаемая как децентрализованное административное учреждение, которое может наделяться статусом юридического лица публичного права [15].

В этом контексте выявляются наиболее важные признаки унитарного предприятия как государственной организации:

1)        учреждается государством посредством решения уполномоченного органа, выраженного в одностороннем административном акте;

2)        его учредительный документ утверждается уполномоченными государственными органами;

3)        может быть создан только государством (вследствие прямого запрета на учреждение его частными лицами);

4)        создается в целях оптимизации управления государственным имуществом;

5)        его имущество является государственным и находится в его хозяйственном ведении или оперативном управлении;

6)        цели его создания и содержание деятельности носят преимущественно публичный, социально значимый характер;

7)        коммерческая деятельность унитарного предприятия, в конечном счете, всегда определяется государственными (публичными) интересами;

8)        имущество, минимально необходимое для его организации и деятельности как хозяйствующего субъекта, обозначается «уставный фонд», а в частных организациях «уставный капитал», в казенном предприятии уставный фонд не формируется;

9)        руководитель данного предприятия назначается уполномоченным государственным органом и ему подотчетен в случаях, установленных законом;

10)    действует под наблюдением и контролем уполномоченных государственных органов.

 

Литература:

 

  1.      Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ: по сост. на 31 декабря 2014 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 49. — Ст. 4552.
  2.      Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ: по сост. на 31 декабря 2014 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2006. — № 52 (часть I). — Ст. 5496.
  3.      Бандурина Н. В. Государственные унитарные предприятия как форма управления государственной собственностью / Н. В. Бандурина // Юриспруденция. — М.: Изд-во РГГУ, 2010. — № 4 (20). — С. 23–27.
  4.      Беднов О. В. Правовое положение государственных унитарных предприятий в России: автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.03 / О. В. Беднов. — М., 2006. — 25 с.
  5.      Вануркина А. А. Унитарное предприятие как форма опосредованного осуществления права государственной собственности / А. А. Вануркина // Юристъ-Правоведъ. — Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. юрид. ин-та МВД России, 2011. — № 6. — С. 118–120.
  6.      Воронова Е. А. Некоторые особенности правовой природы унитарных предприятий / Е. А. Воронова // Юрист. — М.: Юрист, 2009. — № 7. — С. 24–31.
  7.      Каменева К. Предприятие: имущественный комплекс и организационно-правовая форма / К. Каменева // Хозяйство и право. — 2013. — № 5. — С. 86–89.
  8.      Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов / Л. П. Крысин. — М.: Эксмо, 2009. — С. 944 с.
  9.      Ласкина Н. В. Комментарий к Федеральному закону от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (постатейный) / Н. В. Ласкина. — М., 2014. — 485 с.
  10. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. 4-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 1999. — 1139 с.
  11. Суханов Е. А. Развитие института вещных прав при переходе к рынку / Е. А. Суханов // Гражданское право России при переходе к рынку. Сборник научных статей преподавателей кафедры гражданского права юридического факультета МГУ, посвященный памяти профессора М. В. Грибанова. — М.: Де-Юре, 1995. — Вып. 26. — С. 73–92.
  12. Татнева Н. В. Гражданско-правовые функции унитарного предприятия в имущественном обороте / Н. В. Татнева // Пробелы в российском законодательстве. — М.: Медиа-ВАК, 2014. — № 2. — С. 83–86.
  13. Фоков А. П. Правовой статус имущества унитарных предприятий и его роль в российской экономике (комментарий нового законодательства) / А. П. Фоков // Юрист. — 2003. — № 9. — С. 9–11.
  14. Юнусова Л. С. Предприятия и учреждения как субъекты административного права / Л. С. Юнусова // Научные труды РАЮН. В 3-х томах. — М.: Юрист, 2009. — Вып. 9. — Т. 2. — С. 290–294.
  15. Ястребов О. А. Государственное унитарное предприятие как субъект административного права: автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.14 / О. А. Ястребов. — М., 2007. — 25 с.
  16. Ястребов О. А. Государственное унитарное предприятие как субъект публичного права / О. А. Ястребов. — М.: Наука, 2008. — 165 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle