Церковь Успения Пресвятой Богородицы: вчера и сегодня | Статья в журнале «Юный ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Рубрика: История

Опубликовано в Юный учёный №2 (11) апрель 2017 г.

Дата публикации: 17.03.2017

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Останний Д. О., Кисель В. М. Церковь Успения Пресвятой Богородицы: вчера и сегодня // Юный ученый. — 2017. — №2. — С. 67-73. — URL https://moluch.ru/young/archive/11/790/ (дата обращения: 17.09.2019).



В статье рассматривается история возникновения церкви Успения Пресвятой Богородицы, находящейся в с. Калинино, Нерчинского района, Забайкальского края и проблемы восстановления этого древнейшего памятника архитектуры, который находится на грани разрушения и исчезновения.

Ключевые слова: история Забайкальского края, история Нерчинского района, с. Калинино, церковь Успения Пресвятой Богородицы, Свято-Успенский мужской монастырь

Актуальность темы. В настоящее время многие архитектурные памятник находятся в плохом состоянии, им требуется восстановление. Настоящая исследовательская работа посвящена одному из таких памятников истории и культуры, первому православному храму Забайкалья — церкви Нерчинского Свято-Успенского мужского монастыря.

Историю города Нерчинска в Забайкальском крае, можно сравнивать с судьбой человека, который в определенные моменты жизни достигает небывалых успехов, но вскоре эти заслуги у него отбирают и отдают другому. Но, несмотря на все невзгоды, этот город с гордостью хранит свое прошлое и верит в возрождение былого величия.

До первой четверти XVIII века Нерчинск сохранял статус крупного города за Байкалом и имел широкую известность в России и за ее пределами, как приграничная торговая база русского купечества. В 1689 году, с заключением первого русско-китайского мирного договора, были созданы благоприятные условия для развития торгово-экономических отношений между двумя сопредельными государствами. Удачное местоположение Нерчинска на путях сообщения с Китаем, Монголией и Приамурьем повлияло на быстрое превращение его из опорного военно-административного пункта в крупный торгово-экономический центр [10].

Стремительное экономическое развитие Нерчинска в последней четверти XVII века обусловило начало строительства в нем каменных сооружений. Первым крупным каменным строением стала церковь Нерчинского Свято-Успенского мужского монастыря, освященная во имя Успения Пресвятой Богородицы.

Объектом настоящего исследования послужили общественные отношения, складывающиеся в связи с возникновением церкви Нерчинского Свято-Успенского мужского монастыря и доведением её до разрушения.

Предметом исследования являются различные исторические источники и литература о церкви Нерчинского Свято-Успенского мужского монастыря.

Цель работы — обратить внимание общественности на проблему необходимости восстановления древнейшего памятника архитектуры, единственного в своем роде от Байкала до берегов Тихого океана, который находится на грани разрушения и исчезновения.

Методы исследования. Для написания работы автор использовал исторический, документальный методы, а также методы интервьюирования и визуального наблюдения.

Вопросами изучения данной проблемы занимались Е. С. Бушуева, Т. П. Казакова, Л. М. Карчинова, Т. А. Константинова.

Строительство православных храмов на территории Забайкалья связано с освоением новых русских земель. Сначала это были часовни и приходские церкви, по мере роста населенных пунктов и преобразованию их в города возводились Кафедральные соборы.

Согласно Сибирской «Киприановской летописи», первый в Забайкалье храм во имя Воскресения Христова был основан в 1664, через десять лет после постройки Нерчинского острога. Благословение на постройку было получено от Тобольского архиепископа Симеона, хотя прямых свидетельств нет. Сибирская летопись относит основание Нерчинского Успенского монастыря к 1664 году. Основание монастыря предполагает, что в Нерчинском остроге и храм существовал и совершители таинств до 1664 года.

Л. М. Карчанова указывает, что согласно материалам краеведческого музея с. Калинино, первоначально село называлось Монастырским, там и был заложен первый Нерчинский острожек (заимка), просуществовавшая не боле полугода, но сожжено тунгусами эвенкийского вождя Гантимура [8, с.3–4].

Нерчинский Успенский монастырь был основан по Указу Петра I от 1706 г., построен в пяти верстах от города Нерчинска «при протоке текущей из Шилки и Нерчи реки и впадавших в ту протоку Сергиной и Арзамасовой речек» [1, с. 2]

Е. С. Бушуева отмечает, что согласно архивным источникам, соликамский мастер Василий Гаряев, по приглашению нерчинских служилых казаков, 24 февраля 1708 года прибывает со своей артелью в г. Нерчинск и приступает к выполнению крупного заказа — Строительство монастырской Успенской церкви.

Тому факту, что Василий Горяев трудился в Нерчинском Свято-Успенском монастыре, найдено и косвенное подтверждение. Так, в одном из архивных документов, датируемым октябрем 1721 года, о переписи «душ мужеска полу людей в Нерчинске на посаде, и нерчинского присутствия в острогах, в слободах, и в деревнях нерчинским конным и пешим казакам, а кто имяны, служилые люди, и дети их, и братья, и племянники, и каковы лета, и то описано в виде сего: и тем, которые в 1710-м году не переписаны, и оные сказки посланы в Иркутскую провинцию для посылки в Тобольск, в губернскую канцелярию с Нерчинскими детьми боярскими — с Васильем Казанцовым, Егором Птицыным», говорится о некоем монастырском вкладчике Афанасии Гаряеве, пятидесяти лет от роду, который проживал «вверх по Онону реке Кирочинской деревне» [2, с. 34–35].

В качестве образца возводимой Нерчинской Успенской церкви Василий Горяев взял Верхотурский Троицкий собор, что хорошо просматривается в самобытном декоративном оформлении наличников окон и шатровой колокольни. По прибытию в Нерчинск, Горяев «со товарищи» приступил к возведению Успенской церкви в традиционном древнерусском стиле с пятиглавым завершением, принадлежащим к типу русских трапезных церквей на подклети с продольно-осевой композиционной структурой построения объемов, но принес в ее оформление нечто новое — дробный барочный декор.

К сожалению, в научной литературе по истории и культуре Забайкальского края отсутствуют работы, содержащие сведения о первых зодчих и мастерах-каменщиках Нерчинского воеводства, об их социальном статусе, первоначальном месте жительства и том вкладе, который они внесли в развитие каменного строительства некогда процветающего Нерчинска.

В 1706 году на месте, где в 1653 году был заложен Нелюдский (Нерчинский) острог, указом Петра I было разрешено открыть мужской Успенский монастырь.

Самодержец, осознавая геополитическое значение Даурии, как для международных контактов, так и дальнейшего приращения земель по Амуру, невзирая на трудности форсированной застройки Санкт-Петербурга, утвердил сооружение монастыря.

Трудности в его возведении заключались в том, что мастера каменного дела из всех уголков европейской части России, а также провинциальных земель Сибири были собраны для возведения новой столицы Российской империи. Эти меры, спешно предпринятые правительством, отразились на многолетнем застое в каменном зодчестве по всей Сибири, в том числе и церковном. Поэтому добиться разрешения на строительство монастыря с каменным храмом в тех исторических условиях было невиданным успехом [3, с. 47].

Царский указ был издан в ответ на челобитную сына боярского Никиты Варламова. Ему же и поручили строительство монастыря. Вначале была построена деревянная Успенская церковь в 1710 г., которая сгорела — «с одной главой, крест обит белым железом, на алтаре крест железный». Другая, построенная в 1712 году Успенская церковь, так описана в «Книге учёта монастырского имущества: «…каменная, о пяти маковицах. Кресты обиты белым железом, а маковицы деревянным лемехом. Над алтарём глава каменная, крест железный с позолотой. При ней каменная же колокольня, а под колокольней, в середине, палатка каменная для содержания казны и прочей церковной утвари». «В ней три престола: в тёплых пределах — на правой стороне во имя Богоявления Господня, а на левой — Живопреемного источника». Богатым было внутреннее убранство Успенской церкви: иконы в серебряных окладах, расшитых жемчугом: Евангелия в дорогих окладах с серебряными застёжками; серебряные кресты с позолотой; «один крест чистого золота»; образа — Пречистой Богородицы Казанской, Богоматери Смоленской, Богоматери Владимирской, Богоматери Неувядаемого Цвета [9, с.82–86].

Успенская церковь, простояв на берегу Нерчи почти триста лет, сохранилась до наших дней. И от Байкала до берегов Тихого океана является самой древней.

Об истории монастыря известно немного. Предполагается, что увеличилось число насельников и возросли доходы, поэтому появилась потребность в новом большом храме, а также возможность осуществить постройку. Имеются сведения, что Нерчинская Успенская церковь возведена по заказу служивых казаков, некогда пришедших с воеводой Афанасием Пашковым. Монастырь изначально возводился как последнее пристанище для одиноких, так и не сумевших создать семьи, престарелых и увечных служивых, некогда пришедших сюда с казачьими отрядами Уразова, Бекетова и Пашкова. Благодаря сохранившимся в архиве Забайкальского края именным переписным книгам за 1706–1711 годы и сметным спискам 1714 года казаков, крестьян, бобылей и ясачных, относящихся к монастырю, стали известны их фамилии [3, с. 50].

Нерчинский край богат месторождениями золота, серебра и олова, полудрагоценных камней, поэтому все, кто впервые посещал Нерчинскую монастырскую Успенскую церковь, испытывали эмоциональное потрясение от изобилия позолоты, серебра, самоцветов и драгоценных камней, жемчуга и богатых китайских тканей во внутреннем убранстве.

Являясь крупнейшим оптовым покупателем, Нерчинский мужской монастырь, в целях придания внутреннему храмовому пространству изысканности и спокойного благородства, широко использовал китайские ткани насыщенных тонов. Обилие дорогостоящего текстиля разной фактуры в убранстве небольшой провинциальной церкви не могло не вызвать восхищения и благоговения у прихожан, особенно у приезжих торговых и служилых людей, получивших возможность путем сравнения по достоинству оценить всё ее великолепие [11].

В церкви служил, умер и похоронен на её территории схимонах Гедеон. На вопросы кто он и как попал в Успенский монастырь, ответы автор нашёл в Иркутских Епархиальных ведомостях за 1878 год, содержащихся в Министерстве культуры Забайкальского края.

Согласно им, в Нерчинском Успенском монастыре провел последних 4 года своей жизни схимонах Гедеон — бывший архиепископ Ростовский — Георгий Дашков, один из самых известных русских церковных деятелей XVIII столетия.

Год и место рождения Дашкова неизвестны, однако известно, что он из русского дворянского рода, происходившего от выехавших в начале XVI в. из Большой Орды в Москву «мужа честна» Дашка, получившего при крещении имя Даниила. Петр Григорьевич и Авксентий Яковлевич Дашковы, воеводы, за участие в московском осадном сидении 1608 года были пожалованы вотчинами: Игнатий Денисови Дашков, выборный от Алексинских дворян, подписал акт об избрании на престол царя Михаила Федоровича Романова в 1613 году, был русским резидентом в Польше в 1712–1713 годах, а в 1718–1723 годах — посланником в Турции, где в 1723 году заключил мирный трактат.

Впервые о нем упоминают как о строителе Астраханского Троицкого монастыря, в котором он в 1705 году усмирил бунт стрельцов, вспыхнувший, пока царь Петр был с войском на западе. «Сколько в тот бунт народу укротил, дивлюсь, откуда такое ево мудрое происхождение явилось. И если б не ево в том было радетельное происхождение, конечно бы Астрахань разорилась», — писал о нем царю боярин Шереметьев. Петр распорядился наградить Дашкова, и тот был сделан келарем Троице-Сергиева монастыря, а вскоре и его архимандритом. В 1718 году Георгий Дашков становится Ростовским архиепископом.

В начале XVIII века в Русской церкви большинство архиерейских кафедр заняли ученые монахи, выходцы из западной Руси. Против этого на Руси и на православном Востоке протестовали, но именно в этих ученых монахах, имевших «широкий умственный кругозор», Петр нашел надежных союзников своего западнического курса. Малороссы или Черкассы, как их называли в Москве, часто обнаруживали уклон то в сторону католиков, то в сторону протестантов. Но не всегда деятельность малороссов бывала вредной для церкви. В своих епархиях они бывали весьма деятельными — заводили школы, обращали в православную веру инородцев и возвращали в церковь раскольников. Они много проповедовали и заботились о быте и нравственности духовенства и мирян.

И вот, в это время, в лице Георгия Дашкова — «энергичного и честолюбивого, ловкого и умевшего заводить связи, способного природными дарованиями прикрыть недостатки образования» — великорусское духовенство получило своего представителя и ходатая перед царем — Георгий становится во главе старорусской партии. В 1721 году Петром I была учреждена духовных дел коллегия, которая на первой же своей сессии 14 февраля была переименована в Правящий Святейший Синод. Синод был призван управлять Русской Церковью, заменив собой Патриарха. Георгий не был включен в первый состав Синода, и хотя к самой идее коллегиального управления Церковью он относился враждебно, мысли попасть в Синод его не оставляли. И в 1725 году Екатерина назначила Георгия членом Святейшего синода. В царствование Екатерины I и Петра II Георгий Дашков был в силе.

При Петре II, когда началась реакция в пользу старины, в среде русского духовенства возникли самые смелые надежды — мечтали о восстановлении патриаршества. Сам Георгий Дашков, желая стать Патриархом, развил в это время бурную деятельность. Многие люди при дворе, имевшие влияние на молодого Государя, получили щедрые подарки от Ростовского архиепископа.

Князь Антиох Кантемир в связи с этим сочинил сатиру, которую восторженно встретил Феофан Прокопович.

«Что так смутен, дружок мой?

Щёки внутрь опали, бледен, и глаза красны, как бы ночь не спали!

Задумчив, как тот, что чин патриарший достати иша,

Конный свой завод раздарил некстати» [5, с.32]

Смерть императора не дала осуществиться этим планам. При Анне Иоановне во время, благоприятное для интриг, Феофан Прокопович решил свести счеты с Георгием, обвинив его в растрате средств Ростовской епархии. Императрица приказала вести дело судебным порядком. Георгий Дашков был привлечен по этому делу сначала как свидетель, а вскоре о нем стали говорить как о соучастнике.

15 сентября 1730 г. он подал прошение государыне об отставке, и просил определить ему местом пребывания Толгский монастырь в его епархии. Синод отказал. Георгий был отправлен в Харьковский монастырь. Но Феофан на этом не успокоился и добился ссылки Георгия в Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере. 28 декабря 1730 г. Синод лишил его священного сана, и он был отправлен в ссылку простым монахом. На Кубенском озере Дашков был пострижен в схиму с именем Гедеона. Схимонах Гедеон был посажен в железную клетку. Однако, вскоре выяснилось, что архимандрит и братия называли Гедеона «честнейший отче», садили за стол выше себя, а Гедеон, приходящих к нему благословлял. Следствие было возобновлено — снова начались допросы. После чего решили «послать его в Нерчинский монастырь, и содержать его там до смерти неисходно, под крепким караулом и никого к нему не допускать без караула» [5, с.34]. Схимонах Гедеон скончался в Нерчинском Успенском монастыре 17 апреля 1739 года, не дожив одного года до амнистии, последовавшей в 1740 году.

21 марта 1762 года Петром III был подписан указ о полной секуляризации недвижимых церковных имуществ, вскоре после этого Успенский монастырь пришел в упадок, и в 1773 году, указом Екатерины II был упразднен. К этому времени в монастыре оставалось только трое монахов, которые были переведены в Киренский Свято-Троицкий монастырь. Так завершилась история первого в Забайкалье монастыря.

Судьба церкви не раз волновала ученых, историков, краеведов и архитекторов. В 1985 году впервые был поднят вопрос о восстановлении церкви Успения Пресвятой Богородицы — памятника архитектуры XVIII века в с. Калинино, Нерчинского района Читинской области.

Н. П. Крадин, историк архитектуры, заслуженный архитектор Российской Федерации, доктор архитектуры, профессор, специалист в области историко-культурного наследия Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока, в 1975–1991 годах занимался выявлением, обследованием и научным документированием памятников истории и культуры, в том числе церкви Успения Пресвятой Богородицы [6, с. 50–53; 7, с.101–112].

дореволюционное фото

Рис. 1. Фото церкви Успения Пресвятой Богородицы (до начала революции 1917г.)

с

Рис. 2. Фото с. Калинино 1957 г.

Но по разным причинам вопрос восстановления памятника оставался нерешенным.

Как отметила Т. И. Жеребцова, начальник Управления по реализации государственной культурной политики, для решения вопроса финансирования восстановительных работ по Успенской церкви Министерством культуры Забайкальского края подготовлен пакет документов для включения в государственный реестр объектов культурного наследия, как объекта культурного наследия федерального значения.,

Объект культурного наследия «Церковь Успения Пресвятой Богородицы», расположенный по адресу: Нерчинский район, с. Калинино, ул. Молодежная, 1-а в соответствии с Законом РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» [4] включен в список № 2 от 10.03.1993 г. вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную и иную культурную ценность.

В соответствии с п. 4 ст. 64 Федерального закона от 25.06.2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия [12] (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации» данный объект отнесен к выявленным объектам культурного наследия.

Согласно ст. 30 Федерального закона № 73 от 25.06.2002 г., Положения «О государственной историко-культурной экспертизе», утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.2009 г. № 569 [13], Министерством культуры Забайкальского края, организовано проведение государственной историко-культурной экспертизы объекта. Актом экспертизы рекомендована постановка объекта на государственную охрану как объекта культурного наследия федерального значения.

Специалисты утверждают, что храм можно ещё спасти, но для сохранения памятника необходима реставрация, и значительные материальные средства, которые потребуются для выполнения проектной документации, усиления фундамента, проведения внутренних работ и планировки прилегающей территории. Кроме того, необходимо отреставрировать кирпичную кладку, воссоздать белокаменные порталы, отреставрировать фрески и восстановить иконостас.

В связи с этим, губернатор Забайкальского края Р. Ф. Гениатулин в июне 2010 г. подписал распоряжение о создании попечительского совета по восстановлению церкви. Был открыт расчетный счет и начат сбор добровольных пожертвований для проведения мероприятий по восстановлению церкви. Прихожане храмов Забайкальской митрополии собрали внушительную сумму — около 11-ти миллионов рублей, которая и будет потрачена на начало противоаварийных работ в храме.

Для того, чтобы ускорить начало работ по реконструкции церкви Успения Пресвятой Богородицы в с. Калинино, Нерчинской Епархией инициирован проект по сбору необходимых средств. Суть данного проекта, по словам его автора Е. В. Бедовой — возобновление крестного хода с образом Успения Пресвятой Богородицы из с. Монастырского до г. Нерчинска для молитвенной поддержки восстановления Успенского мужского монастыря.

Первоначально ежегодный крестный ход с иконой Успения Пресвятой Богородицы установлен 21 мая 1856 года из села Монастырского в Нерчинск, а обратно — 1 июня. Благочестивые горожане вносили икону в дома, где перед ней служились молебны.

В 1879 году Селенгинский епископ святитель Мелетий благословил ежегодно совершать 21 мая торжественное всенощное бдение Богородице по случаю принесения святого образа ее в Нерчинск. В 1929 году Успенская церковь была закрыта, а традиция крестного хода и сама икона — утрачены/

На совещании Председателя Законодательного собрания Забайкальского края 14 мая 2014 года решались вопросы о целесообразности проведения комплекса противоаварийных, консервационных работ на средства, полученные от добровольных пожертвований, для предотвращения дальнейшего разрушения церкви и организации экспертизы ранее разработанной проектной документации для подготовки комплекта документов заявки в ФЦП «Культура России».

О древнейшем памятнике истории церкви Успения Пресвятой Богородицы много пишется и говорится. Несколько десятилетий решается вопрос о его восстановлении. В мае 2016 года автор побывал в с. Калинино и визуально наблюдал этот памятник, степень его разрушения.

Рис. 3. Фото церкви Успения Пресвятой Богородицы (май, 2016 г.)

Ни годы, ни землетрясения не смогли разрушить этот памятник, а вот человеческое равнодушие и время могут окончательно убить этот храм. Только общими усилиями — краевых властей, Читинской митрополии, Нерчинской Епархии и простых людей, памятник архитектуры — Нерчинскую Успенскую церковь, которая простояв на берегу Нерчи почти триста лет, сохранившись до наших дней, можно спасти от дальнейшего разрушения и восстановить в том былом величии, в каком она была изначально построена.

С. В. Максимов ещё до революции 1917 года писал: «редкий из сооружений монастырей не признавался в народном представлении за святого, угодившего Богу и послужившего добрым примером всем людям». Этот редчайший случай забвения, как самого устроителя, так и его детища, относится исключительно к Забайкальскому краю. В других регионах Российской Федерации такого равнодушия не встретишь! Там трепетно чтят память о строителях монастырей и церквей, хранят, пронеся через годы лихолетий, легенды и предания, рассказывающие об обстоятельствах, побудивших к благородному деянию, и как подчеркивает ученый, «именами их наполнились православные святцы, не включившие еще много имен местночтимых подвижников, потрудившихся в крайней неизвестности.

Практическая значимость работы заключается в том, чтобы довести до общественности проблему восстановления храма, который от Байкала до берегов Тихого океана является самым древним памятником архитектуры и находится на нашей родной земле. Можно сказать, что именно с него началось не только освоение края, но и возрождение православия в Забайкалье.

Литература:

  1. Архивный вестник № 6 «Нерчинское Забайкалье» 2012 г., стр. 82 — (ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 36, л. 2)
  2. Бушуева Е. С. Нерчинская Успенская церковь: архитектура и внутреннее убранство начала XVIII века (к 300-летию со дня окончания строительства и освещения). — Чита: ЗабКИПКРО, 2012. — с. 34–35
  3. Бушуева Е. С. Воссоздание экстерьера и интерьера алтарной части Нерчинской Успенской церкви начала XVIII века по документам государственного архива Забайкальского края: Архивный вестник Забайкальского края № 6. — с. 47,50
  4. Закон РСФСР от 15.12.1978 (ред. от 25.06.2002) «Об охране и использовании памятников истории и культуры» // Российская газета № 116–117 от 29.06.2002.
  5. Историческая записка о церквах г. Нерчинска: Иркутские Епархиальные ведомости. № 32–34, 1878 стр. 32–34].
  6. Крадин Н. П. Нерчинск // Альманах ВООПиК. Памятники Отечества. 1984/ 1(9). С. 50–53;
  7. Крадин Н. П. Русское деревянное оборонное зодчество. Русское деревянное оборонное зодчество. М.: Искусство, 1988. 142с.
  8. Карчанова Л. М. Земли родной минувшая судьбина: история города Нерчинска в документах ГАЧО / Л. М. Карчанова ; Адм. Читин. обл., Упр. по делам архивов Читин. обл., Гос. архив Читин. обл. Чита, 2003. — 15 с.
  9. Казакова Т. П. Нерчинский Успенский монастырь (1707–1764). // Нерчинское Забайкалье. Архивный вестник № 6 / Под ред. М. В. Константинова. — Чита, 2003. — с 82–86.
  10. Малая Энциклопедия Забайкалья. Наука и образование в двух частях. Часть 2 Н- Я / Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. — Новосибирск. Наука, 2011. — 589 с.
  11. Нерчинск / Гл. ред. В. А. Дутов; отв. ред. Н. Н. Константинова, А. Ю. Литвинцев; Чита: ЗабГУ, 2013. — с. 432 — (Альбомная серия «Энциклопедия Забайкалья»)».
  12. Постановление Правительства РФ от 15.07.2009 N 569 (ред. от 14.12.2016) «Об утверждении Положения о государственной историко-культурной экспертизе» // Собрание законодательства РФ, 19.12.2016, N 51, ст. 7407
  13. Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 07.03.2017) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» // Российская газета N 50, 10.03.2017.


Задать вопрос