Проблемы толкования и конкретизации юридических норм | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 31 августа, печатный экземпляр отправим 4 сентября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Административное право

Опубликовано в Новый юридический вестник №4 (11) июль 2019

Дата публикации: 21.05.2019

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Мухин И. Д. Проблемы толкования и конкретизации юридических норм // Новый юридический вестник. — 2019. — №4. — С. 4-6. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/133/4216/ (дата обращения: 21.08.2019).



В статье рассматриваются проблемы толкования и конкретизации юридических норм.

Ключевые слова: судебный прецедент, судебная практика, Российская Федерация, норма, юридическая наука, прецедент, нормативно-правовой акт, действующее законодательство, суд.

The article deals with the problems of interpretation and specification of legal norms.

Keywords: judicial precedent, judicial practice, Russian Federation, norm, legal science, precedent, normative legal act, current legislation, court.

Проблема соотношения толкования и конкретизации юридических норм не относится к новым и неисследованным в юридической науке. Она привлекает внимание ученых-юристов и в настоящее время. Анализ доктринальных позиций по данной проблеме показал неоднозначность в ее решении. Как справедливо отметил Н. Н. Вопленко, «толкование и конкретизация настолько близкие по смыслу, взаимосвязанные и взаимопересекающиеся понятия и явления правовой жизни, что они всегда будут создавать проблемы для юридической практики» [2]. Такие проблемы усматриваются, в частности, в том, что в правоинтерпретационных актах наряду с разъяснением содержания (смысла) юридических норм устанавливаются не предусмотренные ими общеобязательные правила, а также в том, что содержащиеся в них разъяснения могут не соответствовать действительному смыслу разъясняемых норм. Такая ситуация может возникнуть в том числе и по причине не различения толкования и конкретизации, включения последней в процесс толкования юридических норм. Но так или иначе, законодатель установил возможность оспаривать правоинтерпретационные акты (ч.2 ст.217.1 КАС РФ), а суду — признавать их недействующими полностью или в части, «если оспариваемый акт полностью или в части не соответствует действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений, устанавливает не предусмотренные разъясняемыми нормативными положениями общеобязательные правила, распространяющиеся на неопределенный круг лиц и рассчитанные на неоднократное применение» (ч.5.ст.217.1 КАС РФ). К примеру, апелляционным определением Апелляционной коллегии Верховного суда РФ от 6 марта 2018 г. признан не действующим со дня принятия п.8 письма Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 11 января 2016 г. № 01/37–16–29 «О разъяснении отдельных положений Правил предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации» [3].

Не вдаваясь в полемику по вопросу соотношения правотолкования и правоконкретизации, отметим, что нами они рассматриваются в качестве, хотя и тесно связанных, но самостоятельных правовых явлений, имеющих практико-прикладное значение. При этом под толкованием мы будем понимать деятельность по уяснению и разъяснению содержания юридических норм, а под конкретизацией — деятельность по преобразованию, переводу абстрактного содержания юридических норм на более конкретный уровень.

Во-первых, необходимо отметить, что объектом и толкования, и конкретизации являются юридические нормы, обладающие, наряду с другими, свойствами общности и абстрактности. Норма права направлена на регулирование общественных отношений. Её объектом выступает определенная группа последних. Конкретные общественные отношения, входящие в эту группу, обладают множеством своеобразных признаков, но вместе с тем, им присущи и такие черты, которые повторяются в каждом из них., делают их сходными, одинаковыми, равноценными. Такие признаки есть объективно общее для данной группы общественных отношений.

Объективно общее, будучи отражено в содержании нормы права, определяет ее общий характер. Норма обща потому, что содержит в себе признаки, свойственные группе общественных отношений, подвергнутых правовой регламентации, то есть общее в них.

Общее, отраженное в норме права, определяет не только ее общность, но и абстрактность. Абстрактный характер юридической нормы заключается в том, что ее содержание, фиксируя общее (притом — существенно общее), не отражает индивидуальные и не существенные свойства и особенности конкретных общественных отношений, отвлечено от них [4].

Таким образом, норма права обща и абстрактна в силу того, что её содержание составляют лишь общие существенные признаки, присущие определённой группе общественных отношений. Именно поэтому она может быть применима, приложима к любому из конкретных отношений данной группы, а также и к тем, которые могут возникнуть в будущем, если им будут присущи общие черты, характерные для этой группы.

Отмеченное даёт возможность рассматривать норму права в качестве логического понятия о регламентируемой ею определённой группе общественных отношений. И как любое понятие, она имеет свой логический объём и логическое содержание. Объёмом нормы является отражаемая в ней группа (род или вид) общественных отношений, а точнее — их элементы (субъекты, объекты, взаимодействие субъектов по поводу объектов, которое в норме отражено в виде прав и обязанностей таких субъектов). Содержанием же нормы являются общие и существенные признаки данной группы общественных отношений, совокупность которых отличает эту группу от других групп общественных отношений. Иными словами, содержание нормы составляют общие и существенные признаки субъектов, объектов, прав и обязанностей.

Вместе с тем, уровень общности норм и абстрактности их содержания бывает различен. Он зависит от того, во-первых, насколько широка сфера регулируемых нормой отношений и, во-вторых, насколько поддаются формализованному, эмпирически фиксируемому описанию признаки этих отношений. Следует отметить также, что данной зависимостью обусловливается не только уровень общности и абстрактности правовых норм, но и степень определённости их содержания. Чем больший круг отношений охватывается нормой, тем более обобщённой и отвлечённой становится их характеристика и менее определённым содержание нормы.

Однако, их цели в правовом регулировании различны. Цель толкования состоит, прежде всего, в установлении, раскрытии содержания юридической нормы (общих и существенных признаков субъектов, объектов, прав и обязанностей субъектов). Толкование не сопровождается каким-либо преобразованием содержательной сферы юридической нормы. Целью же конкретизации является создание более конкретных по содержанию и сфере применения правил, что предполагает некоторую переработку (модификацию) юридических норм.

Во-вторых, поскольку толкование и конкретизация юридических норм представляют собой определенные практико-прикладные познавательные процессы, постольку одним из возможных направлений поиска решения вопроса об их соотношении может служить исследование логико-гносеологических механизмов каждого из этих процессов. Это направление исходит из того, что логико-гносеологические особенности различных мыслительных операций, предваряющих и сопровождающих формирование юридических актов, так или иначе накладывают определенный отпечаток и на юридико-регулятивные свойства, возможности тех актов, в которых фиксируются результаты подобных операций.

Определяющим основанием «выбора» логических операций для осуществления толкования и конкретизации являются их цели в правовом регулировании. А возможность использования таких операций обусловлена логической природой юридических норм, которые, как указывалось выше, представляют собой логические понятия о регламентируемых группах общественных отношений.

Литература:

  1. Хропанюк В. Н. Теория государства и права: учебник для бакалавров. — М.: Омега–Л, 2015. — С. 184.
  2. Вопленко Н. Н. Понятийные аспекты толкования и конкретизации правовых норм// Конкретизация права: теоретические и практические проблемы: Материалы ІХ Международной научно‒практической конференции. ‒ М.: РГУП, 2015. ‒ С.116.
  3. Решение Верховного Суда РФ от 27.11.2017 N АКПИ17‒892 [Электронный ресурс] // Консультант Плюс: справочные и правовые системы: материалы судебной практики. — Режим доступа: www.consultant.ru. — Дата обращения: 15.05.2019г.
  4. Шмелева Г. Г. Соотношение толкования и конкретизации юридических норм // Аллея науки. — 2017. ‒ № 5. — С. 94.
  5. Конкретизация законодательства как технико‒юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: Материалы международного симпозиума (Геленджик, 27‒29 сентября 2007 года)/ Под ред. д.ю.н., проф. В. М. Баранова. ‒ Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2008. — С. 355.
Задать вопрос