Истинные ценности философии Мевляны в русских переводах | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Батанова И. А., Утеева А. А. Истинные ценности философии Мевляны в русских переводах [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 31-33. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/301/14013/ (дата обращения: 14.08.2018).



Мы не сажаем в эту землю ничего, кроме любви, в это чистое поле мы не бросаем другого семени.

Мевляна

История человечества не столь изобилует именами людей, чьи мировидение и образ мыслей, исходящие от глубокого постижения сокровенных тайн бытия, оказали и сквозь века продолжают оказывать огромное влияние на умы миллионов. Среди плеяды философов особое место занимает личность Мевляны Мухаммада Джалаледдина Руми (1207–1273).

Актуальность нашего исследования состоит в том, что необходимо комплексное изучение, суммирование и продвижение знаний по переводу на русский язык творчества Джалаледдина Руми с целью привлечения внимания общественности к истинным ценностям его философии.

Много ли найдётся в мире поэтов, которых почти восемь веков люди Востока называют просто Мевляна — Повелитель, Господин души.

Мевляна́ Джалаледди́н Мухамме́д Руми́ родился в г. Балхе в семье популярного в народе придворного учёного Бехеддина, вынужденного бежать из родного города и, после долгих скитаний, обосновавшегося в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков в городе Конья, Турция. Джалаладдин получил хорошее образование не только богословско-юридическое, но также и в области точных наук [5].

Исламский философ, суфий, поэт, законовед и проповедник эпохи глухого Средневековья, Руми по популярности и тиражам книг, раскупаемых в прагматическом англоязычном мире, обогнав самого Шекспира, популярен и почитаем и в наши дни. А в нашей стране мистическая лирика Руми всегда расходилась в десятках тысяч экземпляров. Хорошо известны блестящие переводы Е. Дунаевского, И. Сельвинского, В. Державина, Н. Гребнева и других авторов. В серии «Жизнь замечательных людей» вышла биография Руми, написанная одним из лучших знатоков литературы Ближнего Востока Радием Фишем.

Со страниц своей книги Фиш рисует перед нами образ великого мудреца Востока, обобщившего создания диалектической мысли огромного географического региона от Греции на западе до Ирана и Индии на востоке, который не верил ни в какие чудеса, кроме «чуда человеческого сердца». Автор пишет, опираясь на сочинителей житий поэта, что после смерти Мевляны его стали изображать «святым чудотворцем» [3, с.59]. Во всем мире известны 7 заповедей Мевляны, которые, прежде всего, учат терпимости и самоконтролю. Они являются ярким примером и образа жизни самого философа:

— В щедрости и помощи будь как ручей;

— В сострадании и милосердии будь как солнце;

— В затаении недостатка других будь как ночь;

— В гневе и ярости будь как умерший;

— В смирении и скромности будь как земля;

—В снисходительности будь как море;

— Будь, каким себя представляешь, или будь таким, какой ты есть.

Фиш утверждал, что философия терпимости Мевляны была путеводной звездой для человечества, ведь он позволил людям по-новому взглянуть на мир. Именно поэтому Мевляна — несравненное и великое отражение божественного духа. Учение Руми вдохновляло людей на благородные свершения. Это учение было глубоким и чистым источником, из которого черпали и продолжают черпать нравственные силы все люди. Не случайно Мевляну называли великим учителем и великим поэтом.

Автор стремился не только передать результат мысли героя, но показать ее в развитии, сохранив и образность его речи. Это относится и к подлинным письмам поэта, к его стихам и внутренним монологам. Все они подтверждены произведениями самого поэта и свидетельствами современников. Сознавая, что всякий перевод стихов похож на оригинал не более, чем оборотная сторона ковра на лицевую, автор отнюдь не льстил себя надеждой передать в своих переводах стихов великого поэта поэтическое совершенство их формы, а старался по мере сил держаться как можно ближе к их смыслу. В тех случаях, когда автор пользовался уже имеющимися переводами, это указано в тексте.

Поскольку события, о которых рассказано в книге, происходили в разных национальных регионах, автор при написании имен стремился придерживаться того, как они произносились в той или иной языковой среде — тюркской, арабской или иранской. Случаются поэтому, что одни и те же по сути имена имеют разную транскрипцию.

Однако размышляя и работая над книгой около двадцати лет, автор сознает ее неполноту — фигура Джалалиддина Руми грандиозна, а знания и силы автора ограниченны. Но все его усилия были бы бесплодны, если бы не труд целого поколения востоковедов. Среди них необходимо назвать турецкого ученого Абдюлькадира Гюльпынарлы, профессора Тегеранского университета Бадиуззамана Фурузанфарра, но прежде всего советских востоковедов Е. Э. Бертельса и В. А. Гордлевского.

К 800-летию со дня рождения Руми на русском языке вышла книга-исследование человека, который в течение 40 лет был главой братства мевлеви, и только в 2005 году, после его кончины, место руководителя было передано Шефик Джану. Книга Шефик Джана «Мевляна Джалаледдин Руми. Жизнь, личность, мысли» впервые была опубликована в 1999 г. издательством «Отукен» в Стамбуле, позже была переведена с турецкого на английский и издана в 2005 г. Перевод с английского языка был взят за основу русского варианта книги, опубликованной под названием «Мевляна Джалаледдин Руми. Жизнь, личность, взгляды» [4, с.97]. Перевод осуществлен Л. В. Зелениной, известным специалистом в области цивилизаций, доктором философии и Советником при Президиуме РАЕН, мастерски и талантливо.

Написанное Шефик Джаном о Руми разительно отличается, например, от книги Радия Фиша. Выступая как глава суфийского братства, Шефик Джан осторожно обращается с известными нам фактами из жизни Мевляны, избегает утверждать многое из того, что у Фиша предподносится с большой степенью уверенности — как, к примеру, обстоятельства исчезновения Шамса.

Строение самой книги также своеобразно. Хотя Ш. Джан начинает книгу с биографии Руми, наибольшим по объему разделом становится глава «Личность и взгляды Руми», где он пытается охватить основные темы и проблемы духовной жизни Джалаледдина Руми. Логическим продолжением этой главы становятся разделы «Влияние Руми» и «Суфийское братство Руми и его взгляды на суфийские братства» (кстати, взгляд самого Шефика достаточно неожидан для руководителя братства) [4, с. 251].

Книга написана верующим и «влюбленным в Бога» человеком, следующим по пути пророка, поэтому в ней много разъяснений относительно самого «прямого пути».

Еще одним достоинством книги можно назвать большое количество цитат, отобранных Шефиком Джаном из Диван-и-Кабир и Масневи, и переведенных на русский язык прозой.

Чем хороша проза? Тем, что меньше искажает сложную мысль Руми, облеченную в стихи. При переводе — при попытке воспроизвести исходную лаконичную форму — страдает смысл, и так достаточно сложный. Нет никакой гарантии, что переводчик верно его воспримет и передаст.

Автор поясняет сам образ жизни Мевляны, его посты, молитвы и кружения, а также тонкости в различении понятий, которые были известны Руми как проповеднику и ученому, но в силу разных причин непонятны большинству почитателей творчества Руми.

Книга написана с позиции скромного человека, который признает, что может ошибаться. Хотелось бы отметить, что рассматриваемое нами произведение намного выиграло бы, если бы стихотворения Руми были бы версифицированы. Было бы также целесообразно сделать приложение к книге в виде глоссария или, в лучшем случае, краткий словарь суфийских терминов и понятий. Вместе с тем все эти замечания отнюдь не умаляют достоинства кропотливо выполненной работы. В ней интересного и полезного значительно больше, чем эти упущения.

А вот известный американский востоковед Уильям К. Читтик, переводчик, исследователь и комментатор творчества Руми, считает, что лучше всего «позволить самому Руми изложить свои взгляды». На страницах книги «В поисках скрытого смысла. Суфийский путь любви. Духовное учение Руми» Восток и Запад, вопреки известному утверждению, встречаются, чтобы достичь понимания важнейших истин человеческого бытия. Книга Уильяма К. Читтика состоит из трёх частей [2, с. 65].

Первая часть называется «Бог и Его творения», в которой раскрываются одни из самых главных идей философии Мевляны. Это идеи духовности и нравственности. Мевляна учит нас довольствоваться тем, что дает Всевышний. Он считает, что четыре качества губительны для человеческого разума: вожделение, тщеславие, бесконечное желание, стремление к высокому положению в обществе. Поэтому Мевляна считает, что путь к миру лежит через обретение человеком высокой нравственности, в основе которой лежат любовь к ближнему, милосердие и добрый нрав.

Вторая часть называется «Путь совершенствования». Она состоит из трёх глав и содержит основные воззрения Руми по суфийской мысли: Мевляна призывает всех «обрести чистый человеческий дух, отдалившись от животного начала, которое следует желаниям нафса». Человек рождается с чистой душой и прекрасным характером, но под воздействием среды постепенно теряет высокие качества, поддается влиянию животных потребностей; в человеке побеждает животное начало, он становится способным совершить убийство, проливает кровь своих братьев.

Третья часть называется «Приближение к Богу». Она состоит из восьми глав и отражает основные мистические взгляды Джалаледдина Руми, который считет любовь к ближнему чудодейственным эликсиром, способным помочь человечеству [2, с.110]:

«Благодаря любви мутная вода становится прозрачной. Любовь излечивает все недуги, дарит здоровье организму. Любовь оживляет мертвого, ради любви даже падишах по доброй воле становится рабом. Любовь доступна обладающим знанием. И мудрость тоже плод любви. Пленник низменных желаний и глупых занятий на трон любви взойти не сможет».

Кратко ознакомившись с содержанием книги, мы полагаем, что читателю стало ясно, почему учение Руми является настоящим навигатором для многих его последователей, идущих по Пути духовного развития.

До нас дошло более 500 рукописей на фарси — исключительно много для сочинений почти восьмивековой давности. Комментарии, изложения, версификации Руми примерно на 20 языках мира учёту не поддаются. Исследователи подсчитали, что только «Месневи-и маневи», «Поэма со скрытым смыслом», по объёму примерно равна творениям Гомера, вдвое превосходит «Божественную комедию» Данте и уступает, тоже вдвое, «Шахнаме» Фирдоуси [1, с.180].

Таким образом, несмотря на то, что прошло более 800 лет с момента рождения Мевляны, его философия продолжает освещать души и путь людей. Его стихи обращаются ко всем людям, независимо от времени и места. Философия любви Мевляны на протяжении долгих веков привлекает внимание не только турецкого народа, но и всех людей мира разных культур и вероисповеданий. Мевляна оказал влияние на многих деятелей культуры, и это влияние сохраняется и в наши дни. [4, с.409]. Многие мыслители и писатели разделяют слова известного французского тюрколога, Ирен Меликофф, которая сказала: «Если все народы переведут на свои языки и прочитают произведения Мевляны, то в мире не останется ни вражды, ни войн, ни мести, ни ненависти».

Мевляна говорил: «Мы не сажаем в эту землю ничего, кроме любви, в это чистое поле мы не бросаем другого семени». Послание Мевляны, которое ставило целью посеять среди людей любовь, мир и понимание, в наши дни приобретает особый смысл, указывая путь жизни в мире и гармонии представителям всех культур и вероисповеданий мира.

Литература:

1. Исханоглу Э. История османского государства, общества и цивилизации. — М.: 2006. — 185 с.

2. Степанянц М. Т. Поиски скрытого смысла. — В кн.: Читтик У. К. Поиск скрытого смысла. — М.: 1995. — 115 c.

3. Радий Фиш. Джалаледдин Руми. — М.:1987. — 268 с.

4. Шефик Джан. Мевляна Джалаледдин Руми. Жизнь, личность мысли. — М.: 2008.- 432 с.

5. Сайт «Википедия». [Электронный ресурс]. URL:https://ru.wikipedia.org/wiki/ДжалаладдинРуми (Дата обращения: 10.10.2017)

Основные термины (генерируются автоматически): автор, книга, любовь, Суфийское братство, скрытый смысл, русский язык, перевод стихов, перевод, мир, глава, взгляд, великий поэт, чистое поле.

Похожие статьи

Сборник наиболее известных стихотворений Генриха Гейне...

Его ранняя «Книга песен» завоевала любовь и признание во всем мире, в частности и у нас (авторов данной статьи).

Это стихотворение произвело большое впечатление на многих поэтов. Многими оно было переведено на русский язык: Тютчевым, Энгельке и другими.

Восток в лирике И. Гёте (на примере «Западно-восточного дивана»)

В этом году празднуется 265-летие великого немецкого поэта Иоганна Вольфганга Гёте.

Благодаря службе перевода, являвшегося важным посредником цивилизаций Востока и.

Как считает А.Саидов, суфийские взгляды, присущие средневековой поэзии Востока, объединяют...

«Среднеазиатский поэт и суфий Хувайдо» (о статье российского...)

Поэт суфий не всегда находится в состоянии экстаза опьянения, не всегда одинаково и безропотно сносит он свои мучения и страдания, приносимые ему неудачной любовью.

На основании переводов на азербайджанский, татарский, узбекский, таджикский язык, русские...

К вопросу о переводе на узбекский и русский языки притчи...

Жамол Камол в переводе данного двустишия смог сохранить ритм и смысл текста оригинала

Автор русского перевода тоже перевел полустишие как «Ты зря потратил жизнь: корабль ко дну идет!» и указал на

3. Руми: [Джалаладдин Руми и суфийская традиция] / Сост.

Анализ поэтического перевода (часть 2) | Статья в журнале...

Для чистых радостей открытый детству рай. Сразу притягивает наш взгляд «Голконда». И непосвященный читатель Бодлера

Думается, что наш анализ будет неполным, если мы не рассмотрим еще один вариант перевода этого стихотворения великого французского поэта.

Концепт «родина» в болгарской национальной картине мира...

Болгарская национальная картина мира пополнялась заимствованиями у русских, т. к. поэты и писатели

Подстрочный перевод звучит так: «Я самая верная твоя дочь, моя родная мать-земля».

В художественной картине мира автора природа и родина зачастую слиты воедино.

Тема любви в творчестве чеченских поэтов | Статья в журнале...

Показан величайший вклад чеченских поэтов в создание литературной грамотности и

И век ее, не от того, как любят, Зависит в это странном мире, может.

Любовь многолика, и может проявляться как в скрытом смысле, так и в прямых эмоциях человека к человеку.

Священное Рубаи | Статья в журнале «Молодой ученый»

Одним из великих суфиев, который в решении данных проблем имел значение, являлся Абсаид Абулхайр.

Суфизм и суфийская литература, Ю.Э. Бертальс, перевод С. Эзади, Тегеран

Перевод Корана на русский язык: история, современное состояние, перспективы развития.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Сборник наиболее известных стихотворений Генриха Гейне...

Его ранняя «Книга песен» завоевала любовь и признание во всем мире, в частности и у нас (авторов данной статьи).

Это стихотворение произвело большое впечатление на многих поэтов. Многими оно было переведено на русский язык: Тютчевым, Энгельке и другими.

Восток в лирике И. Гёте (на примере «Западно-восточного дивана»)

В этом году празднуется 265-летие великого немецкого поэта Иоганна Вольфганга Гёте.

Благодаря службе перевода, являвшегося важным посредником цивилизаций Востока и.

Как считает А.Саидов, суфийские взгляды, присущие средневековой поэзии Востока, объединяют...

«Среднеазиатский поэт и суфий Хувайдо» (о статье российского...)

Поэт суфий не всегда находится в состоянии экстаза опьянения, не всегда одинаково и безропотно сносит он свои мучения и страдания, приносимые ему неудачной любовью.

На основании переводов на азербайджанский, татарский, узбекский, таджикский язык, русские...

К вопросу о переводе на узбекский и русский языки притчи...

Жамол Камол в переводе данного двустишия смог сохранить ритм и смысл текста оригинала

Автор русского перевода тоже перевел полустишие как «Ты зря потратил жизнь: корабль ко дну идет!» и указал на

3. Руми: [Джалаладдин Руми и суфийская традиция] / Сост.

Анализ поэтического перевода (часть 2) | Статья в журнале...

Для чистых радостей открытый детству рай. Сразу притягивает наш взгляд «Голконда». И непосвященный читатель Бодлера

Думается, что наш анализ будет неполным, если мы не рассмотрим еще один вариант перевода этого стихотворения великого французского поэта.

Концепт «родина» в болгарской национальной картине мира...

Болгарская национальная картина мира пополнялась заимствованиями у русских, т. к. поэты и писатели

Подстрочный перевод звучит так: «Я самая верная твоя дочь, моя родная мать-земля».

В художественной картине мира автора природа и родина зачастую слиты воедино.

Тема любви в творчестве чеченских поэтов | Статья в журнале...

Показан величайший вклад чеченских поэтов в создание литературной грамотности и

И век ее, не от того, как любят, Зависит в это странном мире, может.

Любовь многолика, и может проявляться как в скрытом смысле, так и в прямых эмоциях человека к человеку.

Священное Рубаи | Статья в журнале «Молодой ученый»

Одним из великих суфиев, который в решении данных проблем имел значение, являлся Абсаид Абулхайр.

Суфизм и суфийская литература, Ю.Э. Бертальс, перевод С. Эзади, Тегеран

Перевод Корана на русский язык: история, современное состояние, перспективы развития.

Задать вопрос