Модальные глаголы werden и müssen в значении субъективной модальности как объект прагматико-лингвистического анализа | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

VI международная научная конференция «Современная филология» (Казань, март 2018)

Дата публикации: 24.02.2018

Статья просмотрена: 19 раз

Библиографическое описание:

Радченко Д. В. Модальные глаголы werden и müssen в значении субъективной модальности как объект прагматико-лингвистического анализа [Текст] // Современная филология: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Казань, март 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 31-36. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/259/13874/ (дата обращения: 22.06.2018).



С прагмалингвистической точки зрения немецкие модальные глаголы исследовались только в связи с их субъективным/ объективным статусом, в то время как иллокутивные и перлокутивные функции в связных предложениях и диалогах продолжают игнорироваться. Встатье были проанализированы функции коммуникативного акта, использование модальных глаголов werden и müssen в значении субъективной (эпистемической)модальности в различных типизированных высказываниях.

Ключевые слова: эпистемическая/ деонтическая модальность, модальные глаголы, прагмалингвистика

Конструкции werden + Inf. I в значении настоящего времени (Petra wird erkrankt sein) и werden + Inf. II, обозначающие прошедшее время (Petra wird erkrankt gewesen sein) принадлежат к классу немецких модальных глаголов — в этом все германисты единодушны. Глагол werden «так близко связан с шестью традиционными модальными глаголами [dürfen, können, mögen, müssen, sollen, wollen], что невозможно анализировать семантическую систему немецких глаголов без его» [6, 99].

К сожалению, большинство немецких исследователей игнорируют указанные Фатером дезидераты, исходя из спорадичеких соображений. Они анализируют и систематизируют традиционные модальные глаголы из различных теоретичных и прагмалингвистичных точек зрения и предлагают большое количество обозначений для глаголов, которые в классической граматике обозначаются субъективными. Некоторые из дефиниций мы можем привести: косвенные, эпистемические, грамматические, прагматические, конкурентные, эвиденциальные, второстепенные модальные глаголы, вспомагательные глаголы логической вероятости или необходимости, или модальные глаголы формулировки предпосылок информации, и те, которые в качестве мотивов речи описывают осведомленность [Wissen] или уверенность [Glauben] говорящего. Семантическо-синтаксический статус модального глагола werden в этих обозначениях соответствующих систем остается неясным по причинам, указанным выше.

Сперва необходимо кратко рассмотреть уже существующие проблемы, которые касаются понятийной пары деонистический: эпистемический.

В этой работе мы не можем рассмотреть глагол werden в целостной системе модальных глаголов, поэтому мы ограничимся изложением прагмалингвистических данных только глаголов werden и müssen. Этот выбор является обоснованным:

1) Оба глагола используются в значении субъективной модальности относительно часто в повествовательной литературе богатой диалогами, которые лежат в основе нашего иследования. При этом количество случаев использования müssen значительно больше (59,6 % всех материалов, которые составляют 357 фрагментов).

2) Кондиционализированный dürfen (dürfte), который по сведениям Duden-Grammatik «почти всегда» может заменить werden в соответствующих сочетаниях [3, 89], что по Фатеру «не соответствует действительности» [6, 74]. Такая возможность замены представляется в обработанных мною фрагментах очень редко, что не является применимым для сравнительного анализа и описания.

3) Модальные глаголы werden и müssen в некоторых работах уже подлежали контрастивному анализу, что позволяет нам вступить в актуальный прагмалингвистической дискурс с углублением проблематики.

4) Семантическо-прагматическое родство müssen и werden представляется очень близким, что подчеркивает их взаимозаменяемость, сравните: Das wird/ muss so sein.

Для наглядности анализуемых типов конструкций, мы представляем в модализированно-пропоционной форме следующую таблицу:

Таблица 1

1a. Greta muss einsam sein.

1b. Greta wird einsam sein.

2a. Greta muss einsam gewesen sein.

2b. Greta wird einsam gewesen sein.

3a.* Greta hat einsam sein müssen.

4a. Greta musste einsam sein.

4b. Greta würde einsam sein.

5a. Greta musste einsam gewesen sein.

5b. Greta würde einsam gewesen sein.

6a.* Greta hatte einsam sein müssen.

Необходимо внести несколько примечаний к данной таблице. Звездочки, которыми помечены предложения 3а и 6а, обозначают, что данный вид использования модальных глаголов вовсе не встречался в материалах нашего исследования. Многие исследователи считают такой тип предложений неприемлемым. Предложения 2а/ 3а и соответственно 5а/ 6а комментируются в работе Лейрбукта: «Вспомагательными глаголами модуса (= деонтические модальные глаголы) выражается личное отношение и временные отношения предиката, например, „Ich habe ihn suchen müssen“ [...]Только с помощью вспомагательных глаголов логической вероятности и необходимости (= эпистемические модальные глаголы) выражается временнóе отношение предиката к понятийному слову, например, „Er [...] muss schon abgeflogen sein“» [5, 345]. Лейрбукт очевидно опускает или вообще игнорирует возможное деонтичекое значение предложений 2а/ 5а.

Фрагменты с деонтическим müssen + Inf. Perf. (Inf. II) встречаются относительно редко. В проанализированном нами материале данная конструкция встречается всего 6 раз (из 83), это составляет 0,7 % всего материала. В 99,3 % всех предложений модальный глагол müssen + Inf. I/II употреблен со значением субъективной модальности, что позволяет подчеркнуть относительность следующей критики классического правила, особенно, что касается 3а/ 6а: «Довольно смелым является утверждение, что деонтическое и эпистемическое значения müssen [...] образуют разный Perfekt: (13) Du hast sehr sorgfältig sein müssen. (14) Du musst sehr leichtsinnig gewesen sein [...] Для предложения (14) отсутствуют ограничения в интерпретации: это равноценно как для деонтической предпосылки речи, так и для эпистемической. Однако в предложении (13) эпистемическое трактование проблематично» [8, 119].

После исследования многочисленного материала мы можем утверждать, что оценка Вундерлихом данного правила является несколько преувеличенной. По отношению к разговорной речи его утверждение может быть весьма реалистичным. «Когда кто-то вместо: „Da muss ich mich geirrt haben“, — говорит, — „Da habe ich mich irren müssen”, тогда говорящий попадает в курьзное положение, поскольку такое передвижение временных форм — от инфинитива к склоняемому глаголу не может произойти в здравом уме. Хотя такая ошибка встречается отнюдь нередко» [6, 56]. Из высказывания Фатера видно, что он придерживается литературной формы немецкого и одновременно выдвигает рациональные доводы против либерального правила Вундерлиха. Однако существует мало правил для немецкого синтаксиса, которые по смыслу эксплицитативно лучше, чем те, которые подвергнул критике Фатер.

Разница между субъективной и объективной модальностью модальных глаголов была выяснена и унифицирована еще 40 лет назад. Однако в различных научных трудах рассматриваются примеры, которые поднимают вопрос о том, что граница между двумя типами модальных глаголов не является неоспоримой. У Бринкманна, например, чьи «лексические» и «грамматические» модальные глаголы дефинитивно отвечают соответственно деонтическим и эпистемеческим, мы можем найти следующие примеры: «“Du musst dir die neue Realisation ansehen“ и Er sagte, dass sie sofort ankommen mussten“ в качестве примеров использования грамматических модальных глаголов, читатель может из этого сделать вывод, что «грамматический» не тождественен «эпистемическому». [1, 46]

Но также исследователи, работающие с классическими терминами «субъективный»/ «объективный», указывают на то, что существует определенная понятийная неясность. Лейрбукт предлагает точные примеры в своей работе, посвященной конструкциям модальный глагол + Inf. II. Три коротких фрагмента из его работы мы считаем необходимым прокомментировать:

  1. В следующем предложении он намерен «использовать können в значении субъективной модальности»: «Noel war mit Hans [...] nach Novara gefahren, wo er [Hans] den letzten Zug nach Sondrio nehmen und vor Morgengrauen die Grenze passiert haben konnte. Noel wollte in Novara bleiben [...]» [5, 216]. Транспозиции в презенс достаточно, чтобы продемонстрировать, что мы имеем дело с объективной модальностью: (Noemi denkt oder sagt:) «[...] hier kann ich den letzten Zug [...] nehmen und vor Morgengrauen die Grenze passiert haben» [Там же]. В фрагменте рассказчик не выражает «своей субъективной установки к отраженному в его сознании положению вещей» [Там же], в то время, как модальный глагол является функтором предиката к Inf. I/ II.
  2. К фрагменту: «[...] und der Rasierklingenfabrikant musste es wohl gehört haben, denn vor der nächsten Tür drehte er sich um und sagte: „Wir essen jetzt im Kabinett“» [5, 217], Лейрбукт поясняет данный случай так: «Присутствие частицы предположения wohl, и используемое для обоснование гипотезы denn указывают на то, что müssen используется субъективно». [Там же] Но субъективное использование müssen здесь зависит явно не от wohl и denn.
  3. «В амбивалентном примере (48) дополнение в виде unbedingt влияет на объективную интерпретацию модального глагола»: (48) Er muss es vor seiner Abreise hinter sich gebracht haben» [5, 221] Однако это не проясняет сути. Значение субъективной модальноси (отсылка к прошлому времени) не блокируется дополнением unbedingt; сравните: «Er musste unbedingt Affären haben» [Там же] Данное предложение имеет силу также при трансформации в эпистемическое muss + Inf. II: «Er muss unbedingt Affären gehabt haben» [Там же].

Объяснение приведеных здесь отклонений от нормального использования предложеных терминов возможно найти в следующих примечаниях Лейрбукта: «Я придерживаюсь классического разделения субъективного и объективного употребления модальных глаголов, не имея возможности их проверить. Границу между двумя способами употребления не всегда легко определить». [5, 300] Очевидно он имеет ввиду термины «субъективный» и «объективный», которые чаще всего приводят к недоразумениям семантического толка. Мы вынуждены отказаться от дальнейшего разбора, но мы бы хотели в конце этой части указать на то, что дискуссия с оппонентами становится все более необходимой, чем полемика между приверженами теоретического и методологического направления, которые в целом придерживаются единого мнения: «Лингвист, который анализирует речевые выражения, должен понимать связанные с ними действия и соответствующией образ мыслей. Его целью является ознакомить говорящего с особенностями употребления выражений, с их зависимостью друг с другом и связью с определенными действиями и проблемами» [1, 85]. Сравните с следующим описанием прагматико-лингвистического метода у Альтхаус/ Хенне: «[…] Прагматическая лингвистика может посредством наблюдения многообразия единичных процессов речевой коммуникации выработать типизирующее речевое дискурсивное поведение говорящего: таким образом, прагматическая лингвистика может типизировать речевое сообщение ссылаясь на коммуникантов относительно намерений и действий, которые с ними связаны». [3, 165]

Для реализации намеченных целей на примерах используется сравнение полностью или частично идентичных фактических предпосылок речи, на которых базируется высказывание с эпистемическими werden и müssen, излагая факторы воздействия (чаще всего перлокутивных) различных типов высказываний. Наш анализ включает спорное употребление обоих модальных глаголов в значении субъективной модальности. Приведем пример, в котором ярко отображены пункты, о которых идет речь в исследовании. Для этого используем короткий диалог, в котором «опытный взломщик» (Verbrechermeister [M]) разговаривает с «начинающим преступником» (Verbrecherlehrling [L]):

Situation: Im Warenhaus, Nacht, Raub gelungen.

Dialogauslösendes Ereignis: Leises Knistern

Gesprächsindikator: Flüsterton

L.: Horch! Da ist was! Hörst du es auch? Es muss der Nachtwächter sein!

M.: Ach was. Wird eine Ratte sein. Es gibt viele hier im Laden.

L. и M. ссылаются на одно и то же событие (на одно и то же обстоятельство). Можно заметить, что замещение muss с помощью wird и наоборот в соответствующих предложениях не будет искажать смысл, но может сделать диалог ненатуралистичным или вообще неприемлемым.Диалог преступников относится к распознаваемым формам употребления и поэтому приведен в начале, для того, чтобы указать на необходимость анализа и обсуждения, которые выходят за пределы простого определения условного мотива речи (в терминологическом аппарате Вундерлиха это осведомленность и уверенность).

Оба сочетания должны быть контрастивно рассмотрены на тех видах предложений, в которых они чаще всего встречаются в главном предложении; 97,2 % сочетаний с werden и müssen встречаются в этом типе предложений (в отличие от относительно редко встречающихся типов подчиненных предложений, в которых они были зарегистрированы лишь в 70,7 % случаев в предложениях с dass... и в относительных придаточных предложениях с werden и 82,8 % с müssen). Поскольку müssen-предложения с отрицанием встречаются очень редко, мы используем предложения, которые не содержат негации. Ввиду редкого употребления würde + Inf. I/ II, только презенсные формы werden/ müssen + Inf. I/ II являются фактическими, что в статистическом смысле является сопоставимым. 98 % обнаруженных нами конструкций являются прямой (или цитируемой) речью, также диалоги или соответствующие диалогам ситуации. Эпистемические Futur I/ II и müssen + Inf. I/ II мы рассматривали в рамках данной работы как тождественные в прагматико-лингвистичном смысле: «Es wird/ muss eine Ratte sein» = «[...] eine Ratte gewesen sein».

В специализованной литературе редко сопоставляются эпистемические werden и müssen и почти не излагаются различные способы их использования. Рассмотрим два примера для подобного сравнения: «Sie sind ganz durchfroren, sagte Fritz zu Mia „Sie werden erkrankt sein“» [7, 561] „Sie müssen doch erkrankt sein vom Durchfrieren“. Высказывания можно сократить до следующих контрастирующих примеров:

Sie werden erkrankt sein.

(1) Sie müssen erkrankt sein.

(2) О двоичной последовательности [Doppelsequenz]

Er wird/ muss...das gerochen haben пишет Бринкманн: «В любом из этих случаев предположение обосновывается по-разному: С помощью werden выражается гипотеза, которая опирается на опыт [...] Каждый раз ответственность лежит на говорящем [...] müssen высказывает неубедительное предположение, которое включает и другие возможности» [1, 114].

Исходя из этого, в высказывании (1) говорящий принимает на себя ответственность, в то время, как во (2) этого не наблюдается (?), во втором, напротив, появляется возможность альтернативных интерпретаций, что отсутствует в первом (?). В действительности это довольно сложно определить.

В работе Дилингса подчеркивается разница в употреблении обоих сочетаний модальных глаголов. По его мнению, müssen «употребляется в том случае, когда говорящий логически выводит свою гипотезу из косвенных доказательств [...] werden тематизирует субъективную убежденность, которую говорящий не может или не хочет обосновать» [2, 328]. Мы глубоко убеждены, что лежащие в основе примеров подтверждения противоречат этому аподиктическому обобщающему высказыванию. Трудно доказать или опровергнуть сложные установки, которые лежат в основе конструкций werden + Inf. I/ II. Многие из примеров, приведенных Дилингом являются весьма своеобразными. Так, например, он приводит следующее предложение: «Peter muss nicht nur zu Hause sein; er wird bestimmt auch zu Hause sein» [2, 330]. Его комментарий звучит следующим образом: «Если бы значение werden в качестве функтора гипотезы был бы охарактеризован с помощью уровневой шкалы, то данное предложение было бы признано лишенным смысла, поскольку предположение, граничащее с уверенностью, которое выражает müssen было недостаточно глубоко подкреплено. Частица nur, обозначающая степень, ограничивает значение предложения с müssen, в противовес предложению с werden. Этим предложением говорящий выражает, что он не владеет достаточно вескими основаниями предполагать, где находится Петер, однако он субъективно верит, что Петер именно там» [Там же].

Мы полагаем, что данный пример также может расматриваться как лишенный смысла, или по крайней мере признаным весьма атипичным в качестве предложения, содержащего модальный глагол субъективного значения. Но если рассматривать предложение как содержащее деонтический модальный глагол (в значении будущего), то оно является релевантным. В то время как müssen рассматривается в нашей работе чаще всего в качестве модального глагола субъективной модальности и стоит под логическим ударением, то werden в таком контексте не встречается вовсе.

Заключительное предложение в работе Дилинга звучит следующим образом: «Werden тематизирует — в противовес другим функторам гипотезы за исключением wohl — субъективный характер гипотезы. В этом заключается его особенность» [2, 331]. В этом заключается сложность: чтобы найти убедительные аргументы, подтверждающие гипотезу, что предложение (1) является субъективной гипотезой, а (2) содержит не-субъективную гипотезу, или что (2) необходимо понимать как «объективное» в противовес (1). В обоих предложениях находится модальный глагол субъективной модальности, и обе «гипотезы» без сомнения являются субъективными, то есть эпистемическими. Мы можем извлечь из этого следующий вывод: ни Бринкманн, ни Дилинг не пришли к точной формулировке правила, которое проясняет разницу между (1) и (2) и подобными между собой werden и müssen; также им не удалось сформулировать релевантные примеры. Как и многие другие исследователи ими была проигнорирована непроклюзивная равнозначность эпистемических werden/ müssen. К похожим противоречивым выводам приходят и другие лингвисты, которых мы рассмотрим далее.

Составители словарей исходят в основном от присущей обеим конструкциям семантики модальных глаголов. При этом можно выделить две основополагающих точки зрения: 1. Обе конструкции имеют приблизительно одинаковое значение; 2. Конструкции имеют совершенно разную семантику. Примеры, подтверждающие первое утверждение можно найти в большинстве современных словарей, например, у Варига, у которого werden используется «в предложениях, высказывающих неопределенность» [7, 1350], подкрепленное примерами, как: «Er wird es wohl nicht gelesen haben er hat es sicher nicht gelesen [...] es wird schon so sein, wie du sagst es ist sicher so» [Там же]. Müssen употребленное в значении субъективной модальности имеет значение «правдивости, принятия того, что „ [...] er muss sehr erkrankt sein“; это может вполне соответствовать правде». [7, 645] По другим словарям, например, у Клаппенбах/ Штейница müssen выражает в противовес werden «необходимое логическое заключение, убедительное предположение». В словаре Duden werden выражает «предположительное происшествие» [3, 264]; müssen «выражает высокую самодостаточную правдивость, которая опирается на определенные факты; выражает то обстоятельство, что нечто воспринимается определенно достоверным» [Там же]. Итак, в данном словаре принимается пограничная точка зрения между Варигом и Клаппенбах/ Штейницем. Крайнюю точку зрения, которая закрепляет за müssen убедительное логическое заключение или предположение, разделяют также теоретики коммуникативного акта, как, например, Вундерлих. Он пишет: «Müssen отмечает то, что фактические обстоятельства дела логично вытекают из соответствующих речевых предпосылок [для эпистемичного müssen: осведомленность или уверенность говорящего] (это соответствует умозаключению про отсутствие альтернатив)». [8, 211]

Ссылаясь на примеры (1) и (2) мы можем считать приемлимой только характеристику, представленную в словаре Варига. Сложно определить, что предположение (2) является более логично убедительным, чем (1), или что здесь отсутствует возможность альтернатив. Вундерлих не сравнивает два сочетания модальных глаголов, но можно вполне предположить, что он мог бы найти альтернативу конструкции с werden. Это позволяет сделать вывод, что только характеристика Варига в (1) и (2) является сообразной; его обоснованно «синонимичное» объяснение может в то же время, как мы можем отметить, быть опровергнуто, поскольку игнорирует общепринятые закономерности употребления.

В качестве последнего типа характеристики мы приведем здесь перифрастическую, которая, по нашему мнению, является более понятной, чем приведенные выше. Самыми важными работами по этой теме являются работы Рейно и Фатера. Этот тип характеристики связывает предложения, как (1) и (2) с определенными семантически родственными модальными наречиями, которые характеризуются как достоверные соответственно скаляру. Здесь можно упомянуть различные интересные размышления о соответствующих типах предложений, которые можно назвать экстрамодализованными [extramodalisierte], например, es muss wohl richtig sein. Наиболее часто употребляемыми модальными наречиями являются bestimmt, sicher(lich) (для müssen) и wahrscheinlich, vermutlich (для werden), но полного единодушия, однако, не существует. Так Рейно считает, что bestimmt соответствует werden, в то время как Фатер утверждает его сродство с müssen.

Сюда привносит ясность исследование, проведенное Герстенкорном на основе масштабного опроса информантов. Высокую степень уверенности со стороны говорящих по отношению к собственному высказыванию обнаруживает следующий ряд наречий sicher, bestimmt, gewiß, в то время как wohl, wahrscheinlich, vermutlich указывают на средний уровень уверенности. Фатер представляет «точку зрения, что уровень неуверенности, который выражен посредством werden, можно точно определить: те, которые выражены с помощью werden передают большую степень неопределенности, чем те, которые выражены с помощью müssen. Для всех ступеней инференциальной модальности используются помимо того и модальные наречия. Граничащее с уверенностью, соответственно базирующееся на убедительных исходных данных предположение, может быть выражено как с помощью müssen, так и через модальные наречия, как anscheinend, offenbar, bestimmt, sicher или höchstwahrscheinlich. Для среднего уровня инференциальной модальности, а именно для менее определенного предположения, наряду с werden используются модальные наречия, как wahrscheinlich или vermutlich» [6, 95]. Он приводит следующие примеры [Там же]:

Fritz muss zu Hause sein.

Fritz ist bestimmt zu Hause.

Es ist sicher, dass Fritz zu Hause ist.

Ich bin überzeugt, dass Fritz zu Hause ist.

Fritz wird zu Hause sein.

Fritz ist wahrscheinlich zu Hause.

Es ist wahrscheinlich, dass Fritz zu Hause ist.

Ich glaube (nehme an), dass Fritz zu Hause ist.

Модальное наречие anscheinend должно быть связано не с müssen, а с werden, что следует из исследования Герстенкорна.

В нашем исследовании мы показали, что предыдущие исследования, посвященные использованию müssen и werden во многом пришли к неприемлемым результатам и что только принятие во внимание прагматичных условий высказывания ведет к адекватному анализу и характеристике. Нашей главной целью было стремление указать нашим коллегам на большие лакуны, которые присутствуют в области прагматико-лингвистического исследования эпистемических werden и müssen. Данное исследование является одной из немногочисленных попыток проанализировать столь многогранную проблематику, поэтому разбор уровня изученности или соответственных теорий был необходимым. Мы полагаем, что при исследовании модальных глаголов нужно было бы сосредоточиться на трех подмножествах, ранжированных по типу субъекта предложения, что представляет хорошую основу для дальнейших исследований примечательных правил и закономерностей. В заключение мы считаем необходимым отметить, что в нашей статье мы обрисовали проблемы, которые представляют особый научный интерес для представителей так называемой генеративной семантики в сфере модальных глаголов.

Литература:

  1. Brinkmann, Hennig. Information und Realisierung: Zum Zusammenhang zwischen Modalität und Kommunikation. — Mannheim: Institut für Deutsche Sprache, 2014. — 435 S.
  2. Dieling, Klaus. Das Hilfsverb “werden” als Zeit- und als Hypothesenfunktor // Zeitschrift für Germanistik. — 1982. — № Jg. 3. — S. 325–331.
  3. Dudenredaktion. Die Grammatik: Unentbehrlich für richtiges Deutsch. — Berlin: Bibliographisches Institut GmbH, 2016. — 430 S.
  4. Gerstenkorn, Alfred. Das «Modal»-System im heutigen Deutsch. — München: Fink, 1996. — 96 S.
  5. Leirbukt, Oddleif. Aspekte der Verbalgrammatik — Vorwort. — Mannheim: Institut für Deutsche Sprache, Bibliothek, 2015. — 430 S.
  6. Vater, Heinz. Einführung in die Zeit-Linguistik. — 3., verb. Aufl., korrigierte und erw. Fassung. — Hürth-Efferen: Gabel, 1994. — 191 S.
  7. Wahrig, Gerhard. Deutsches Wörterbuch. — 7., vollst. neu bearb. und aktualisierte Aufl. — Gütersloh: Bertelsmann-Lexikon-Verl., 2000. — 1452 S.
  8. Wunderlich, Dieter. Pragmatik und sprachliches Handeln. — 3., korr. u. erg. Aufl. — Frankfurt (am Main): Athenaion, 1974. — 323 S.
Основные термины (генерируются автоматически): глагол, модальный глагол, субъективная модальность, предложение, работа, время, прагматическая лингвистика, объективная модальность, коммуникативный акт, тип предложений.

Ключевые слова

модальные глаголы, эпистемическая/ деонтическая модальность, прагмалингвистика

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос