Проблема национальной идентификации героев романа Г. Бёлля «Групповой портрет с дамой» | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Мельникова Л. А. Проблема национальной идентификации героев романа Г. Бёлля «Групповой портрет с дамой» [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 6-8. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/258/13444/ (дата обращения: 13.12.2018).



В статье рассматриваются особенности национальной идентификации героев романа Г. Бёлля «Групповой портрет с дамой». Выводы, полученные в результате образного анализа, указывают на наличие в художественном мире анализируемого произведения персонажей, совмещающих в себе одновременно немецкое и русское культурные начала.

Ключевые слова: Г. Бёлль, «Групповой портрет с дамой», ментальность, культурные ценности, национальная идентификация

Россия и русская литература были предметом особого интереса Г. Бёлля, которого называли «самым русским» из всех немецких писателей [2]. Роман «Групповой портрет с дамой» можно назвать самым русским в его творчестве. Главным мужским персонажем в нем является русский военнопленный по имени Борис Львович Колтовский. Его национальная принадлежность сразу же акцентируется нарратором, который ведет на протяжении всего повествования диалог с воображаемым читателем и предугадывая реакцию последнего, задается вопросом: «Почему главное действующее лицо в этой книге не немец?» [1, с. 169]. И тут же отвечает на него: таково было желание главной героини Лени Пфайфер. Таким образом, уже в начале представления персонажа особо подчеркивается тот факт, что он «не немец». Тем самым в романе поднимается проблема взаимоотношений русских и немцев, которая в ХХ веке обладала злободневностью и актуальностью и неоднократно становилась объектом изучения. Особое место среди научных работ, посвященных этому вопросу, занимает «Вуппертальский проект» Л. З. Копелева, который представляет собой многотомный труд, отразивший не только развитие российско-германских международных отношений, но и взаимодействие двух народов на протяжении IX — XX столетий. Генриха Бёлля с Львом Копелевым связывала многолетняя дружба. Последнее обстоятельство отчасти объясняет, почему в романе именно этого немецкого писателя появляется герой, который будучи носителем русской ментальности, принимает и усваивает немецкие культурные ценности и относится к ним с уважением и любовью, даже находясь в германском плену во время Второй мировой войны.

Ментальность определяют как «относительную целостность мыслей, верований, навыков духа, которая создает картину мира и скрепляет единство культурной традиции или какого-нибудь сообщества» [3, с. 238].

К числу типичных русских ментальных качеств относятся душевная открытость, щедрость, надежда на «авось», отсутствие национального эгоизма, религиозность, смирение, созерцательность [4]. Из перечисленных характеристик к Борису в анализируемом романе применимы последние четыре.

Стремящийся к объективности повествователь тщательно изучает его личность, в том числе и на предмет соответствия «немецкости». Типично немецкими ценностями и качествами исследователи считают надежность, порядок, прилежание, перфекционизм, пунктуальность, дисциплину, бережливость [6, с. 133].

Руководствуясь объективными данными, нарратор первоначально в вышеназванном аспекте смог установить следующее: 1. Борис обладал знаниями почти в объеме немецкого аттестата зрелости; 2. Будучи еще совсем молодым, он уже читал Гегеля по-немецки (причем пришел не от Гегеля к Гёльдерлину, а, наоборот, от Гёльдерлина к Гегелю). На основании этого повествователем делается вывод о том, что «Борис не намного ниже Лени по образованности <…> как любовник был её достоин <…> вполне её стоил [1, с. 172].

Субъективными источниками информации о «немецкости» Бориса для повествователя служат так называемые свидетельские показания, полученные им в результате его бесед с непосредственными очевидцами жизни изучаемого им героя, особенностями которого являются:

1) хорошее, четкое, громкое немецкое говорение с безукоризненным произношением;

2) фантастическая любовь к порядку;

3) организаторский талант;

4) образованность;

5) способность сохранять внутреннее равновесие;

6) знание немецкой поэзии, мещанской литературы, большого количества народных и детских немецких песен;

7) любовь к пению, желание исполнять немецкие песни во время работы в мастерской по плетению венков в статусе военнопленного. Вокальный талант Бориса получает высокую оценку со стороны других героев, которые отмечают, что исполнение Колтовским арий из опер Карла Марии Вебера, «Аделаиды» Бетховена было безукоризненно и в смысле вокала, и в смысле произношения» [1, с. 230].

Совокупность данных характеристик в образе Бориса способствует не только изменению отношения других персонажей к этому герою, но и в ряде случаев к перемене их политических взглядов. Например, глава мастерской, в которой работал Колтовский, Пельцер констатирует: «Именно Борис открыл мне глаза на все эти расовые теории и прочий бред; настоящие недочеловеки были те, кто их придумал» [1, с. 294].

Названным героем также дается оценка поведения Бориса: «… я лично не вижу ничего плохого в том, что советский человек до такой степени дорожит нашей культурой» [1, с. 230];

В результате этого в романе возникает проблема национальной идентификации данного персонажа, которая предполагает соотнесение с культурной традицией [9, с. 75]. Борис демонстрирует прекрасное знание немецкой культуры, но самого себя отнюдь не отождествляет с немцем. Он представляет собой тип героя, органично синтезирующего русские и немецкие культурные ценности. На его примере Г. Бёлль предлагает вариант решения проблемы взаимоотношения русских и немцев на уровне обычных, рядовых людей. Искусственность положения Бориса в военной Германии подчеркивается наличием у него покровительства некоего высокопоставленного лица из военной промышленности, из беседы с которым повествователь узнает, что именно последнее помогло Борису приобщиться к немецкой литературе.

В то же время образ этого русского героя содержит отсылки к персонажам русской классики, например, аллюзии на князя Мышкина [7]. Вместе с тем его увлечение Клейстом, Гёльдерлином, мечтательность, некоторая оторванность от действительности усиливают сходство с немецкими романтическими героями. Немецкий романтизм становится одним из формообразующих начал его личности.

Проблема сочетаемости «русскости» и «немецкости» затрагивается в образах немецких филологов-славистов, к анализу которых мы уже обращались [8]. Финансовый служащий Шольсдорф обладает хорошим знанием русской литературы XIX века, именно он становится разоблачителем аферы с «мертвыми душами», предпринятой одним из персонажей Груйтеном. В качестве мертвых душ — рабочих военнопленных, существующих только на бумаге, — выступают русские писатели, в произведениях которых встречаются герои немцы: Пушкин (Герман), Гоголь (Гибнер), Гончаров (Штольц), Толстой (Карл Иванович). Вне этого списка называются И. С. Тургенев и А. П. Чехов. Описывая недоумение Шольсдорфа, возмущенного этим кощунственным с его точки зрения поступком, повествователь особо выделяет в списке имя Лермонтова: «<…> меня просто взорвало: Лермонтов — подневольный немецкой строительной индустрии в Дании! Пушкин, Толстой, Разумихин и Чичиков месят бетон и хлебают баланду! Гончаров с Обломовым копают землю лопатами!» [1, с. 145].

Г. Бёлль, по его собственному признанию, был знаком с творчеством этого русского классика, в произведениях которого «немецкое» также соприкасалось с «русским». Отчасти это объяснялось его биографией. Няня Лермонтова была немкой, немецкий язык писатель знал в совершенстве и читал немецких авторов в подлинниках. В романе «Герой нашего времени» представлен образ врача Вернера, который отмечен признаками взаимопроникновения русского и немецкого культурных начал, что обозначено в том числе и в его фамилии, которую рассказчик сопровождает следующим комментарием: «Что тут удивительного? Я знал одного Иванова, который был немец» [5, с. 75]. Его внешность вызывает ассоциации с Байроном, молодежь называет его Мефистотелем, что усиливает погружение образа этого героя в немецкую литературу.

Таким образом, в романе «Групповой портрет с дамой» Г. Бёлль обращается к проблеме взаимоотношения русских и немцев в критический момент межгосударственных отношений — Второй мировой войны. Одним из средств преодоления возникшего барьера в межкультурной коммуникации представителей двух стран в этот период становится литература, знание которой в ряде случаев может способствовать национальной идентификации героев. Культурная традиция, литературное наследие другой страны продолжает оставаться предметом взаимного интереса и изучения даже в условиях военного конфликта. Это подтверждают образы русского военнопленного Бориса Колтовского и немецкого филолога-слависта Шольсдорфа. Национальная принадлежность, историко-политическая ситуация не становятся для них барьером, отделяющим их от культуры другой страны. Образ Бориса можно рассматривать как попытку Г. Бёлля представить тип идеального героя, объединяющего в себе русские и немецкие культурные, ментальные начала и ценности. Однако он не выдерживает испытания германской послевоенной действительностью и погибает. Образ же влюбленного в русскую литературу филолога Шольсдорфа остается в романе до конца повествования и служит выразителем оптимистических взглядов Г. Бёлля на дальнейшие перспективы русско-немецких культурных и литературных контактов.

Литература:

  1. Бёлль Г. Групповой портрет с дамой. пер. с нем. Е. Е. Михелевич. М.: АСТ: Астрель, 2011. 413 с
  2. Генрих Бёлль: самый русский немецкий писатель [Электронный ресурс]. URL:: http://www.dw.com/ru/генрих-бёлль-самый-русский-немецкий-писатель-/a-3871199 (дата обращения: 25.11.2017).
  3. Гуревич П. С. Культурология. М.: УИЦ Гардарика, 1999. 278 с.
  4. Думнова Э. М. Специфика русского менталитета в социально-философских концепциях ХХ века // Омский научный вестник. 2013. № 3. С. 85–88.
  5. Лермонтов М. Ю. Герой нашего времени. Княгиня Лиговская. М.: Дрофа, 2006. 253 с.
  6. Медведева Т. С. Ценности немецкого народа: история и современность // Вестник Удмуртского университета. Серия История и Филология. 2010. Выпуск 3. С. 130–134.
  7. Мельникова Л. А. Ф.М. Достоевский и Г. Бёлль: к проблеме литературных влияний // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2014. № 1–1 (31). С. 94–99.
  8. Мельникова Л. А. Немецкие филологи и русская литература в романе Г. Бёлля «Групповой портрет с дамой» // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии.2013. № 28. С. 215–220.
  9. Полева Е. А. Национальная самоидентификация героя в романе В. Набокова «Отчаяние» // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 4 (8). С. 75–86.
Основные термины (генерируются автоматически): Групповой портрет, культурная традиция, герой, немец, пушкин, немецкая литература, национальная принадлежность, национальная идентификация, мировая война, ряд случаев.

Ключевые слова

ментальность, культурные ценности, Г. Бёлль, «Групповой портрет с дамой», национальная идентификация

Похожие статьи

Формирование национальной идентичности | Статья в журнале...

Национальная идентичность — одна из составляющих идентичности человека, связанная с ощущаемой им принадлежностью к определённой нации, стране, культурному пространству.

Национальный характер немецкого постмодернизма

Лексика, обозначающая национально-культурные реалии... Литературный немецкий язык, Hochdeutsch или Schriftdeutsch, имеет огромное преимущество в немецкой части Швейцарии как письменный язык, как язык науки

Литература: Дмитриев И. А. Клаус Манн: портрет писателя.

Лексика, обозначающая национально-культурные реалии...

Ключевые слова:лингвокультурология, национально-культурные реалии, швейцарский вариант немецкого языка.

В остальных случаях швейцарцы используют швейцарский вариант современного немецкого языка, который является собственно разговорным языком всех слоев...

Шотландский национальный характер | Статья в сборнике...

Ключевые слова: шотландский национальный характер, культура Шотландии, история Шотландии, поведение современных

Шотландцы чтут свои традиции. Звук волынки (bagpipe) стал национальным символом Шотландии.

183 с. Тэн И. История английской литературы.

Особенности формирования национальной идентичности на...

Поражение Германии во второй мировой войне, как ни парадоксально, несколько облегчило задачу с формированием единой национальной идентичности у немцев.

В целом, немецкая политика по национальным вопросам в отличие от Великобритании не поощряет развитие...

Общая картина восприятия гоголевского творчества в Германии...

Проблема национальной идентификации героев романа Г. Бёлля... Россия и русская литература были предметом особого интереса Г. Бёлля, которого называли «самым русским» из всех немецких писателей [2]. Роман «Групповой портрет с.

Стереотипные представления русских и немцев друг о друге

До второй мировой войны немцы считали Россию «колоссом на глиняных ногах».

четкая IMRD-структура, заимствованная из англо-американской научной традиции: введение (introduction), представление

Культурно-национальные стереотипы в речевом поведении...

Кино как средство конструирования этнической идентичности

Необходимо определить два понятия: этническая и национальная культуры.

Литература

Статья посвящена развитию национальных ценностей у учащихся, воспитание отечественной культуры средствами искусства при изучении культурных традиций национального костюма.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Формирование национальной идентичности | Статья в журнале...

Национальная идентичность — одна из составляющих идентичности человека, связанная с ощущаемой им принадлежностью к определённой нации, стране, культурному пространству.

Национальный характер немецкого постмодернизма

Лексика, обозначающая национально-культурные реалии... Литературный немецкий язык, Hochdeutsch или Schriftdeutsch, имеет огромное преимущество в немецкой части Швейцарии как письменный язык, как язык науки

Литература: Дмитриев И. А. Клаус Манн: портрет писателя.

Лексика, обозначающая национально-культурные реалии...

Ключевые слова:лингвокультурология, национально-культурные реалии, швейцарский вариант немецкого языка.

В остальных случаях швейцарцы используют швейцарский вариант современного немецкого языка, который является собственно разговорным языком всех слоев...

Шотландский национальный характер | Статья в сборнике...

Ключевые слова: шотландский национальный характер, культура Шотландии, история Шотландии, поведение современных

Шотландцы чтут свои традиции. Звук волынки (bagpipe) стал национальным символом Шотландии.

183 с. Тэн И. История английской литературы.

Особенности формирования национальной идентичности на...

Поражение Германии во второй мировой войне, как ни парадоксально, несколько облегчило задачу с формированием единой национальной идентичности у немцев.

В целом, немецкая политика по национальным вопросам в отличие от Великобритании не поощряет развитие...

Общая картина восприятия гоголевского творчества в Германии...

Проблема национальной идентификации героев романа Г. Бёлля... Россия и русская литература были предметом особого интереса Г. Бёлля, которого называли «самым русским» из всех немецких писателей [2]. Роман «Групповой портрет с.

Стереотипные представления русских и немцев друг о друге

До второй мировой войны немцы считали Россию «колоссом на глиняных ногах».

четкая IMRD-структура, заимствованная из англо-американской научной традиции: введение (introduction), представление

Культурно-национальные стереотипы в речевом поведении...

Кино как средство конструирования этнической идентичности

Необходимо определить два понятия: этническая и национальная культуры.

Литература

Статья посвящена развитию национальных ценностей у учащихся, воспитание отечественной культуры средствами искусства при изучении культурных традиций национального костюма.

Задать вопрос