Автор: Тангиров Обид Эшмахматович

Рубрика: 3. История отдельных стран

Опубликовано в

V международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Казань, ноябрь 2017)

Дата публикации: 04.11.2017

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Тангиров О. Э. Из истории медресе в городе Ташкенте (конец XIX — начало ХХ в.) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 12-19. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/289/13069/ (дата обращения: 12.12.2017).



Средняя Азия с древнейших времен являлась центром науки и культуры. Особенно система образования в средневековье имела важное значение в жизни государства. В регионе широко функционировали медресе трех видов (начальное, рушди и высшее, а в некоторых случаях они назывались адна-начальное, авсат — среднее, и аала — высшее).

После завоевания края Российской империей медресе продолжили свою деятельность в системе образования. Так как резкая замена традиционных институтов образования в крае и внедрение новой колониальной системы образования усилили бы недовольство народа.

В Ташкенте, который был назначен центральным городом Туркестанского генерал-губернаторства, деятельность медресе была организована своеобразно. Ташкент был одним из крупных городов Кокандского ханства до завоевания его царской Россией. В медресе города обучались студенты из различных мест и получали специальность.

Интересные материалы и сведения о деятельности медресе Ташкента во второй половины XIX и первой половины XX вв. можно найти в архивных документах, страницах периодической печати, а также в работах авторов, интересовавшихся историей города. В частности, в брошюре «Азиатский Ташкент» Н. Г. Маева даны краткие сведения о медресах и мактабов. Согласно его данным, в медресе Ишанкули лашкар кушбеги, Тахятак, Дегрез в Шейхантаурской части города, вместе с мактабами, которые располагались при мечетях, обучались 230 учеников. В медресе Бекларбеги, Баракхан, Кизил Курган в Себзарской части города, включая и мактабы, обучались 260 учеников. Н. Маев также дал сведение, что в Кукчинской части города функционировали 2 медресе и 34 мактабов, а Бешагачском районе 3 медресе и 16 домашних мактабов, однако он не указывает их названия [6, с. 262–269].Он отмечал, что процесс образования включал в себя обучение в медресах и мактабах, и после того как ученики научились читать и писать, они продолжили учёбу в медресах. В мактабах и медресе ученики сидели кругом, и учитель располагался в самом центре, то есть в середине комнаты. Н. Маев писал также, что из вакфов выделялись средства не только на постройку мечетей, медресе и кладбищ, а также на возведение помещений для омовения (тахаратхане) [6, с. 286–287]. В сочинении “Тарихи жадидайи Тошканд” Мухаммада Салиходжа, которое является важным источником по истории города Ташкента второй половины XIX в. даны интересные сведения о деятельности городских медресе. По сведению исследователя У. Султанова, который изучил данный источник, Мухаммад Салиходжа приводит около 20 названий медресе в городе: таких как медресе Ходжи Ахрар, Кукальдаш, Мухаммад Алихан, Эшанкули дадхах, Юнусхан, Касымбай Каратути, Махмуд дастурханчи, Баракхан, Муйи Мубарак, Бекларбеги, Шукурхан, Исаходжа кази, Шукурхан (второй), Джуманбий, Юсуфходжа халфа, Хафиз Кухаки, Мухаммад Каримходжа халифа, Эшон Буриходжа Санчикмани, Шарафибий, Нормухаммад кушбеги, Абулкасымхан [7, с. 143–162]. По сведению архивных документов в 1869 г. в г. Ташкенте функционировали 8 медресе [11, л. 77].

По сведению одного исследователя по истории Ташкента А. Добромыслова в городе насчитывалось около 10 медресе до российского завоевания в городе. В них обучались приблизительно 800 студентов [4, с. 45]. Автор вкратце описал расположение и деятельность отдельных медресе в городе.

В исследованиях С. Граменицкого о деятельности школ и медресе Туркестанского края конца XIX — начала XX вв. также приведены интересные сведения. Он отмечал, что в эти годы, в это время местные школы и медресе не были финансированы государством [3, с. 51–52].

По исследуемой теме можно отдельно подчеркнуть работы К. С. Крюкова, В. Булатовой, Й. Абдуллаева второй половины XX в. В частности, несмотря на ошибочные выводы в брошюре «Медресе Кукельдаш» К. С. Крюкова при изучении исследуемой темы можно использовать определенные факты, представленные в ней. Например, медресе Ходжа Ахрара валий было реконструировано на средства, выделенные российским императором Александром III в 1886 г. и в связи с этим этот архитектурный комплекс среди народа получил название «Подшо масжиди» («мечеть правителя») [5, с. 2]. Автор также описывая состояние медресе в советское время писал, что медресе было разрушено в 1954 г. и его кирпичи были использованы при реконструкции медресе Кукельдаш [5, с. 1]. Об истории медресе Кукельдаш он писал, что в 1830–1831 гг. второй этаж медресе был разрушен и его кирпичи были использовании при постройке медресе Бекларбеги [5, с. 3]. Во время ташкентского землетрясения в 1868 г. здание медресе было в значительной мере повреждено и в 1902–1903 гг. реконструировано на средства, собранные народом. Истории медресе Баракхана посвящено исследование В. Булатовой, содержащее интересные детали. В частности, по сведению автора, данное медресе, построенное в XVI в. в 1859 г. в результате нескольких реставраций и ремонтов в период правления ташкентского правителя Канаатшаха сильно изменило свой вид [2, с. 4]. Здания медресе и мавзолея, которые превратились в развалины ко второй половине XIX в., были отреставрированы. Как приводится в произведении, реставрационные работы в 1904–1905 гг. были осуществлены ташкентским мастером уста Ходжа Абулькасымом [2, с. 17]. Около медресе Баракхан в XIX в. были построены медресе Муйи Мубарак, Джума, Намазгах, Чилляхана.

Работа «Обучение грамотности в старой школе” (“Эски мактабда хат савод ўргатиш») Й. Абдуллаева, который занимался исследованием истории процессов обучения в Туркестане в конце XIX и начале XX вв., в основном была посвящена раскрытию «отсталости» мактабов и медресе под влиянием коммунистической идеологии. Несмотря на это, исследование содержит интересные факты об учебных заведениях исследуемого периода. Й. Абдуллаев писал, что учебные заведения Средней Азии до завоевания Российской империей, края состояли из мактабов, медресе и карихана (учебные заведения, где готовились чтецы Корана) [1, с. 7].

В общем, нет отдельных комплексных исследований о деятельности учебных заведений города Ташкента в конце XIX и начале XX вв. В данной статье на основе материалов архивных источников и периодической печати прослежены некоторые вопросы деятельности медресе города Ташкента в исследуемый период.

В течение столетий в Средней Азии система образования усовершенствовалась в традиционном виде и развивалась в соответствии со своими особенностями. По сведению, архивных источников, в конце XIX в. в Себзаре функционировали пять крупных медресе, такие как медресе Бекларбеги, медресе Шукурхан, медресе Муйи Мубарак, Баракхан и Кази калян [11, л. 222–223].

Общее положение в медресе Себзар в 1869 г., должностные лица, (вазифадор) работавшие в них и их источники дохода по архивным материалам представлены следующим образом:

  1. В медресе Бекларбеги было 60 хужр (жилая келья), одна мечеть и одно помещение для учебных занятий (дарсхона). Мудеррисами (преподавателями) являются Шарафиддин махзум, имам Мулла Шахмухаммад, мутаваллиями (попечителями) Саидазим махдум, Музаффар махдум, Турсун Мухаммад и Ниёз Мухаммад. Муэдзинами (человек, который призиывает к молитве — О.Т.) Улугходжа и Ходжамберди.

Вакфом данного медресе является эти три дворца, каждый из них по 500 тилля (золотых) и 100 мастерских, каждый из них по 30 тилля аренды(тагджай) и одна мельница по 12 тилля. Итоговая сумма вакфа 542 тилля.

Треть из этого вакфа 180 тилля и 2 тенге берет мудеррис, десятину 54 тиля берет мутавалли (попечитель). А остальной вакф берут по приказу вакфнама имам, муэдзин, цирюльник, уборщик и студенты.

Медресе Шукурхана мудеррисами являются мулла Мухаммад олим и мулля Мавлян. В медресе есть одна мечеть и одно помещение для занятий. Около 30–20 студентов обучаются у Мирза Мухаммад олим и около десяти у мулля Мавлян. Преподавательство (мудеррис) Мулля Мавляна равно к 1/6. Имамом является Мулла Ибад мавлян, муфтием мулля Абдулхалик и муэдзином Усман. Итого вакфа 191 тилля. Треть из него выдавалось мудеррисам.

  1. Медресе хазрат Муйи Мубарак было построено Мирза Ахмадом пиру охунд и состоит из 13 хужр и 1 мечети, два мудерриса один Имамхан махзум и другой Абдульмаджидхан махзум. И два мутавалли (попичителей) и имам Абдульмаджидхан, двое муэдзинов, один цирюльник, один уборщик (фарраш), один сторож и студенты. Вакфы мирза Ахмад пира для данного медресе, также в старом Ташкенте в Бешагаче и Актепе один танапа (мера площади, различная в разных районах; от 0,15 до 0,5 гектара) виноградника и два танапа люцерна.
  2. Медресе Баракхан, состоит из 34 худжр, одна мечеть и одно помещение для учебных занятий. Мудеррисом является Мулля Саидахмад ахунд и один имам Акбар кари и муэдзин Мулля Миян суфи, один цирюльник, один уборщик и сорок студентов. Вакфом медресе является доходы (тилля)аренды одного дворца в количестве 20 тилля, также засеянная земля в 15 танапов в местности Аллян в Чагатайских воротах, которое унаследованное Канаатшаху своим отцом и превращенное в вакф им самим, и аренда 8 мастерских (магазинов) расположенных около медресе размером 50 тилля.
  3. Медресе Кази калян включало себе одну мечеть и одно медресе, четырнадцать худжр, одно помещение для омовения и на восточной стороне медресе расположено большое (святое) кладбище [11, л. 222–223].

Значит в медресе существовали такие должности как мудеррис (преподаватель), мутавалли (попечитель), студенты, цирюльник, сторож и другие. Основное внимание уделялось на преподавание мудеррисом студентам. Рабочий опыт (стаж) мудеррисов был основым фактором при определении количества, прикрепленных студентов им. Худжры в основном выполняли функцию помешений для учебных процессов.

После того как город Ташкент был завоеван Российской империей, мудеррисы медресе назначались с согласия градоначальников. При этом мудеррисы, мутаваллии (попечители) и студенты выходили с обращением на градоначальника. Например, о назначении мудерриса Фазила Камил угли на место умершего мудерриса домуллы Баймирза ахунд в медресе Шакир кушбеги просила группа студентов этого медресе [8, л. 11–13]. В другом документе хранится обращение к правителю города от 13 февраля 1868 г. мутаваллия и мудерриса медресе Ходжа Ахрара вали мулла Абдусаттара. Как пишеться в нем мулла Абдусаттар вначале 6 лет занимал должность мудерриса в медресе Кукельдаш. А медресе Ходжа Ахрара работает уже в течении года [12, л. 6]. Он писал, что его иногда вызывали в городское управления в упорядочении вопросов, касающихся делопроизводства на тюркском (старо узбекском) языке: «Я считал честью служить нашему царю, и непрерывно приходил в (городское) управление с медресе. Слушатели, услышав это, смутились против меня от зависти, и решили меня освободить от должности мутавалия вначале и написали жалобу на меня и подписали ее, и после того как они добились своего теперь хотят лишить меня от должности мудерриса» [12, л. 6]. Мулла Абдусаттар чтобы усилить эффект своего обращения добавил далее «в период Кокандского ханства ни один человек, который занимался государственными делами не отстранялся от своей должности по клевете завистников». Здесь видно, что студенты написали жалобу на муллу Абдусаттара в городское управление показав его неправильные дела и потребовали его освобождения от занимаемой должности. Именно на основе такой жалобы он ранее был освобожден от должности мутавалия.

Иногда при выборе мутавалия и мудерриса в медресе были разногласия и правителю города поступали обращения в двух видах. В частности, дело о назначении мутавалия в медресе Ходжа Ахрара заслуживает особого внимания. Очень интересны материалы о судьбе мудерриса и мутавалия медресе Ходжа Ахрара сына Салихбек дадхаха Хасанбека махзума, который сильно противостоял российской экспансии города и подвергшийся за это репрессии. В 1868 г. часть сотрудников и студентов медресе обратилась к правителю города с просьбой назначения Хасанбека мутавалием. В обращении также перечислены благие дела Салихбека дадхаха по благоустройству медресе [12, л. 3]. Против этого другая группа студентов писала правителю города следующее: «Мулля Хасанбек отпрыск Муллы Салихбека пытается стать мутавалием медресе, используя различные пути» и были против назначения его мутавалием [12, л. 3]. Кроме того, слушатели обращались с просьбой к правителю города о назначении Мулля Хасанбека махзума сына до Мулля Салихбека мутавалием медресе Ходжа Ахрара от 22 сентября 1869 г. [12, л. 20]. По этому поводу также была подана жалоба на имя военного губернатора Сырдарьинской области [12, л. 34].

Отсутствие мутавалия и мудерриса в медресе превратилось в проблему. В связи с этим представители медресе вместе обратились к правителю города и просили, чтобы он помог им назначить мутавалия и мудерриса:

Правителю Ташкента майору Ливанофу

Нашему усердному и уважаемому правителю от имени учёных мужей (мулл) которые занимаем худжры в медресе хазрата Ходжа Ахрара вали, данное медресе подчиняется массиву Бешагач. Мы надеемся от вас правитель оказать нам честь муллам являщимся представителями этого медресе и назначить сюда несколько мудеррисов и мутавалиев, которые достойны своего дела. Прося это мы мингбаши квартала, думы и элликбаши подписываем данное обращение” [12, л. 8]. На данное заявление поставлено 24 печатей и указаны имя и фамилии тех, кто подписал документ.

Серьёзные проблемы, касающиеся деятельности мутаваллиев и мудеррисов, рассматривались непосредственно в военном губернаторстве Сырдарьинской области. Как писал в своем обращении Мулла Саидмузаффар махзум дамулла Инаятулла аглам угли с махалли Акмасжид Шайхантаурской части от 23 апреля 1904 г., он со своим братом Саидумар махзум были мутаваллиями в Мечети Беклербеги с ханских времен. В последние годы такие люди как Саид Нугман махзум и Ниязмухаммад тоже были назначены мутавалиями, и в медресе начали работать четыре мудеррисов. Саидмузаффар просил в своем обращении дать ему самому два должностей мутавалия по причине смерти своего брата [16, л. 32].

Медресе Беклербеги, которое считалось одним из самых крупных медресе XIX века было построено правителем (хакимом) Ташкента. После того как город перешел под российское управление медресе столкнулось с несколькими проблемами. Это можно видеть в обращении (заявлении) сыновей Беклербеги Турсунмухаммада и Ниязмухаммеда от 29 августа 1868 г. В нем писалось, что их отец Бекларбеги построил большое медресе и мечеть, которые были окружены садом. Податели заявления, чтобы понравиться чиновникам далее писали, что в ханский период медресе подверглось к насилию, и условия указанные в вакфнаме не выполнялись (Вакфнаме было составлено самим бекларбеги — О.Т.), и в период правления нового правительства они надеятся, что установливаются порядок и законность над вакфами. Но иногда «пережитки прошлого» мешали принятию правильных решений. В частности, мудеррис и мутавалий медресе Шарафиддин махзум Рузи увлекся наркотическим напитком из головок мака (кукнори) и не мог даже вести нормальные занятия со студентами. Также, он срубил все деревья во вдоре медресе и продал их. Также, автор жалобы выразил свое беспокойство, что здание медресе находится в полуразрушенном состоянии. В связи с этим, он просит уволить Шарафиддина махсума от должностей мудерриса и мутавалия [10, л. 2]. В ответ на это также существует обращение Шарафиддин махзума и и ещё 80 человек правителю города, в котором говорится:

Уважаемому нашему правителю, который является представителем великой государственности, обладателем желания и защитником интересов простых людей. Данное заявление от группы мусульманских ученых мужей (мулл), которые всегда молятся за вашу душу, и в ней мы говорим, что Шарафиддин махзум наш учитель. И мы ученые мужи (муллы) очень благодарны ему, и он до сегодняшнего дня не злоупотреблял по вопросам вакфа и мы не увидели ущерб с его стороны. Если говорить о занятиях он день и ночь в этом показывает свое усердие. Он всегда готов помочь тем кто, желает учиться в любой момент. С соглашением всех в первую очередь было выполнено желание того мудерриса. Двоих сыновей Бекларбеги мы сами назначили мутавалиями, они написали много клеветы в нашу сторону. Также они написали много лжи и клеветы на нашего учителя Шарафиддина махзума. Мы можем доказать необоснованность этой клеветы в адрес нашего учителя. Они оклеветали его только в целях враждебности к нему” [10, л. 6].

Вышеуказанные противостояния очень были кстати представителям колониальной администрации. В таких случаях они пытались не решить проблема, а наоборот осложнить его и этим создать напряженную обстановку среди представителей местного населения.

Студенты медресе должны были в обязательном порядке закончить учебу в мактабах. Студенты обеспечивались за счет вакфного имущества. Также иногородние студенты тоже обучались в медресах. Они проживали в специальных худжрах в медресе. Ниже на основе данных архивных документов указаны списки студентов некоторых медресе, а также их сотрудников. Так как имена исторических личностей имеет значение в изучении социально-исторического процесса. (Приложение 1).

Вышеуказанные студенты в последующие годы занимали важные посты в социально-политической и культурной сфере города. Например, Мулла Калонбек был избран аксакалом Кукчинской части (квартала) города и долгие годы занимал эту должность [9, л. 132]. К месту нужно упомянуть, что в исследуемый период медресе Ходжа-Ахрар считался самым доходным в Сырь-Дарьинской области [3, с. 53].

Ситуация в другом крупном медресе города которое называлось медресе Буриходжа была такой. (Приложение 2).

Также в других медресе города Ташкента обучалось много студентов. (Приложение 3). После окончания медресе они работали в должностях аксакала, казия, муфтия, аглама и пр. Если говорить об учебных днях студентов, можно сказать что они отдыхали в пятницу. По сведениям Й. Абдуллаева, по средам и четвергам мудеррисы лично не преподавали студентам, они сами занимались самостоятельно [1, с. 8]. В другие дни студенты занимались вместе с преподавателями. В занятии они читали какой либо источник по теме и мудеррис переводил им тект и комментировал детали. В основном, преподавались такие предмети, как исламская юриспруденция, разъяснения к Корану (тефсир), исламские каноны (акоид), хадисы, логика и арабский язык, которые помогали в изучении основ исламской религии. Также давались общие сведения по арифметике, геометрии, географии, медицине и образцам классической литературы.

Медресе в экономическом плане обеспечивались за счет вакфного имущества. Экономическими вопросами медресе ведал мутавалли. В некоторых случаях мутавалли также параллельно являлся и мудеррисом в медресе. В качестве вакфов к медресе служили земельные площади, мастерские и магазины, мельницы, маслобойни и др. Можно также обратить внимание на вакфные доходы некоторых медресе во второй половине XIX в. Например, годовая танабона (вид налога) и урожай хараджа медресе Ходжа Ахрара насчитывали в 1080 рублей. Годовая танабона и урожай пшеницы медресе Иса ходжа кази калян (данное медресе было расположено в Себзарской части города — О.Т.) составляла сумму 482 рублей. Весь вакф медресе Баракхана — 60 рублей, а весь урожай по вакфу медресе Бекларбеги — сумму 1298 рублей [15, л. 30]. Вакфные имущества давались медресам не по их крупности и малости, а в неограниченном виде. Здесь важное место занимала воля и желание человека, который был основателем вакфного имущества.

В качестве общих заключений можно сказать, что в городе Ташкенте как и в других городах Средней Азии существовало большое количество медресе, которое занимало важное место в духовном развитии общества (в развитии науки). Ученики, которые получали начальное образование в мактабах, продолжали свое обучение в медресе, а иногда в карихана (учебное заведение, где готовились чтецы Корана). В конце XIX начале XX вв. продолжали работать многие медресе, которые действовали с ханского периода. Их рабочая деятельность была урегулирована на основе определенных правил. В советский период многие медресе были просто ликвидированы.

В последние годы в городе Ташкенте были реконструрированы многие медресе и они активно используются в образовательных и культурных целях.

Приложение 1

Список работников истудентов вмедресе Ходжа Ахрара вали во второй половине XIXв.

Мудеррисы:

  1. Мулла шах Рустам охунд Олим.
  2. Мулла Азизлархан Олим
  3. Мулла Нормухаммад Олим
  4. Мулла Абдусаттар

Мутаваллии (попечители):

  1. Турахон
  2. Мулла Хасанбек

Сотрудники: Наджмиддин фарраш и Садик сартарош.

Студенты:

1. Мулла Турди

2. Мулла Шамсиддинхон

3. Мулла Мухаммад Юсуф

4. Мулла Саидахмад қори

5. Мулла Абдурашидхон

6. Мулла Юсуф

7. Мулла Шамс махзум

8. Анас Махзум

9. Мулла Пулатходжа

10. Мулла Эшонбобо

11. Мулла Офтобходжа

12. Мулла Эрмухаммад

13. Мулла Абдурахмон

14. Мулла Кадиркули

15. Мулла Ашур хожи

16. Мулла Шох Афзал

17. Мулла Мирсолих муфти

18. Мулла Саримсок

19. Мулла Абдурахмон

20. Мулла Шермухаммад

21. Мулла Алимухаммад

22. Мулла Зохир муфти

23. Мулла Абдувахоб

24. Мулла Зокир муфти

25. Мулла Салим

26. Мулла Султонхон

27. Мулла Муминхон

28. Мулла Холиккули

29. Мулла Садриддин

30. Мулла Кушмухаммад

31. Мулла Бойназар

32. Мулла Носир

33. Мулла Усмон

34. Мулла Якуб олим

35. Мулла Олим охунд

36. Мулла Шамсмухаммад

37. Мулла Косим

38. Мулла Саидгози

39. Мулла Муминходжа

40. Мулла Миёнмахзум

41. Мулла Али махзум

42. Мулла Хатам кули

43. Мулла Зиё

44. Мулла Хайит махзум

45. Мулла Максуд кори

46. Мулла Ахмаджон

47. Мулла Султон Махмуд

48. Мулла Махзумча

49. Мулла Зокир кори

50. Мулла Абдулхай

51. Мулла Низомиддин

52. Мулла Абдулазим

53. Мулла Бурхон қори

54. Мулла Нажмиддин

55. Мулла Афзал охунд

56. Мулла Абдулмалик

57. Мулла Замирхон

58. Мулла Давлат охунд

59. Мулла Нурмухаммад қори

60. Мулла Мусахон

61. Мулла Султон ходжа

62. Мулла Салимжон охунд

63. Мулла Мухаммад муфти

64. Мулла Иноятхон

65. Мулла Тош

66. Мулла Низом

67. Мулла Хомид

68. Мулла Кузи

69. Мулла Бобохон

70. Мулла Сотиболди

71. Мулла Максимжон

72. Мулла Хайит

73. Мулла Отохамид олим

74. Мулла Калонбек

75. Мулла Фозил [12, л. 14]

Приложение 2

Ташкентские студенты, которые живут иучатся вмедресе Буриходжа:

  1. Юсуфхужа Якубхужа угли
  2. Азимхужа Олимхужа угли
  3. Абдулкодир Саидмухаммад угли
  4. Эшонхужа Ахмад угли
  5. Рашидхужа Якубхужа угли
  6. Исломхужа Хасанхужа угли

Иногородние студенты, которые живут иучатсся вмедресе:

  1. Али Мулла Сулаймон угли
  2. Нуриддин Абдулла угли
  3. Садриддин Фахриддин угли
  4. Абдулрозик Мухаммадамин угли
  5. Исмоил Фатхулла угли
  6. Нажмиддин Мухаммадамин угли

Иностранные студенты, живущие иучашиеся вмедресе:

  1. Икром Абдулсаттор угли
  2. Ашур Мухаммад угли
  3. Ахунжон Шохнодир угли
  4. Мирсафар Абдулла угли
  5. Мирзахужа Мухиддинхужа угли
  6. Амирхужа Мухиддинхужа угли
  7. Зиёвуддин Шохиятхужа угли [13, л. 2]

Приложение 3

Мудеррисы истуденты вмедресе Шукурхан:

Мудеррисы: Мирзо Мухаммад ва Мавланхан.

Студенты:

  1. Мулла Алимухаммад
  2. Мулла Хожимухаммад
  3. Мулла Ахмад
  4. Мулла Ашур
  5. Мулла Султон
  6. Мулла Масъуд
  7. Мулла Ризомухаммад
  8. Мулла Шохбадал
  9. Мулла Мухаммад Умар
  10. Мулла Бобожон
  11. Мулла Усмон
  12. Махмудхон
  13. Умар кори
  14. Мулла Олим
  15. Мулла Гофир
  16. Мулла Хакимжон
  17. Мулла Хомид
  18. Мулла Хабибшох
  19. Мулла Саид
  20. Мулла Мир

Студенты, прибывшие извне:

  1. Мулла Мухаммад карим
  2. Мулла Асроркули
  3. Мулла Абдулкодир
  4. Мулла Мухаммад ризо
  5. Мулла Дониёр
  6. Мулла Усмон
  7. Мулла Холмухаммад кори
  8. Солихжон кори
  9. Мулла Ибод
  10. Мулла Мустаким
  11. Мулла Олим
  12. Мулла Хайриддин
  13. Мулла Боймухаммад
  14. Мулла Шохёкуб
  15. Мулла Ашуркули
  16. Мулла Аноркули
  17. Мулла Кул Мухаммад
  18. Мулла Ашуркули
  19. Мулла Сафаркули
  20. Мулла Мойлибой [14, л. 10]

Литература:

  1. Абдуллаев Й. Эски мактабда хат савод ўргатиш. –Тошкент, Ўрта ва олий мактаб, 1960.
  2. Булатова В. Бароқхон мадрасаси. –Тошкент, Ўзбекистон,1977.
  3. Граменицкий О. Очерки о развитии народного образования в Туркестанском крае. –Ташкент, 1916.
  4. Добросмыслов А. Н. Ташкент в прошлом и настоящем. — Ташкент, 1912.
  5. Крюков К. С. Кўкалдош мадрасаси, -Тошкент, Ўзбекистон, 1968.
  6. Маев Н. А. Азиатский Ташкент // Ежегодник. Материалы для статистики Туркестанского края. — Санк-Петербург, 1876.
  7. Султонов Ў. А. Муҳаммад Солиҳхўжа ва унинг “Тарихи жадидайи Тошканд” асари. –Тошкент, Ўзбекистон, 2009.
  8. Центральный Государственный Архив Республики Узбекистан. ф. 36, оп. 1, д. 3238.
  9. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 3106.
  10. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 39.
  11. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 449.
  12. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 450
  13. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 451.
  14. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 453.
  15. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 455.
  16. ЦГА РУз. ф.36, оп. 1, д. 4981.
Основные термины (генерируются автоматически): медресе Ходжа Ахрара, медресе Бекларбеги, медресе города, медресе Кукельдаш, медресе города Ташкента, истории медресе, деятельности медресе, здание медресе, медресе Муйи Мубарак, медресе Баракхана, крупных медресе, период медресе, мутавалием медресе, деятельности медресе Ташкента, Российской империей медресе, медресе трех, деятельность медресе, медресе Ишанкули, медресе ученики, Здания медресе.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос