Библиографическое описание:

Ягмурова Л. М., Джумаева Г. Н., Розыева Г. Г. Национальное достояние туркменского народа [Текст] // Исторические исследования: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Самара, март 2017 г.). — Самара: ООО "Издательство АСГАРД", 2017. — С. 53-59. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/242/12021/ (дата обращения: 14.12.2017).



Наследие туркменского народа велико и многообразно, оно включает в себя несметные сокровища, бережно собранные и хранящиеся в государственных музеях столицы и всех областях страны. Многие сокровища еще ждут своего открытия археологами там, где много веков назад процветала культура, шумели торговые и ремесленные города, где тысячелетиями накапливались духовная энергия и богатство знаний.

В настоящее время в стране ведется большая работа по сохранению для будущих поколений историко-культурных и природных памятников, ставших неотъемлемой частью общечеловеческого достояния.

Древнейшие поселения первых в мире земледельцев, такие как Джейтун, Анау, Кара-депе, Намазга-депе, Алтын-депе, наскальные рисунки Безегли-депе, архитектурные комплексы и отдельные сооружения далекого прошлого в Абиверде, Серахсе, на берегах Амударьи и в предгорной долине Копетдага, вдоль русла Узбоя и в Присарыкамышской дельте, — далеко не полный перечень объектов культурного наследия Туркменистана. Памятники трех историко-культурных заповедников Туркменистана включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО — это Древний Мерв, Куняургенч и парфянские крепости Нисы.

Отечественные специалисты в составе международных и национальных экспедиций ведут раскопки таких всемирно известных памятников, как Гонур-депе, Аджикуи и Кыз-кала в Марыйском велаяте, Йылгынлы-депе, Улуг-депе, Старая и Новая Ниса, Гуйруклы-депе, Топаз-депе и Дашлы-депе в Ахалском велаяте, Машад-Мисриан в Балканском велаяте, минара Торебег ханум, минара Текеша, мавзолей Иль Арслана. Выявляемые в ходе этих исследований свидетельства древней материальной культуры предков туркмен постоянно пополняют бесценные коллекции государственных музеев страны. Археологи из Великобритании, Испании, Италии, Польши, России, США, Франции и других стран уже много лет работают совместно с туркменскими коллегами на этих и других объектах.

Все больше иностранных научных центров проявляют интерес к работе в Туркменистане, где они видят необозримые перспективы углубленного изучения истории цивилизаций Востока и поистине необъятного культурного наследия туркмен. Зарубежные ученые активно участвуют в международных научных конференциях, регулярно проводимых в Ашхабаде и других городах страны.

Каждую весну и осень крупные специалисты в области археологии и истории древнего мира приезжают на раскопки памятников прошлого вместе со своими учениками — студентами и аспирантами высших учебных заведений. В своих выступлениях, статьях и интервью они неизменно отмечают особый благоприятный климат, сложившийся в стране, где созданы все условия для плодотворной научно-исследовательской работы в историко-культурных заповедниках и музеях.

На территории Туркменистана сегодня функционируют восемь историко-культурных заповедников. Они созданы в местах сосредоточения наиболее значительных археологических и архитектурных памятников. Специалисты заповедников ежедневно заботятся о состоянии всех поставленных на государственный учет историко-культурных объектов, многие из которых находятся далеко в пустыне, на древних караванных путях или городищах. В заповедниках ведется работа по выявлению еще неизвестных и незарегистрированных памятников, заключаются охранные обязательства с организациями, на чьих участках расположены объекты археологии или исторические сооружения.

В настоящее время на государственном учёте состоит более 1000 объектов национального историко-культурного наследия и этот список постоянно пополняется за счет новых открытий в результате археологических поисков и выявления сооружений, представляющих ценность как памятники архитектуры или инженерной мысли. Около 80 процентов всех памятников Туркменистана — это археологические городища, бесчисленные курганы-депе на землях древних оазисов, ныне оказавшиеся в пустыне или в зоне орошения.

Работы, проводимые сегодня на памятниках истории и культуры Туркменистана, можно подразделить на три направления: археологические, реставрационно-консервационные и охранно-исследовательские. Из них археология — самая известная сфера деятельности благодаря научным конференциям и книгам самих археологов, вниманию прессы и телевидения. Результаты археологических экспедиций публикуются в научной и периодической печати. Действительно, в Туркменистане только за последнее десятилетие сделан целый ряд уникальных археологических открытий. Эти открытия внесли огромный вклад в изучение древней материальной культуры Центральной Азии и открыли новые страницы в истории древневосточного мира.

Наибольший резонанс получили поистине выдающие открытия, сделанные знаменитым археологом Виктором Ивановичем Сарианиди в Каракумах — там, где около 4000 лет тому назад был оазис и процветала страна Маргиана. Блестящие находки последних лет на раскопках ее былой столицы, ныне известной как Гонур-депе, стали поистине мировой научной сенсацией.

Гонур-депе сегодня — не просто крупнейшее во всей Средней Азии поселение эпохи бронзы, существовавшее в конце третьего — середине второго тысячелетия до новой эры. Его обитатели создали такую высокую культуру, что ученые согласились: страна Маргуш, центром которой был Гонур-депе, наряду с Египтом, Месопотамией, Индией и Китаем является одним из пяти первоначальных очагов мировой цивилизации, где скрещивались торговые и культурные линии международных связей.

Археологические раскопки дают памятнику «вторую жизнь», а находки, обнаруженные здесь, пополняют фонды музеев страны, культурное достояние нации и всего мира. Однако, раскопки без соответствующих консервационных мероприятий могут нанести невосполнимый урон памятнику. Особенно это касается глиняных стен древних построек, выявленных в ходе работ. Эти хрупкие остатки далекого прошлого, лишившись естественной консервации землей, которая скрывала их много веков, под воздействием дождей и ветров могут исчезнуть навсегда. Поэтому в Туркменистане, как и во многих других странах Центральной Азии, насущной проблемой является сохранение памятников сырцовой архитектуры.

За последние годы в этой сфере сделано уже немало и достигнуты обнадеживающие результаты. В частности, апробированы три различных варианта консервации сырцовых стен с учетом наблюдений специалистов. Опыты проводятся в заповедниках «Ниса» и «Древний Мерв» с участием приглашенных экспертов из Международного центра консервации глиняной архитектуры CRATerre-ENSAG (Франция) и Института археологии Лондонского университетского колледжа.

Законодательство предусматривает создание единого Реестра объектов национального историко-культурного наследия. Это предполагает сбор необходимой научной информации путем проведения библиографических и архивных изысканий, изучения археологических отчетов и проектно-реставрационной документации, фото- и видеодокументов. Все эти сведения составляют информационную базу, содержащую полное досье на каждый памятник, которое постоянно дополняется и обновляется. По индексу памятника можно определить велаят (область), заповедник и этрап (район), на территории которого расположен данный объект. На каждый памятник заводится учетная карточка с краткими данными о нем: точные географические координаты в системе GPS, категория, возраст, типологическая принадлежность, а в паспорте и охранном обязательстве содержится более полная информация: общее описание, история, фотоматериалы, топосъемка, планы, разрезы и прочие чертежи, территория охранной и буферной зон, общая оценка общественной, научно-исторической и художественной значимости, информация о реставрационных работах (если они проводились), оценка технического состояния, исчерпывающая библиография.

Все это чрезвычайно важно для исследователей и реставраторов. Например, по старым фотографиям можно проследить, как менялся облик памятника с конца XIX века до наших дней. Данные документы служат весомым подспорьем при разработке проектов реставрации памятников зодчества.

За последнее годы осуществлены такие значимые работы, как реставрация мавзолея султана Санджара (XII век) в Древнем Мерве (совместно с турецкими коллегами), при участии французских специалистов проведена консервация минарета Кутлуг-Тимура и стен крепости Ак-кала в Куня-Ургенче. Более десяти лет в Туркменистане успешно осуществляется совместно с США программа «Сохранение культурного наследия».

В рамках этой программы проведена реконструкция майоликового панно XV века с портала мечети в Анау, разрушенной землетрясением 1948 года, выполнен комплекс работ по консервации парфянских фресок из Старой Нисы, раскопок огромного поселения эпохи бронзы Гонур-депе в Марыйском велаяте, укреплены конструкции мавзолея Мене-баба в Ахалском велаяте и купола мавзолея Текеша в Куня-Ургенче.

В Балканском велаяте отреставрирована мечеть Машад-ата с уникальным михрабом X века, представляющим собой великолепное произведение исламского искусства. Осуществлена реконструкция майоликового надгробия XIV века в куняургенчском мавзолее Наджмеддина Кубра, близится к завершению проект по частичной реставрации знаменитого сельджукского караван-сарая Даяхатын на берегу Амударьи в Лебапском велаяте (области).

Многие века стоит на левом берегу великой среднеазиатской реки Амударьи между двумя крупными пустынями Кызылкумы и Каракумы город Чарджоу. Он не поражает своими размерами, особой архитектурой, большим населением. Однако это древний город с двухтысячелетней биографией. Он помнит поистине переломные моменты истории, с его именем связаны страницы жизни выдающихся личностей.

Прошлое Чарджоу изучено еще недостаточно, но известно, что своим рождением в III веке до нашей эры он обязан знаменитому «шелковому пути», проложенному из Китая через Среднюю Азию в Средиземноморье. Одним из важных пунктов, надежным пристанищем на этой дороге и был город Амуль — таково первое название города Туркменабада, современного областного центра Туркменистана. Позже оно было перенесено и на реку Окс. Следует отметить, что название Окс река получила еще во времена греческого господства и называлась так в период, когда Средняя Азия вошла в состав державы Ахеменидов, а с приходом арабов ее стали называть Джейхун (букв. — «сумасшедшая”). Позже она стала именоваться Амударья, что означает Аму-река. Происхождение наименования «Амуль» не установлено. В исторических источниках встречаются и другие варианты: Амуйя, Амуйе или просто Аму. С конца XV в. в источниках оно вытеснено названием Чарджуй — «четыре протока» или Чахарджуб.

Значение города определялось его местом расположения: здесь была устроена переправа через своенравную и широкую Амударью, здесь же сходились торговые дороги, причем отсюда, помимо «шелкового пути», они вели в Индию, Восточную Европу. Амуль являлся одним из центров Хорасана на трассе Великого шелкового пути, важнейшей торговой артерии древности и Средневековья. Остатки городища Амуля располагаются на окраине города Туркменабата. С юго-запада на расстоянии 10–15 км к нему подступают песчаные барханы, сдерживаемые зеленой лентой поливных земель, на северо-востоке в 12 км протекает Амударья. В период вхождения Амуля в состав арабского халифата он представлял собой значительный культурный центр. В частности, автор по имени Якут указывает: «Из Амуля вышло много ученых.»...

Туркменабат (бывший город Чарджоу) признан одним из объектов посещения и работы международной экспедиции «Великий шелковый путь — путь диалога». Эта акция является крупнейшей в провозглашенном ЮНЕСКО десятилетии культуры, целью которой было донести до народов необходимость возобновления исторических контактов во имя взаимного духовного обогащения, взаимодействия культур и мира. Ведь древний торговый путь — первый в истории человечества пример длительных устойчивых связей между народами двух континентов — Азии и Европы.

Двенадцать веков назад, когда Амударья, или Джейхун, как тогда называлась великая среднеазиатская река, была гораздо полноводнее, на ее левом берегу появилось монументальное здание, которое расположено на расстоянии 170 километров от современного города Туркменабада. Это сооружение построено в центре квадратной крепости в 821–822 годах, когда наместником Арабского халифата в Хорасане был Тахир ибн Хусейн — заметная фигура в ранней истории ислама. Ему и приписывается возведение этого форта, называвшегося Тахирией. В те времена мусульманский мир вверял охрану своих границ, особенно в отдаленных районах Центральной Азии, воинам, которые желали отличиться в борьбе за веру — их именовали «гази». Боевой дух этих людей ковался в стенах крепостей, называвшихся арабским словом «рабат», — там они жили, занятые военными тренировками и молитвами. Рабат, который построил на Амударье одноглазый Тахир ибн Хусейн, основатель династии Тахиридов в общих очертаниях сохранился до наших дней. Правда, уже в сельджукскую эпоху он изменил свою функцию, превратившись в караван-сарай Даяхатын. Для этого на рубеже XI−XII веков была осуществлена, как сказали бы теперь, модернизация центрального здания былого рабата: его одели в новую облицовку, отвечавшую вкусам и стилю того времени. На территории Туркменистана среди уцелевших постоялых дворов нет равного ему по художественному совершенству. В соседних странах лишь два подобных памятника той поры могут быть поставлены в один ряд с Даяхатын: это Рабат-и Малик — степная резиденция династии Караханидов на главной трассе между Самаркандом и Бухарой и Рабат-и Шараф, построенный по распоряжению правителя Мерва в горах между Серахсом и Нишапуром.

Все три постройки сегодня можно было бы назвать элитными, фешенебельными отелями Средневековья. Они резко отличаются от множества самых разных караван-сараев, которые создавались в городах и пустынях на многочисленных трассах Великого Шелкового пути для отдыха и охраны караванов через каждые 25–35 километров (расстояние дневного перехода). Большинство из них давно исчезли, обратились в руины, и только самые монументальные устояли перед величием времени. Даяхатын — единственный постоялый двор, чья сохранность такова, что без труда позволяет представить его целостный образ. Если городские здания караван-сараев в обороне не нуждались и ставились рядом с базарами — в узловых точках городов, то расположенные в безлюдной степи строения обязательно защищались глухими стенами с мощными предвратными башнями. Иногда под караван-сараи приспосабливали старые, заброшенные рабаты, как в случае с Тахирией.

В плане Даяхатын представляет собой квадрат со сторонами длиной 53 метра. Он построен из сырцовых кирпичей, но облицовка стен, кладка арок, сводов и куполов выполнена из высококачественного жженого кирпича, а в интерьерах местами применена декоративная лепнина из гипса. Достаточно взглянуть на уцелевшие панели, симметрично расположенные слева и справа от входа, чтобы безошибочно определить стиль этого памятника. Только в домонгольскую эпоху местные архитекторы так виртуозно использовали простой кирпич для украшения стен. Такими приемами мастера XI−XII веков умели также составлять искусные эпиграфические панно. По обе стороны от входа в Даяхатын кирпичной кладкой почерком «куфи» выведены косые арабские письмена. Из этих диагональных линий, которые могут показаться всего лишь узорами, составлены имена первых преемников пророка Мухаммеда — Али, Омара, Османа и Абу Бекра. Сам факт упоминания четырех халифов, или чарыяров, как издавна их называют туркмены, говорит о том, что Даяхатын был не простой купеческой гостиницей, а «элитным» караван-сараем, предназначенным для отдыха венценосных особ и их придворных во время дальних поездок по просторам своей державы.

Фарсиязычное имя Даяхатын впервые встречается в хивинских хрониках начала XIX века, где описываются эти места и означает каменное строение с внутренним двором. Однако местные туркмены по созвучию давно переиначили его на свой лад и до сих пор говорят Байхатын, связав памятник с некой добродетельной женщиной, супругой богатого человека (бая), придумав соответствующую легенду.

На территории Туркменистана среди уцелевших постоялых дворов нет равного ему по художественному совершенству. Даже в соседних странах лишь два подобных памятника той поры могут быть поставлены в один ряд с Дая-Хатыном: это Рабат-и Малик — степная резиденция Караханидов на главной трассе между Самаркандом и Бухарой и Рабат-и Шараф в горах между Серахсом и Нишапуром, построенный по распоряжению правителя Мерва.

Офицер Ост-Индской кампании Ричмонд Шекспир оказался первым европейцем, который увидел Даяхатын в 1840 году, во время своего путешествия из Герата в Хиву. Он оставил об этом краткую запись в своем дневнике. Через несколько десятилетий, когда этот регион вошел в состав Российской империи, сюда наведались несколько россиян. В 1887 году вид на караван-сарай со стороны реки зарисовал известный художник Лев Евграфович Дмитриев-Кавказский, а первую фотосъемку памятника сделал через 12 лет участник экспедиции по железнодорожным изысканиям Михаил Николаевич Чернышевский — сын знаменитого русского писателя-публициста. В 20-е годы ХХ века Даяхатын впервые осмотрел Александр Александрович Марущенко, заложивший основы археологии Туркменистана.

Сегодня в Туркменистане проводится большой цикл реставрационных работ, который осуществляется и собственными усилиями сотрудников заповедников. Они на постоянной основе ведут мониторинг состояния сохранности многочисленных памятников прошлого на своих участках и в случае необходимости оперативно реагируют на сложившуюся ситуацию. Значительный опыт такой работы накоплен в Государственном историко-культурном заповеднике «Древний Мерв», где в настоящие время ведутся масштабные реставрационные работы на таких известных памятниках как Мавзолей асхабов и Большая Гыз-гала (крепость). Они стали объектами крупных международных проектов, которые сопровождаются глубокими исследованиями и частичным восстановлением обоих сооружений далекого прошлого.

Самые значительные археологические и архитектурные памятники Туркменистана непосредственно связаны с Великим Шелковым путем. В ноябре 2015 года в Ашхабаде и Куня-Ургенче прошла Международная научная конференция «Диалог культур на Великом Шелковом пути». Для участия в этой встрече в Туркменистан приехали ученые из 37 государств — археологи, историки, культурологи, искусствоведы и антропологи, а также специалисты смежных областей, чья научная деятельность связана с аспектами изучения истории и функционирования Великого Шелкового пути.

Президент Туркменистана придает большое значение вопросам развития и преемственности лучших традиций национальной культуры, благодаря устойчивости которых она заняла особое место в истории мировой цивилизации. Создаваемые государством условия способствовали качественно новому развитию исконных национальных культурных, творческих традиций, многообразным формам культурного сотрудничества с народами мира, широкой популяризации историко-культурного наследия нации.

Важным событием 2015 года стало принятие Закона Туркменистана «Об охране национального нематериального культурного наследия». В новом Законе четко сформулировано, в чем проявляется самобытность. Это устные традиции и формы выражения, включая язык в качестве носителя нематериального культурного наследия; это исполнительские искусства; это народные обычаи, обряды, празднества; это знания и навыки, связанные с традиционными ремёслами, а также знания и обычаи, относящиеся к природе и вселенной.

Примечательно недавнее решение Комитета ЮНЕСКО о включении эпоса «Гёроглы» в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества. Из века в век, из поколения в поколение туркменские бахши передавали легендарные сказания о Гёроглы, украшенные всевозможными приемами певческого искусства, которые ярко характеризуют исполнительские школы дестанного мастерства в Туркменистане. Легенда о Гёроглы, возникнув на туркменской земле, обрела беспрецедентную известность и получила широкое распространение среди многочисленных народов Центральной Азии, Кавказа, Сибири, Ближнего Востока и даже Европы, что на самом деле не наблюдалось ранее ни в эпическом, ни в лирическом фольклоре. Жизнестойкость эпоса на протяжении многих веков позволяет говорить о большом художественном и эстетическом значении произведения.

Достижения ученых, писателей, художников, архитекторов Туркменистана давно были признаны, но только недавно стало ясно, что фундаментом, на котором возникли все эти блестящие достижения, являлись культуры эпохи античности, средневековья. Парфия, Маргиана, Хорезм, Бактрия — культура всех этих древних областей еще несколько десятилетий назад была практически не изучена, а воспринималась многими историками как далекая периферия, лишенная культурной оригинальности. Открытие самобытных культур древней Средней Азии поставило вопрос об их истоках.

Цивилизации Средней Азии возникли в различных историко-географических регионах. Природные условия здесь характеризуются значительными контрастами. Пустынно-степные ландшафты, и прежде всего пустыни Каракумы и Кызылкум, соседствуют с плодородными оазисами, орошаемыми Амударьей и Сырдарьей, целым рядом их притоков и менее значительных водных артерий. Крупные водные артерии — Амударья и Сырдарья имеют водный режим с быстрым течением, затрудняющим их использование для орошения в условиях низкой технической вооруженности. В ряде случаев относительно крупные реки кончаются слепыми дельтами в каракумской пустыне (Мургаб, Теджен-Герируд). Южную границу каракумской пустыни образует Копетдаг, представляющий собой одно из звеньев Туркмено-Хорасанских гор. Высотные отметки Копетдага невелики, с его склонов на подгорную равнину сбегают небольшие водотоки, как постоянные, так и временные. Во влажных ущельях имеется богатая древесная растительность, в том числе орех и дикие плодовые, например, слива.

В этих условиях в различной экологической ситуации происходило формирование культур, разных по своему облику и способам ведения хозяйства. Древнейшие оседло земледельческие культуры Средней Азии складывались на юго-западе региона, на северной подгорной равнине Копетдага. Это было обусловлено двумя факторами — благоприятными условиями для развития мелко оазисного земледелия и давними тесными связями между культурами Передней Азии и Ирана, бывшими древнейшими очагами злакового земледелия. Следует отметить, что одной из специфических черт древней истории Средней Азии является взаимодействие разнообразных культур. Другой же особенностью зарождения здесь цивилизаций являются ранние и тесные связи с древними очагами других цивилизаций Востока, прежде всего Передней Азии. Эти две главные отличительные черты ярко проявились уже на начальных этапах истории племен и народов, проживавших на территории Туркменистана.

Литература:

  1. Обращение Президента Туркменистана Гурбангулы Бердимухамедова к участникам Международной научной конференции «Археологическая и этнографическая наука Туркменистана в эпоху нового Возрождения и великих преобразований: достигнутые рубежи и предстоящие задачи» // Нейтральный Туркменистан, 10.11.2010.
  2. Сарианиди В. И. Археологические доказательства протозороастризма в Бактрии и Маргиане. //Труды Маргианской археологической экспедиции. Том 2, М., 2008.
  3. Сарианиди В. И., Дубова Н. А. Археологические работы Маргианской археологической экспедиции в 2008–2011 гг. //Труды Маргианской археологической экспедиции. Том 4, М., 2012.
Основные термины (генерируются автоматически): территории Туркменистана, Средней Азии, Центральной Азии, культурного наследия, культурного наследия Туркменистана, историко-культурных заповедников Туркменистана, историко-культурного наследия, далекого прошлого, национального историко-культурного наследия, памятников Туркменистана, нематериального культурного наследия, древней материальной культуры, культуры Туркменистана, объектов национального историко-культурного, областного центра Туркменистана, распоряжению правителя Мерва, основы археологии Туркменистана, архитектурные памятники Туркменистана, Закона Туркменистана «Об, Тахир ибн Хусейн.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос