Библиографическое описание:

Латышева Н. А., Деткович А. И. Миграция населения как социально-культурный феномен и фактор демографической и национальной безопасности России [Текст] // Проблемы современной экономики: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Самара, август 2017 г.). — Самара: ООО "Издательство АСГАРД", 2017. — С. 114-117.



В статье проанализированы социальные, экономические и культурологические проблемы миграции населения. Сделан вывод о потенциальных и реальных угрозах миграционных вливаний в Россию с точки зрения обеспечения её национальной безопасности.

Ключевые слова: миграция населения; демографическая безопасность; миграционная политика; национальная безопасность России

Единственно реальный фактор, который может противодействовать сокращению численности населения и обеспечить демографическую безопасность России, как отмечают специалисты, является положительная чистая миграция [3; 4; 7]. В этом нет ничего особенного, пополнение населения за счет иммиграции — обычная практика промышленно развитых стран с низкими показателями естественного воспроизводства. Сейчас миграционный прирост существенно выше естественного в Европейском Союзе — хотя и естественный прирост там пока остается положительным.

Миграция в переводе с латинского языка означает перемещение, переселение. Необходимо отметить, что перемещение и переселение — отнюдь не синонимы. Именно поэтому имеется возможность разными терминами именовать миграцию в узком и широком значении слова. В узком смысле миграция представляет собой законченный вид территориального перемещения, завершающийся сменой постоянного места жительства, т. е. в буквальном смысле слова означает переселение. Перемещение территориальное — более широкое толкование миграции. Территориальное перемещение, совершающееся между разными населенными пунктами одной или нескольких административно-территориальных единиц, независимо от продолжительности, регулярности, и целевой направленности, представляет миграцию в широком значении этого слова.

Обобщая методологические подходы к определению термина «миграция» [1; 2; 5], можно констатировать следующее. Всем авторам присуща констатация факта совершения данного процесса между двумя территориями или поселениями, что подразумевает пересечение административно-территориальной границы поселений, между которыми совершается миграция населения. В связи с этим, любая миграция населения совершается, как минимум, между двумя разными населенными пунктами.

В зависимости от того, находятся ли эти населенные пункты внутри страны, или они принадлежат разным странами, миграцию населения подразделяют на две категории, в первом случае — внутренней миграции, во второй — внешней миграции. Так, например, у С. В. Рязянцева последняя трактовка гласит: «Под типом миграции следует понимать миграционный поток, выделенный из общей миграции и представляющий собой таксономическую категорию, которая объединяет близкие по происхождению потоки мигрантов на основе одного крупного признака — отношения к границе, времени пребывания в новом месте жительства, влиянию государства на процесс регулирования миграции» [5, с 9].

Несмотря на географические и исторические прецеденты, демонстрирующие значительные потенциальные возможности миграции, при нынешнем положении дел в России рассчитывать на крупные миграционные вливания в ближайшие десять, а то и больше лет было бы неосмотрительно. Существуют достаточно серьезные объективные обстоятельства, не позволяющие делать ставку на масштабный миграционный приток как способ противодействия депопуляции, а стало быть, и средство повышения демографической безопасности страны.

Во-первых, не видно слишком большого числа желающих приехать в Россию. С 1995 г. потоки мигрантов непрерывно сокращаются. Во-вторых, как-то не просматривается и энтузиазм по отношению к иммиграции со стороны России (возможно, первое связано со вторым). В-третьих, и это самое важное, иммиграция в Россию как средство повышения демографической безопасности таит в себе немалые социальные, этнокультурные и политические угрозы, и более или менее сдержанное отношение к ней отражает если не ясное понимание, то инстинктивное предощущение ее отрицательных последствий.

Характерная общемировая ситуация — это сосуществование зон демографической депрессии и депопуляции с зонами демографического взрыва и перенаселения. На каждого жителя более развитых стран приходится три-четыре человека в странах менее развитых. Массовое перемещение населения с Юга на Север с трудом вписывается в сложившуюся систему жестких государственных границ и поэтому может стать в будущем и уже становиться сейчас серьезным источником политического напряжения регионального или глобального масштабов [4; 7].

С точки зрения чисто демографической логики демографический взрыв в развивающихся странах выгоден государствам «северного» пояса демографической депрессии. Но уже сейчас эти государства, которые, казалось бы, должны быть озабочены своими депопуляционными тенденциями, нередко демонстрируют гораздо большее беспокойство по поводу неконтролируемого «просачивания» в их пределы мигрантов из третьего мира. И нельзя не признать, что для такой озабоченности есть немалые основания. Интегрировать мигрантов в социальном, культурном и политическом смысле очень сложно. В развитых странах растет число «новых бедных», являющихся одновременно носителями иных, «незападных» культурных моделей. Соединение того и другого в ряде случаев порождает отторжение принимающим обществом иммигрантских общин.

Что касается самих таких общин, то культурная общность становится одной из опор их солидарности. Она нередко усиливается общей идеологией противостояния Юга и Севера. Так создаются дополнительные стимулы к консервации традиционных культурных моделей, обусловленных ими способов социализации, норм поведения, ценностных ориентаций. В результате возникает потенциальная угроза целостности и устойчивости западного культурного универсума. Это, в свою очередь, вызывает ответную реакцию: миграция воспринимается (или трактуется) уже и как реальная угроза системе ценностей Запада, его безопасности. Между тем быстрый рост населения в третьем мире и повышение его мобильности означают, что масштабы иммиграции будут увеличиваться.

Обобщая, можно сказать, что нехватка населения в развитых странах и его избыток в развивающихся взаимно дополняют друг друга. Но избыток намного превышает нехватку, и это создает очень серьезную и чреватую разного рода угрозами демографическую разбалансированность в глобальных масштабах. Параллельно демографический аспект национальной безопасности принимающих обществ вступает в противоречие с другими ее аспектами, также испытывающими возмущающее воздействие иммиграции. Поэтому он может учитываться только в связке с ними и к тому же в ограниченной мере, что предполагает постоянные поиски компромисса, постоянное взвешивание и сопоставление всех возможных позитивных и негативных последствий большего или меньшего притока иммигрантов.

Встав на путь приема иммигрантов, Россия неизбежно столкнется с аналогичными проблемами. России не удастся избежать масштабных миграций титульного населения из перенаселенных стран, и в этом смысле ее положение даже более опасно, чем, скажем, у стран Западной Европы. Принимающие иммигрантов страны Западной Европы не граничат со странами выхода, тогда как Россия имеет общую границу с государствами Центральной Азии и особенно с перенаселенным Китаем. Иммиграция из Китая на российский Дальний Восток и в Сибирь уже порождает серьезную обеспокоенность. С разрастанием ее масштабов она может стать источником международной напряженности.

Все это указывает на необходимость продуманной миграционной политики, не закрывающей двери для желательной по демографическим соображениям иммиграции, но и не открывающей их слишком широко и бесконтрольно. Каким бы ни было действительное соотношение положительных и отрицательных последствий миграции, оцениваемых в системе координат «опасность — безопасность» на государственном уровне, в конце концов, оно получает более или менее объективное отражение, как отмечают специалисты, в государственной политике, межгосударственных отношениях, законодательстве, а иногда и в господствующей идеологии [3; 5; 6].

Таким образом, в заключение, необходимо отметить. Мигранты — это и субъект, и объект безопасности. В первом качестве они могут рассматриваться как реальные или потенциальные конкуренты на рынке труда. Мигранты, готовые работать за любую плату, способы дестабилизировать рынок туда, т. е. оказаться источником угрозы для экономической безопасности. Кроме того, мигранты — источник повышенной социальной агрессивности, роста преступности, в том числе организованной, снижения культурных стандартов. И одновременно они сами оказываются объектом повышенной опасности в странах въезда, где им приходится сталкиваться с разными видами экономической, социальной или культурной дискриминации по национальному, расовому или религиозному признаку. Причем правило это действует повсеместно, Россия тут не исключение.

Литература:

  1. Дмитриев, Д.Ю., Медведева, Е.А., Охотников И. В. Анализ особенностей изменения объема и структуры миграционных потоков в Российской Федерации // Экономика и предпринимательство. — 2015. — № 12–3.
  2. Ионцев В. А. Классификация основных теоретических подходов в изучении миграции населения // Миграция в России. 2000–2012. Хрестоматия в трех томах / Гл. ред. И. С. Иванов. — М: Спецкнига, 2013.
  3. Охотников И. В. Международная конкурентоспособность России как синергия экономических, социальных и политических институтов страны // Проблемы безопасности российского общества. — 2014. — № 1.
  4. Охотников И. В., Сибирко И. В. Локализация в условиях глобализации / Охотников И. В., Сибирко И. В. // Проблемы безопасности российского общества. — 2015. — № 3.
  5. Рязанцев С. В. Вопросы терминологии и трактовки миграции // Миграционные процессы в России / Под ред. В. В. Локосова и Л. Л. Рыбаковского — М: Экон-информ, 2014.
  6. Сибирко, И.В., Охотников, И. В. Государство и рынок: модели эффективного взаимодействия / Охотников И. В., Сибирко И. В. // Предпринимательство. — 2013. — № 8.
  7. Хубиев К. А. Глобализация и национальная безопасность // Логистика и безопасность России / Под ред. Т. М. Степанян. — М.: МАКС Пресс, 2016.
Основные термины (генерируются автоматически): миграции населения, повышения демографической безопасности, средство повышения демографической, разными населенными пунктами, национальной безопасности, миграция населения, Проблемы безопасности российского, проблемы миграции населения, безопасности российского общества, безопасность России, изучении миграции населения, развитых стран, демографической депрессии, национальной безопасности России, развитых странах, демографической безопасности страны, Массовое перемещение населения, потоки мигрантов, демографическую безопасность России, сокращению численности населения.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос