Сравнительный анализ конституционно-правового статуса эмбриона в России, США и Японии | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №1 (396) январь 2022 г.

Дата публикации: 11.01.2022

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Ласточкина, А. А. Сравнительный анализ конституционно-правового статуса эмбриона в России, США и Японии / А. А. Ласточкина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2022. — № 1 (396). — С. 173-175. — URL: https://moluch.ru/archive/396/87156/ (дата обращения: 25.01.2022).



XXI век связан существенными достижениями в сфере биомедицинских технологий, активно практикуются трансплантация органов и тканей человека, часто раздаются голоса об использовании стволовых клеток для продления человеческой жизни. Благие намерения все чаще сталкиваются с криминальными целями отдельных лиц и преступных синдикатов, для достижения которых порой используются человеческие эмбрионы. В данной ситуации определение правового статуса этих эмбрионов приобретает еще большую значимость и актуальность. Рассмотрены различные подходы к правовому статусу эмбриона на основе анализа международно-правовых актов и судебной практики. В статье раскрывается понятие человеческого эмбриона, рассматривается возможность наделения его конституционным правом на жизнь, а также приводятся существующие в юридической литературе теории. Проводится сравнение законодательной базы Российской Федерации, Соединенных Штатах Америки и Японии.

Ключевые слова: беременность, внутриутробное развитие, коммерциализация, оборотоспособность эмбриона, объект гражданских правоотношений, плод, право на жизнь, субъект гражданских правоотношений, правовой статус, эмбрион.

Одним из нерешенных правовых вопросов в современном международном и национальном праве является правовой статус эмбриона. По этому вопросу существуют юридические разногласия, поскольку в законодательстве нет единого стандарта относительно правового статуса эмбрионов. Камнем преткновения является вопрос о моменте возникновения гражданской правоспособности человека. Можно ли назвать зародыш человеком? И, как следствие, может ли он претендовать на основные права человека, гражданские права и гарантии свободы с момента своего рождения?

Для начала давайте рассмотрим само слово «эмбрион». Эмбрион (греч. embryon) — это животный организм на ранних стадиях развития [1]. С юридической точки зрения, эмбрион определяется как организм от оплодотворения до рождения. Существует два основных академических подхода к вопросу о статусе эмбриона. Первый — рассматривать эмбрион как субъект права, то есть как полноправного участника правовых отношений наравне с человеком. Второй подход рассматривает эмбрион как объект, как часть организма из материи, эквивалентной органу или ткани, которая может порождать правовые отношения.

Этот вопрос становится все более актуальным, поскольку случаи коммерциализации человеческих эмбрионов становятся все более известными общественности. Например, в апреле 2005 года во время досмотра российские таможенники изъяли чемодан с замороженными эмбрионами из украинской клиники. По результатам расследования эмбрионы были отправлены в российский косметический центр, где в перечень услуг были включены «инъекции молодости». Инъекции состояли из смеси лекарств и живых эмбрионов. Поэтому утверждение права на жизнь устранило бы неопределенность правового статуса эмбриона.

Согласно российскому законодательству, человеческий зародыш не является носителем права на жизнь. В действительности, Конституция Российской Федерации в статье 17(2) гласит, что основные права и свободы человека незыблемы и что каждый человек обладает ими от рождения [2]. Основной закон нашей страны, Гражданский кодекс Российской Федерации (статья 17(2) ГК РФ), также гласит, что правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается с его смертью [3]. Анализ этих правовых норм показывает, что эмбрион не является самостоятельным участником гражданских правоотношений и поэтому не может претендовать на особый статус или гарантию общепризнанных прав человека, включая право на жизнь.

Такая же позиция занята и в действующем японском законодательстве. В «Стране восходящего солнца», как и в Российской Федерации, правоспособность физического лица возникает с момента рождения. Рождение по частному праву означает, что плод полностью отделяется от матери, и с этого момента новорожденный ребенок обладает правоспособностью. Даже если ребенок вскоре после этого умирает, факт рождения юридически не меняется. Однако, если ребенок мертворожденный, закон (статья 886(2) Гражданского кодекса Японии, далее JCL) не признает факт рождения [4].

Однако международные правовые документы, нормы которых преобладают в большинстве стран, предусматривают правовую защиту жизни нерожденного ребенка. Например, в Декларации о правах ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в резолюции 1386 (XIV) от 20 ноября 1959 года, говорится, что дети умственно и физически незрелы и поэтому нуждаются в правовой защите как до, так и после рождения [5]. Это выражение косвенно доказывает, что международные законодатели признают эмбрион ребенком с присущей ему правоспособностью, т. е. человеком.

Конвенция ООН о правах ребенка 1989 года в статье 1 гласит: «Ребенком является каждое человеческое существо в возрасте до 18 лет. Он также повторяет формулировку «Декларации о праве ребенка на защиту, заботу и законную опеку с момента рождения» [6].

Статья 4(1) Американской конвенции по правам человека гласит, что каждый человек имеет право на уважение собственной жизни [7]. Это право защищено законом, как правило, с момента зачатия. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

Аналогичные нормы, защищающие право на жизнь ребенка, закреплены в основных законах многих стран. Однако во многих случаях заявленные принципы остаются только на бумаге.

Рождение ребенка — это юридический факт, влекущий за собой ряд гражданско-правовых последствий. Однако во многих случаях правовые последствия наступают и до рождения ребенка. Вот наиболее актуальная сейчас ситуация: в 2016 году бездетная пара обратилась в клинику в Санкт-Петербурге, где женщина прошла процедуру ЭКО, но желанная беременность не наступила. Во время медицинской процедуры было создано больше эмбрионов, чем необходимо, шесть эмбрионов были заморожены и были помещены в клинику. В настоящее время супруги разведены. В процессе раздела имущества встал вопрос о судьбе еще неродившегося ребенка. Бывший муж настаивает на утилизации эмбрионов, поскольку не хочет платить алименты на нежеланного при рождении ребенка. Жена не согласна и хочет использовать биологический материал для беременности и родов. Это необычное для России гражданское дело рассматривалось в суде Черкесска: на первом заседании 13 февраля суд Черкесска согласился с тем, что подобного прецедента нет, и решил ознакомиться с представленным ответчиком решением ЕСПЧ. Следующее слушание было назначено на 16 марта; в четверг 16 марта Черкесский городской суд прекратил дело, истцы сами отозвали свой иск, а эмбрионы могли быть утилизированы по желанию мужа. Если это решение вступит в законную силу, клиника будет иметь право совершать действия, о которых говорится в иске, то есть утилизировать эмбрионы по просьбе супруга.

Хотя в Российской Федерации еще не было подобного случая, международная судебная практика знает несколько подобных дел. Так, 10 апреля 2007 года Европейский суд по правам человека («ЕСПЧ») вынес решение по делу «Эванс против Соединенного Королевства», которое касалось спора о замороженных эмбрионах. После расставания со своим партнером г-жа Эванс впоследствии решила родить ребенка с использованием замороженных эмбрионов, но ее бывший муж воспротивился этому. Суды Великобритании отклонили иск г-жи Эванс, сочтя отказ биологического отца юридическим препятствием, отметив в решении ЕСПЧ, что вопрос о том, когда право человека на жизнь считается начавшимся, находится в компетенции каждого государства, в котором он возникает. Примечательно, что ЕСПЧ основывал свои выводы на английском праве. В конечном итоге, аргументы Эванса были отклонены.

В Российской Федерации, как упоминалось ранее, человек приобретает правоспособность только по рождению, но некоторые права признаются еще до рождения. Гражданский кодекс является наиболее продвинутым в этом отношении. Как правило, правоспособность наделяется в момент рождения, но наследственное и налоговое законодательство также предоставляет определенные права еще не родившемуся ребенку. Поэтому статья 1116 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает возможность наследования для граждан, забеременевших при жизни наследодателя. А пунктами 12–13 части 1 статьи 218 Налогового кодекса предусмотрены налоговые льготы для физических лиц, находившихся в состоянии внутриутробного развития при эвакуации из зоны, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году и при разливе радиоактивных материалов в реку Теча на производственном объединении «Маяк» в 1957 году. Российское законодательство предусматривает налоговые льготы для лиц, которые были внутриутробно

Японское законодательство решает эти вопросы аналогичным образом. Согласно Гражданскому кодексу Японии, нерожденный ребенок не обладает правоспособностью, и беременная женщина не может выступать в качестве агента, то есть подавать иск о признании своих прав от имени нерожденного ребенка (JGC, ст. 787), но она наделена определенной правоспособностью наследования для защиты интересов своего будущего ребенка (JGC, ст. 886, 721, 765).). В этом случае нерожденный ребенок приобретает правоспособность лишь условно и является таким же ребенком, как и рожденный. Это можно охарактеризовать как частичную дееспособность нерожденного ребенка.

Уголовный кодекс также в определенной степени защищает эмбрион, но не как человеческое существо, а как «приданое» беременной женщины. Это следует из наличия двух отягчающих обстоятельств в статье 105(2) Уголовного кодекса, а именно: убийство двух или более лиц (пункт «а») и убийство женщины, которая знала, что преступник был беременным (пункт «г»). Убийство беременной женщины следует понимать как убийство двух лиц для целей Уголовного кодекса, по крайней мере, с того момента, когда преступник визуально подтверждает беременность, а во многих случаях плод уже жизнеспособен. Анализ уголовной практики по данному вопросу показывает, что при убийстве женщины в последнем триместре беременности часто применяют статью 105(2), указывая на то, что женщина беспомощна и не может оказать сопротивление преступнику. Опять же, это относится только к матери и не учитывает тот факт, что выживший плод в утробе находится в состоянии абсолютной беспомощности и не способен сопротивляться. Однако Уголовный кодекс не может противоречить основным национальным документам. Согласно пункту 1 статьи 53 Федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», началом жизни считается появление плода в утробе матери.

С этого момента лишение жизни ребенка будет признано убийством.

Анализ изученного материала показывает, что, несмотря на окончательное закрепление в юридической практике нового объекта — эмбриона человека, правовой статус эмбриона человека и правовой режим его использования не получили детальной конкретизации в международных и национальных правовых актах. Правовой режим этого конкретного объекта должен регулироваться законом. По крайней мере, на наш взгляд, эмбрион является лишь объектом некоторых договоров, доступных специальным субъектам гражданских правоотношений (биологическим родителям и субъектам договоров, охватывающих эмбрион).

Мне кажется, что существует объективная необходимость изменить закон. Я считаю, что Россия должна идти по пути европейских стран, потому что в Конституции РФ записано, что право на жизнь не подлежит ограничению. На мой взгляд, лучше всего признать эмбрион личностью к 12-й неделе его развития. Этот период в развитии плода был выбран не случайно. Во-первых, на этой стадии эмбрион становится человеком, что означает, что он похож на человека внешне, внутренне и морфологически, и способен к выживанию. Во-вторых, аборт на поздних сроках может представлять угрозу для здоровья женщины. Закрепление права на жизнь человеческих эмбрионов до рождения также станет основой для правового регулирования репродуктивных прав человека и законного использования человеческих эмбрионов в исследовательских целях. Очевидно, что процесс правовой реформы не будет легким, поскольку необходимые поправки придется вносить не только в Федеральный закон и другие законодательные акты, но и в Конституцию Российской Федерации. Однако усилия законодателей позволят утвердить право на жизнь как абсолютную ценность и создать гуманное и морально оправданное отношение к человеческим эмбрионам в современном обществе.

Литература:

  1. Оксфордская иллюстрированная энциклопедия. — М.: Прогресс, 1999. С. 388.
  2. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // СЗ РФ — 2014. — № 31‒14 июля.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (от 28.03.2017) / СЗ РФ. — 2001. — № 49. — Ст. 4552.
  4. Гражданский кодекс Японии (Закон № 89 от 27.04.1896 г. с изменениями, внесенными Законом № 79 от 21.05.1991 г., Законом № 149 от 01.12.1999 г. и Законом № 138 от 01.08.2003 г.)
  5. Declaration of the Rights of the Child, http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/25.htm, русский текст см. http://www. un.org/russian/documen/declarat/childdec.htm, провозглашена резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г.
  6. Convention on the Rights of the Child. http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/k2crc.htm. Принята резолю- цией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 г. Вступила в силу 2 сентября 1990 г. Русский текст см. http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm.
  7. Американская Конвенция о Правах Человека. Принята Межамериканской конференцией по правам человека 22 ноября 1969 г. в Сан-Хосе. Вступила в силу 18 июля 1978 г.
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, эмбрион, нерожденный ребенок, JGC, жизнь, Уголовный кодекс, беременная женщина, Гражданский кодекс, правовой статус эмбриона, рождение ребенка.


Ключевые слова

беременность, правовой статус, право на жизнь, коммерциализация, эмбрион, внутриутробное развитие, плод, оборотоспособность эмбриона, объект гражданских правоотношений, субъект гражданских правоотношений
Задать вопрос