Искусственное прерывание беременности в контексте обеспечения конституционного права человека на жизнь | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 мая, печатный экземпляр отправим 2 июня.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №15 (357) апрель 2021 г.

Дата публикации: 09.04.2021

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Медведева, М. О. Искусственное прерывание беременности в контексте обеспечения конституционного права человека на жизнь / М. О. Медведева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 15 (357). — С. 222-224. — URL: https://moluch.ru/archive/357/79887/ (дата обращения: 17.05.2021).



Одной из проблем ограничения конституционных прав человека является разрешение вопроса соотношения права на жизнь и права на искусственное прерывание беременности. Относительно данной проблемы возникает смежный вопрос, прямо вытекающий из самой сущности права на жизнь, который заключается в определении правового положения и научного осмысления эмбриона как такового.

Согласно Конституции РФ (ч.2 ст.17) основные права и свободы человека принадлежат ему от рождения. В соответствии с данной статьей право на жизнь возникает у человека после момента рождения, а не после момента зачатия. Однако большинство ученых придерживаются позиции, в соответствии с которой охранять жизнь человека следует и до момента рождения.

Это достаточно актуальный вопрос в современном мире, поскольку в настоящее время эмбрионы развиваются не только in vivo (внутриутробно) но и in vitro (искусственно). Таким образом, в настоящее время порождается множество различных теорий относительно правовой природы зародышей независимо от того, как они были зачаты.

Если обратиться к международно-правовым аспектам соотношения права на жизнь и права на аборт, то Декларация прав ребенка от 20 ноября 1959г. предусматривает, что ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как после, так и до рождения.

«Комплексное исследование отечественного законодательства позволяет сделать вывод о том, что законодатель к объектам с особым правовым статусом относит и эмбрион человека» [4, с. 136].

Обычно разрешение вопроса прерывать беременность или нет — отдается на усмотрение самой беременной женщины. Согласно ст. 56 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 1 января 2012 г. № 323 каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве. По желанию женщины искусственное прерывание беременности может быть проведено исключительно в сроки до 12 недель.

При этом выполнение прерывания зависит от конкретных сроков беременности:

1) не ранее 48 часов с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности:

а) при сроке беременности четвертая-седьмая недели;

б) при сроке беременности одиннадцатая-двенадцатая недели, но не позднее окончания двенадцатой недели беременности;

2) не ранее семи дней с момента обращения женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности при сроке беременности восьмая-десятая недели беременности.

В отношении беременных женщин, пожелавших прервать беременность в сроке до 12 недель, установлена специальная форма информированного добровольного согласия.

По социальным показаниям прерывание беременности может быть выполнено при сроке беременности до 22 недель. Единственным социальным показанием для искусственного прерывания беременности является беременность, наступившая в результате изнасилования.

По медицинским показаниям прерывание беременности может быть выполнено независимо от срока беременности. Перечень медицинских показаний для прерывания беременности, утв. Приказом Минздравсоцразвития России от 03 декабря 2007г. № 736, включает в себя 14 классов заболеваний (состояний), а также состояние физиологической незрелости беременной женщины до достижения возраста 15 лет [1].

Искусственное прерывание беременности у совершеннолетней, признанной в установленном законом порядке недееспособной, если она по своему состоянию не способна выразить свою волю, возможно по решению суда, принимаемому по заявлению ее законного представителя и с ее участием.

Стоит отметить, что Федеральный закон от 13 марта 2006 № 38-ФЗ «О рекламе» (далее — ФЗ «О рекламе») запрещает любую рекламу прерывания беременности, накладывая ряд требований и ограничений к рекламе лекарственных препаратов, к которым относятся и абортивные средства согласно Федеральному закону от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств».

При обнаружении рекламы абортивных средств можно применить: пункт 1 части 4, часть 7 и 11 статьи 5; пункт 1 статьи 7; статью 8; пункты 1, 5–8, 10 части 1, часть 7 и 8 статьи 24 ФЗ «О рекламе». Также ответственность несут рекламораспространитель и рекламопроизводитель согласно положений частей 1, 4, 6–8 статьи 38 ФЗ «О рекламе».

Итак, в некоторых случаях жизнь и телесная неприкосновенность эмбриона выступают в качестве объекта, охраняемого российским правом. Уголовный кодекс РФ (далее УК РФ) содержит такой квалифицирующий признак преступлений, как их совершение в отношении беременной женщины. А также УК РФ запрещает незаконное проведение искусственного прерывания беременности, т. е. производство аборта неспециалистом в данной области, без соответствующих лицензий, на запрещённых сроках и т. п. Также существует уголовная ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью, под определение которого, согласно установленным Правительством РФ «Правилам определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», попадает прерывание беременности. УК РФ также предусматривает ответственность за подстрекательство и пособничество (статьи 30, 33, 34), в т. ч. в случаях неоконченного преступления (статьи 29, 30, 34). Ответственность за проведение аборта неспециалистом определяет статья 123 УК РФ. В остальных случаях прерывания беременности, как результата противоправных действий, начинает работать статья 111 УК РФ.

Также можно привлечь к уголовной ответственности за проведение незаконного аборта или продажу абортивных средств, как за экономическое преступление, предусмотренное статьёй 171 УК РФ, но только в том случае, когда доход за всё время незаконной деятельности превысит 2,25 млн рублей.

Отрицательное отношение к искусственному прерыванию беременности и уважение к началу человеческой жизни с момента зачатия характерно и для религиозной культуры. Хотя и в рамках религиозной этики встречаются различные подходы к этим проблемам от крайней позиции, не допускающей аборт ни в коем случае (католики и буддисты), до «мягкой» позиции, допускающей его в определенных случаях (православные христиане, протестанты, иудеи и мусульмане) [2, с.57].

Стоит также указать, что эмбрионы in vitro также порождают вопросы в контексте научного осмысления их правовой природы. Данные зародыши развиваются вне утробы матери, что приводит к различному отношению доктринальных исследований относительно их правового положения. Например, в результате развода или смерти одного из родителей (или обоих) сложно определить судьбу данных эмбрионов. Поэтому осмысление их правового статуса представляется актуальным в настоящее время.

В данном случае стоит обратиться к научному исследованию Д. А. Беловой, которая отмечает, что данные зародыши не могут относиться к категории вещей, поскольку не имеют стоимостного эквивалента, так как это, в сущности, противоречиво бы морально-нравственным аспектам. [3, с. 77]

Таким образом, проблему обеспечения конституционного права на жизнь еще не рождённого человека необходимо рассматривать не только с правовой позиции, но также учитывать моральные, ценностно-мировоззренческие и религиозные аспекты, так как право на жизнь неразрывно связано с сущностью человека — разными моральными устоями и рамками религиозной этики.

Эмбрион в связи с положениями законодательства не наделен правоспособностью. И как считает автор, если все-таки наделить его таковой, то это повлечет за собой появление других проблем, в частности, заключающихся в конфликте интересов; также это будет противоречить основам законодательства в области права на жизнь.

В данном случае оптимальным способом представляется выделение эмбриона в особое правовое явление (sui generus). Таким образом, законодатель определит его место в системе правоотношения в целом или же обособит в самостоятельный субъект с особым правовым режимом, в основу которого автор предлагает заложить принцип уважения человеческой жизни на любом этапе ее развития и принцип сохранения жизни человека.

Литература:

  1. Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21 ноября 2011 № 323-ФЗ (ред. от 29.07.2017) //Собрание законодательства РФ. 28.11.2011. № 48. Ст. 6724.
  2. Белова Д. А. Правовая природа эмбриона in vitro //Lex Russica. 2019. № 6 (151). — С. 77.
  3. Беляева Е. В. Право на жизнь в свете мировых религий // История государства и права. 2013. № 21. — С.57.
  4. Гландин С. В. О статусе эмбриона человека в свете права на уважение личной и семейной жизни в европейском и российском праве //Закон. 2014. № 4. — С. 136.
Основные термины (генерируются автоматически): искусственное прерывание беременности, срок беременности, УК РФ, прерывание беременности, жизнь, беременная женщина, медицинская организация, правовое положение, религиозная этика, уголовная ответственность.


Задать вопрос