Из истории развития рыбной промышленности на Тюменском Севере в 1920-е годы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 27 июля, печатный экземпляр отправим 31 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №51 (393) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 14.12.2021

Статья просмотрена: 369 раз

Библиографическое описание:

Гришина, О. О. Из истории развития рыбной промышленности на Тюменском Севере в 1920-е годы / О. О. Гришина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 51 (393). — С. 292-298. — URL: https://moluch.ru/archive/393/86838/ (дата обращения: 19.07.2024).



Север Тюменской области — суровый и очень богатый край, его развитие в настоящее время является важным направлением деятельности в России. Основой развития агропромышленного комплекса являются традиционные отрасли — оленеводство и рыболовство. В Ямало-Ненецком автономном округе самое большое поголовье северных оленей в России и в мире, улов сиговых видов рыб в автономном округе составляет половину от российского. Оленеводство и рыболовство — это не только высокоперспективные, но и этнообразующие отрасли, обеспечивающие сохранение традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера [1].

После присоединения к России Западной Сибири на ее территории были образованы Березовский (1593 г.), Сургутский (1594 г.), Обдорский (1595 г.), Мангазейский (1600 г.) остроги и одноименные уезды. Затем современная территория ЯНАО входила в состав Березовского и Мангазейского уездов Тобольской губернии. Административным центром ЯНАО является город Салехард. Город был основан русскими казаками в 1595 году как крепость на мысу при впадении в Обь реки Полуй и первоначально назывался Обдорск — «место при Оби», с 1635 года именовался Обдорской заставой, с 1807 года — село Обдорск. В нем до Октябрьской революции имелись органы управления коренным населением: резиденции самоедской (ненецкой) и остяцкой (хантыйской) инородческих управ. В конце XIX — начале XX века наибольшего расцвета достигла Обдорская ярмарка (проходила ежегодно с 1 по 25 января). Обдорск сохранил свое значение с первых лет установления Советской власти.

После Октябрьской революции, постановлением СНК РСФСР весной 1920 года образована Тюменская губерния, в состав которой вошел Березовский уезд, в который входил и Обдорский край. После установления Советской власти на Тюменском Севере восстанавливается рыбный промысел, который является традиционным для части коренного населения, повышается его значение в развитии пищевой промышленности региона. Весной 1920 года на Обском Севере был образован единственный в Сибири республиканский трест «Областьрыба» с пятью отделениями на местах. Тресту передали национализированные Сибревкомом рыболовные промыслы и промысловые суда. Эти организации стали основой для создания в крае рыбных трестов. Тюменскую губернию ликвидировали после XII съезда РКП(б), ее территория вошла в образованную в 1923 году Уральскую область. В то время в СССР велась большая работа по созданию государственности у коренных малочисленных народов Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока РСФСР.

Так, постановлением ВЦИК от 10 декабря 1930 года в РСФСР образовано 10 национальных округов, в том числе и Ямальский (Ненецкий) округ. С 1930-х годов в городе Салехарде действовал рыбозавод, отдел Главного управления Северного морского пути, объединенный авиаотряд, транспортные базы связистов, геологов, речной порт, ряд других промышленных предприятий. В городе располагались окружной совет, исполнительный комитет, окружные комитеты КПСС и ВЛКСМ, ряд других окружных организаций [2, с. 72-74].

В июле 1930 года заложен Обдорский консервный комбинат с проектной мощностью 3,5 млн банок в год. К навигации следующего года построены корпуса жестяно-баночного и консервного цехов, рыбный причал, лаборатория, запущена электростанция и паровая котельная. К середине 1930-х годов в округе действовало шесть рыбозаводов: Пуйковский, Шугинский, Тазовский, Новопортовский, Аксарковский и Надымский, сеть засоло-приемных пунктов, на промыслах появились моторные лебедки, транспортный флот. Наряду с развитием государственного лова укреплялся колхозный сектор. Салехардский рыбоконсервный завод выдал первую продукцию 10 июля 1931 года. В 1933 году была открыта Новопортовская плавучая консервная фабрика. С 20 июня 1933 года село стало рабочим поселком Салехард. В 1934 году Ямало-Ненецкий округ входил в Обско-Иртышскую область, которая просуществовала год, затем вошел в состав Омской области. В 1936 году предприятия выпускали около 4 млн банок консервов в год. В 1936 году простейшие производственные объединения (ППО) преобразовались в рыболовецкие артели. Указом Верховного Совета РСФСР 27 ноября 1938 года Салехард преобразован в город. В целом рыбная промышленность стала к 1941 году одной из основных в экономике национального округа [2, с. 95, 126]. В августе 1944 года Указом президиума Верховного Совета РСФСР образована Тюменская область, в состав которой вошел Ямало-Ненецкий национальный округ.

Рассматривая историю развития рыбной промышленности на Тюменском Севере в 1920-е годы, необходимо отметить, что в советский период на Севере Западной Сибири сложился крупнейший рыбохозяйственный комплекс Обь-Иртышского бассейна. Социальная значимость рыбных промыслов Обь-Иртышья заключалась в том, что они служили важнейшей частью традиционного хозяйства и источником жизнедеятельности и жизнеобеспечения коренных народов, а также русских старожилов и сибирских татар [3, с. 5-7].

После окончания Гражданской войны в России (1917–1922 годы) главное внимание советского правительства и правящей Коммунистической партии было обращено на решение продовольственного вопроса. Важное место в продовольственной политике уделялось возрождению рыбного хозяйства страны. Совет труда и обороны образовал высший государственный орган управления рыбным хозяйством — «Главрыба», которым руководила коллегия из полномочных представителей Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), Наркомпрода, Наркомзема РСФСР, Союза ловецких коммун и профсоюзов рыбаков Астраханского и Северного промысловых бассейнов. В июле 1920 года Совет труда и обороны утвердил важное постановление, в котором говорилось о том, что рыбная промышленность имеет исключительное значение в деле питания Красной Армии и остального населения, поэтому всем предприятиям необходимо выполнять все заказы Главрыбы в первоочередном порядке после военных заданий.

Весной 1920 года Наркомпрод РСФСР командировал в Тобольск группу специалистов во главе с уполномоченным Наркомата Ф. Н. Пивоваровым. Декрет СТО от 26 февраля 1920 г. выдвигал перед ними неотложные задачи: в кратчайшие сроки организовать на Иртыше и Оби рыбный промысел в государственном масштабе, объединить ловцов в трудовые артели, осуществить охрану рыбных богатств. Для решения намеченной программы был создан республиканский (единственный в Сибири) рыбопромышленный трест «Областьрыба» [3, с. 33-34].

Председателем данного треста был назначен по совместительству тюменский губернский продовольственный комиссар Г. С. Инденбаум. На основании постановления ВСНХ РСФСР от 27 октября 1920 г. «О национализации промышленных предприятий Сибири» в собственность государства перешли все рыбоугодья, расположенные в бассейнах Иртыша, Оби, Енисея. Тресту «Областьрыба» были переданы 136 предприятий и промыслов, 80 единиц промыслового и транспортного флота.

Начало 1920-х годов для рыбной промышленности Обь-Иртышья являлось периодом накопления сил, овладения практическим опытом управления хозяйством. Большую роль в мобилизации коммунистов на хозяйственный фронт сыграла III Губернская Тюменская партийная конференция (май 1920 г.), в которой участвовал председатель ВЦИК РСФСР Калинин М. И. В своем выступлении он подчеркнул, что восстановление хозяйства является самым важным очередным вопросом. По решению конференции на продовольственную работу, в том числе в рыбную промышленность, была направлена четверть всех коммунистов губернии. Экспедиционные части Красной Армии, дислоцированные на Севере, направили в местные хозяйственные органы демобилизованных командиров и политработников. Так, 15 армейских партийцев укрепили Березовскую уездную организацию РКП (б). Бывший комиссар 26-ой Златоустовской дивизии А. Чикин возглавил рыбные промыслы в Обдорске [3, с. 34–35].

В первую очередь руководители треста наладили строгий учет средств производства и создали низовые производственные управления в Березове, Обдорске, Самарове и Сургуте. Специалисты и мастера рыбного дела подлежали демобилизации из Красной Армии, а бывшие арендаторы и управляющие рыбными промыслами привлекались на путину в порядке трудовой повинности. На промыслы вербовались безработные из городов Западной Сибири, крестьяне– бедняки и батраки.

В 1920 году возобновил свою деятельность Обь-Иртышский союз кооперативов (Северсоюз). К этому времени был накоплен первоначальный опыт кооперирования аборигенов Севера. Так, в 1918 году свыше 600 рыбаков и охотников Обдорска и ближних селений объединились в целях совместного ведения хозяйства, создали «Самоедско-Остяцкое инородческое общество «Северный кооператор». Это был первый и единственный в России кооператив северных национальностей. В тяжелейших условиях гражданской войны, анархии и всеобщей разрухи этот кооператив обеспечил занятость промысловиков, их снабжение товарами и продуктами в обмен на пушнину и рыбу. Потребителями сибирской рыбы являлись армия, жители Архангельска, Екатеринбурга, Перми, Тюмени, Тобольска. Часть ценной рыбы суда Карской экспедиции вывезли на экспорт.

В 1921 году Наркомвнешторг РСФСР разместил в Англии и Норвегии заказы на поставки сетематериалов, машинного оборудования и промысловых судов. В том же году правительство выделило 10 миллионов золотых рублей для приобретения за рубежом продовольствия и промышленных товаров для рыбаков.

Постановлением ЦИК и СНК РСФСР о перестройке управления рыбной промышленностью, принятым 25 сентября 1922 года, предусматривалось, что основной формой организации рыбной промышленности признавался трест. В центре и на местах осуществлялся переход к единоначалию, предприятия переводились на хозяйственный расчет. С переходом к новой экономической политике (1921–1928 годы) государство разрешило частникам свободную аренду тех рыбных угодий, которые не использовались предприятиями. Временное оживление частного капитала привело к тому, что частники, используя подкуп, обман, спаивание рыбаков, переманивали их с государственных промыслов на свои участки, спекулировали промысловым оборудованием, вели спекулятивные операции по скупке рыбы и пушнины. Руководители треста нередко потворствовали частникам. Как сообщали в Губернский комитет партии информаторы из Березово и Сургута, Областьрыба не пользуется доверием населения, так как работники её из бывших промышленников и чиновников, и рыбаки часто спрашивают, является ли Областьрыба советской организацией и знает ли Центр о её работе [3, с. 35- 36].

Результатом такого руководства трестом были миллионные убытки, а текучесть рабочих ежегодно достигала 90 %. Необходимо отметить, что Госпланом РСФСР проводилась несправедливая политика цен на рыбу и пушнину, которая отрицательно сказывалась на материальном положении рыбаков. На пушнину, как на предмет экспорта, заготовительные цены непомерно повышались, а рыбные продукты, наоборот, принимались за бесценок и цены оставались ниже довоенных. При этом цены на орудия лова, соль, промышленные товары возросли в несколько раз. Поэтому выгодной являлась заготовка пушнины, а продажа рыбы — убыточной. Высокие цены на пушнину приведи к тому, что на Север устремились государственные, кооперативные и частные заготовители пушного меха: Уралгосторг, Хлебопродукт, Кожсиндикат и даже Крымтабак. Они развернули нездоровую конкуренцию. Тюменский губком партии с тревогой указывал на то, что этот разнобой в деятельности государственных и кооперативных органов приводит к произволу в отношении коренного населения, к расхищению государственных средств, к усилению частного капитала и к подрыву советской власти. На первой Тобольской окружной партийной конференции (1923 года) было указано на необходимость всячески укреплять Областьрыбу, так как развитие промышленности на Севере позволит образовать пролетарский слой населения. В августе 1923 года органы рабочее-крестьянской инспекции приступили к чистке хозяйственного аппарата на Севере, поставив целью изгнать оттуда вредные и преступные элементы, а вместо них выдвинуть коммунистов и лояльных специалистов [3, с. 37].

Чистка проводилась после проведенной всесторонней проверки на предприятиях рыбной промышленности, по результатам которой были выявлены недопустимые факты бесхозяйственности и вредительства. Начальником Областьрыбы назначили опытного хозяйственника из Москвы М. Г. Непряхина, политкомиссаром — бывшего судового механика К. Ф. Кропотина. Вся заготовительная деятельность на Севере была сосредоточена в Рыбном тресте и Северсоюзе, деятельность частных заготовителей категорически запрещалась. В процессе водоустройств, начатого в 1925 году, те рыбные угодья, которые были жизненного необходимы для коренного населения Севера, передавались в его безвозмездное пользование. В 1920 году в Тобольске были созданы профсоюзные организации водников и пищевиков, которые объединяли рабочих и служащих рыбной промышленности, и рассматривались как способ вовлечения трудовых масс в советское строительство. Так, профсоюзы пищевиков разворачивали свою деятельность на тех участках, где решалась судьба рыбной путины. В 1923 году они имели на рыбных промыслах своих профсоюзных уполномоченных, которые разъясняли трудовое законодательство, вовлекали рыбаков в соревнование, заботились об улучшении их быта. Широкое распространение получили различные формы потребительской и промысловой, а затем и интегральной кооперации, которые сочетали государственные запросы с интересами пайщиков. Необходимо отметить, что процессы восстановления рыбного хозяйства протекали на примитивной, унаследованной от прошлого материальной базе, однако, не смотря на трудности, ошибки и просчеты, к началу 1930-х годов (на 3–4 года позже других районов страны) в Обь-Иртышье в результате национализации основных средств производства была создана государственная рыбная промышленность, которая располагала рыбохозяйственным фондом (около 700 промысловых угодий), предприятиями по обработке рыбы, промысловым и транспортным флотом [3, с. 38, 44].

Этот сложный и порой драматичный период истории развития Тюменского Севера нашел отражение в отдельных документах, которые отложились в ГБУТО ГАТО в Фонде Р 1818 «Обско-Тазовский Государственный трест для эксплуатации рыбных и пушных промыслов Тобольского Севера Уральского областного совета народного хозяйства г.Тобольск».

В Предисловии к Архивной описи № 1 «Дела постоянного хранения за 1919–1929 г.г». указанного Фонда, в частности, отражена следующая информация [4].

Рыбная промышленность Тобольского Севера, как государственная, ведет свое начало с конца 1919 года, когда окончательно установилась здесь Советская власть. В качестве государственного органа, регулирующего рыбную промышленность, в Тобольске была организована Губрыба, фактически являющаяся отделом Тюменского Губернского продовольственного комитета по заготовке рыбы (Губпродкома). Необходимо было наладить добычу рыбы для молодого Советского государства в тяжелые годы гражданской войны и иностранной интервенции, когда вопрос снабжения армии и рабочих продовольствием являлся одним из главных. С 22 июня 1920 года Губрыба переименовывается в Обь-Иртышское низовое районное управление по рыболовству и рыбопромышленности (Райрыба) с местопребыванием в г.Тобольске. Основными задачами районного управления являлись: общий контроль и руководство всеми промысловыми и рыбохозяйственными угодьями в бассейне рек Иртыша, Оби, Обской дельты, Тазовской Губы и др.; организация и ведение рыболовного хозяйства в общегосударственном масштабе, всестороннее развитие и усовершенствование этого хозяйства [4].

На основании декрета СНК от 26.02.1920 и приказа Наркомпрода от 05.11.1920 № 134 Обь-Иртышское районное управление реорганизуется с 01 декабря 1920 года в Низовое Обь-Иртышское областное управление рыбными промыслами (Областьрыба) с местонахождением в г. Тобольске с более расширенной структурой, которая лучше помогала организовать дело рыбодобычи на Тобольском Севере. Областьрыба имела следующие отделы: Отдел Управления; Эксплуатационно-промысловый; Снабжения; Транспортно-судоходный; Финансово-счетный; Строительно-Технический.

Рыбные промыслы, эксплуатируемые Областьрыбой, делились на два района: государственного и негосударственного рыболовства. Государственное находилось непосредственно в ведении Областьрыбы, эксплуатировалось ею посредством рыболовов из местного населения с придачей к ним квалифицированных рабочих и лиц хозяйственной и административной службы. На негосударственных промыслах рыболовство производилось трудовыми рыболовными артелями, кустарями и отдельными рыболовами, с которыми заключались договоры.

С 01 января 1922 года все рыботделы в районе негосударственного рыболовства реорганизовались в самостоятельные единицы, именуемые контрольно-арендными пунктами и подчиняемые Областьрыбе. Сама Областьрыба непосредственно подчинялась Главному управлению по рыболовству и рыбной промышленности в России (Главрыба).

После окончания гражданской войны (1917 г. — 1922 г.) по всей нашей стране началось восстановление и дальнейшее развитие народного хозяйства. В соответствии с этими задачами необходимо было не только поднять рыбную промышленность Тобольского Севера, но и увеличить количество рыбных промыслов, снабдив их достаточным количеством оборудования, судов, продовольствия и пр.

В 1923 году областное управление рыбными промыслами было переименовано в Обь-Иртышское управление государственными рыбопромышленными предприятиями (Облгосрыбпром) (постановление ВЦИК и СНК от 25.09.1922 г. и приказ Главрыбы от 16.02.1923 № 60) [5].

Введение комбинированного хозяйства по добыче, скупке, обработке и консервированию рыбы, морского зверя и их продуктов, а также производство пушных операций (заготовка пушнины, организация звероводческих ферм, постановка пушного промысла на научной основе и пр.) требовало создания более крупных организаций, способных осуществить эти мероприятия. Облгосрыбпром не в состоянии был решать эти сложные задачи и был реорганизован в самостоятельные тресты общесоюзного значения. Таким образом, на основании Постановления Совета Труда и Обороны СССР от 02.02.1924 г. № 40 Обь-Иртышский Облгосрыбпром был преобразован в Обско-Тазовский государственный трест для эксплуатации рыбных и пушных промыслов на Тобольском Севере (Обьтрест) под общим управлением и руководством ВСНХ, непосредственным подчинением Уральскому областному Совету народного хозяйства (УОСНХ). Постановлением Малого президиума Уралоблисполкома от 02.03.1925 г. (протокол № 64, параграф 40) был утвержден Устав Обьтреста. Постановлением президиума УОСНХ от 27.03.1925 г. (Протокол № 195) было также утверждено правление Обьтреста в составе трех членов и одного кандидата. Правление вступило в свои обязанности с 24.09.1925 г. (протокол № 1 первого организационного заседания правления Обьтреста от 24.09.1925 г.).

В состав треста входило 9 рыбопромысловых предприятий, представляющих собой объединения отдельных промыслов и факторий по заготовке рыбы и пушнины: Питлярское, Обдорское, Аксарковское, Нангинское, Пуйковское, Воркутинское, Муринское, Паулинское, Тазовское.

Обьтрест сосредотачивал в своих руках всю работу рыбной промышленности и пушных промыслов в районе Обь-Иртышского бассейна, Обской Губы, Тазовской Губы. Наряду с ним действует самостоятельное акционерное общество «Уралгосторг», созданное в 1925 году и занимающееся заготовкой пушнины в том же районе. Ввиду существования двух частично однородных по своей деятельности органов решено было слить Обьтрест с Уралгосторгом. На основании постановления Уральского облисполкома от 16 января 1928 года такое слияние было произведено и образована Тобольская окружная контора акционерного общества Госторг, как новое и самостоятельное учреждение [6].

Помимо Предисловия к Фонду Р1818 были исследованы отдельные документы, в которых отразились события тех далеких лет. Так, в документах Фонда Р1818 исследовано Дело № 72 «Доклад представителей Райрыбы о состоянии рыбопромышленного дела в низовьях реки Оби. Краткий отчет по обследованию промыслов по р. Оби до г.Обдорска» (документы за 1920 год, на 75 листах). В указанном деле имеется три мандата, выданных Пивоваровым — Уполномоченным по рыболовству в Сибири; Северо-западный район, г. Тобольск Народного комиссариата продовольствия (НКП) Главного управления по рыболовству и рыбной промышленности в России «Главрыба»:

– ответственному агенту Уполномоченного Наркомпрода и Главрыбы, Луковскому А. А. (от 15 июня 1920 года № о/600) в том, что он командируется как ответственный агент Уполномоченного наркомпрода и Главрыбы для учета рыбы, орудий лова, продовольствия и по надзору и контролю рыбозаготовительных операций от Тобольска и от Нарымской границы, включая и губы, а поэтому имеет право: непосредственно сноситься со всеми советскими учреждениями; подачи телеграммы с литерой «А» (продовольственная); беспрепятственного передвижения в пределах вышеуказанного района; внеочередного получения железнодорожных и пароходных билетов на железнодорожных станциях и пароходных пристанях; проезда на всех пароходах и поездах особого назначения; пользования советскими и обывательскими подводами. В мандате указано, что всем советским и другим учреждениям надлежит оказывать содействие в исполнении возложенных на него обязанностей [7];

– товарищу Сыромятникову А. П. (от 19 июня 1920 года № о/659) в том, что он командируется совместно с товарищем Луковским А. А. в качестве секретаря по учету рыбы, орудий лова и по надзору и контролю рыбозаготовительных операций от Тобольска и от Нарымской границы, включая и губы, а потому имеет право: внеочередного получения железнодорожных и пароходных билетов на железнодорожных станциях и пароходных пристанях; проезда на всех пароходах и поездах особого назначения; пользования советскими и обывательскими подводами. В мандате указано, что всем советским и другим учреждениям надлежит оказывать Сыромятникову А. П. содействие в исполнении возложенных на него обязанностей [8];

– Шананиной А. Г. (от 21 июня 1920 года № 2457) в том, что она командирована Тобольским районным управлением по рыболовству и рыбной промышленности вместе с товарищем Луковским в качестве переводчицы с остяцкого и самоедского языков с отъезжающей на Север экспедицией, и поэтому имеет право проезда на всех пароходах и судах и на советских и обывательских подводах. Просьба ко всем советским учреждениям и должностным лицам оказывать тов. Шананиной всяческое содействие в пределах законных требований [9].

Также в деле имеется Доклад товарища Луковского о результатах поездки товарищей, которым были выданы вышеуказанных мандаты, с целью учета рыбных промыслов в Низовьях Оби. В докладе указано, что комиссия состояла из сотрудников районного управления Главрыбы в г. Тобольске товарищей Луковского, Сыромятникова, Шананиной. Луковский в качестве ответственного агента, Сыромятников в качестве секретаря, Шананина в качестве переводчицы остяко-зырянского языка. В докладе указано, что комиссия выехала из Тобольска 27 июня 1920 года в 6 часов утра на пароходе «Омск» для обследования, контроля и взятия на учет рыбы, продуктов, орудий лова, инвентаря и прочего имущества на всех рыбопромысловых заведениях, как национализированных, так и частных лиц, во всех кооперативных учреждениях по пути следуя и инструктируя агентства. В 6 часов вечера 29 июня 1920 года прибыли в село Самарово, где их встретил агент Малиновский [10].

В докладе указано, что пароход «Омск» далее следовал на Томск, а экспедиции пришлось ждать в селе Самаровском пароход «Пермяк», который следовал в Обдорск. В докладе Луковского указано, что как только они устроились на квартире, Луковский пригласил к себе Малиновского для переговоров. В ходе беседы выяснилось, что Малиновский занимался только взятием на учет и отправкой мороженой рыбы в Тобольск и больше ничего не предпринимал: им не было взято ничего на учет, он не посетил ни одного песка (промысла), и на вопрос Луковского, что же он здесь сделал, честно ответил, что ничего. При этом Луковский отметил в докладе, что Малиновский человек честный и желающий работать, но не был инструктирован и поэтому не осмеливался что-либо предпринимать. В докладе Луковского отмечено, что он указал Малиновскому на его права и обязанности и что он должен немедленно приступить к работе по взятию на учет рыбы, орудий лова и продовольствия, указал на необходимость посетить все пески (промыслы) его района, узнать нужды рабочих, нужды песка (промысла). Малиновский обещал всё это выполнить. Затем комиссия бегло осмотрела склады Самаровского кооператива и районной конторы, где оказалось незначительное количество соленой и сушеной рыбы, часть закупоренной, а часть за неимением закупорки (упаковочных материалов) лежала в стопах, затем сто невыделанных кож, взятых на учет Губкож. В докладе отмечено, что по информации Малиновского, рабочие за погрузку и выгрузку рыбы берут 20 рублей, при этом таких рабочих не хватает, в селе Самаровском нет комитета по трудовой повинности, поэтому было решено с помощью местного органа власти (Волисполком) организовать митинг. Митинг прошел 29 июня в 8 часов вечера, на митинге выступили следующие товарищи. Товарищ Пестов — коммунист, который ехал на службу в Березовский военкомат, ознакомил с коммунистической программой, он отметил, что Советская власть защищает только интересы рабочих и крестьян и призывал к дружной и плодотворной работе. Товарищ Сыромятников ознакомил с текущим моментом и трудовой дисциплиной. Товарищ Луковский ознакомил присутствующих с вновь организованным в г.Тобольске Управлением Райрыбы, какие цели и задачи она преследует [10, 57об].

В докладе отмечено, что присутствующие задавали вопросы и высказывали недовольство тем, что рыбу у них принимали по 115 рублей за пуд, а муку до сих пор они получают по 220 рублей за пуд. По этой причине они воздерживались от сдачи рыбы. Луковский пояснил, что теперь районное управление как учреждение государственное, не допустит такой эксплуатации. В докладе отмечено, что в 12 часов ночи пароход «Пермяк» дал первый свисток и митинг пришлось закончить.

Далее в докладе Луковский подробно описывает все посещения рыбопромысловых заведений и все мероприятия, которые они там проводили с указанием должностных лиц, ответственных за работу в посещаемых местах и их действий. Так, Луковским отмечено, что вечером 8 июля приехали в Обдорск, где и остановились в ожидании парохода «Волна», чтобы двинуться дальше. Луковским отмечено в докладе, что они встретились с их агентами товарищами Филипповым, Королевым, Бусыгиным, Масловым, Усковым и Ершовым. Также Луковский отметил, что встретили их агенты как со служебной стороны, так и с товарищеской весьма холодно. На вопросы Луковского и Сыромятникова отвечали неохотно, а иногда враждебно, как им казалось. Луковский отметил, что иначе и быть не могло, потому что эти агенты являются сотрудниками Главрыбы и оказалось, что снабжены, как он выразился в докладе, трёхаршинными мандатами, поэтому считают, что сами себе хозяева и делают так, как каждый хочет. Правильно это или нет, на это есть масса указаний, где будет доказано составленными актами [11].

Также в докладе отмечено, что на катере Туполева «Товарищ» 23 июля 1920 года пристали на песок Туполева в Пуйко. После чего в Пуйко назначили собрание рабочих для выбора двух представителей для участия в учете. При этом выслушали массу заявлений о неудовольствии от заведующего песком Киселева. Закончив собрание, приступили к учету продуктов, орудий лова, инвентаря и прочего имущества. По окончании учета 25 июля 1920 года поехали на песок бывший Плотникова в Нанги. Когда приехали в Нанги, от рабочих и инородцев, узнавших о приезде комиссии, начали поступать заявления на неправильную и несвоевременную выдачу продуктов заведующим районом Слободским как в количественном так и в качественном отношении. Товарищи рабочие заявили, что приказчики и заведующий едят сеянку первого сорта, а рабочие пшеничную. Инородцы получают вместо пуда муки пуд печеного хлеба, вместо трех коробок спичек две коробки, задерживалась выдача чая, а некоторым совсем не выдавалась. Луковский отметил в докладе, что, выслушав отдельные заявления, он попросил рабочих консервной фабрики, песков и инородцев собраться на второй день к 9 часам вечера. На собрании выступил товарищ Сыромятников, который указал рабочим на их права и обязанности, предложил коллективу консервной фабрики принять в свой коллектив рабочих песка и инородцев, у которых нет своего завкома (заводского комитета — профсоюзный орган), а также предложил избрать свой завком. Также выступил Луковский, указав на те дефекты и на все то зло, которое до сих пор чинят рабочим буржуазия и их прихвостни заведующие и приказчики. Для борьбы против этого зла принимаются самые решительные меры [12].

К инородцам на остяко-зырянском языке выступила товарищ Шананина. Она ознакомила инородцев с тем, что такое Советская власть и чьи интересы она защищает. Луковский в докладе указал на то, что после собрания они узнали, что все инородческое население болеет. На вопрос, есть ли больница, заведующий песком ответил, что через неделю больница будет готова. Луковский отметил, что пошел осмотрел достраивающуюся больницу, вид которой был скорее похож на Николаевский каземат с общей сплошной нарой, очень неудобной для лежания больных. Луковский с Сыромятниковым заявили Слободскому, что общие нары для больных неудобны и их нужно убрать, заменив их простыми из трех досок и четырех кольев койками. На что Слободской ответил, что он делает так, как он понимает и как хочет, а кто будет на будущий год, тот пускай делает лучше. Луковский указал в докладе, что он тогда обратился к доктору и переговорил с ним. На другой день нары убрали, начали настилать полы и делать койки. На вопрос заведующему, почему заведующий и приказчики кушают сеянку и получают по пять фунтов сахару, он ответил, что рабочим выдавали хлеб из сеянки в праздник Петров день. Что же касается сахара, то Центросоюз выдал только заведующим и приказчикам, спички временно выдавались по две коробки, дополнительно будет выдано до трех коробок. При этом в докладе Луковским отмечено, что все это лишь отговорка и все это делалось умышленно. После этого комиссия приступила к учету всего, что имеется на складах и барже. Луковским отмечено, что все имеющиеся товары показывались неохотно. В барже в одной из кладовых в углу, забросанном разным хламом было обнаружено 16 плит кирпичного чая, который был совершенно не годный к употреблению, так как был подмочен и сгнил, а также 6 пудов 37 фунтов табаку также сгнившего. А в одном из мучных складов обнаружено 16 мешков сеянки первого сорта, а остальная мука, сложенная в ярусах, была стушевана (смешана): часть пшеничной и часть сеянки низшего качества. На вопрос Луковского, почему мука смешана сеянка с пшеничной, заведующий Слободской ответил, что вся мука получена из Главрыбы, как пшеничная. Тогда представитель от рабочих песка Нанги обратился к товарищу Сыромятникову с предложением, разложить муку по сортам, то есть отделить сеянку от пшеничной. На что товарищ Сыромятников ответил, что рабочие завтра изберут Завком и устроят субботник, на котором и проделают эту работу и распределят муку. Услышав это, Слободской крикнул, что не допустит никаких Завкомов, и если придет Комитет, то он Слободской закрывает кладовую на замок и бросает работу. В докладе отмечено, что все присутствующие были возмущены выходкой буржуазного прихвостня Слободского. Товарищ Сыромятников горячо протестовал и приказывал подчиниться власти рабочих и крестьян. Луковский указал в докладе, что после горячих прений, товарищ Сыромятников не выдержал наглости Слободского и на какое-то время покинул нас. В докладе указано, что обо всем произошедшем составлен акт [12, 60об.].

В докладе Луковского указано на факты препятствования его работе со стороны должностных лиц на местах. Он отмечает, что на все посылаемые им своему руководству телеграммы о том, что работать нет возможности, со всех сторон препятствия, бороться нет полномочий, получались ответы о том, что предлагается продолжать работу, а впоследствии и приказывалось [13].

Подводя итоги своего доклада, Луковский пишет о том, что как видно из всех дел наших агентов, они исключительно заняты собственными делишками. Всё то, что там творится, невозможно ни рассказать, ни описать, так как в докладе изложена только частица того, что там происходит. Общее же положение таково. Большой недолов рыбы и на это есть масса причин: поголовное заболевание инородческого населения, позднее прибытие промышленников, местами неимение мережи (рыболовная снасть), несвоевременная заброска соли и пр. нашими агентами. Всеми заведующими песков не выдаются полностью инородческому населению продукты; хлеб выдается в печеном виде, но не пропеченный; спички и другие продукты местами выдавались не полностью. Все это отражается на ловле, так как инородческое население возмущено. Как инородческое, так и русское ловецкое население без всякой медицинской помощи. Бараки песков, в которых помещаются рабочие, местами удовлетворительны, местами совершенно невозможны, так как протекают. Все те недочеты, которые были у Главрыбы в 1920 году должны быть устранены к 1921 году. В докладе отмечено, что необходимо принять решительные меры против тех заведующих, которые грабительски обирали инородцев и против тех агентов, которые явно совершали преступления по службе. Луковский предлагает в будущем Главрыбе воздерживаться от посылки людей в качестве агентов неблагонадежных, так как там на местах это имеет важное значение и агентам приходится вести борьбу против того зла, которое там творится. Публика там явно контрреволюционная, поэтому если делает что-то, то во вред. Он пишет, что если Тюмень называет Тобольское районное управление белогвардейщиной, то там дело обстоит еще хуже. Далее Луковский пишет, что заканчивая свой краткий доклад, он думает, что он не останется гласом вопиющего в пустыне и будут приняты меры борьбы против всего зла и всех недочетов. В заключении Луковский пишет, что если угодно, задавайте вопросы, на которые я вам отвечу подробно. Доклад напечатан на печатной машинке, в конце доклада имеется рукописная запись простым карандашом «Сотрудник Райрыбы Луковский, 01 октября 1920 года» [14].

Большой интерес в вышеуказанном архивном фонде Р1818 представляет Дело № 366 «Приказы ВСНХ, Наркомпрода, Госрыбсиндиката о ликвидации госрыбпрома и Госрыбторга. Постановления Экономического совещания РСФСР от 13.01.1925 об основных условиях отвода рыболовных угодий в пользование госрыбтрестов. Протокол заседания промышленной секции при Наркомвнуторге от 25.06.1924 по докладу начальника Обско-Тазовского треста в своей работе (в копиях). Переписка с Главным экономическим управлением ВСНХ РСФСР, Главным управлением рыболовства Наркомзема, ОблСНХ, Уралгосторгом о взимании арендной платы за пользование рыбными угодьями Тобольского Севера, об использовании рыбфлота, налоговой кампании, работе кооперации на Крайнем Севере и др. Обзор торговой деятельности Облгосрыбпрома и Обьтреста» (начато 17.04.1924 года, окончено 19.10.1925 года, на 268 листах). В данном деле имеется письмо начальника Облгосрыбпрома товарища Непряхина от 16 февраля 1925 года № 371/б в адрес Председателя Президиума областного Совета народного хозяйства товарища Локацкова в г. Свердловск, в котором он отмечает, что в дополнение к направленному в соответствии с установленными требованиями бухгалтерскому отчету за хозяйственный год с 01 октября 1923 г. по 01 октября 1924 года с пояснительной запиской главного бухгалтера, он со своей стороны как начальник Облгосрыбпрома, руководивший в отчетном периоде хозяйственной жизнью предприятия, считает необходимым дополнить указанный отчет особыми пояснениями. В частности, в указанных пояснениях отмечено, что работать на Тобольском Севере трудно, так как низка производительность труда в обстановке общей малокультурности, даже дикости, примитивности всякой техники и суровых условий приполярной природы. Оборот капитала исключительно медленный. Рыбный промысел, который является основой хозяйства Облгосрыбпрома, находится в состоянии жалком. Рыбопромысловое имущество и рыбопромысловый флот достались нам от старых владельцев и от прошлых времен в потрепанном разрушенном виде. Между тем, с 1921–1922 года Облгосрыбпром находится на строгом хозяйственном расчете, ни откуда ни одной копейки в качестве пособия не получал, хозяйство воспринял от эпохи военного коммунизма дезорганизованное, а оборотный капитал скудный, не покрывающий даже 50 % минимально необходимых для нормального оборота средств. При этом Облгосрыбпром несет на себе все тяготы обычных налогов, как и всякое рентабельное предприятие, работающее в лучших условиях. В пояснительной записке отмечено, что в отчетном году было особенно трудно работать, так как это год отличался небывало разрушительными стихийными явлениями природы. Так, в начале лета на Тобольском Севере было небывало обильное полноводие реки Щучьей, что сорвало лов обской сельди; затем все лето дули частые и сильные ветры, сорвавшие частично вонзевой и салмочный лов. Помимо этого были две бури: 15–19 июня и 20–21 августа, которые разбили две наши баржи, утопив некоторое количество разных материалов и товаров и попортив часть уловленной и обработанной рыбы, убытки от этих двух бурь составили 27468 руб. 96 коп. Общий же размер ущерба от вредных стихийных явлений природы Тобольского Севера в рыбопромысловую компанию 1924 года учесть не представляется возможным, но он гораздо более приведенной частной цифры. Поэтому неудивительно, что отчетный год закончен с небольшой прибылью в сумме 6375 руб. 99 коп., что составляет 1 % от оборотного капитала. Но при имеющихся условиях можно было ожидать, скорее всего, убытков, поэтому их отсутствие в данном случае является наилучшим объективным показателем жизненности предприятия. [15]

Ценность вышеуказанных архивных документов в том, что они являются первоисточником и позволяют установить точную картину того, что происходило в те далекие годы.

Литература:

  1. Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «О государственной поддержке социально-экономического развития Ямало-Ненецкого автономного округа» от 15.12.2017 № 526-СФ // Собрание законодательства РФ. 25.12.2017. — № 52 (ч. I). -ст. 7967.
  2. Морозов Ю. А. Ямал: Власть и Север (популярный иллюстрированный очерк истории государственного строительства). Ю. А. Морозов, В. А. Пермяков. — Салехард, Санкт-Петербург: ООО «Русская коллекция СПб». 2008. — С.72–74.
  3. Прибыльский Ю. П. Рыбное хозяйство Обь-Иртышья в XX веке. / Ю. П. Прибыльский; (отв. ред. О. Н. Науменко, А. А. Валитов); Тобольская биологическая станция РАН. Москва. 2008. С.5–7.
  4. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818. Л.1. Предисловие к Архивной описи № 1.
  5. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818. Л. 2–3. Предисловие к Архивной описи № 1.
  6. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818. Л. 3, 4, 6. Предисловие к Архивной описи № 1.
  7. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л.3.
  8. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л.5.
  9. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л.6.
  10. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л.57.
  11. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л.58, 58об.
  12. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л.60.
  13. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л.62.
  14. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.72. Л. 64об., 65.
  15. ГБУТО ГАТО. Ф. Р1818.Оп.1.Д.366. Л. 226–227.
Основные термины (генерируются автоматически): рыбная промышленность, Тобольский Север, доклад, Тобольск, промысл, Россия, РСФСР, Советская власть, орудие лова, товарищ Сыромятников.


Похожие статьи

Сельское хозяйство и промышленность юга Тобольской...

В Тобольской губернии заметные позиции в структуре экономики региона занимала кожевенная промышленность.

В Тобольской губернии промысел сосредотачивался в основном в Шатровской волости Ялуторовского уезда, в которой почти на каждое село приходилось по 10 и...

Развитие промышленности в старом Тюкалинске

Промышленность Тюкалинского уезда к началу XX века занимала ведущее место в Тобольской губернии, в состав которой он входил.

Кожевенное производство являлось ведущей отраслью обрабатывающей промышленности Тобольской губернии.

Рынок рыбной продукции в Российской Федерации

 Рыбная отрасль России является отраслью продовольственного значения, она достаточно сложная, имеющая развитую систему межотраслевой

По данным Росстата подготовим таблицу 1 о средних ценах производителей рыбы и рыбной продукции в Российской Федерации.

Традиционные промыслы Башкирских племен: звероловство...

Библиографическое описание: Гималтдинова, И. И. Традиционные промыслы Башкирских племен: звероловство, птицеловство, рыболовство.

Занимаясь этим промыслом, они освоили сложную систему приемов приручения и способов охоты на диких зверей и птиц.

Рыбный мир М. Е. Салтыкова-Щедрина | Статья в журнале...

Библиографическое описание: Агафонова, А. А. Рыбный мир М. Е. Салтыкова-Щедрина / А. А. Агафонова.

Главный герой рассказа «Коза» – советский служащий государственного аппарата Забежкин. Читая рассказ, невольно в памяти всплывает образ Башмачкина из повести Н.В...

Михайловский скит: утраченная святыня Тобольской губернии

На месте Дома инвалидов, расположенного в деревне Михайловка Тобольского района, до революции находился Михайловский скит. В настоящее время уцелело единственное здание из красного кирпича, внешний вид которого полностью искажен «евроремонтом».

Рыболовство в традиционном мировоззрении коми-пермяков

Результативность рыбного промысла коми-пермяки связывали с настроениями водяного духа – Вакуля.

Уяснение причинной связи между подготовкой к рыбалке и результатами лова приводило к появлению многих поверий и примет среди населения округа.

Служебная и общественная деятельность священников...

церковного устава и нотного пения в Тобольском приходском училище; преподаватель священной истории; наблюдатель церковно-приходских школ по Тобольскому благочинию; смотритель в Тобольском духовном окружном училище; наставник сельского училища; член...

Похожие статьи

Сельское хозяйство и промышленность юга Тобольской...

В Тобольской губернии заметные позиции в структуре экономики региона занимала кожевенная промышленность.

В Тобольской губернии промысел сосредотачивался в основном в Шатровской волости Ялуторовского уезда, в которой почти на каждое село приходилось по 10 и...

Развитие промышленности в старом Тюкалинске

Промышленность Тюкалинского уезда к началу XX века занимала ведущее место в Тобольской губернии, в состав которой он входил.

Кожевенное производство являлось ведущей отраслью обрабатывающей промышленности Тобольской губернии.

Рынок рыбной продукции в Российской Федерации

 Рыбная отрасль России является отраслью продовольственного значения, она достаточно сложная, имеющая развитую систему межотраслевой

По данным Росстата подготовим таблицу 1 о средних ценах производителей рыбы и рыбной продукции в Российской Федерации.

Традиционные промыслы Башкирских племен: звероловство...

Библиографическое описание: Гималтдинова, И. И. Традиционные промыслы Башкирских племен: звероловство, птицеловство, рыболовство.

Занимаясь этим промыслом, они освоили сложную систему приемов приручения и способов охоты на диких зверей и птиц.

Рыбный мир М. Е. Салтыкова-Щедрина | Статья в журнале...

Библиографическое описание: Агафонова, А. А. Рыбный мир М. Е. Салтыкова-Щедрина / А. А. Агафонова.

Главный герой рассказа «Коза» – советский служащий государственного аппарата Забежкин. Читая рассказ, невольно в памяти всплывает образ Башмачкина из повести Н.В...

Михайловский скит: утраченная святыня Тобольской губернии

На месте Дома инвалидов, расположенного в деревне Михайловка Тобольского района, до революции находился Михайловский скит. В настоящее время уцелело единственное здание из красного кирпича, внешний вид которого полностью искажен «евроремонтом».

Рыболовство в традиционном мировоззрении коми-пермяков

Результативность рыбного промысла коми-пермяки связывали с настроениями водяного духа – Вакуля.

Уяснение причинной связи между подготовкой к рыбалке и результатами лова приводило к появлению многих поверий и примет среди населения округа.

Служебная и общественная деятельность священников...

церковного устава и нотного пения в Тобольском приходском училище; преподаватель священной истории; наблюдатель церковно-приходских школ по Тобольскому благочинию; смотритель в Тобольском духовном окружном училище; наставник сельского училища; член...

Задать вопрос