Психологический анализ биографических эпизодов наркозависимых | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №49 (391) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 03.12.2021

Статья просмотрена: 10 раз

Библиографическое описание:

Чернышева, А. В. Психологический анализ биографических эпизодов наркозависимых / А. В. Чернышева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 49 (391). — С. 345-349. — URL: https://moluch.ru/archive/391/86341/ (дата обращения: 20.01.2022).



В статье представлены результаты диагностики типов личности и стилей семейного воспитания лиц подросткового и юношеского возраста, проходящих лечение от наркотической зависимости. В статье приводятся биографические выдержки молодых людей, позволяющие подробно проанализировать причины первичного употребления наркотического вещества и в целом траекторию формирования пагубного пристрастия. Делаются выводы о стилях семейного воспитания как первопричины формирования зависимости молодых людей.

Ключевые слова: подростки, юноши, наркотики, акцентуации характера, тип личности, стиль семейного воспитания.

В конце двадцатого столетия российское общество столкнулось с беспрецедентной по масштабам и последствиям проблемой, которая и сегодня далека от своего решения. Мы имеем в виду стремительное распространение наркомании и вовлечение в сферу потребления наркотических веществ лиц подросткового и юношеского возраста. Несмотря на усилия государственных и общественных организаций проблема наркотизации молодежи по-прежнему остается острой, а потому актуальной.

Научные исследования, посвященные изучению личности наркозависимого, фиксируют свое внимание на психологических особенностях больных, мотивах употребления и мотивах прекращения, психологическом состоянии больного в стадии ремиссии, а также факторах, провоцирующих срыв. Кроме того, существует ряд плодотворных исследований, ориентированных на предупреждение формирования аддикции. Обобщение и систематизация накопленных с годами эмпирических фактов позволили создать достоверную картину действительности объяснения и описания явления наркотизации общества. Однако в нашей работе мы хотели бы пополнить имеющуюся картину действительности не только результатами диагностики, но и выдержками из биографического описания жизни молодых людей, пристрастившихся к употреблению наркотиков в юном возрасте.

Психологическая диагностика и сопровождение молодых людей было организовано на базе ОАО «Областной реабилитационный центр для лиц, страдающих наркоманией» г. Самары. В целях неразглашения конфиденциальной информации все приведенные в данной статье имена изменены. Нами были обследованы молодые люди подросткового и юношеского возраста (14–20 лет) и их семьи, в которых они воспитывались. Общее количество обследуемых молодых людей составило 80 человек. Все они проходили лечение от опиоидной зависимости на базе указанного центра в 2019–2021г.

Часто запускающим механизмом принятия психоактивных препаратов являются психологические характеристики пубертата, весьма незащищенного возрастного периода относительно дистрессовой стимуляции. Препараты опиоидной группы становятся средством снятия напряженного состояния, релаксации и подъёма энергетических ресурсов, придающих вместе с тем уверенность в собственных силах, так щедро «одаривающих» субъективным чувством собственной привлекательности в кругу значимых лиц. Другой частой причиной приобщения к наркотикам является стилистические особенности семейного воспитания, при котором ребенку дается либо безграничная свобода, либо, напротив, ее ограничение. Однако степень заинтересованности в наркотиках зависит, как считал, В. С. Битенский, от группы мотиваций: это и личностные черты, стиль семейного воспитания, условия окружающей среды, и, конечно, генетическая предрасположенность [5].

В ходе обследования на предмет выявления акцентуированных черт личности (методика А. Е. Личко) [4] молодые люди были поделены на четыре группы:

  1. группа характеризуется неустойчивостью самооценки, подверженностью влиянию других людей, что свойственно конформному типу личности. Такая группа составила 46 % от общего числа обследуемых.
  2. группа характеризуется преобладанием таких черт, как выраженная «театральность», потребность испытывать повышенный интерес к собственной персоне со стороны других, что свойственно демонстративному типу личности. Такая группа обследуемых составила 25,5 % от общего числа.
  3. группа представляет собой сенситивных личностей с низкой самооценкой, аффективной впечатлительностью, склонностью к обидам и нерешительностью. Таких обследуемых оказалось всего 16 %.
  4. группа обследуемых лиц составила 12,5 %, представляющих психостенический тип личности, со свойственными ему чертами: неуверенность, повышенная тревожность, мнительность и т. п.

Анализируя семейную обстановку, можем отметить, что преимущественно молодые люди воспитывались в полных семьях. Однако не многие семьи, не смотря на их полный состав, можно было назвать благополучными. Так значительная часть молодых людей с раннего детства были не ограничены в своих правах, свободе: родители большую часть времени проводили на работе, а в свободное время расслаблялись посредством употребления алкогольных напитков. В семьях, функционирующих по типу гипоопеки, ребенок испытывает недостаток любви, тепла, внимания со стороны родителей, что и случилось с нашими испытуемыми. Также была и другая часть молодых людей, которых воспитывались в неполных семьях. Отношение с близкими складывались по типу гиперопеки со стороны матерей, бабушек, дедушек; было отмечено потакание всем желаниям и потребностям ребенка, освобождение его от всех домашних обязанностей. Такая безграничная свобода формируют у подростка ложную систему ценностей. Среди общей выборки были обнаружены и такие молодые люди, чье воспитание проходило в семьях, функционирующих по типу жесткого обращения с ребенком и требованием повышенной моральной ответственности от ребенка. Психологическая диагностика родителей с использованием методики «Анализ типов семейного воспитания» Э. Г. Эйдемиллера, В. В. Юстицкиса подтвердила выявленные в ходе общения с молодыми людьми указанные стили воспитания в семье [6].

Интервьюированная беседа с молодыми людьми, проходящими лечение от наркотической зависимости, отражает характер их взаимоотношения с родителями, характеристику условий, в которых дети воспитывались. В качестве примеров приведем несколько биографических эпизодов, рифмующихся с выделенными типами личности и стилями воспитания в семье.

Биографический эпизод 1. Тип семейного воспитания — потворствующая гиперпротекция.

Прохор, 17 лет, поступил в отделение впервые. Употребляет наркотические вещества с 15 лет. Впервые попробовал наркотик «анашу» в окружении своих товарищей. Первыми чувствами стали головокружение, отрешенность от всего мира, состояние эйфории. Такое состояние очень понравилось, затем начал употреблять ежедневно. С 16 лет употребляет наркотик героин, употребляет его внутривенно или через дыхательные пути.

В семье воспитывался единственным ребенком. Воспитывался до 5 лет с матерью и отцом. Отец употреблял спиртные напитки, скандалил. Когда Прохору исполнилось 5 лет, родители разошлись. В семейном воспитании принимали участия бабушка, дедушка, мама. Семья была материально обеспеченная, с высшим образованием. Ребенок находился в центре внимания семьи. Бабушка, дедушка стремились удовлетворить все его потребности. В школе Прохор учился удовлетворительно, все желания исполнялись, одежда у него была лучше, чем у других школьников по классу. В старших классах стал пропускать школьные занятия, успеваемость снизилась. Приходил в школу в одежде, которая не соответствовала школьному стандарту. Хотел выделиться среди учеников одеждой, поведением. Участились конфликты с учителями. В домашней обстановке, винили во всем школу. Прохора в 6 классе перевели в другую школу, в другой школе поведение оставалось неудовлетворительным. Мама говорила, что ребенок способен, талантлив, но при таком школьном воспитании не смогли раскрыть его талант. И вот он теперь не слушается ни бабушки, ни дедушки, ни матери. В 9 классе стал агрессивным, стал просить деньги на более дорогие вещи, по дому не помогал, появились новые друзья, которые его понимают. По словам Прохора, «друзья меня понимают, восхищаются, ко мне внимательны, слушают меня, сопереживают. Мне нравится находиться в центре внимания, когда ко мне относятся безразлично, я страдаю». Закончил 9 классов, устроился на работу, продавал сим-карты, затем перешел на продажу наркотических веществ. Когда милиция узнала о продаже наркотиков Прохором, мама, бабушка, и дедушка не стали выяснять ситуацию, а опять же обвинили милицию, в том, что она плохо работает, а Прохор здесь не причем. В 16 лет Прохор требовал больше денег, говорил, что нужно на подарок любимой девушке, на дискотеку, на личные расходы. Затем стали пропадать вещи из дома, стал не ночевать дома. И в один прекрасный вечер Прохора привезли с наркотической комой в отделение реанимации. В этот раз родители винили друзей, которые пристрастили Прохора к наркомании. Первый раз употребил наркотик в компании друзей, хотел выделиться среди друзей, показать себя смелым, свободным, чтобы друзья восхищались им. На вопрос бабушки, почему ты употребляешь наркотики, Прохор говорит: «знаешь, какой это кайф!». В отделении Прохор вел себя демонстративно: болезненное самолюбие, повышенная эмоциональность, выраженная театральность, хотел, чтобы на него обращали внимание, больше чем на других. Если он видел, что на других обращают больше внимания, то он устраивал скандалы, предъявлял претензии, что лечат не так эффективно. Угрожал, что может покончить жизнь суицидом.

Взаимоотношения с родственниками разное, к бабушке он относится агрессивно, т к. она не понимает его состояния. При матери и дедушке начинал плакать и жаловаться. Анализ беседы показал: юношу воспитывали по типу потворствующая гиперпротекция. Ребенок в семье был кумиром семьи, что не позволило сформировать в нем ответственность, самостоятельность, умение принимать решение.

Биографический эпизод 2. Тип семейного воспитания — гипопротекция.

Игорь, 19 лет, поступает в психо-наркологическое отделение повторно. Впервые употребил наркотик «анашу» в 14 лет. Курил 2 года, затем перешел на наркотик опиум. В настоящее время употребляет героин внутривенно или через дыхательные пути.

Воспитывался в полной семье, родители рабочие. В семье двое детей. Отец работает по 12 часов в сутки, свободное время употребляет алкоголь. Мать работает, свободное время занимается домашними делами. В доме постоянно конфликты. Семья материально обеспеченная. Ребенка одевали и кормили хорошо. Но с раннего детства ребенок предоставлялся самому себе, родителям было некогда. В начальной школе домашнее задание проверяла старшая сестра. Игорь учился на три и четыре. В свободное время занимался тем, чем хотел. Ребенок мог заниматься чем угодно, если даже и существовали какие-то запреты, ребенок легко их нарушал, знал, что с него никто не спросит. Сам выбирал себе друзей. Игорь рассказывал, что мог уехать с друзьями на рыбалку и вернуться вечером, и родители не подозревали, где он находился. В старших классах стал пропускать уроки, хуже стал учиться. Родителей вызывали в школу, но они не всегда могли прийти, так как не было времени. В 14 лет познакомился с друзьями, и они предложили ему покурить «анашу». Говорили, что ничего страшного в этом нет. Первое употребление не понравилось, думал, что больше никогда не будет курить. Но со слов пациента «опять пришли друзья, и я не мог отказаться курить анашу, ощущал состояние комфорта. В то время у меня понятия были такие, что все это временное, и все в моем возрасте употребляют анашу. В 16 лет мне предложили наркотик опиум, так как не было анаши. С другом пили опиум с чаем, нам сказали, что не будет зависимости. Где-то через полгода появился насморк, озноб, общее недомогание. Я думал, что это грипп, но это были первые признаки абстинентного синдрома. Вечером друг принес опиум в малом количестве и предложил ввести внутривенно, так как его мало. Первые 2 года родители не знали, что я наркоман. Когда я был уколотый днем, при родителях засыпал сидя, они смеялись, думали, что весна и не хватает витамин в организме». Впервые родители узнали от посторонних людей. В отделение поступил по собственному желанию, желает вылечиться и устроиться на работу. В психо-наркологическом диспансере поведение наблюдалось общительное, выполняет любую работу. В любой ситуации подчиняется большинству, нет индивидуального собственного мнения, можно легко переубедить. Взаимоотношения с родителями не теплые, ограниченные, формальные.

Анализ беседы показал: причиной возникновения наркомании является неверное семейное воспитание по типу гипопротекции. Родители заботились о формальном комфорте ребенка: еда, одежда, школа, но близких отношений с родителями не сложилось, что способствовало формированию конформного типа личности, зависящего от чужого мнения, ищущего опеку в других людях. Все это спровоцировало попадание в антисоциальную среду, а конформный тип личности, как известно, подчиняется правилам группы.

Библиографический эпизод 3. Тип семейного воспитания — жесткое обращение родителей к ребенку.

Владимир, 16 лет, поступает в психо-наркологическое отделение повторно, поступает по собственному желанию. Впервые употребил наркотик «анашу» в 13 лет. В настоящее время употребляет наркотик героин внутривенно или через носовые дыхательные пути.

Владимир воспитывался с матерью и отчимом. Единственный ребенок в семье. Родители работают. Отчим злоупотребляет спиртными напитками, а мать периодически употребляла алкогольные напитки. По словам матери, ребенок был нежеланным, рос непослушным. Когда ему было 3-4 года на прогулке невозможно было спокойно гулять, он постоянно куда-то бежал, приходилось наказывать физически. В школе заниматься не хотел, пропускал уроки, приходилось наказывать периодически ремнем. Владимир рассказывает, что не любит свою мать и отчима. Далее со слов пациента: «мне кажется, что это не моя мать. Отчим часто наказывал меня ремнем, а когда был в нетрезвом состоянии бросал меня как кошку из одной комнаты в другую. Сколько помню, мне не хотелось идти домой, дома как всегда пьянки или скандалы. Жил все время под страхом, боялся пригласить к себе кого-нибудь из друзей, так как отчим может валяться пьяный. А я не хотел, чтобы об этом узнали. Мне стыдно было, хотя, наверное, люди не раз видели его пьяным. Стыд свой переносил болезненно, не переносил общения с одноклассниками. Когда подходил к двери дома, у меня начинало колоть сердце. Мать говорила, что нас родители били, и мы выросли не хуже других. А вот нынешнюю молодежь избаловали. Потом я начал ночевать у своих друзей. В старших классах я познакомился с друзьями, у них был свой подвал, там были кровати и стол. И я стал постоянно там находиться, так как там было спокойно, меня никто не трогал, меня понимали. Я знал, что кроме них, я никому не нужен. Затем мы начали курить анашу, первое впечатление — плохое состояние, тошнота, головокружение и я сразу заснул. Затем мне снова предложили, я не смог отказаться, хотел им угодить, хотел быть хорошим перед друзьями. Потом мне понравилось курить анашу. В 14 лет попробовал внутривенно опиум, сразу после первого употребления почувствовал удовлетворение и мне захотелось постоянно испытывать такое состояние. Сейчас в настоящее время употребляю героин внутривенно или через носовые дыхательные пути».

В психо-наркологическом диспансере поведение неустойчивое, проявляется нервозность, неуверенность в себе, заниженная самооценка. Взаимоотношения с родителями холодные. С отчимом отказывается разговаривать. По словам Владимира, вылечиться от наркомании он не желает, пусть проживу мало лет, но я буду жить в свое удовольствие.

Анализ беседы показал, что причиной возникновения наркомании, стало семейное воспитание по типу жесткое обращение с ребенком. Ребенку с раннего детства была не знакома любовь, теплые отношения с родителями. Не получив понимание, заботу в своей семье, он искал ее в кругу сверстников или иных взрослых. Однако компания подвернулась неподходящая. Потребность в любви сформировал сенситивный тип личности. Ситуация Владимира достаточно типична, когда в поисках выхода из одной трагедии, ребенок оказывается в другой — наркомании.

Библиографический эпизод 4.Тип семейного воспитания — повышенная моральная ответственность.

Наташа, 17 лет, поступает в психо-наркологическое отделение повторно. Употребляет наркотические вещества 2 года. Первый раз попробовала наркотическое вещество опиум внутривенно. Ребенок воспитывался в полной семье, материально обеспеченной. Родители рабочие, единственный ребенок в семье. В раннем детском возрасте родители уделяли большое внимание к своему ребенку, читали книги, играли в игры. В 5 лет ребенок ходил в танцевальный кружок. В школьные годы главная работа для ребенка была учеба. Родители старались и хотели, чтобы ребенок учился на 4 и 5. Родители хотели, чтобы Наташа жила лучшей жизнью, чем они. Чтобы реализовать собственные амбиции, девочке запрещали встречаться с ровесниками, ходить на танцы. Если она получала плохие оценки, она сама очень переживала, хотела угодить родителям. В старших классах была изъята из общественной жизни класса. Далее со слов пациента: «никто не хотел из одноклассников со мной разговаривать. Все они невысокого мнения обо мне. Я не могла с этим смириться, чувствовала себя униженно. Это доводило до отчаяния». Наташа обвиняла родителей, что их никогда не интересовали истинные потребности и желания дочери. В старших классах учиться стала хуже, была большая потребность иметь настоящих друзей. Стала без разрешения ходить на танцы, познакомилась с друзьями. Встретилась с мальчиком, который ей понравился. В доме возникли конфликты. Со слов пациента: «родители говорили, что мы всю жизнь старались для тебя, а ты нас этим благодаришь. Первый раз попробовала наркотик опиум внутривенно, после семейного конфликта. Я поругалась с мамой и пошла к своему другу. Он меня понимал и жалел, и он предложил небольшую дозу опиума. В первый раз я ощутила неприятное ощущение, немного тошнило, расслабилось все тело, и я заснула. Когда проснулась, настроение стало еще хуже. Я не знала, куда себя деть. В школу идти не хочется, в доме меня не понимают. И я осталась у своего друга. До поступления употребляла героин один раз в сутки».

Поведение в диспансере. Наташа необщительная, мало общается с больными по палате, нерешительная. Испытывает повышенную боязнь абстинентного синдрома, боится бессонницы. Просит заранее таблетки, чтобы ночью уснуть. В беседе любит рассуждать о жизни, иногда появляются навязчивые идеи, мысли, переживания. Очень переживает за своих родителей.

Анализ беседы показал, причина возникновения наркотической зависимости: семейное воспитание по типу, повышенная моральная ответственность. Этот тип воспитания характеризуется сочетанием высоких требований к ребенку с пониженным вниманием к его потребностям. В итоге они сформировали психастенический тип личности, который не способен отвечать за себя и за свои поступки.

Таким образом, исходя из проведенных исследований и полученных данных, мы сделали выводы, что на характер поведения подростка, юноши в ситуации первого приема наркотических веществ оказывает влияние тип личности подростка, который формируется типом семейного воспитания:

  1. 46 % гипоопека формирует конформный тип личности,
  2. 25,5 % гиперопека формирует демонстративный тип личности,
  3. 16 % жесткое обращение к ребенку формирует сенситивный тип личности,
  4. 12,5 % повышенная моральная ответственность формирует психастенический тип личности.

Такие дети открывают для себя наркотик как средство, меняющее субъективную картину мира на фоне привлекательных чувственных переживаний в первое время, которые в последующем приводят к роковой зависимости. Безусловно, все выше изложенное лишь фрагмент множества исследований предмета, но он позволяет обратить внимание на многомерность проблематики и, в частности, на место психической составляющей в этиопатогенезе наркозависимости. По этой причине продуктивность курации наркозависимых может иметь место только при учете системности лечебных интервенций, способствующих росту личностного потенциала больного для позитивного и активного включения в социум. Как первичные, так и вторичные (реабилитационные) и третичные профилактические меры в молодежной среде лишены эффективности без компетентной осведомленности в такой составляющей наркозависимости, как доболезненные личностные характеристики больных. Задачи разрешения проблематики наркозависимости касаются не только физиологической, но и личностной составляющей. Поэтому лечебно-профилактические и реабилитационные мероприятия могут нести в себе амплифицированные перспективы [1; 2; 3].

Литература:

  1. Березин C. B. Психологические особенности наркоманов периода взросления / С. В. Березин, К. С. Лисецкий. — Самара: [б.и], 1998. — 147 с.
  2. Березин С. В. Психология наркотической зависимости и созависимости / С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров — М.: МПА, 2001. — 211 с.
  3. Березин С. В. Психология ранней наркомании / С. В. Березин, К. С. Лисецкий. — Самара: [б.и], 2000. — 64 с.
  4. Личко, А. Е. Наркотизм (употребление наркотиков) и подростковая наркомания [Текст] / А. Е. Личко // Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л.: Медицина, 1977. — С.61–70.
  5. Личко, А. Е., Битенский, В. С. Подростковая наркология: руководство [Текст] / А. Е. Личко, В. С. Битенский. — Л., 1991.
  6. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. [Текст] / Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис Психология и психотерапия семьи. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2002. — 656 с.
Основные термины (генерируются автоматически): семейное воспитание, ребенок, родитель, друг, наркотик, семья, анализ беседы, конформный тип личности, повышенная моральная ответственность, свободное время.


Задать вопрос