Согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее преступность деяния | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №49 (391) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 02.12.2021

Статья просмотрена: 31 раз

Библиографическое описание:

Ильин, Г. А. Согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее преступность деяния / Г. А. Ильин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 49 (391). — С. 200-201. — URL: https://moluch.ru/archive/391/86209/ (дата обращения: 22.01.2022).



В статье согласие потерпевшего на причинение вреда рассмотрено через призму осознанного и добровольного желания, выраженного в понятной форме, до начала действий причинителя вреда, определяющего объективно общественно опасное поведение последнего. Согласие потерпевшего учитывается действующим российским уголовный законодательством в качестве обстоятельства, влияющего на уголовную ответственность и уголовное наказание. В перспективе оно может получить в нем отражение в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Ключевые слова: согласие потерпевшего на причинение вреда, обстоятельство, исключающее преступность деяния, уголовная ответственность.

В науке уголовного права институт согласия потерпевшего является одним из наиболее сложных, поскольку до сих пор законодатель не признал его самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния. Вместе с тем речь идет о добровольном волеизъявлении жертвы на совершение в отношении нее объективно общественно опасного посягательства, да еще и по ее непосредственной просьбе.

Из-за отсутствия уголовно-правового регулирования большинства аспектов согласия потерпевшего возникает масса неоднозначных и неочевидных теоретико-прикладных вопросов, особенно в контексте определения оснований и пределов добровольности согласия данной разновидности.

Все это порождает научную дискуссию и способствует развитию и доктринальному оформлению множества различных учений и концепций.

Обозначенный вопрос вызывает интерес не только теоретиков, но и практиков, активно обсуждается в обществе, и прежде всего в связи с проблемой эвтаназии, поскольку просьба умирающего больного сопряжена с различными аспектами гуманистического, этического и правового характера.

По мнению Н. С. Таганцева, уголовная ответственность подлежит исключению при возможности лица владеть, пользоваться и распоряжаться правом или отказаться от него при его согласии на причинение вреда [1, с. 600].

М. П. Чубинский писал о том, что тот, кто помогает в самоубийстве или убивает согласившееся умереть лицо при отсутствии собственного мотива совершения преступления, не должен подлежать уголовной ответственности [2, с. 200].

А. В. Сумачев утверждал, что согласие лица на причинение вреда собственным правам не может исключать уголовную ответственность причинителя вреда. Такого рода согласие имеет значение для квалификации преступления и назначения наказания [3, c. 200].

В науке российского уголовного права согласие потерпевшего на причинение вреда трактуется как осознанное и добровольное волеизъявление потерпевшего, выраженное до начала действий в понятной виновному форме и определяющее дальнейшее, как правило, противоправное на сегодня поведение последнего.

Правоприменительная практика нуждается в правовом урегулировании конфликта интересов в указанной сфере, несмотря на то, что потерпевший выражает свое волеизъявление на причинение ему вреда и, казалось бы, тем самым нивелирует этот конфликт.

Среди ученых — сторонников необходимости закрепления на уровне российского уголовного закона согласия потерпевшего в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, следует назвать А. Н. Красикова, который первым в советский период развития российской уголовно-правовой науки уделил пристальное внимание данной проблеме [4, c. 10].

В соответствии с ч. 1 ст. 20 Конституции Российской Федерации каждый человек имеет право на жизнь. Данное право обеспечивается комплексом активных действий всех государственных и общественных структур по созданию и поддержанию безопасных социальной и природной среды обитания, условий жизни.

Вопреки тому, что согласие лица на причинение ему вреда не закреплено в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее — УК РФ) в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, в различных уголовно-правовых нормах волеизъявление потерпевшего на причинение вреда собственным интересам все же учитывается.

Так, в примечании 1 к ст. 122 «Заражение ВИЧ-инфекцией» УК РФ сказано, что если пострадавшее лицо было предупреждено о наличии у причинителя вреда этой болезни, но при этом согласилось совершить действия, вследствие которых возможно заражение, то лицо, заразившее такого пострадавшего, не подлежит уголовной ответственности.

Потерпевший в данном случае законодательно наделен правом распоряжаться своим здоровьем и ставить его в опасность без возможности привлечения третьего лица к уголовной ответственности [5, с. 58].

На учет согласия потерпевшего на причинение вреда при назначении наказания в качестве смягчающего вину обстоятельства обращают внимание многие исследователи. У судов существует объективная возможность при назначении наказания опираться на любое иное, не предусмотренное пп. «а» — «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельство, в том числе учитывать и поведение потерпевшего, который согласился на причинение себе вреда.

В уголовно-правовой литературе существует точка зрения, в соответствии с которой согласие на причинение вреда находит свое закрепление в положениях пункта «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ о совершении преступления по мотиву сострадания.

Современная законодательная и правоприменительная практика не содержат четкого ответа на вопрос о том, к какому институту уголовного права относится согласие потерпевшего на причинение вреда. Высказывается суждение о том, что оно может расцениваться в зависимости от обстоятельств только как одно из условий правомерности при установлении какого-либо иного обстоятельства, регламентированного статьями 37–42 УК РФ [6, с. 19].

Многие исследователи данного правового феномена убеждены в том, что согласие на причинение вреда со стороны потерпевшего должно трактоваться именно с позиции института, исключающего преступность деяния [7, с. 68].

С учетом изложенного есть основания утверждать, что согласие потерпевшего способно выполнять функции самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния. Вместе с тем можно сделать вывод о том, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам физического лица, совершенное с его согласия, выраженного в установленной форме до совершения объективно общественно опасных действий (бездействия), когда причинение такого вреда не было связано с достижением противоправной цели.

Литература:

  1. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. I. СПб.: Гос. тип, 1902. 656 c.
  2. Чубинский М. П. Мотив преступной деятельности и его значение в уголовном праве. Ярославль: Типо-Литогр. Г. Фальк, 1900. 350 c.
  3. Сумачев А. В. Публичность и диспозитивность в уголовном праве/ М.: Юрист, 2003.331 c.
  4. Красиков А. Н. Сущность и значение согласие потерпевшего в советском уголовном праве / под ред. И. С. Ноя. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1976. 120 c.
  5. Панов М. В. Согласие потерпевшего как признак привилегированного состава преступления // Уголовное право. 2014. № 1. С. 57–62.
  6. Волков К. А. Заражение ВИЧ-инфекцией // Российский следователь. 2017. № 13. С. 19–22.
  7. Орешкина Т. Ю. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: дискуссионные вопросы общего характера // Уголовное право. 2016. № 4. С. 66–76.
Основные термины (генерируются автоматически): причинение вреда, преступность деяния, согласие потерпевшего, уголовная ответственность, УК РФ, качество обстоятельства, назначение наказания, самостоятельное обстоятельство, правоприменительная практика, Российская Федерация.


Ключевые слова

уголовная ответственность, обстоятельство, согласие потерпевшего на причинение вреда, исключающее преступность деяния
Задать вопрос