Взаимосвязь политической и исторической науки | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Научный руководитель:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №44 (386) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 26.10.2021

Статья просмотрена: 105 раз

Библиографическое описание:

Прохоров, Э. Т. Взаимосвязь политической и исторической науки / Э. Т. Прохоров, А. А. Лыкова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 44 (386). — С. 186-191. — URL: https://moluch.ru/archive/386/84935/ (дата обращения: 27.01.2022).



Целью проведённого исследования является анализ взаимосвязи и взаимозависимости политической и исторической науки. Автором проведены параллели между политическими режимами И. Грозного и И. В. Сталина, выявлены их общие черты и отличия, рассмотрены истоки тоталитарной модели управления государством в разные исторические эпохи. На конкретных примерах, взятых из трактата Н. Макиавелли, проанализированы исторические события Древнего мира и Средневековья для характеристики взаимосвязи истории и политической теории. С помощью различных методов научного познания, таких как: периодизация, хронология, ретроспективный анализ, историческое описание и компаративистика, автором статьи раскрывается сущность формационного подхода, как политического обоснования различных исторических процессов в жизни той или иной цивилизации.

Ключевые слова: политология, история, формационный подход, Карл Маркс, Фридрих Энгельс, И. В. Сталин, Никколо Макиавелли, Иван IV, тоталитаризм.

История для политологии является как прикладным инструментом, так и теоретической базой. Об актуальности проведенного исследования свидетельствует тот факт, что политическая наука, активно используя исторические знания, пользуясь историческими исследованиями, методами, достояниями и плодами исторической науки, изучает влияние политических процессов, закономерности деятельности политической элиты, партий, лидеров, гражданского общества и народа в целом и прогнозирует дальнейшее развитие политики того или иного государства.

Итальянского учёного эпохи Возрождения Никколо Макиавелли по праву считают одним из основоположников современной политической науки, поскольку именно он начал отделять политическую мысль от теологической. В научной литературе его часто называют «отцом первой политической модели» [6, с. 221–229]. Рассуждая о жестокости и милосердии в своём, не теряющим актуальности, трактате «Государь», Макиавелли обращается к историческим фактам: «Среди удивительных деяний Ганнибала упоминают и следующее: отправившись воевать в чужие земли, он удержал от мятежа и распрей огромное и разноплеменное войско, как в дни побед, так и в дни поражений. Что можно объяснить только его нечеловеческой жестокостью, которая вкупе с доблестью и талантами внушала войску благоговение и ужас; не будь в нем жестокости, другие его качества не возымели бы такого действия. Между тем авторы исторических трудов, с одной стороны, превозносят сам подвиг, с другой — необдуманно порицают главную его причину» [3, c. 50–51]. Делая такие выводы, он основывается на исторических источниках античных авторов. А как известно, обоснованием и доказательством любого исторического исследования является источник — некий комплекс письменных, вещественных, даже устных доказательств тех или иных событий, произошедших в прошлом. Также Н. Макиавелли использует метод исторического сравнения: «почему Александр (Македонский) с легкостью удержал азиатскую державу, тогда как Пирру и многим другим стоило огромного труда удержать завоеванные ими страны. Причина тут не в большей или меньшей доблести победителя, а в различном устройстве завоеванных государств» [3, c. 14].

В 17 главе трактата «Государь» Н. Макиавелли прямо цитирует Вергилия, используя строки из «Энеиды»: «Молодо царство у нас, велика опасность; лишь это бдительно так рубежи охранять меня заставляет» [3, c. 49]. Основываясь на этом факте, можно сделать вывод, что в своём труде он использует не только политические трактаты или биографические труды, но и художественные произведения, которые, пусть и с осторожностью и научной обработкой, также могут являться историческими источниками для полноты картины того или иного исторического периода. В своих работах мыслитель часто вспоминает достояния Древнего Рима, а следовательно, и его историю, потому что достояния есть ничто иное как результат каких-либо завершённых процессов, а значит и исторических, ведь история как раз и занимается исключительно процессами прошлого, которые закончились и уже дали свои ростки в настоящем [5, с. 16–21].

Исходя из этого, можно сделать вывод, что великий мыслитель эпохи Возрождения, Н. Макиавелли, несмотря на всю субъективность своих взглядов по отношению к рассматриваемым им государственным деятелям, для подведения своей политической теории и её обоснования активно пользовался историко-сравнительным подходом к исследованию прошлых эпох.

Отдельную связующую роль в симбиозе двух общественных наук играет молодая и самостоятельная дисциплина — история политологии, которая в последнее время особенно быстро прогрессирует. История развития политической науки, как и любой другой науки, позволяет учёным познакомиться с опытом своих великих предшественников, учесть их ошибки или, наоборот, воспользоваться накопленными знаниями. История политологии позволяет проследить тенденции, которые были актуальны в тот или иной момент на политической арене, в научной сфере, ведь чаще всего проблемы решаются по мере их поступления, а не заранее, и наука в этом не является исключением из правил. Моделируя эти тенденции, историки и политологи классифицируют, интегрируют или дифференцируют научное знание своего профиля для решения проблем современности и прогнозируют проблемы будущего. А без знания истории предвидеть будущее политологам просто невозможно, поскольку часть теоретической базы политологии пришла из исторической науки, следовательно, если нет теории, то нет и каких-либо научных оснований для прогнозирования. Для политического прогнозирования может подойти и практическое доказательство. Однако, как известно, практика не может обойтись без теории.

Из истории в политологию была реципирована не только теория, но и отдельные методы научного исследования, о части которых нами было упомянуто выше, такие как: методы прогнозирования и сравнения. Помимо этих способов исследования существуют метод периодизации, хронологии, ретроспективного анализа, исторического описания, конкретного анализа. В связи с активным использованием историко-сравнительного метода выделилось отдельное направление в политической науке — сравнительная политология. Именно это направление является одной из ведущих отраслей этой научной дисциплины: только на момент 2001 года 24,1 % всех членов Международной ассоциации политической науки занимались именно сравнительной политологией [1, с. 109–145]. Например, научные изыскания С. Хантингтона, М. Яновца, Г. Эрмана «Групповые интересы на четырех континентах», Г. Алмонда и С. Вербы «Гражданская культура» заложили традицию сравнительного изучения условий демократических и авторитарных режимов. Далее мы попытаемся с помощью политического анализа доказать, что не только политология соприкасается с историей, но и история во все времена взаимосвязана с политикой.

Правление Ивана Грозного как зарождение тоталитарной модели управления в истории России

История и политика тесно взаимосвязаны друг с другом. Рассматривая историю России, мы можем увидеть, как реформы, принятые государственные решения затронули социальную, политическую и экономическую сферы общества. История оказала громадное воздействие на современную политологию. Многие политологи, несмотря на разные исторические эпохи и политические реалии, сравнивают и проводят аналогии правления Ивана Грозного и И. В. Сталина. Опричнину во главе с Малютой Скуратовым сравнивают с советским репрессивным органом НКВД.

В политической и, смежными с ней, исторической и юридической науками, с двадцатого века рассматривается дефиниция тоталитаризма и тоталитарного политического режима. Тоталитарное государство имеет следующие черты: отсутствие свободы слова, тотальное перевооружение и милитаризация государственной экономики, монополия на власть, наличие моноидеологии (государственной идеологии), однопартийная политическая система, пропаганда враждебности окружающего мира. Приведём пример из правления Ивана Грозного, который первый на Руси положил начало репрессивной системе опричнины, призванной бороться со «смутой» в государстве. Опричники проводили массовые репрессии по отношению к изменникам Родины и людям знатного рода. Иными словами, все, кто был не согласен с царем или же подозревался в предательстве Отечества, должен был быть казнен, в крайнем случае строжайше наказан. Это ярчайшая иллюстрация репрессивного аппарата при любом абстрактном тоталитарном политическом режиме.

Также при Иване Грозном появились приказы и Земской собор. Приказы ведали всеми хозяйственными делами в государстве, а также подчинялись исключительно воле царя, как верховного правителя и лидера государства. Земский собор, как главный совещательный орган страны, подчинялся государю. Царь, как влиятельный диктатор, который сосредотачивает огромную неделимую власть в своих руках, следит за всеми делами, повелевает всем вокруг как того пожелает.

Помимо централизации власти, которая была присуща правлению Ивана IV, создавалась регулярная армия — стрелецкие полки. Любое тоталитарное государство имеет сильное войско, которое можно использовать как в целях захватнических войн, так и для того, чтобы подавлять какие-либо революционные восстания или бунты внутри страны. В годы Ивана Грозного власть также была предана великому диктатору времен царской Руси [4, с. 201]. Как мы знаем из политической науки, все собственники, имеющие крупные земельные участки при тоталитарном режиме, должны передаваться в руки государственной власти. Тоже самое произошло и с церквями, которые при И. Грозном также стали подчинятся лишь воле царя. Как мы можем убедиться, любое государство можно проанализировать с политической точки зрения. Это касается литературы, живописи, культуры и прочих видов искусства. Но история очень тесно переплетается с политологической дисциплиной и всеми другими политическими процессами, происходящими в обществе.

Например, из истории берёт свои истоки политическая теория. От монархии до республики, от диктатуры власти до демократического политического устройства. Все, хоть сколько-нибудь знаковые, события в политическом мире побудили многих мыслителей написать сотни самых разных трактатов по анализу конкретных политических, социальных, экономических событий и аспектов, которые имели место быть в античной или же новейшей истории.

Итак, мы сделали вывод, что в любом историческом периоде есть яркие черты политического и государственного устройства, которые имеют неразрывную связь с любой из политологических дисциплин. Любой политолог может найти схожие политические черты в любой век, поскольку политика существует не одно тысячелетие за все время существования человечества.

Многие недобросовестные политики иной раз даже используют историю своей страны в корыстных целях, имеющих политический или идеологический характер. Политологи отмечают частую проблему переписывания истории в некоторых странах. Это еще раз доказывает, что история — это типичный политический инструмент, которым можно легко управлять, но не желательно. История является одной из ключевых гуманитарных наук, с которой тесно взаимосвязаны экономика, социология, юриспруденция и политология. К тому же история имеет привычку повторяться из столетия в столетие, как эпоха И. В. Сталина практически в точности повторяет эпоху И. Грозного.

Тогда как историки имеют дело с фактами, политологи анализируют эти факты более глубоко и узкоспециализировано в плане социальных, экономических и политических аспектов. Как пример, социальный аспект перерастает в политический, а политический трансформируется в организационно-правовой. Подтверждением этому выступает формационный подход, с помощью которого можно проанализировать любую историческую эпоху.

Формационный подход в изучении истории и политологии

Формационный подход — ярчайший пример политизированности истории. Впервые данный научный подход для изучения типологии государств предложили немецкие учёные К. Маркс и Ф. Энгельс, который в последующем был дополнен В. И. Лениным. В советской историографии принято выделять следующие общественно-экономические формации: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, коммунистическая [2, с. 112–123]. Переход от одной формации к другой осуществляется с помощью революции или реформ. Это неоднозначный вывод, ведь давно доказано, что не все народы и государства проходили по революционному пути развития. Даже пять стадий, которые описывают советские историки, присущи далеко не каждой цивилизации, нации или стране. Мы взяли этот подход, чтобы на конкретном примере доказать, что история и политика — это почти единое целое.

В качестве иллюстрации для характеристики формационного подхода на практике рассмотрим феодальный строй. Формационный подход исследует по большей части производство. Основным в нашем аргументе производства будет земледелие. Земля — необходимый ресурс для выращивания любых сельскохозяйственных культур, она принадлежит феодалу, который тем самым является её собственником. Крестьяне, как основная рабочая сила, выполняют феодальные повинности, чтобы работать на этой земле. Таким образом, крестьянская масса напрямую зависит от феодала. Крестьянам надо наращивать производство, но в этом нет смысла, ведь им не принадлежит земля, у них нет возможности работать на самих себя, вести торговлю, а следовательно, приобретать необходимые товары для себя и своей семьи. А если учесть, что подавляющее большинство при феодальном строе — это крестьяне, то возникает два варианта выхода из сложившейся ситуации. Во-первых, реформировать производство со стороны землевладельцев, заменить старые производственные отношения на новые. Во-вторых, со стороны крестьян поднять восстание и захватить власть в свои руки, что опять же опасно для землевладельцев.

Из истории мы знаем, что революции ни к чему хорошему не приводят. Для того, чтобы избежать революционных потрясений, крестьянам необходимо предоставить свободу и выбор: либо по-прежнему работать на земле, или переходить в промышленное производство. Если такое произойдёт, то землевладения станут собственностью крестьян, тогда они смогут сами распоряжаться произведенной ими продукцией, будут вести свободную торговлю, покупать промышленные товары, а следовательно, увеличится покупательная способность большей части населения. Тогда на смену феодализму придет капиталистическая общественно-экономическая формация.

Исходя из вышесказанного, приходим на примере феодализма к выводу, что развитие общества, прежде всего, зависит от экономики и политики. Поскольку феодалы имеют власть, то они могут провести реформы экономического характера внутри страны, что напрямую зависит от выбранного в стране курса внутренней политики. Реформы напрямую исходят от верховной власти, а значит они политического происхождения. Либо произойдёт революция и на смену старой власти придёт новая, которая установит собственные законы и порядки. Как мы видим, все упирается в экономические и властно-политические отношения. Таким образом, историческая наука связана с происходящими в государстве политическими процессами, ставшими катализаторами большинства знаковых событий прошлых десятков, сотен и тысяч лет.

Выводы

«История — это прошлая политика, а политика — это сегодняшняя история» — это известная цитата профессора Оксфордского университета, историка Эдварда Фримена, с которой нельзя не согласиться. Эта мысль в очередной раз показывает тесную взаимосвязь между исторической и политической науками. Мы попытались продемонстрировать лишь некоторые, самые видимые и важные, точки соприкосновения этих двух научных дисциплин, изучающих такую сложную динамическую систему, как общество. Проанализировав труды основоположников и относительно современных политических теоретиков, проведя политологический анализ исторических параллелей, затронув формационный подход в контексте политизированности исторической науки, мы увидели прочную взаимосвязь этих двух наук. Политология без истории — это прежде всего, наука без фактов, а значит и не наука вовсе. Так и история в современном научном мире без политологии, без её новых открытий не сможет раскрыть в полной степени свой потенциал и все свои возможности в век информационных технологий, синтеза методологий и междисциплинарности.

Литература:

  1. Ильин М. В., Сморгунов Л. В. Сравнительная политология // Политическая наука. 2001. № 2. С. 109–145.
  2. Козловский А. Ю. Марксистский научно-исследовательский подход к проблематике социально-экономической типологии стран мира: теоретическое исследование // Философия хозяйства. 2017. № 4 (112). С. 112–123.
  3. Макиавелли Н. Государь. — М.: Планета, 1990. — 80 с.
  4. Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н. Г., Симохина Т. А. История России. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект. 2017. — 680 с.
  5. Симовонян В. А., Корделюк Е. В. Политико-правовые взгляды Никколо Макиавелли // Юридический вестник Ростовского государственного экономического университета. 2006. Т. 2. № 38. С. 16–21.
  6. Толстенко А. М. «Политический разум» Никколо Макиавелли // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения. 2009. № 4. С. 221–229.
Основные термины (генерируются автоматически): Грозный, формационный подход, история, политическая наука, историческая наука, политический, политическая теория, политология, исторический период, историческое описание.


Ключевые слова

история, тоталитаризм, политология, И. В. Сталин, формационный подход, Карл Маркс, Фридрих Энгельс, Никколо Макиавелли, Иван IV
Задать вопрос