О некоторых особенностях прокурорского надзора за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №36 (378) сентябрь 2021 г.

Дата публикации: 02.09.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Махова, Д. Р. О некоторых особенностях прокурорского надзора за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность / Д. Р. Махова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 36 (378). — С. 99-101. — URL: https://moluch.ru/archive/378/83858/ (дата обращения: 07.12.2021).



В представленной статье автором анализируется роль прокурорского надзора за осуществлением оперативно-розыскной деятельности. На основе анализа действующего законодательства автором выделяются и исследуются некоторые особенности тактико-методические особенности надзора в данном направлении.

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, прокурорский надзор, оперативное подразделение, надзирающий прокурор, предварительное расследование.

Реформы и преобразования, произошедшие в государственной и правовой системе России, призванные обеспечить переход страны к абсолютно новым экономическим отношениям, связанные с преобразованием политической структуры власти, как следствие, привели к появлению иных, принципиально новых институтов и форм социальной и общественной жизни. Изменения, возникшие в социальной, политической и экономической сфере, поставили перед государством и обществом насущные задачи и вызовы, решение которых стало возможно с помощью разработки новых и эффективных правовых документов в соответствующих областях. Однако у прогресса всегда есть обратная сторона: осуществление реформ тормозится ростом уровня преступности, что представляет собой особенно острую и реальную угрозу охраняемым законом интересам, прежде всего граждан, их прав и свобод, а также интересов общества и в целом всего государства. На фоне наращивания враждебности и агрессии, можно наблюдать большую организованность и сплоченность преступности. В течение последнего времени возникают все более новые и опасные виды преступлений.

Как справедливо пишет Ю. А. Корчагин «…коррупция и криминал правили и продолжают править «бал» в России. И нет признаков их серьезного ослабления. Напротив, самые передовые технологии за счет коррупционеров и огромных средств криминального происхождения оказываются в руках у активного во всех сферах криминала, который и без того весьма силен» [1].

С развитием общества и государства изощренность преступлений может только поражать и вызывать массу вопросов, искусность в способах сокрытия следов преступлений, современность и технологичность средств их сокрытия, всё это наглядно демонстрирует самую настоящую «войну» за спокойное и стабильное развитие социума. Правоохранителю всё сложнее раскрыть преступные посягательства, изобличить лиц виновных в совершении таковых.

Значит, достижение результата в данной области не представляется возможным одними лишь мерами уголовно-процессуального характера. Ведь для эффективного достижения поставленных целей обществом и государством не создано чего-либо такого, что могло бы встать в один ряд соответственно показателям эффективности и результативности со средствами и методами оперативно-розыскной деятельности.

Как известно, некоторые опасные виды преступлений, например, незаконный сбыт наркотических средств, получение взятки, дача взятки, совершаются весьма своеобразно, то есть «по обоюдному согласию», следовательно, надеяться на помощь со стороны, ждать официального обращения — зачастую не представляется возможным. Даже выявив исполнителей таких деяний средствами процессуального характера, очевидно, что получить необходимые сведения об организаторах, либо руководителях преступных групп является затруднительной работой. Утверждение о том, что традиционное уголовно-процессуальное преследование не представляет собой эффективный механизм, было бы неверно и не обосновано, так как речь идёт о взаимном дополнении их средствами и методами, используемыми в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Эффективность оперативно-розыскных мероприятий может возрастать в данном контексте, но ни в кое случае не заменять собой другие средства борьбы с преступностью.

В качестве примера хотелось бы привести результат предварительного расследования по уголовному делу в отношении 30-летнего жителя города Кинешма в Ивановской области. Согласно материалам уголовного дела преступник обвинялся «в убийстве, сопряженном с разбоем, из корыстных побуждений, разбое с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, предметов, используемых в качестве оружия, причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также кражи с причинением значительного ущерба гражданину». Как далее отмечается «обнаружить тело убитого, раскрыть всю совокупность преступлений, изобличить и задержать преступника удалось исключительно благодаря тесному взаимодействию с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность» [2].

Таким образом, среди условий раскрываемости преступлений необходимо выделить использование специальных средств и методов оперативно-розыскной деятельности, как одно из самых важных и эффективных. Оперативно-розыскная деятельность является значительным фактором в борьбе с преступностью, следовательно, соразмерным и результативным должен быть и прокурорский надзор за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, что не представляется возможным без выделения его в качестве самостоятельной отрасли прокурорского надзора. Общеизвестно, что на сегодняшний день законодатель не выделяет прокурорский надзор за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в качестве отдельной отрасли. В статье 29 Федерального закона «О прокуратуре РФ» объединен предмет надзора как за органами предварительного расследования, так и за органами, осуществляющими ОРД.

В настоящее время тема законности осуществления оперативно-розыскных мероприятий все чаще выносится на обсуждение в СМИ, рассмотрение вопросов в данной сфере происходит как теоретиками, так и практическими работниками. При этом, чаще всего предметом обсуждения становятся вопросы соблюдения пав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Однако не менее актуальным является вопрос об некоторых специфичных чертах прокурорского надзора в данном направлении.

Так, в первую очередь следует отметить, что сама оперативно-розыскная деятельность носит специфичный характер, так как данную деятельность осуществляют оперативные подразделения, входящие в состав различных правоохранительных структур. При этом вопросы организации и тактики проведения оперативно-розыскных мероприятий определяются не нормами федерального законодательства, а, как правило, ведомственными нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Например, оперативные подразделения Главного управления собственной безопасности МВД России, на которые возложены различные обязанности, среди которых можно выделить предотвращение поступления на службу в органов МВД лиц, руководствующихся противоправными мотивами, предупреждение и выявление преступлений и случаев коррупции как со стороны сотрудников, так и работников органов внутренних дел, и, конечно же, обеспечение государственной защиты самих сотрудников и их близких.

Поскольку оперативно-розыскная деятельность предполагает получение информации путем проведения оперативно-розыскных мероприятий, законодатель предусмотрел сочетание как гласных, так и негласных способов ее получения, сопряженных с вербовкой конфидентов, обеспечивающих оперативные подразделения информацией, либо внедрением работников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в то окружение, из которого необходимая информация может быть получена. Надзирающему прокурору в данном случае следует соблюдать сдержанность и предусмотрительность при проведении проверок, чтобы не навредить сотруднику оперативного подразделения, либо не раскрыть, и тем самым не навредить, лицу, которое информацию предоставляет для оперативных работников, да и как показывает практика, оперативные работники сохраняют достаточную осторожность и стараются не раскрывать лиц, с которыми они взаимодействуют, то есть лиц, от которых они получают информацию. При этом Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» в ст. 21 прямо предусмотрено предоставление сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе соответствующим прокурорам только с письменного согласия перечисленных лиц [3]. И лишь в исключительных случаях без такового согласия, когда данных лиц необходимо привлекать к уголовной ответственности.

В силу ограниченности прокурорского надзора за органами, осуществляющими ОРД, логично возникает вопрос о правомерности и пределах дачи указаний оперативным подразделениям. Полагаем, что надзирающий прокурор, будучи специально уполномоченным на осуществление надзора в данной сфере Генеральным прокурором РФ, имеет право давать указания органам, осуществляющим ОРД, однако эти указания могут касаться лишь вопросов целесообразности и законности проведения оперативно-розыскного мероприятия. При этом указания прокурора не могут затрагивать вопросов тактики и методики их проведения, так как последние являются исключительной прерогативой непосредственно оперативных подразделений.

Однако, проблемы возникают при проверке обоснованности проведения того или иного оперативного мероприятия, соблюдения законности при его проведении и при определении пределов действий оперативных сотрудников с целью не допустить совершение последними провокации для достижения положительного результата [4, с. 23].

Подводя итог, следует отметить, что надзирающему прокурору необходимо придерживаться «золотой середины» при осуществлении прокурорского надзора за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Чрезмерная сдержанность и осторожность могут привести к серьёзным упущениям, ведущим к нарушению законодательства РФ, а интенсивное вмешательство — к нарушению работы «агентурной сети» и всего оперативного подразделения в целом.

Прокурор при исполнении возложенных на него обязанностей в рамках обозначенного надзора, взаимодействует с широким кругом органов. В свою очередь, деятельность каждого оперативного подразделения имеет свою специфику, соответственно прокурорский надзор за исполнением законов упомянутыми органами должен отвечать рассмотренной специфике.

Литература:

  1. Корчагин Ю. А. Без снижения уровня преступности модернизация и рост экономики в России невозможны // ВИПЕРСОН. URL: http://viperson.ru/articles/bez-snizheniya-urovnya-prestupnosti-modernizatsiya-i-rost-ekonomiki-v-rossii-nevozmozhny (дата обращения: 30.08.2021).
  2. Кинешемец решил не отдавать долг другу и заманил его в ловушку // Хронометр. Иваново. URL: http://www.province.ru/ivanovo/sud-da-delo/kineshemets-reshil-ne-otdavat-dolg-drugu-i-zamanil-ego-v-lovushku.html (дата обращения: 30.08.2021).
  3. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 01.07.2021) «Об оперативно-розыскной деятельности» // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 2021. № 27 (часть I). Ст. 5080.
  4. Капканов В. И. Проблемы разграничения пресечения преступлений и провокации их совершения // Уголовное право. 2007. № 6.
Основные термины (генерируются автоматически): оперативно-розыскная деятельность, прокурорский надзор, надзирающий прокурор, оперативное подразделение, орган, предварительное расследование, лицо, опасный вид преступлений, средство.


Ключевые слова

прокурорский надзор, предварительное расследование, оперативно-розыскная деятельность, оперативное подразделение, надзирающий прокурор
Задать вопрос