Понятие принципа добросовестности в гражданском праве и негативные аспекты применения | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 2 октября, печатный экземпляр отправим 6 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №27 (369) июль 2021 г.

Дата публикации: 30.06.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Чуканов, С. Н. Понятие принципа добросовестности в гражданском праве и негативные аспекты применения / С. Н. Чуканов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 27 (369). — С. 231-234. — URL: https://moluch.ru/archive/369/82961/ (дата обращения: 22.09.2021).



В статье автор рассматривает различные подходы к понятию «добросовестность» и оценить негативные аспекты его использования в гражданском праве.

Ключевые слова: принцип добросовестности, добросовестность, ГК РФ, негативная сторона, гражданско-правовое регулирование .

Принципы гражданского права — это основополагающие начала, руководящие идеи, на основе которых должны осуществляться гражданские правоотношения. Одним из таких начал является принцип добросовестности, введенный федеральным законом «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 30.12.2012 N 302-ФЗ в п. 3 ст. 1 ГК РФ.

Принцип добросовестности восходит еще к римскому праву. Добросовестность как отсутствие злого умысла истца или ответчика встречается в Дигестах Юстиниана. [2, с. 141] Термин «добросовестность», а точнее его латинский вариант «bona fides» встречается во многих институтах римского права. В частности, договоры купли-продажи, аренды, найма, услуг, товарищества, залога, мены, ссуды, поручения и поклажи. Такие римские институты гражданского права как опека, приобретение по давности, поручительство, имущественные отношения между супругами, тоже содержали принцип добросовестности. [6, с. 30] В понимании римских юристов добросовестность воспринималась как порядочность, и предполагалось, что стороны действуют в соответствии с доброй совестью. [9, с. 41]

В гражданском законодательстве отсутствует легальное определение добросовестности. Постановление пленума Верховного суда Российской Федерации рекомендует судам при определении правоотношений как добросовестных учитывать поведение сторон, которое ожидается от любых участников гражданского оборота, которые учитывают права и законные интересы других субъектов, содействуют им, в том числе в получении необходимой информации. [15] Но даже оно не дает исчерпывающей дефиниции. Таким образом, для понимания этого явления возможно обратиться к его неюридическому значению. В толковом словаре современного русского языка дается такое определение добросовестности: «Добросовестность, и. мн. нет, ж. Отвлеч. сущ. к добросовестный; добросовестное отношение. Добросовестный, ая, ое; тен, тна, тно. Честный, выполняющий свои обязательства» [18, с. 120]. По нашему мнению, в юридическом смысле «добросовестность» воспринимается как морально-этическое (философское) понятие, поэтому есть необходимость обратится к философской дефиниции термина. Добросовестность состоит из двух этических категорий «добро» и «совесть». Философский словарь под редакцией Фролова И. Т. так определяет «добро»: «наиболее общее оценочное понятие, обозначающее позитивный аспект человеческой деятельности; является противоположностью зла. Идея добра. фиксирует содержательную определенность свободной воли человека. Это то, что сделал бы человек, если бы все зависело от его воли. Наряду с понятиями свободы и Бога добро является важнейшим смысложизненным понятием. В рамках морального освоения мира добро играет такую же роль, какую в рамках научного познания играет истина, а в рамках художественного — красота.

Термин «добро». обозначает: 1) объективную характеристику предмета, фиксирующую его совершенство в сочетании с эмоциональным одобрением (когда нечто называют добрым, при этом имеется в виду, что оно соответствует своему назначению, напр. доброе сукно, добрый конь); 2) ценность, полезность предметов для человека, а также сами ценные, полезные для человека предметы (добрая весть, нажить добра); 3) нравственное качество человека и его поступков, делание добра (сделать доброе дело, добрая женщина)». [20, с. 163]

Совесть вышеупомянутый словарь трактует как «этическая категория, выражающая высшую форму способности личности к моральному самоконтролю, сторону ее самосознания. В отличие от мотива (чувства долга), совесть включает и самооценку уже совершенных действий на основе понимания человеком своей ответственности перед об-вом. С. обязует человека своими действиями не просто заслужить уважение к себе (не унижать себя), как, скажем, чувство чести и личного достоинства, но и отдавать себя служению определенным ценностям, другим людям, об-ву, человечеству. С, кроме того, предполагает способность индивида критически относиться равно к своим и чужим мнениям в соответствии с объективными потребностями об-ва, а также ответственность человека не только за собственные действия, но и за все то, что происходит вокруг него. Совесть —общественно воспитуемая способность человека. Она определяется мерой его исторического развития, а также его социальной позицией в тех объективных условиях, в к-рые он поставлен. Как активная ответная реакция человека на требования об-ва и его прогрессивного развития совесть является не только внутренним двигателем нравственного самосовершенствования личности, но и стимулом ее деятельно-практического отношения к действительности». [20, с. 519] Из выше сказанного следует, что как философская категория добросовестность — это осознание необходимости позитивных, в нравственном плане, человеческих действий и их совершение руководствуясь преимущественно внутренними убеждениями.

В юридической литературе существует множество теорий относительно понятия «добросовестность» и критериев его определения. М. М. Агарков трактует добросовестность как честность между людьми в возникающих правоотношениях. Каждая сторона сделки, по мнению автора, должна оправдывать доверие. По сути, это борьба с прямым и косвенным обманом, введением в заблуждение. [1, с. 375]

Добросовестность, как считает Е. Е. Богданова, это сформированные общественные представления, признанные законом, обычаем и судебной практикой, о нормах морально-этического поведения сторон при приобретении, осуществление и защите гражданских прав и исполнение обязанностей. При этом все эти действия оцениваются на основании восприятия в обществе категорий добра и зла. [4, с. 26]

В. А. Белов считает, добросовестностью совершение действий в отношении субъективного права, при условии того, что это не нанесет вреда, а если необходимо содействие третьих лиц для реализации права, то их затраты и усилия должны быть минимизированы, насколько это возможно. [3, с. 49]

Другой исследователь, А. А. Малиновский описывает добросовестность как желание субъекта осуществлять только правомерное поведение, не нарушая правопорядок, избежать использования пробелов и коллизий права. [12, с. 103]

И. Б. Новицкий характеризует добросовестность как требование к сторонам гражданского процесса, заключающиеся в следовании принципу сотрудничества. [14, с. 93]

С. А. Краснова видит добросовестность как субъективную сторону поведения участников гражданских правоотношений. Если такое поведение соответствует закону, то оно позволяет беспрепятственно осуществлять свои права и выдвигать требования по исполнению обязанностей, в противном случае, то есть при отсутствии добросовестности, влечет негативные правовые последствия. [10, с. 63]

В. Емельянов пишет, что лицо, реализующее свое субъективное право, можно расценивать как добросовестное, только при условии, что оно действует без умысла причинить вред и не допускает небрежности в отношении другой стороны. [7, с. 91]

К. Скловский подразумевает под исследуемым понятием изначальную позицию лица уважающего другую сторону правоотношения и считающей ее равной себе. [17, с. 79]

Более подробно анализирует рассматриваемое понятие А. Я. Рыженков. Он указывает на существования двух подходов к определению понятия «добросовестность»: общесоциальное понимание как нравственной категории, то есть сходное с лексическим значением слова; формально-юридическое восприятия термина на основании правовой доктрины, судебных решений и иных нормативно-правовых актах. [16, с. 68]

Автор В. И. Крусс полагает, что добросовестность неотделима от нравственности, и поэтому не может быть определена только разумным путем. [11, с. 278]

Обращаясь к вышесказанному, можно сделать вывод о главной негативной стороне понятия «добросовестность», а именно отсутствие четкого общепринятой дефиниции и критериев определения того поведения, которое можно считать добросовестным. В частности, участник гражданских правоотношений может считать свои действия добросовестными, а другие стороны нет. И даже те случаи, которые оговорены в ГК РФ, где добросовестность определяется исходя из знаний лица об определенных событиях, не охватывают всего спектра применения понятия.

Не закрепив легального определения добросовестности, законодатель передает управомоченным лицам и правоприменителям возможность самостоятельно трактовать эту категорию. Должны ли они использовать собственные представления о морали и нравственности, или же каким-либо образом, аккумулировать этические взгляды всего общества и опираться на усредненное представление о добросовестном поведении, или прислушиваться к мнениям известных ученый, культурных, общественных и политических деятелей? На этот вопрос законодатель не отвечает.

Если говорить о добросовестности, как о поведении, не наносящем вред другим лицам участвующих в гражданских правоотношениях, то сразу возникает проблема юридического обеспечения этой нравственной обязанности. Покупая квартиру в хорошем районе по максимально выгодной цене раньше кого-то, кто так же хотел ее приобрести, оказывая более качественную услугу по той же цене, что и другие организации, открывая магазин в том же районе, что и другой, мы так или иначе наносим вред другим лицам, пересекаемся с их интересами. По нашему мнению, совершенно исключить какой бы то ни было вред при осуществлении субъективных гражданских прав не всегда возможно, тем более юридическими методами.

Отсюда вытекает опасность чрезмерного использования нравственных категорий, что может отрицательно сказаться на осуществлении и защите гражданских прав, коммерческой уверенности. В частности, притеснение экономически более успешных субъектов, из-за опасений злоупотребления свое экономической мощью.

А поскольку, добросовестность не имеет легального определения, суды на свое усмотрение могут трактовать эту нравственную категорию и исходя из своих оценок поведения субъектов принимать решения, что в свою очередь противоречит методу гражданско-правового регулирования, который основан на применении абсолютно определенных норм. Поскольку ядро гражданского права составляют эквивалентно-возмездные имущественные отношения, требующие стабильности и предсказуемости, то гражданское право должно избегать произвольного, ситуационного воздействия со стороны правоприменительных органов, а в особенности суда. [13, с. 22]

По нашему мнению, такой нравственный ограничитель как принцип добросовестности, который призван урегулировать все те моменты, которые неспособно охватить гражданское законодательство, для современного гражданского права не является необходимым. В частности, статья 6 ГК РФ уже содержит применение добросовестности для ликвидации пробелов в праве, если невозможно использовать аналогию закона. Кроме того, законодатель может, путем принятия соответствующих законов точечно урегулировать вопрос ограничения субъективных гражданских прав в самых типичных и необходимых случаях, что позволит избежать всеобщего нравственного ограничителя, который может трактоваться в зависимости от ситуации и управомоченных лиц.

Таким образом, законодатель не дает легального определения добросовестности, что в свою очередь позволяет трактовать ее как морально-этическую категорию. В юридической науке существует множество дефиниций этого понятия, но единого мнения среди ученых не сложилось.

В отсутствии единого понятия добросовестности заключается главная негативная сторона его применения в гражданском праве. Управомоченные лица получили возможность трактовать эту категорию на свое усмотрение, что противоречит сути гражданского права. Кроме того, применение принципа добросовестности не всегда выполнимо. В частности, иногда невозможно избежать нанесения вреда другим лицам, участвующим в гражданских правоотношениях. Чрезмерное использование нравственных ограничителей, может повлечь неуверенность в коммерческой деятельности. Такое обширное применение морально-этической категории дает судье на основе собственных нравственных оценок принимать решение, что противоречит методу гражданско-правового регулирования. По нашему мнению, принцип добросовестности не является необходим в современном гражданском законодательстве для ликвидации пробелов в праве, а законодатель имеет более действенные механизмы для их устранения.

Литература:

  1. Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве / М. М. Агарков // Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 2 / М. М. Агарков. — М.: ЦентрЮрИнфор, 2002. — 452 с.
  2. Баширина Е. Н., Фирсова Н. В. Договор об ипотеке: теория и практика применения // Евразийский юридический журнал. — № 2 (117) — 2018. — С. 141–143
  3. Белов В. А. Добросовестность, разумность, справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. — М., 1998. — № 8. — С. 49–52 с 49
  4. Богданова Е. Е. Добросовестность и право на защиту в договорных отношениях — М., 2010. — 159 с.
  5. Богданова Е. Е. Принцип добросовестности: соотношение правовых и нравственных аспектов // Lex Russica. 2016. № 1 (110). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/printsip-dobrosovestnosti-sootnoshenie-pravovyh-i-nravstvennyh-aspektov.
  6. Дождев Д. В. Добрая совесть (bona fides) как принцип правового общения // Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление / Отв. ред. В. С. Нерсесянц. — М.: Институт государства и права РАН, — 1996. — С.29–40.
  7. Емельянов В. И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.:Лекс-Книга, 2002. — 160 с.
  8. Каракетова Ф. Х. Соотношение принципов добросовестности и недопустимости злоупотребления правом в гражданском праве России // Достижения науки и образования. 2018. № 9 (31). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sootnoshenie-printsipov-dobrosovestnosti-i-nedopustimosti-zloupotrebleniya-pravom-v-grazhdanskom-prave-rossii.
  9. Карпова А. М. Особенности становления и содержания института добросовестности в частном праве // Адвокат. 2013. № 8
  10. Краснова С. А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. — М., 2003. — № 3. — С. 62–67.
  11. Крусс В. И. Конституционная презумпция добросовестности и проблемы её отраслевой конкретизации // Юридическая техника. 2010. № 4. С. 276–289.
  12. Малиновский А. А. Усмотрение в праве // Государство и право. — 2006. — № 4. — С. 102–104.
  13. Микрюков В. А. Принцип добросовестности — новый нравственный ограничитель гражданских прав // Журнал российского права. 2013. № 6 (198). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/printsip-dobrosovestnosti-novyy-nravstvennyy-ogranichitel-grazhdanskih-prav.
  14. Новицкий И. Б. Солидарность интересов в советском гражданском праве. — М., 1952. — 120 с.
  15. Постановление пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений разд. I ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации».
  16. Рыженков А. Я. Принцип добросовестности в обновленном гражданском законодательстве // Пробелы в российском законодательстве. № 3. 2013. — С. 68–71.
  17. Скловский К. Применение норм о доброй совести в гражданском праве России // Хозяйство и право. 2002. № 9.
  18. Толковый словарь современного русского языка, Д. Н. Ушаков — М.: «Аделант», 2014. — 800 с.
  19. Ульянов Алексей Владимирович Добросовестность в гражданском праве // Журнал российского права. 2014. № 6 (210). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/dobrosovestnost-v-grazhdanskom-prave.
  20. Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. — 7-е изд., перераб. И доп. — М.: Республика, 2001. — 719 с.
  21. Харсеева Виктория Леонидовна Понятие и содержание принципа добросовестности в гражданском праве // Общество: политика, экономика, право. 2013. № 4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-i-soderzhanie-printsipa-dobrosovestnosti-v-grazhdanskom-prave.
  22. Цакоева М. А. Эволюция принципа добросовестности в обязательственном праве // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Серия: Общественные науки. 2015. № 2 (186). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/evolyutsiya-printsipa-dobrosovestnosti-v-obyazatelstvennom-prave.
Основные термины (генерируются автоматически): добросовестность, принцип добросовестности, ГК РФ, гражданско-правовое регулирование, главная негативная сторона, гражданское законодательство, морально-этическая категория, нравственная категория, Российская Федерация, чрезмерное использование.


Задать вопрос