Автор: Бокарева Евгения Александровна

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Право: современные тенденции» (Краснодар, февраль 2017)

Дата публикации: 04.02.2017

Статья просмотрена: 382 раза

Библиографическое описание:

Бокарева Е. А. Принцип добросовестности в гражданском праве России [Текст] // Право: современные тенденции: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 36-40. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/225/11700/ (дата обращения: 14.12.2017).



В данной статье рассматриваются такие вопросы, как принцип добросовестности в гражданском праве России, эволюция добросовестности, соотношение права и нравственности.

Ключевые слова: добросовестность, принцип права

Предписания права суть следующие: честно жить, ближнего не оскорблять, воздавать каждому своё [1].

Институции Юстиниана

Понятие добросовестности всё чаще и чаще можно встретить в различных источниках права, оно становится настолько актуальным, что буквально не сходит с уст юристов. Но самое интересное заключается в том, что многие ошибочно воспринимают добросовестность, как нечто новое в правовой материи, а по сути «всё новое- это хорошо забытое старое». Поэтому главной задачей данной статьи стало исследование исторического развития и смысла добросовестности.

Доктрина добросовестности была закреплена в ГК РФ Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-ФЗ, в соответствии с которым пункт 3 статьи 1 ГК РФ теперь представлен в следующем виде: «При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно» [2]. В данном случае, речь идёт о принципе гражданского права. Одновременно с закреплением данного принципа появляется санкция в пункте 4 статьи 1 ГК РФ, которая гласит: «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». Эта новелла в гражданском законодательстве наиболее значимая по сравнению с остальными нововведениями, она становится дополнительным инструментарием судей при разрешении тех конфликтных ситуаций в которых большую роль играет не грамматическое толкование норм права, а то что стоит за ними, идеи добросовестности и справедливости. В частности, при толковании договора, истинное намерение сторон играет решающую роль.

Ещё римскому праву было известно такое понятие, как «fides»- [вера, доверие] честность и доверие к честности другого лица, верность данному слову, обязанность людей выполнять обязательство, руководствуясь при этом нравственностью [3].

Fides, как связанность собственным словом и взаимное доверие сторон, участвующих в договоре обозначали как bona fides [3].

В те времена, право было проникнуто формализмом, буква договора преобладала над его мыслью, однако, с течением времени эта тенденция ослабилась. Наряду со строгими договорами появились договоры «доброй совести», их содержание определялось уже не буквой, а истинным намерением сторон или обычаями делового оборота. Основной идеей bona fides была охрана истинного смысла договора против его буквы [4].

В отечественном праве, понятие добросовестности достаточно подробно было рассмотрено И. Б. Новицким в статье «Принцип доброй совести в проекте обязательственного права» [5, С. 124].

И. Б. Новицкий полагает, что «добрая совесть таит в себе такие элементы, как: знание о другом, о его интересах; знание, связанное с доброжелательством; элемент доверия, уверенность, что нравственные основы оборота принимаются во внимание, что от них исходит каждый в своём поведении» [5, C. 125].

Принцип добросовестности в гражданском праве России появился на законодательном уровне в проекте Гражданского уложения, который разрабатывался в период с 1882 по 1905 гг.

В статье 1609 Уложения предусматривалась обязанность должника исполнить обязательство добросовестно. Следовательно, Уложение закрепляло принцип добросовестности к исполнению обязательств, а не к осуществлению права [6].

Последующие кодексы (ГК РСФСР 1922 [7] и 1964 [8] гг.) почти полностью отказались от термина «добросовестность».

Стоит упомянуть, что в статье 5 ГК РСФСР 1964 года появляется требование, при осуществлении прав и исполнении обязанностей, уважать правила социалистического общежития и моральные принципы общества. [8, ст.406]

Профессор В. П. Грибанов полагает, что принцип добросовестности при осуществлении гражданских прав имеет важное значение, он пишет: «Данный принцип повышает роль моральных начал в жизни общества; строгое соблюдение правил и моральных принципов общества становится одним из важнейших начал социалистического общества» [9].

Можно заметить, что отсутствие термина «добросовестность», в тексте статьи 5 ГК РСФСР 1964 года, не ведёт к исчезновению самого принципа, хотя данный вопрос представляется дискуссионным.

Впервые после Гражданского уложения 1905 года категория «добросовестность» получает нормативное закрепление с принятием Основ гражданского законодательства 1991 года. [10]

Экскурс в историю не случаен, он напоминает нам о том, что новеллой доктрину добросовестности мы именуем не в собственном смысле слова.

Однозначно можно сказать, что нормы пунктов 3 и 4 статьи 1 ГК РФ представляют собой гибкий механизм справедливого решения частноправовых конфликтов.

Рассмотрим пример из судебной практики: директор компании, являющийся мажоритарным участником, продает недвижимое имущество компании своей падчерице по не рыночной цене (заниженной во много раз). Миноритарные участники пытаются оспорить эту сделку по правилам об оспаривании сделок с заинтересованностью. В суде директор настаивает на следующей позиции: что в соответствии с Законом «Об акционерных обществах» [11] к лицам, заинтересованным в совершении сделки относятся супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные, а падчерица к таковым не относится. Хотя было доказано, что директор с падчерицей и супругой фактически состоит в семейных отношениях. Суды трех инстанций, руководствуясь буквальным толкованием закона, отказали в иске. По их мнению, обстоятельства дела не позволяли квалифицировать спорный договор как сделку с заинтересованностью. Президиум ВАС же применил широкое толкование группы заинтересованных лиц и установил, что фактически здесь имеется заинтересованность [12].

Отсюда вывод, если раньше судьям приходилось разрешать дела, применяя расширительное толкование, то на данный момент, они могут просто ссылаться на пункт 4 статьи 1 ГК РФ.

На мой взгляд, такая возможность имеет, как преимущества, так и недостатки. Судейское усмотрение может выходить за пределы справедливого разрешения конфликтов.

В началах гражданского законодательства закреплён принцип добросовестности, поэтому его сущность представляет интерес для изучения.

В переводе с латыни «principium»- [начало, первооснова] [3].

Профессор В. П. Грибанов понимает под принципами права «руководящие положения права, его основные начала, выражающие объективные закономерности, тенденции и потребности общества, определяющие сущность всей системы, отрасли или института права и имеющие в силу их правового закрепления общеобязательное значение» [9].

Схожей позиции придерживается Л. С. Явич рассматривая принципы права, как «ведущие начала его формирования, развития и функционирования», а также, как: «несущую конструкцию, вокруг которой формируются его нормы, институты, отрасли и вся система» [13].

Е. В. Скурко, в свою очередь, понимает под принципами права идею профессионального правосознания юриста, работающего в соответствующей правовой системе. Автор считает, что принципы права «это плод практики правоприменения» и недооценка этого факта приводит к заблуждению исследователей, полагающих принципы права за «основы» или «руководящие идеи», аргументируя, Е. В. Скурко подчёркивает, что принципы права — это обобщение из права субъективного, а не объективного «из осуществления, а не из содержания права» [14].

При изучении принципов возникает так же вопрос о их соотношении с нормами права, В. П. Грибанов проводит следующую аналогию: «правовые принципы и нормы права выражают «дух» и «букву» закона» [9].

Необходимо так же отметить, что принципы носят общеобязательный характер, будучи, прямо закреплёнными в правовых нормах [15]. Поэтому их соблюдение и учёт при рассмотрении правовых ситуаций является обязательным требованием закона.

На мой взгляд, принцип добросовестности тесно связан с моралью. В переводе с латыни «moralis»- [нравственный]. Мораль представляет собой правила нравственности, а также саму нравственность [16].

По справедливому замечанию Е. В. Скурко, «принцип моральности права — это продукт переплетения права и морали», исторически складывающийся в связи с разложением родоплеменных отношений и переходом к семье в значении, близком к современному пониманию. Суть его состоит в том, что право, в силу эволюционного разобщения, оказывается связано с представлениями о добре в общественном сознании. Некая идея о том, что право должно служить добру, воплощать его [14].

Влияние морали проявляется в тексте статьи 1 Гражданского кодекса РФ, в которой фигурирует «добросовестность — этическое по своему содержанию понятие. А. Я. Рыженков считает, что «идея доброй совести — это этическая установка, получившая отражение в основных началах гражданского законодательства», и далее автор пишет: «указание на добросовестность относится к субъективной нравственности, при которой нравственные обязанности вытекают не из внешних целей и правил, а из внутреннего долженствования, то есть из субъективно очевидных требований совести» [18].

В толковом словаре русского языка «нравственность» определена, как совокупность норм поведения человека в обществе, а также духовные качества, проявляющиеся в этом поведении [19].

В своём великом, поистине, труде «Философия права» Г. Ф. Шершеневич пишет: «Право и нравственность лежат в одной плоскости. Оба нормируют поведение человека в отношении других людей, с социальной точки зрения. Оба имеют социальное происхождение и социальную поддержку. Но нравственность вырабатывается только обществом, тогда как право, хотя и может вырабатываться тем же путём (обычное право), но способно вырабатываться и особыми общественными органами(закон). Основное различие права и нравственности обнаруживается в тех санкциях, которыми поддерживаются нормы каждого из них». [20] Габриэль Феликсович считает, что различие санкций заключается в способности к видоизменению, нормы права способны к частым изменениям, а требования нравственности отмечаются своим постоянством. И будучи полностью в руках законодателя, правовая санкция, может видоизмениться до неузнаваемости, хотя в действительности подобные колебания можно наблюдать и не так часто, по мнению Г. Ф. Шершеневича это обусловлено тем, что представители власти не способны полностью оторваться от общества. Но такая резкая перемена в нормах права вполне возможна, в отличие от норм нравственности.

«Если нравственной норме, охраняемой общественным мнением, придаётся юридическая санкция, то норма, не переставая быть нравственной, становится в то же время и правовой» [20], следовательно, мы можем констатировать, что нормы, связанные с добросовестностью имеют двойную природу(нравственно-правовую).

Г. Ф. Шершеневич проводит очень интересное, и на мой взгляд, наглядное соотношение между правом и нравственностью, которое графически может быть изображено в виде «двух эксцентрических пересекающихся кругов» [20]. На разных исторических этапах степень схождения и расхождения этих кругов может быть различной.

Обществу свойственно иметь некую систему представлений о нравственном поведении. Нравственность поведения можно оценить противопоставив добро и зло [21]. Таким образом, субъекты гражданского права должны обладать сформированным представлением о добре и зле.

Внедрение принципа добросовестности в гражданское законодательство, по мнению Е. Е. Богдановой, обусловливает вопрос: «кто и каким образом будет оценивать поведение субъектов права, определять соответствие их поведения критериям нравственности, тем самым воздействуя на общество, формируя в нём необходимое понимание нравственности и безнравственности поведения, отграничивая добро от зла» [21].

На мой взгляд, само внедрение данного принципа — это уже некая оценка субъектов права, причём оценка, произведённая законодателем, который посчитал необходимым нормативно закрепить новеллу в началах гражданского законодательства. Бесспорно, эта необходимость возрастала с увеличением прецедентов на практике.

Нелегкая задача ложится на судей, ведь именно им необходимо оценить поведение субъекта и соотнести его с критериями нравственности.

Каким образом судьи будут оценивать?! Если право лежит в одной плоскости с моралью, и по сути, эти два элемента не могут существовать в отрыве друг от друга, неужели можно предположить, что судья, будучи хранителем права и справедливости, может быть изолирован от нравственных норм. Настоящий юрист руководствуется законом, а его внутренние убеждения и воззрения зиждутся на морали.

Е. В. Филатова рассматривает принцип добросовестности как «сложный гибкий механизм», однако именно эта гибкость и является тем правовым инструментом, который позволяет регулировать правовые отношения в отсутствии законодательно установленных норм.

Добросовестный, это тот, кто честно выполняет свои обязательства, обязанности [19]. Но о чём же идёт речь при упоминании о честности?! При изучении данного вопроса, я посчитала справедливым высказывание Н. П. Огарёва «Подчинение правде, независимой от личных интересов и желаний, — в этом вся честность, вся нравственность».

На мой взгляд, стандарт честного поведения формируется, безусловно, посредством нравственных представлений и неотъемлемым образом данный стандарт связан с правдой, которая не зависит от личных интересов.

Обобщив, всё выше сказанное, можно сделать вывод, что принцип добросовестности:

1) тесно переплетён с моралью (с нравственностью);

2) выражен в требовании действовать честно (при установлении, осуществлении и защите гражданских прав, и исполнении гражданских обязанностей);

3) является основополагающим в системе гражданских принципов (отведена особая роль данному принципу, с момента закрепления в началах гражданского законодательства).

С учётом всего вышеизложенного можно констатировать, что доктрина «добросовестности», закреплённая в началах гражданского законодательства, является инструментом справедливого разрешения частноправовых конфликтов.

На данном историческом этапе нашей страны происходит сближение тех самых эксцентрических пересекающихся кругов (норм права и нравственности), о которых писал Г. Ф. Шершеневич.

Гражданское право, будучи гибким и таким близким к народу, действительно откликается на потребности общества в справедливой и честной защите их интересов. Субъект, который характеризуется недобросовестным отношением к своему контрагенту не сможет получить право на защиту и извлечь из своего поведения какие-либо преимущества.

Однако, главная задача состоит в том, чтобы гибкий механизм разрешения конфликтов не превращался в злоупотребление теми субъектами, которые могут орудовать им не по назначению.

Литература:

  1. «Iuris praecepta sunt haec: honeste vivere, alterum non laedere, suum cuique tribuere» (Inst. 1.1.3) (Перевод приводится по: Институции Юстиниана/ Пер. С лат. Д.Расснера. Под редакцией Л. Л. Кофанова, В. А. Томсинова. М., 1998. С.15).
  2. Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1,2,3 и 4 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2012. № 53(ч.1). С.7627.
  3. М.Бартошек. Римское право: (Понятия, термины, определения): Пер.с чешск. — М.: Юридическая литература, 1989.-448 с.
  4. И. А. Покровский. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1998.-353 с.
  5. И. Б. Новицкий. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права//Вестник гражданского права. — 2006. -№ 1(том 6)- С. 124.
  6. Н. А. Амирова. Категория «добросовестность» в российском, немецком праве и новом lex mercantoria// Вестник Московского университета. -2009. — № 3. -С.72.
  7. Гражданский кодекс РСФСР// СУ РСФСР 1922 № 71 ст.904.
  8. Гражданский кодекс РСФСР Утвержден Законом РСФСР от 11 июня 1964 г., введен в действие с 1 октября 1964 г.//Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1964, № 24.
  9. В. П. Грибанов. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е, стереотип. — М.: «Статут». — 2001. — 411 c.
  10. Основы законодательства СССР от 31.05.1991 № 2211-I //Официальный интернет-портал правовой информации. [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/docbody=&nd=102011632&rdk=&intelsearch=
  11. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»//СЗ РФ. -1996 г., N 1, ст.1
  12. Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 14613/11 по делу № А60–41550/2010-С4// [Электронный ресурс]. URL:http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=276678
  13. Л. С. Явич. Общая теория права// Изд-во Ленинградского университета. -1976. -C.149.
  14. Е. В. Скурко. Принципы права в современном нормативном правопонимании. -М.:Изд-во «Юрлитинформ», 2008.- 200c.
  15. Е. А. Суханов. Гражданское право. В 4 т. Т.1: Общая часть. М.: Волтерс Клувер. -(Серия «Классический университетский учебник»/Моск. Гос. Ун-т им. М. В. Ломоносова. — 2006. — 720 c.
  16. Л. П. Крысин. Толковый словарь иноязычных слов. — М.: Рус.яз., 1998. — 848 с.
  17. Е. В. Скурко. Принципы права в современном нормативном правопонимании. -М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008.- 200c.
  18. А. Я. Рыженков. Основные начала (принципы) российского гражданского законодательства и смежных отраслей права: монография. — М.: Юрлитинформ, 2015. -208 с.
  19. В. В. Лопатин.,Л. Е. Лопатина Малый толковый словарь русского языка: Ок. 35000 слов. — М.: Рус.яз., 1990. — 704 с.
  20. Г. Ф. Шершеневич. Философия права//М.: Типолитография Т-ва И. Н. Кушнерев и К.-1911.
  21. Е. Е. Богданова. Принцип добросовестности и эволюция защиты гражданских прав в договорные отношения: монография. -М.: Юрлитинформ, 2014. — 344 с.
Основные термины (генерируются автоматически): принцип добросовестности, гражданского законодательства, началах гражданского законодательства, гражданского права, Принцип добросовестности, гражданских прав, принципы права, гражданском праве России, ГК РСФСР, норм права, нормы права, принципами права, доброй совести, исполнении гражданских обязанностей, защите гражданских прав, закреплён принцип добросовестности, принципе гражданского права, Принципы права, субъектов права, эволюция добросовестности.

Ключевые слова

добросовестность, принцип права

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос