Сравнительный анализ политического дискурса лидеров Российской Федерации и США (на примере ежегодных обращений В.В. Путина и Б.Обамы) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №25 (367) июнь 2021 г.

Дата публикации: 13.06.2021

Статья просмотрена: 32 раза

Библиографическое описание:

Губина, Е. В. Сравнительный анализ политического дискурса лидеров Российской Федерации и США (на примере ежегодных обращений В.В. Путина и Б.Обамы) / Е. В. Губина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 25 (367). — С. 508-511. — URL: https://moluch.ru/archive/367/82401/ (дата обращения: 25.01.2022).



С появлением понятия «политический дискурс» возникла необходимость в более детальном его изучении с точки зрения сравнительного дискурс-анализа политических деятелей разных государств. В данной статье рассматриваются различные стратегии и тактики политического дискурса президента Российской Федерации В. В. Путина на материалах обращений к Федеральному Собранию от 08.07.2000г., 04.12.2014г., 15.01.2020г. и президента США Барака Обамы на материалах обращений к Конгрессу «О положении страны» 24.02.2009г. и 10.01.2017г. Целью статьи является попытка рассмотреть различные подходы к определению понятия «дискурс» и сравнить стратегии и тактики речевого воздействия лидеров обоих государств.

Ключевые слова и фразы : дискурс, дискурс-анализ, политический дискурс, речевое воздействие, стратегии и тактики политического дискурса, коммуникативное поведение.

В современном мире для политического деятеля умение воздействовать на аудиторию своей речью является весьма значимым навыком. В своей статье Герасимов В. И. и Ильин М. В. цитируют М. Эдельмана, который утверждает, что «…политический язык и есть политическая реальность…, язык является интегральным элементом политической сцены — не просто инструментом для описания событий, но и частью событий, оказывающий сильное воздействие на формирование их значения, содействуя оформлению политических ролей, которые признают и политические деятели, и общество в целом» [2, с.71]. Все больший спрос в последнее время появляется на специалистов в сфере политической коммуникации. Возникла необходимость в новом виде исследования — исследование коммуникационной деятельности в рамках политической реальности, которое нашло отражение в понятии «политический дискурс-анализ» (political discourse analysis). Для начала определимся непосредственно с термином «политический дискурс». Следует отметить, опять же ссылаясь на статью Герасимова В. И. и Ильина М. В., что возникновение особой научной дисциплины — политического дискурс-анализа произошло в последней трети XX столетия, в течение которого осуществлялись научные исследования, заложившие основы данного научного подхода. Само понятие «дискурс» многозначно. Одно из важнейших его определений представлено в книге «Язык, познание, коммуникация», автором которой является Дейк Т.А, нидерландский лингвист, один из пионеров анализа дискурса. Он пишет, что дискурс представляет собой сложное коммуникативное явление, которое включает в себя и социальный контекст, дающих представление как об участниках коммуникации (и их характеристиках), так и о процессах производства и восприятия сообщений; дискурс, в широком смысле слова, является сложным единством языковой формы, значения и действия, которое могло бы быть наилучшим образом охарактеризовано с помощью понятия коммуникативного события или коммуникативного акта. Лингвистический энциклопедический словарь дает следующее определение понятию «дискурс» — (от франц. discours — речь) — связный текст в совокупности с экстралингвистическими — прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах). Дискурс — это речь, «погружённая в жизнь». Поэтому термин «дискурс», в отличие от термина «текст», не применяется к древним и другим текстам, связи которых с живой жизнью не восстанавливаются непосредственно. Замечательное сравнение привел в своей статье Вдовиченко А. В., представив вербальный текст в виде музыкального произведения, переложенного на ноты [1, с.6]. Он задается вопросом, можно ли утверждать, что рядовой ценитель прекрасного оценит по достоинству нотный материал и сможет ли он передать замысел композитора. Таким образом, по его мнению, смыслосодержащий текст следует искать не в «написанном субстрате», а именно в вербальном его оформлении. Таким образом, на основании приведенных выше определений можно утверждать, что основными терминами, отражающими понятие «дискурс», являются «коммуникация» и «взаимодействие».

Возвращаясь к понятию «политический дискурс», следует обратить внимание, что, как пишет в своей статье Клюев Ю. В., анализ современного политического дискурса публичной коммуникации предполагает комплексное научное выявление, изучение, прогнозирование объективных и субъективных факторов, обеспечивающих системное упорядоченное информирование граждан, социальных и властных институтов о состоянии общества и государства [4, с.199]. Поскольку политический дискурс по своему характеру направлен больше на внушение, при анализе выступления любого политического деятеля, а особенно лидера государства, следует учитывать уровень его речевого воздействия на аудиторию, умение использовать языковые и речевые средства прямого и непрямого воздействия. Речевое воздействие (англ. «persuasion») — это воздействие на поведение, установки оценки индивида и/или группы лиц средствами языка. Мищук О. Н. в своей статье отмечает, что феномен речевого воздействия может быть описан на основе учета двух важнейших его аспектов — общности сознаний коммуникантов и целенаправленности общения [7, с.248]. Речевое воздействие реализуется в коммуникативных стратегиях и тактиках. О. Л. Михалева различает три основные стратегии: на понижение, на повышение и театральность, и реализующие их тактики. Стратегия на понижение применяется для дискредитации политического противника, она включает следующие тактики: анализ-«минус», обвинение, безличное обвинение, обличение, оскорбление, угроза. Тактики стратегии на повышение — это анализ-«плюс», презентация, неявная самопрезентация, самооправдание, отвод критики. Эта стратегия применяется для возвышения себя над противником, повышая тем самым собственный политический статус. Третья стратегия реализуется в тактиках предупреждения, побуждения, кооперации, размежевания, информирования, прогнозирования, иронизирования, провокации. Одним из пунктов дискурс-анализа является политический стиль. В статье Коноваловой Т. А. и Орловой О. Г., с ссылкой на Чудинова А. П. и его работу «Политическая лингвистика. Учебное пособие», отмечено, что под политическим стилем понимаются речевые особенности использования национального языка, характерные для какого-либо политика, политической партии или организации [5, с.89].

Обратимся непосредственно к примерам, на основе которых проводилось исследование.

После распада СССР в 1991 году Россия нуждалась в политике, лидере, который сможет донести до аудитории мысли политиков, разъяснить, истолковать их. Именно об этом говорит в своей статье Клюев Ю. В., который пишет: «После 2000 года идея политически и экономически сильного государства получила новые импульсы благодаря яркой личности, ставшей во главе государства. Страна получила молодого, энергичного, дееспособного, уверенного руководителя с сильным волевым характером, преобразующего политические высказывания в политическую реальность». Энергичность и целеустремленность В. В. Путина того времени отражены в стиле его речи во время ежегодного послания Федеральному собранию в первый год вступления в должность. Прямолинейность, жесткость, в некоторых местах проявляется даже хладнокровие, резкость, выражающаяся в смысловом ударении на словах «требовать», «слабый», «сильный», представляют перед нами человека, знающего что делать, как делать и к чему это должно привести: « И хотя укрепление государства не первый год провозглашается важнейшей целью российской политики, дальше деклараций и пустых разговоров мы никуда непродвинулись за эти годы. Никуда…У нас создано децентрализованное государство. Вот чего мы сделали за последние годы…Утвердилась государственная ложь . В этом зале, наверное, уместно будет об этом сказать,когда мы все вместе собрались Дети министров могут обойтись без детского пособия, а жены банкиров — без пособия по безработице». Можно сказать, что В. В. Путин выбрал для проведения такого плана собраний стратегию на понижение, используя тактику анализ-«минус», которая представляет собой описание ситуации и ее участников в негативном свете. Также типична для него стратегия театральности, в частности тактики прогнозирования, побуждения, кооперации, обещания. Хорошо это заметно в послании президента 2020 года. Стратегия на понижение также проявляется в обращениях В. В. Путина, особенно в последнее десятилетие, здесь хорошо просматривается тактика анализ –«минус». После украинского конфликта в 2014 году президент обратился к парламенту с довольно вдохновляющей речью, которая изобиловала выражениями, отражающими его отношение к сложившейся ситуации: стратегическая важность, русская нация,централизованное государство, единый народ, общие элементы культуры, союзник, братский украинский народ, техническое решение, вооруженный захват власти, лицемерный, цинизм, применяя тактику отвода критики и безличного обвинения как основные. Последние послания больше содержат тактику побуждения, призыва, информирования, все чаще проскальзывает в речи президента напор на внешнюю политику. В 2020 году, снова начав речь с демографического вопроса, как и 20 лет назад, президент остается верен себе и делает акцент на национальном развитии, используя те же стилистические приемы и тактики. Во время своих выступлений В. В. Путин несколько раз повторяет слова «ответственность», «сообща», «совместная работа», что дает право думать, что президент старается показать доверие коллегам, их мнению, об этом же говорит использование местоимений 1-ого лица множественного числа в различных падежах «мы, наша страна, у нас», применение стратегии на повышение, реализованной тактикой неявной самопрезентации, этим президент как бы отождествляет страну и правительство с народом, давая понять, что у правительства те же цели и задачи, что и у народа. Примечательно для речи В. В. Путина в любом его выступлении использование стилистического приема повторения, в частности такого, как лексическая анафора (anaphora): « Наша важнейшая задача — научиться использовать инструменты государства для обеспечения свободы. Свободы личности, свободы предпринимательства, свободы развития институтов гражданского общества». Часто использует метафору: «Однако сегодня в нашем доме (в стране) далеко до комфорта…Мы создали острова, отдельные островки власти, но не возвели между ними никаких мостов…». Выступая перед коллегами, президент в течение всей своей речи придерживается позиции возрождения российского государства, народа, часто проскальзывают слова «нация», «национальный», «общество», называет страну «нашим домом» даже первое, о чем начал президент свою речь, — это люди, их потребности, численность населения, и лишь затем повел разговор об экономике страны.

Интересна для сравнения речь Барака Обамы 21 февраля 2009 года на ежегодном послании «О положении страны» (State of the Union Address) во время его первого обращения к Конгрессу. В отличие от российского президента, Б. Обама ставит проблему экономики на первое место, представив ее как основную для каждого жителя страны: « I know that for many Americans watching right now, the state of our economy is a concern that rises above all others. And rightly so. If you haven’t been personally affected by this recession, you probably know someone who has — a friend; a neighbor; a member of your family. You don’t need to hear another list of statistics to know that our economy is in crisis, because you live it every day». В отличии от некоторых других выступлений, в том числе и речи на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, которую исследовала в своей статье Д. А. Скулимовская, Б. Обама в своем первом обращении к Конгрессу выбрал для себя две стратегии политического дискурса — на повышение и театральности. Хочется начать со стратегии театральности, которая выражена в тактике обещания: «We will rebuild, we will recover, and the United States of America will emerge stronger than before» , побуждения: «The time of reckoning has arrived, and the time to take charge of our future is here». В отличие от российского президента на протяжении всей речи Б. Обамы личное местоимение «I» идет вперемежку с объединяющим зрителей местоимением «We»: « I ’ve come here tonight… I know…As soon as I took office, I asked this Congress… I believe… I called for action… I intend to hold these banks fully accountable for the assistance they receive… I will submit a budget to Congress…», «Now, if we ’re honest with ourselves, we ’ll admit that for too long, we have not always met these responsibilities — as a government or as a people. I say this not to lay blame or look backwards, but because it is only by understanding how we arrived at this moment that we ’ll be able to lift ourselves out of this predicament”. Использование личного местоимения в единственном числе связано со стратегией на повышение, президент как бы тем самым возвышает себя над остальными. В последнем своем обращении к Конгрессу Б. Обама также выбрал стратегию на повышение, показывая тем самым свою значимость: «I know our work has not only helped so many Americans, it has inspired so many Americans…» В речи президента встречается больше стилистических приемов: antithesis («Sometimes you’ll win, sometimes you’ll lose»), repetition, anaphora When voting rates in America are some of the lowest among advanced democracies, we should be making it easier, not harder, to vote. When trust in our institutions is low, we should reduce the corrosive influence of money in our politics… When Congress is dysfunctional, we should draw our congressional districts to encourage politicians to cater to common sense and not rigid extremes…have kept me honest, and kept me inspired, and kept me going…»). Стратегия театральности здесь выражена в тактике побуждения, можно даже сказать призыва, президент выражает уверенность и надежду, что американская нация решит все свои проблемы путем долгой и упорной работы. Употребление соответствующих лексем создает образ признательности, благодарности, почтения: touched by, faith, proud, forever grateful, inspired. Представляя образ человека, служащего своей стране, нации, демонстративно используя побуждающие слова и словосочетания, что кстати характерно для многих американских политических лидеров, разделяя ценности демократии, адресант предстает перед адресатом в наиболее выгодном свете, при этом ничуть не принижая собственной значимости.

Таким образом, анализируя политический дискурс двух абсолютно разных представителей власти, нацеленного на национальное развитие и благополучие «простого народа» с одной стороны и восторженного политика, убеждающего свой народ, что в мире нет никого лучше объединенной американской нации, с другой стороны, можно прийти к выводу, что, несмотря на различия в коммуникативном поведении обоих политиков, есть и точки соприкосновения, например, оба лидера используют в своих речах одинаковые стратегии: театральности и на повышения, применяя различные тактики их реализации.

Литература:

  1. Вдовиченко А. В. Текст и дискурс в свете коммуникативного смыслообразования //Слово.ру: балтийский акцент. 2017 Т. 8, № 4 С. 5–15.
  2. Герасимов В. И., Ильин М. В. Политический дискурс-анализ // Политическая наука. 2002. № 3. С. 68–75.
  3. Дейк Т. А., ван. Язык, познание, коммуникация: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1989–312с.
  4. Клюев Ю. В. Гипотезы публичного политического дискурса // Вестник СПбГУ. Серия 9. 2010. Вып. 2. С. 196–203.
  5. Коновалова Т. А., Орлова О. Г. Политический стиль В. В. Путина как элемент дискурс-анализа (на примере выступления в рамках встречи Валдайского клуба)// Альманах современной науки и образования. 2015.-№ 6.-С.88–90.
  6. Михалева О. Л. Политический дискурс: специфика манипулятивного воздействия. — М.: Книжный дом «Либроком», 2009. — 256 с.
  7. Мищук О. Н. Речевое воздействие в политическом дискурсе// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2013. С. 248–253.
  8. Никулина Д. Е. Политический дискурс как объект лингвистического исследования // Филологические науки. Вопросы теории и практики. — 2017. — № 9–1(75). — С.147–149.
  9. Скулимовская Д. А. Стратегии и тактики в политическом дискурсе (на материале выступлений Б. Обамы) // Политическая лингвистика. 2017. № 1 (61). С.105–109.
  10. Ярцева В. Н. Лингвистический энциклопедический словарь // Советская энциклопедия, М.,1990.
  11. Послание Президента Федеральному Собранию 8 июля 2000 года [HTML] consultant.ru
  12. Послание Президента Федеральному Собранию 4 декабря 2014 года [HTML] kremlin.ru
  13. Послание Президента Федеральному Собранию 15 января 2020 года [HTML] kremlin.ru
  14. Remarks of President Barack Obama — Address to Joint Session of Congress. February 24, 2009 [HTML] obamawhitehouse . archives.gov.
  15. Remarks by the President in Farewell Address. January 10, 2017.
Основные термины (генерируются автоматически): политический дискурс, речевое воздействие, стратегия, речь, политическая реальность, президент, стратегия театральности, тактик, безличное обвинение, Федеральное собрание.


Ключевые слова

политический дискурс, дискурс, дискурс-анализ, коммуникативное поведение, речевое воздействие, стратегии и тактики политического дискурса
Задать вопрос