Проблемы деятельности Конституционного суда Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №24 (366) июнь 2021 г.

Дата публикации: 14.06.2021

Статья просмотрена: 24 раза

Библиографическое описание:

Рустемов, К. Б. Проблемы деятельности Конституционного суда Российской Федерации / К. Б. Рустемов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 24 (366). — С. 133-135. — URL: https://moluch.ru/archive/366/82409/ (дата обращения: 07.12.2021).



В статье автор проводит исследование проблем деятельности Конституционного суда Российской Федерации.

Ключевые слова: судебная власть, суд, судебная деятельность, Конституционный суд Российской Федерации, конституционный судебный процесс.

Судебная власть является важнейшим институтом обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Конституционный суд Российской Федерации занимает особое место среди субъектов обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем сегодня существует ряд проблемных аспектов реализации полномочий Конституционного суда Российской Федерации. Данный тезис подтверждается многочисленными научными исследованиями в правовой доктрине.

С. А. Татаринов отмечает, что одним из приоритетных направлений деятельности Конституционного Суда РФ по осуществлению конституционного правосудия как защитника Конституции является оказание помощи представительным (законодательным) и иным уполномоченным государственным органам в законотворчестве. Важность выполнения данной функции Конституционным Судом РФ обуславливается правовыми последствиями вынесенных им итоговых решений в сфере нормоконтроля, которые обычно предполагают совершение нормотворческими органами активных действий по приведению актов, признанных неконституционными, в соответствие с требованиями Конституции РФ. Традиционно в литературе все полномочия Конституционного Суда РФ по участию в законотворчестве принято классифицировать на негативные и позитивные. Реализация негативных нормотворческих прерогатив Конституционным Судом РФ подразумевает то, что законодательный акт, объявленный им неконституционным, не может продолжать действовать и применяться на практике. В противоположность позитивные нормотворческие полномочия подразумевают возможность Конституционного Суда РФ в известных пределах и формах участвовать в создании новых норм права [1].

Также, С. А. Татаринов в другом своем исследовании утверждает, что Конституционный Суд РФ наделяется дополнительными конституционными полномочиями по преодолению складывающихся международно-правовых коллизий между правовыми позициями Европейского суда по правам человека, основанными на интерпретации международных стандартов регулирования прав и свобод личности, и положениями, закрепленными в Конституции РФ, путем установления специального механизма исполнения актов межгосударственного органа, предусматривающего необходимость их реализации в правотворческой и правоприменительной деятельности органов публичной власти. Одновременно, наряду с предоставлением Конституционному Суду РФ возможности разрешать вопрос об исполнении вынесенных актов межгосударственного органа, ему были также переданы аналогичные полномочия, ранее не присущие отечественному конституционному правосудию, в отношении возможности исполнения решений иностранного или международного третейского суда (арбитража), налагающего обязанность на Российскую Федерацию, если эти решения не противоречат основам публичного правопорядка РФ. Как следствие, из анализа смысла этой конституционной новеллы и с учетом предназначения Конституционного Суда РФ можно предположить, что в названной ситуации он призван контролировать исполнение взятых на себя международных обязательств Российской Федерации, вытекающих из ее участия в экономических отношениях, в случае если решения иностранного либо международного третейского суда (арбитража) противоречат конституционным нормам и принципам, составляющим основы публичного правопорядка нашей страны. В то же время в новых поправках к Конституции РФ не нашла своего отражения тема регламентации полномочий Конституционного Суда РФ о проверке конституционности выдвинутой инициативы проведения референдума по запросу Президента РФ и предложенных вопросов (перечня вопросов), вынесенных на всероссийский референдум по запросу Верховного Суда РФ, которые ранее были ему делегированы законодателем (ч. 17 ст. 15, ч. 1 ст. 23 Федерального конституционного закона от 28.06.2004 N 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации») и могут служить определенным основанием для обособления разбирательства указанной категории дел в Конституционном Суде РФ в отдельный вид конституционного судопроизводства [2].

По мнению И. А. Стародубцевой достоинством предварительного конституционного контроля является то, что он позволяет предотвращать коллизии между Конституцией Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами. Поскольку наибольшее количество таких противоречий возникает в области прав человека (о чем свидетельствует количество жалоб в Конституционный Суд РФ), то проверка таких федеральных законов на соответствие основному закону государства очень актуальна для современной России, так как позволит избежать каких-то нарушений прав человека. Включение в Конституцию Российской Федерации полномочий федерального органа конституционного контроля по предварительной проверке законов — важный положительный шаг к предотвращению коллизий при условии, если он не будет использоваться в политических целях для признания «заранее конституционными» федеральных законов, которые впоследствии будет трудно или невозможно оспорить. в данном случае во главу угла необходимо ставить принцип приоритета прав и свобод человека, и право на подачу жалобы в Конституционный Суд РФ не должно ограничиваться случаем, когда обжалуемый закон уже проверялся и был признан соответствующим Конституции Российской Федерации, а гражданин его оспаривает. В области прав человека большое значение имеет правоприменение, которое может происходить не в соответствии с тем смыслом норм права, которые выявил и дал им оценку Конституционный Суд РФ в ходе предварительного контроля. На правоприменение большое влияние имеет временной период, поэтому законодательство должно идти по пути такого закрепления сочетания предварительного и последующего конституционного контроля в России, при котором введение предварительного контроля не отменяет последующего в отношении одного и того же нормативного правового акта. По мнению И. А. Стародубцевой об этом должна быть специальная норма в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации». Поскольку личность в правовом пространстве является наиболее уязвимым субъектом, то для усиления гарантированности ее конституционных прав и свобод нужен и предварительный, и последующий конституционный контроль нормативных актов, регулирующих правовой статус человека и гражданина [3].

Говоря о перспективах развития правового обеспечения Конституционного суда Российской Федерации, стоит отметит инициативу А. В. Колыбина, который утверждает, что целесообразно дополнить Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» нормами о том, что нормы законодательных актов, признанных Судом неконституционными, должны быть приведены в соответствие с Конституцией Российской Федерации в шестимесячный срок. То есть шестимесячный срок следует установить не для внесения законопроекта, а для принятия готового федерального закона. Иначе создаются предпосылки для того, чтобы внесенные законопроекты (формально уже означающие соблюдение необходимых норм об исполнении решений Конституционного Суда) рассматривались сколь угодно долго, а неконституционные нормы меж тем оставались в тексте законов. Кроме того, учитывая внесенные в законодательство изменения, актуальным вопросом развития правовой доктрины является уяснение новой роли решений Конституционного Суда Российской Федерации в системе источников российского права в свете сказанного выше о прецедентном праве [4].

Литература:

1. Татаринов С. А. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации по преодолению конституционно-правовых пробелов // Государственная власть и местное самоуправление. — 2020. — № 3. — С. 48–52.

2. Татаринов С. А. О конституционных новеллах регулирования статуса Конституционного Суда Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. — 2021. — № 1. — С. 39–44.

3. Стародубцева И. А. Новые полномочия Конституционного Суда РФ в сфере предварительного конституционного контроля: анализ поправок к Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. — 2021. — № 2. — С. 18–20.

4. Колыбин А. В. К проблеме исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. — 2017. — № 12. — С. 20–24.

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, Конституционный Суд РФ, Конституционный Суд, свобода человека, межгосударственный орган, международный третейский суд, последующий конституционный контроль, правовая доктрина, предварительный контроль, судебная власть.


Задать вопрос