Фармакологическая коррекция посттравматической нейропатии лучевого нерва | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Библиографическое описание:

Фармакологическая коррекция посттравматической нейропатии лучевого нерва / Д. Р. Фахретдинова, Д. Л. Гайфуллина, А. А. Ишбулатова [и др.]. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 23 (365). — С. 131-137. — URL: https://moluch.ru/archive/365/81860/ (дата обращения: 20.01.2022).



Фармакологическая коррекция посттравматической нейропатии лучевого нерва

Проблема посттравматической невропатической боли давно беспокоит медицинское сообщество. Механизмы возникновения и способы устранения травматической нейропатической боли широко обсуждаются исследователями и врачами. Однако до сих пор не существует единого общепризнанного стандартного лечения. В статье представлен литературный обзор иностранной и русскоязычной литературы по данной проблеме.

Ключевые слова: посттравматическая нейропатия, фармакотерапия нейропатии, неврома.

Посттравматическая нейропатия — заболевание нервного корешка (ствола периферического нерва), которое происходит вследствие механической травмы нерва после операций, ранений, механических повреждений (в том числе после инъекций), ударов, переломов или вывихов костей. Процесс также может инициировать артрит, грыжа межпозвоночного диска, остеохондроз. Заболевание считается не опасным, однако у пациента могут развиться достаточно сильные болевые и функциональные нарушения. Следовательно, человек испытывает психологический дискомфорт, что серьезно снижает качество его жизни.

Травматическая неврома — это клубок нервных волокон и соединительной ткани, который развивается после повреждения нерва. Обычно он представляет собой твердый, овальный, беловатый, медленно растущий, пальпируемый и болезненный узел размером не более 2 см. Это может быть связано с парестезией в области травмы. Характерной чертой может быть болезненная гиперчувствительность к нормальным легким тактильным раздражителям (дизестезия) или невралгическая боль с наличием типичной триггерной точки в области невромы. Травматическая невропатическая боль может вызывать у пациента ощущение жжения, колющих, саднящих, грызущих или тошнотворных ощущений.

Стоит отметить, что задачами терапии является как противодействие отрицательному влиянию на поврежденный нерв, так и обеспечение условий для его физиологической регенерации:

  1. восстановление трофики тканей;
  2. восстановление структуры и функции нерва;
  3. купирование ноцицептивной и нейропатической боли;
  4. предупреждение дистрофических изменений денервированных тканей.

При изучении данной проблемы M. A. Rizzo еще в 1997 году выяснил, что карбамазепин, представитель блокатора натриевых каналов, эффективен при лечении болезненных парестезий в области лучевого нерва. В клиническом отчете [12] описан иллюстративный случай болезненных парестезий в области нерва, которая отреагировала на лечение карбамазепином.

Markman, J., Resnick [и др.] [8] исследовали прегабалин, блокатор потенциал-зависимых кальциевых каналов, который был введен в клиническую практику для лечения болезненных невром в США. К исследованию были допущены пациенты с хронической болью, которые в течение 12 недель получали поддерживающую или фиксированную дозу. Основная цель состояла в том, чтобы сравнить эффективность прегабалина (гибкая дозировка, 150–600 мг / день) и плацебо при лечении полинейропатии. Также сравнивали эффективность прегабалина по сравнению с плацебо в отношении общего статуса, ограничения активности, связанной с болью, и сна, а также оценки безопасности и переносимости. Различия были статистически значимыми для прегабалина по сравнению с плацебо (p <0,05, обобщенная линейная модель). Статистически значимое изменение среднего индекса болевого вмешательства по сравнению с исходным уровнем также благоприятствовало прегабалину по сравнению с плацебо (p = 0,0168).

Габапентин — ингибитор кальциевых α2-δ каналов. Было проведено двойное слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое клиническое исcледование для оценки эффективности и безопасности габапентина для лечения НП, вызванной травматической или постхирургической травмой периферического нерва, с использованием доз до 2400 мг/день. В исследовании приняли участие 6 центров и 120 рандомизированных пациентов, и было отмечено, что габапентин значительно снизил интенсивность боли, улучшил качество сна по сравнению с плацебо, применение габапентина ассоциировалось с положительным воздействием на психоэмоциональный статус больных. Указанный терапевтический аспект является особенно важным вследствие формирования у больных с нейропатической болью различного рода стойких психоэмоциональных нарушений и в целом низкого качества жизни. Наиболее распространенными побочными эффектами были головокружение и усталость.

Глюкокортикоиды используются в течение многих лет. Thomson [10] использует инъекции метилпреднизолона для лечения нейропатий. По сравнению с контрольной группой общая оценка состояние конечности в группе кортикостероидов была значительно лучше через три месяца (средняя разница, 14,1 балла по шкале [95 % доверительный интервал, от 5,5 до 22,8 балла]; p = 0,002). Разница между группами также была значительной через месяц. Значительные и незначительные улучшения, связанные с инъекцией кортикостероидов, наблюдались в отношении показателей боли, функции и общей оценки общего состояния здоровья пациента через один и три месяца после инъекции. Тем не менее, местные инъекции стероидов могут вызвать атрофию тканей, и отдаленные результаты этого метода лечения требуют дальнейшего изучения.

При применении трициклические антидепрессантов анальгетическое действие развивается независимо от их антидепрессивного эффекта и обусловлено в первую очередь ингибированием обратного нейронального захвата серотонина и норадреналина, вследствие чего происходит модуляция нисходящих антиноцицептивных влияний. Дополнительно эти препараты блокируют Na+ -каналы, подавляя процессы периферической сенситизации, а воздействием на NMDA-рецепторы объясняют их способность подавлять центральную сенситизацию на уровне спино-таламического тракта и заднего рога спинного мозга. Недостатком ТЦА является широкий спектр ПЭ, который связан с их воздействием на гистаминовые, мускариновые и альфа-адренергические рецепторы. ТЦА исследованы у больных с ДПН, ПГН, ТГН, фантомной болью, при НБ, обусловленной оперативными вмешательствами, травмой, онкологическим заболеванием и др. Среди препаратов этой группы эффективность в отношении НБ в наибольшей степени доказана для дулоксетина и венлафаксина [11].

Дулоксетин показал свой терапевтический потенциал при болевой ПТПН, центральной постинсультной боли и боли вследствие повреждения спинного мозга. Идентифицированы 18 испытаний, в которых участвовало 6407 человек. Восемь исследований включали в общей сложности 2728 участников с болезненной диабетической невропатией, а шесть исследований включали 2249 участников с фибромиалгией. В трех исследованиях участвовали участники с депрессией и болезненными физическими симптомами, а в одно — участники с центральной невропатической болью. В большинстве случаев риск систематической ошибки в исследованиях был низким, хотя значительное количество отказов, методы вменения и почти каждое исследование, проводимое или спонсируемое производителем лекарств, увеличивает риск систематической ошибки в некоторых областях. Дулоксетин в дозе 60 мг в день эффективен при краткосрочном лечении болезненной периферической нейропатии. В одном небольшом высококачественном исследовании [9] не было обнаружено влияния на центральную невропатическую боль. Во всех условиях побочные эффекты были обычными как в группе лечения, так и в группе плацебо, но чаще наблюдались в группе лечения с дозозависимым эффектом. Большинство побочных эффектов были незначительными, но 16 % участников прекратили прием препарата из-за побочных эффектов. Серьезные нежелательные явления были редкими.

Венлафаксин доказал свою эффективность в лечении болевых форм ДПН и ПТНП. В шести рандомизированных двойных слепых испытаний продолжительностью не менее двух недель, подходящих для включения. Эти испытания включали 460 участников с невропатической болью, при этом большинство участников страдали болезненной диабетической невропатией. Четыре исследования имели перекрестный дизайн, а два — параллельные. Только одно испытание было как с параллельным дизайном, так и с плацебо-контролем. Средний возраст участников колебался от 48 до 59 лет. В трех исследованиях (Forssell 2004, Jia 2006 и Tasmuth 2002) были представлены только средние данные. Компараторы включали плацебо, имипрамин и карбамазепин, а продолжительность лечения составляла от двух до восьми недель. Риск систематической ошибки в обзоре в целом был значительным, особенно из-за небольшого размера большинства исследований и из-за систематической ошибки отсева. В четырех из шести исследований сообщалось о некоторой положительной пользе венлафаксина. В крупнейшем исследовании, проведенном Rowbotham, 2004 г., 56 % участников, получавших венлафаксин от 150 до 225 мг, достигли как минимум 50 % снижения интенсивности боли по сравнению с 34 % участников в группе плацебо, а количество пациентов, необходимое для лечения для получения дополнительного положительного результата, было 4.5. Однако это исследование было предметом значительной систематической ошибки отбора. Известные побочные эффекты венлафаксина, включая сонливость, головокружение и легкие желудочно-кишечные проблемы, были зарегистрированы во всех исследованиях, но не были особенно проблематичными, и в целом побочные эффекты были одинаково заметны в группах плацебо или других активных групп сравнения [16].

Ботулинический токсин типа А относится к группе периферических миорелаксантов. Механизм его обезболивающего действия связан со способностью подавлять экспрессию ванилоидных рецепторов (TRPV1), расположенных на поверхности периферических ноцицепторов и отвечающих за возникновение и поддержание гиперальгезии вследствие нейрогенного воспаления. Обсуждается также центральный механизм действия препарата. Показана эффективность повторных (начиная со 2-й инъекции с интервалом в 12 недель) подкожных инъекций. В журнале The Lancet Neurology [13] сообщают об анальгетической эффективности у пациентов с невропатической болью двух подкожных введений ботулинического токсина А в течение 24 недель (скорректированная оценка эффекта по сравнению с плацебо -0,77, 95 % ДИ -0,95 до -0,59; p <0,00001) в рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании. Второе введение привело к значительному терапевтическому эффекту (среднее значение наименьших квадратов для недель 13–24 0,91 [SE 0,13]; p <0,00001), и почти четверть пациентов превратились из пациентов, не ответивших на лечение, в пациентов, ответивших на лечение только после двух введений. В другом исследовании 14] было включено 152 пациента, из которых 68 были распределены случайным образом (34 на группу), а 66 (37 [56 %] мужчин) были включены в первичный анализ (34 в группе) группа ботулотоксина А и 32 в группе плацебо). Ботулинический токсин А уменьшал интенсивность боли в течение 24 недель по сравнению с плацебо (скорректированная оценка эффекта -0,77, 95 % ДИ -0,95 до -0,59; p <0,00001). Боль при инъекции была единственным побочным эффектом, о котором сообщалось, и она возникла у 19 (56 %) участников в группе ботулинического токсина А и у 17 (53 %) участников группы плацебо (p = 1,0). Сильную боль испытали десять (29 %) участников группы ботулинического токсина А и 11 (34 %) участников группы плацебо (p = 0,8).

Для сокращения сроков лечения, повышения тонуса мышц и уменьшения чувствительных расстройств в зоне иннервации плечевого сплетения и периферического нерва 3 больным за 30 мин до проведения электростимуляции низкоинтенсивным током с амплитудой 10–20 мА, частотой 40–60 Гц, длительностью воздействия 900 с вводился антихолинестеразный препарат. Применялось инъекционное введение 1,0 мл 0,05 % раствора прозерина. Прозерин, достигая максимальной концентрации в крови, позволил добиться повышения силы мышц больного, увеличил самостоятельное сокращение мышц. Неврологический статус больных до и после проведенного лечения позволяет говорить о том, что при одновременном воздействии комбинированной электростимуляции и введении прозерина, потенцирующего действие эндогенного ацетилхолина улучшается нервно-мышечная передача, увеличивается выносливость пациента, что приводит к увеличению самостоятельных сокращений мышц. Данный метод лечения, применяемый в ФГБУ «РНЦ «ВТО» им акад. Г. А. Илизарова» у больных с неврологическим дефицитом позволяет сократить количество проводимых процедур, перейти с двух на одноразовую электростимуляцию в сутки и, как результат, повысить эффективность процедур в 1,5–2 раза независимо от этиологического фактора нейропатии. Предложенный метод позволил сократить сроки лечения, повысить тонус мышц, уменьшить чувствительные расстройства в зоне иннервации периферического нерва и привел к регрессу очаговой симптоматики [4].

В свете сказанного представляет интерес комбинированное воздействие препарата нейромидин (международное непатентованное название — ипидакрин) и электронейромиостимуляции. Фармакологическая активность нейромидина основана на двух молекулярных механизмах — блокаде калиевой проницаемости клеточной мембраны и временном ингибировании ацетилхолинэстеразы и бутирилхолинэстеразы. Препарат обладает стимулирующим действием на проведение импульса в нервно-мышечном синапсе и в ЦНС, влияя на все звенья проведения возбуждения: стимуляцию пресинаптического нервного волокна, увеличение выброса нейромедиатора в синаптическую щель, уменьшение разрушения медиатора ацетилхолина ферментом, повышение активности постсинаптической клетки прямым мембранным и опосредованным медиаторным воздействием. В отличие от ипидакрина типичные ингибиторы ацетилхолинэстеразы действуют лишь на одно звено в цепи процессов, обеспечивающих проведение нервного импульса, уменьшая метаболизм ацетилхолина только в холинергических синапсах и способствуя его накоплению в синаптической щели. По силе антихолинэстеразного действия в опытах in vitro на очищенных препаратах фермента ипидакрин близок к наиболее сильным ингибиторам холинэстеразы обратимого типа — неостигмину и физостигмину. В то же время в экспериментах in vivo нейромидин уступает этим классическим антихолинэстеразным препаратам и в некоторых случаях оказывается слабее в 60–100 раз. Ипидакрин также блокирует и натриевую проницаемость мембраны, но в меньшей степени, чем калиевую, с этим частично можно связать анальгетический эффект препарата. Новый способ введения нейромидина [6] техникой локальной инъекционной периневральной терапии оказывает комплексное воздействие на различные звенья патогенеза: на зону сегментарной и периферической иннервации (введение препарата осуществляется максимально близко к патологическому очагу), сосудистое звено, стимуляцию периневральных структур, активацию межнейрональных связей. При периневральном введении происходит механическая активация толстых миелиновых волокон, приводящая к ингибированию ноцицептивных афферентных нейронов (по теории воротного контроля Мелзака-Уолла). Последовательно, на пике максимального эффекта препарата (при парентеральном введении он достигается к 30-й минуте) проводилась процедура электронейромиостимуляции прямоугольными токами частотой 2 Гц. Предлагаемый комплекс способствует активации регенерационно-реиннервационных процессов нервных волокон и мышц, и, как следствие, восстановлению утраченных функций нервно-мышечного аппарата. Пациенты обеих групп при включении в исследование предъявляли жалобы на онемение в руке или пальцах кисти, парестезии в соответствующих дерматомах, болевой синдром в шейном отделе с иррадиацией в руку, слабость и неловкость в кисти. Больные указывали также на наличие тревоги, снижение настроения и интереса к окружающему, что свидетельствовало о депрессивном компоненте. Результаты проведенного сравнительного исследования эффективности нейромидина в лечении фокальных нейропатий верхних конечностей при его внутримышечном введении и введении методом локальной инъекционной периневральной терапии в сочетании с электростимуляцией свидетельствуют об эффективности нейромидина. Достоверно лучшие результаты терапии достигнуты при периневральном введении нейромидина с дальнейшей электронейромиостимуляцией, что доказывается выраженной положительной динамикой купирования синдромов заболевания (онемение, болевой синдром) и результатами ЭНМГ.

Обогащенная тромбоцитами плазма (ОТП) находит применение в различных областях регенеративной медицины в качестве источника многочисленных факторов роста, стимулирующих репаративные процессы. Целью исследования [3] являлось изучение возможности применения обогащенной тромбоцитами плазмы в лечении посттравматической нейропатии периферических нервов верхней конечности. В исследование было включено 38 больных с посттравматической компрессионно-рубцовой нейропатией периферических нервов верхней конечности, распределенных в основную и контрольнуюгруппы по 19 человек соответственно. Всем больным были произведены операции микрохирургического пери-эндоневролиза. Пациентам основной группы дополнительно вводили в зону невролиза ОТП, контрольной — 1 % раствор лидокаина в равных объемах. Исследовали уровень болевого синдрома по визуальной аналоговой шкале боли (ВАШ), скорость проведения возбуждения по нерву, амплитуду М-ответа в сроки 4, 12, 24 недели после операции. Установлено, что при применении ОТП болевой синдром регрессирует в более короткие сроки в сравнении с контрольной группой, а чувствительные и двигательные функции имеют тенденцию к более раннему восстановлению. Выявлено достоверное увеличение скорости проведения возбуждения в основной группе в срок 4 недели от момента операции. В более отдаленные сроки различия между группами статистически не достоверны. Побочных эффектов введения ОТП не установлено.

Трансдермальная система с 5 % лидокаином состоит из мягкого, эластичного, нетканевого наружного слоя на основе полиэфира, соединенного с адгезивным слоем, содержащим 700 мг лидокаина, который покрыт полиэтиленовой снимающейся пленкой. Пластина применяется в виде аппликации на болезненную область кожи. ТТС с 5 % лидокаином в России представлена под названием «Версатис». В открытом исследовании, включающим 21 пациента с периферической нейропатией в результате травматического или постхирургического вмешательства проводилось лечение 5 % лидокаиновым пластырем в течение 12 недель. Использование пластыря дало хороший эффект. Он хорошопереносится, риск системных неблагоприятных явлений и фармакокинетических взаимодействий с одновременными лекарствами минимальные из-за низкой системного поглощения. Среди нежелательных явлений наиболее часто наблюдались незначительное или умеренное покраснение кожи, сыпь, раздражение в месте нанесения ТТС. В двойном слепом перекрестном исследовании с участием 32 пациентов в течение 14-дневных периодов лечения покраснение кожи и появление сыпи наблюдалось у 9 и 11 пациентов, применявших пластыри с лидокаином и плацебо, соответственно. В другом двойном слепом перекрестном исследовании с участием 35 пациентов покраснение кожи в месте прикрепления пластыря наблюдалось у 2 пациентов (у 1 пациента в группе лидокаина и у 1 пациента в группе плацебо). Процедура удаления пластыря переносилась хорошо и сопровождалась лишь незначительными кратковременными болевыми ощущениями. У пациентов, использовавших ТТС с 5 % лидокаином, не наблюдалось никаких известных системных эффектов лидокаина (влияние на деятельность ЦНС и сердечно-сосудистой системы). В другом исследовании Корреа-Илланес [15] обнаружил, что пластырь с 5 % лидокаином очень эффективен при травматической невропатической боли в рубцах. После лечения числовая шкала оценок (NRS) снизилась на 58,2 % ± 27,8 %. Средняя болезненная зона уменьшилась на 72,4 % ± 24,7 %. 19 пациентов (69 %) показали функциональное улучшение.

Сообщается об инвазивном методе анальгетиков, например, об интратекальном введении. Применяли зиконотид, который является атипичным анальгетиком для облегчения тяжелой и хронической боли, для болюсных интратекальных инъекций при лечении послеоперационной, посттравматической нейропатической боли у пациентов, рефрактерных к традиционному лечению. В результате исследования [7] было обнаружено, что 30 % пациентов испытали снижение боли на ≥30 % после хотя бы одной инъекции. Интенсивность боли значительно изменилась с течением времени (0–6 ч) (p = 0,047) после средней дозы зиконотида 2,75 мкг. Следует соблюдать меры предосторожности, поскольку зиконотид имеет несколько неврологических побочных эффектов, например головокружение, атаксию, аномальную походку, нистагм или тошноту; у него также есть узкое терапевтическое окно, которое нельзя игнорировать.

Врожденный потенциал периферических нервов к регенерации после повреждения ограничен, что затрудняет восстановление нерва при тяжелой травме и зачастую приводит к стойкой утрате трудоспособности. Этот недостаток может быть компенсирован использованием геннотерапевтических и клеточных препаратов, обеспечивающих в области повреждения повышение уровня ключевых регуляторов роста нервов — нейротрофических факторов и белков внеклеточного матрикса. Основные факторы роста, участвующие в восстановлении нерва и являющиеся наиболее перспективными «инструментами» для стимуляции этого процесса, в том числе при использовании в клинической практике, можно разделить на 4 группы: нейротрофические факторы, факторы роста, протеазы и матриксные белки. Группа нейротрофических факторов включает 3 основных семейства: нейротрофины (NGF, BDNF, NT-3, NT-4/5), глиальные нейротрофические факторы (GDNF и Art) и нейропоэтические цитокины (CNTF и IL-6). Они играют ключевую роль в развитии, пластичности и регенерации структур центральной и периферической нервных систем. Рецепторы нейротрофических факторов локализуются на поверхности нейронов, шванновских клеток и эндотелиоцитов. Связывание нейротрофических факторов с соответствующими рецепторами активирует сигнальные пути, стимулируя рост нейритов, формирование моторной концевой пластинки, а через увеличение экспрессии антиапоптогенных и подавление экспрессии проапоптогенных факторов транскрипции поддерживает выживание поврежденных нейронов. В настоящее время в биомедицине имеется целый арсенал перспективных методов, которые позволяют стимулировать восстановление дефектов и повышать жизнеспособность клеток при травмах периферических нервов. Однако достичь этого с помощью рекомбинантных белков сложно и дорого из-за необходимости поддержания их высокой тканевой концентрации в течение длительного времени, а существующие фармакологические средства иных классов не обладают эффективностью при обширных дефектах или тяжелых повреждениях. Именно при таких типах повреждений, требующих комплексного и длительного лечения, методы генной, клеточной терапии и тканевой инженерии могут в лучшей степени проявить свой потенциал в стимуляции восстановления структуры и функции периферических нервов. На наш взгляд, терапия с использованием тканеинженерных конструкций на основе клеток (в том числе генетически модифицированных) и синтезируемого ими внеклеточного матрикса является наиболее перспективным направлением в области разработки методов многофакторного комплексного воздействия на процессы регенерации периферических нервов [5].

Эффективность витаминотерапии можно рассмотреть на примере Нейровитана [2]. Одна таблетка Нейровитана содержит 25 мг октотиамина; 2,5 мг витамина В2 (рибофлавина); 40 мг витамина В6 (пиридоксина); 250 мкг витамина В12 (цианокобаламина). Под наблюдением находилось 50 больных с мононейропатиями различной локализации в острой стадии. Все больные были произвольно разделены на 2 группы. Пациенты первой группы (20 человек) получали только базисную терапию. Больные второй группы (30 человек) наряду с базисной терапией получали дополнительно препарат Нейровитан по 1 таблетке 4 раза в день с первого дня лечения. Курс лечения составлял от 14 до 30 дней. При анализе показателей сроков лечения, во 2-й группе клинический эффект наступил быстрее, что позволяет несколько сократить пребывание пациента в стационаре или на амбулаторном лечении, улучшить субъективно качество жизни, снизить показатели временной нетрудоспособности.

При изучении лечения комбинированной терапией пациентов ницерголином, детралексом, цитофлавином, актовегином, холина альфосцератом, ипидакрином были получены следующие результаты [1] раннее начало патогенетической терапии положительно влияет на результаты лечения пациентов. Предлагаемая схема патогенетической терапии травматической нейропатии является многоцелевой и комплексной. Основой терапии является восстановление трофики тканей и поддержание физиологической регенерации нерва, при этом первоочередной задачей является борьба с отеком мягких тканей.

Таким образом, был проведен систематический электронный поиск и проанализированы статьи, в которых изучались новые методы лечения и их эффективность при лечении посттравматической нейропатии. Данные методы лечения можно применить и к посттравматической нейропатии лучевого нерва в том числе.

Литература:

  1. Боголюбский, Ю. А. Диагностика и лечение диафизарных переломов плечевой кости, осложненных повреждением лучевого нерва.:: диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук / Боголюбский Юрий Андреевич;. — Москва, 2020
  2. Литовченко, Т. А. Витаминотерапия в комплексном консервативном лечении туннельных мононейропатий / Т. А. Литовченко, О. Л. Тондий, Е. П. Завальная. // Международный неврологический журнал. — 2011. — № 4 (42).
  3. Применение обогощенной тромбоцитами плазмы в лечении посттравматической нейропатии. / А. А. Штутин, С. В. Попов, О. Б. Джерелей, В. Ю. Михайличенко. // Таврический медико-биологический вестник. — 2016. — № том 19, № 4.
  4. Способ применения антихолинестеразных препаратов в сочетании с методом прямой электростимуляции при нейропатиях периферических нервов. —: ФГБУ «Российский научный центр «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Г. А. Илизарова» Минздрава России (Курган).
  5. Современные подходы к регенерации периферических нервов после травмы: перспективы генной и клеточной терапии. / М,Н 14, П. И. Макаревич, Е. К. Шевченко [и др.]. // Гены & клетки. — 2017. — № Том XII, № 1.
  6. Фокальные нейропатии: новые возможности лекарственной терапии.
  7. Emmanuel, Bäckryd Ziconotide Trialing by Intrathecal Bolus Injections: An Open-Label Non-Randomized Clinical Trial in Postoperative/Posttraumatic Neuropathic Pain Patients Refractory to Conventional Treatment. / Bäckryd Emmanuel, Sörensen Jan, Gerdle Björn. // Neuromodulation: Technology at the neural interface. — 16 April 2015.
  8. Efficacy of pregabalin in post-traumatic peripheral neuropathic pain: a randomized, double-blind, placebo-controlled phase 3 trial / Markman, J., Resnick [и др.]. // Neurol Sci. — 2018. — № 265. — С. 2815–2824.
  9. Michael, P,T,Lunn Duloxetine for treating painful neuropathy, chronic pain or fibromyalgia. / P,T,Lunn Michael, A,C Richard, J. W. Philip. // Cochrane Database Syst Rev.. — 2014 Jan. — № 3;(1). — С. CD007115.
  10. Methylprednisolone Injections for the Treatment of Morton Neuroma. / Thomson, E. Colin, Beggs [и др.]. // The Journal of Bone & Joint Surgery. — 2013. — № May 1. — С. 790–798.
  11. Pharmacotherapy for neuropathic pain in adults: a systematic review and meta-analysis. / B. F. Nanna, Attal Nadine, Haroutounian Simon [и др.]. // Lancet Neurol. — 2015 Feb. — № 14(2). — С. 162–73.
  12. Rizzo, M. A. Successful treatment of painful traumatic mononeuropathy with carbamazepine: insights into a possible molecular pain mechanism. / M. A. Rizzo. // Neurol Sci. — 1997. — № Nov 6. — С. 152(1):103–6.
  13. Ralf Fighting neuropathic pain with botulinum toxin A / Ralf 7, Binder Andreas. // The Lancet Neurology. — 2016. — № February 29.
  14. Safety and efficacy of repeated injections of botulinum toxin A in peripheral neuropathic pain (BOTNEP): a randomised, double-blind, placebo-controlled trial / Attal Nadine, C,de Daniel, Adam Frédéric [и др.]. // The Lancet Neurology. — 2016. — № 15(6). — С. 555–65.
  15. Treatment of localized post-traumatic neuropathic pain in scars with 5 % lidocaine medicated plaster / Correa-Illanes Gerardo, Calderón Wilfredo, Roa Ricardo [и др.]. // Local Reg Anesth.. — 2010. — № 3. — С. 77–83.
  16. Venlafaxine for neuropathic pain in adults. / Helen,C,Gallagher 6, M. G. Ruth, Butler Michelle [и др.]. // Cochrane Database Syst Rev.. — 2015 Aug. — № 23;(8). — С. CD011091.
Основные термины (генерируются автоматически): пациент, группа, группа плацебо, лечение, болевой синдром, боль, метод лечения, периферический нерв, побочный эффект были, токсин А.


Ключевые слова

посттравматическая нейропатия, фармакотерапия нейропатии, неврома
Задать вопрос