Признание права как корпоративный способ защиты | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №15 (357) апрель 2021 г.

Дата публикации: 06.04.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Скоробогатова, К. Д. Признание права как корпоративный способ защиты / К. Д. Скоробогатова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 15 (357). — С. 264-266. — URL: https://moluch.ru/archive/357/79799/ (дата обращения: 19.04.2021).



Судебная практика арбитражных судов Российской Федерации свидетельствует о том, что такой общегражданский способ защиты прав как признание права, предусмотренный статьей 12 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), может применяться и для защиты корпоративных прав при условии, если отсутствуют спор в отношении доли (акции), а также другие эффективные способы защиты.

В юридической литературе сложились неоднозначные мнения относительно возможности применения данного способа защиты в связи с тем, что доля (акция) не являются объектом права собственности [3], следовательно, предъявление требования о признании права на право представляется нецелесообразным [2].

В процессе реформирования гражданского законодательства Федеральным законом от 30 декабря 2008 года № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) были внесены изменения, в результате которых на законодательном уровне был закреплен такой специальный способ защиты как признание права на долю или часть доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью с одновременным лишением права на такую долю или часть доли добросовестного приобретателя.

Так, согласно пункту 17 статьи 21 Закона об ООО, если доля или часть доли в уставном капитале хозяйственного общества возмездно приобретена у лица, которое не имело права ее отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), лицо, утратившее долю или часть доли, вправе требовать признания за ним права на данные долю или часть доли в уставном капитале общества с одновременным лишением права на данные долю или часть доли добросовестного приобретателя при условии, что данные доля или часть доли были утрачены в результате противоправных действий третьих лиц или иным путем помимо воли лица, утратившего долю или часть доли.

Исходя из изложенного, требование о признании корпоративных прав представляет собой требование о подтверждении наличия или отсутствия корпоративного правоотношения, предъявляемое для установления факта принадлежности потерпевшему корпоративных прав, когда такие права оспариваются или не признаются.

В доктрине в качестве общего условия применения признания права как способа защиты корпоративных прав выделяют наличие самостоятельного юридического интереса, подтвержденного в судебном порядке. Предъявляя требование о признании корпоративного правоотношения, юридическим интересом для истца является стремление быть участником такого правоотношения в целях осуществления прав участия в корпорации.

Следует отметить, что пунктом 3 статьи 65.2 ГК РФ также установлены правила и условия предъявления требования о признании корпоративного правоотношения (восстановлении корпоративного контроля) как способа защиты. Таким образом, участник коммерческой корпорации, утративший право участия в ней помимо своей воли вследствие противоправных действий третьих лиц, имеет право предъявить иск о признании принадлежащих ему корпоративных прав, перешедших к иным лицам, с выплатой справедливой им компенсации.

При изучении признания права как корпоративного способа защиты возникает вопрос о пределах его использования и соотношении с иными гражданскими способами защиты прав. Исследование арбитражной практики показывает, что иск о признании корпоративных прав зачастую смешивается с требованиями о признании сделки или решения собрания недействительными и о применении последствий их недействительности. Например, Девятый арбитражный апелляционный суд [7], отменив определение Арбитражного суда города Москвы, указал на то, что судом первой инстанции неправильно были применены последствия недействительности договора купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. В данном случае восстановление прав истца производилось не на основании пункта 2 статьи 167 ГК РФ, а в соответствии с пунктом 3 статьи 65.2 ГК РФ. То есть в рассматриваемом споре действия суда послужили примером того, что применить последствия недействительности сделки возможно не только в виде возврата всего полученного по сделке в натуре в силу пункта 2 статьи 167 ГК РФ, но и в виде выплаты покупателем компенсации в пользу продавца в соответствии с пунктом 3 статьи 65.2 ГК РФ), не восстанавливая при этом продавца в правах участника хозяйственного общества.

В другом деле, нашедшем отражение в Постановлении Президиума ВАС РФ от 3 июня 2008 г. № 1176/08 [8] разрешался спор о признании договора купли-продажи доли в уставном капитале хозяйственного общества недействительным и применении последствий недействительности, которая прекратила свое существование в результате увеличения уставного капитала общества. Итогом рассмотрения данного дела стало принятие решения, послужившее основой для формирования практики по использованию восстановления корпоративного контроля как специального (корпоративного) способа защиты.

Как отмечает С. В. Сарбаш, восстановление корпоративного контроля представляет собой комплексный способ защиты прав, который при наличии конкретных юридических фактов может включать в себя требование о признании права, виндикации, признании сделки недействительной и другое, что позволяет защитить корпоративные права «наиболее прямым, коротким путем, в обход многостадийного, последовательного применения совокупности других способов защиты» [5].

Как следствие рассмотрения вышеуказанных дел полагаем, что требование о восстановлении корпоративного контроля имеет расширительное толкование и для того, чтобы не происходило смешение признания корпоративных прав с другими способами защиты необходимо установить пределы и условия его использования.

Считаем, что при наличии гражданско-правового договора правоотношения спорящих сторон могут быть защищены любыми общегражданскими способами защиты. В таком случае положения пункта 3 статьи 65.2 ГК РФ не применимы.

Требования о реституции и восстановлении корпоративного контроля являются разными по юридической природе и их применение предполагается в различных ситуациях.

Как указывает В. А. Русанова, предусмотренный пунктом 17 статьи 21 Закона об ООО способ защиты является частным случаем специального (корпоративного) способа защиты прав участников корпораций — восстановления корпоративного контроля [4].

По мнению А. С. Старовойтовой, требование о восстановлении корпоративного контроля — частное проявление использования общегражданского способа защиты как признание права [6].

Также следует отметить, что Верховный Суд Российской Федерации придерживается позиции, в соответствии с которой требование о восстановлении корпоративного контроля, предусмотренное в пункте 3 статьи 65.2 ГК РФ, является одним из частных случаев восстановления в первоначальное положение (статья 12 ГК РФ) [9]. Однако примечательно то, что по мнению Верховного Суда Российской Федерации, в силу пункта 3 статьи 65.2 ГК РФ восстановление корпоративного контроля предполагает «возврат доли участия», что отличает его от требования «о признании права», основанного на пункте 17 статьи 21 Закона об ООО.

Считаем, что требование о признании права, основанное на положениях пункта 17 статьи 21 Закона об ООО, является одним из частных случаев признания права, предусмотренного статьей 12 ГК РФ, которое наряду с другими самостоятельными способами защиты, является специальным (корпоративным) способом, предназначенным исключительно для защиты имущественных прав и законных интересов участников корпораций.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что требование о признании права является действенным механизмом защиты корпоративных прав. Дальнейшее совершенствование законодательства, а также урегулирование вопроса об условиях и пределах применения данного способа защиты позволит создать предпосылки для формирования унифицированной судебной практики.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ.
  2. Алещев И. О концепции «восстановления корпоративного контроля» // «ЭЖ-Юрист», 2008, № 36 // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Бабаев А. Б. Методологические предпосылки исследования корпоративных правоотношений // «Вестник гражданского права», 2007, № 4 // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Русанова В. А. Корпоративные способы защиты прав участников хозяйственных обществ: автореф. дис. …канд. юрид. наук: спец. 12.00.03. — Москва, 2012 // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Сарбаш С. В. Восстановление корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2008. № 4. С-75.
  6. Старовойтова А. С. Восстановление корпоративного контроля как способ защиты прав участников юридических лиц. // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 5 июня 2018 г. № 09АП-21178/18 по делу № А40-146494/16.
  8. Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июня 2008 г. № 1176/08 по делу № А14-14857/2004-571/21.
  9. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 07.03.2017 № 308-ЭС16-15069 по делу № А61-1579/2015 // СПС «КонсультантПлюс».
Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, корпоративный контроль, способ защиты, признание, требование, восстановление, корпоративное правоотношение, общегражданский способ защиты, Российская Федерация, Верховный Суд.


Задать вопрос